Пятница, 17.11.2017, 22:20
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

УХОД ПАРОХОДА «МОНГУГАЙ»

В.В.Маркович, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник,
Научно-исследовательский институт военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

УХОД ПАРОХОДА «МОНГУГАЙ»  

АННОТАЦИЯ. Статья посвящена русской военной эмиграции в Китае, где в 1924—1925 гг. произошли инспирированные спецслужбами Советского Союза события, когда проживавшая здесь многочисленная колония в одночасье лишилась парохода, с которым связывала свои надежды на будущее. Очередной успех ОГПУ в борьбе с бывшими белогвардейцами повлиял на окончательное поражение Белого движения, на этот раз уже за кордоном.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Гражданская война в России, русская эмиграция, военная эмиграция, советские секретные службы, пароход «Монгугай», Китай.

 

В апреле 1925 г. русская эмиграция была в очередной раз шокирована чрезвычайным обстоятельством, когда пароход Добровольного флота  «Монгугай», еще недавно стоявший на шанхайском рейде, с десантом в 77 человек из числа забайкальских и оренбургских казаков прибыл в советский порт Владивосток. Таким способом в СССР возвращалась большая группа бывших российских подданных и имущество в виде морского судна.

Это происшествие наделало много шума: если уж некогда боеспособное подразделение дальневосточной белой эмиграции - отряд генерала Глебова  - начал подобным образом терять своих казаков и офицеров, материальную часть, что же говорить о других формированиях? Благодаря документам, которые недавно были опубликованы в очередном томе академического издания «Русская военная эмиграция» [1], мы можем точно установить, какие события этому предшествовали, как проходил побег команды и парохода из Китая, кто принимал Необходимо пояснить, как этот отряд появился в здешних местах. 23 октября 1922 г. флотилия под управлением адмирала Старка4, состоявшая из 25 военных, транспортных и торговых судов, вышла из Владивостока в японский5 порт Гензан6 (Корея). В Гензане пароходы «Монгугай», «Защитник», «Охотск» и катер «Пушкарь» были оставлены адмиралом Старком в распоряжение высаженной им на берег Дальневосточной казачьей беженской группы, остальные суда флотилии отплыли сначала в Шанхай7, а затем в Манилу, где впоследствии были постепенно распроданы.

5 августа 1923 г. после приказа японцев об очистке Гензана от русских беженцев остававшиеся здесь пароходы вышли в Шанхай, куда прибыли 14 сентября 1923 г., и бросили якорь в русле реки Вампу8, в 10 милях от Шанхая.

Чтобы суда не разворачивало приливами и отливами, «Монгугай», «Защитник» и «Охотск» были скреплены между собой стальными тросами. Вследствие злоупотреблений и плохого обращения с командой со стороны командующего Дальневосточной казачьей группой генерала Глебова, 12 августа 1924 г. десант «Монгугай» вышел из подчинения этого генерала и объявил своим начальником атамана Анисимова1.

В сентябре - ноябре 1924 г. столкновения между двумя группировками, возглавляемыми генералами Анисимовым и Глебовым, продолжились. Приметой того времени стали почти ежедневные бои с использованием весел, всевозможных железных предметов и даже камней. Положение еще отягощалось отсутствием средств на содержание команды.
Данное обстоятельство привело к тому, что 4 декабря 1924 г. «ген[ерал] Анисимов через тов[арища] С. Чайкина подал декларацию полпреду тов[арищу] Карахану о переходе на службу к советской [власти] и передаче в распоряжение советского правительства парохода "Монгугай"» [1, с. 667]. Вот ее текст.

«ПЕКИН. Послу СССР в Китае. Гражданину КАРАХАН. ЗАЯВЛЕНИЕ
Мы, нижеподписавшиеся, настоящим заявлением Вам, Гражданин Посол и, что, порывая со всей нашей прежней деятельностью, просим Вас исходатайствовать нам право возвращения на Родину. Мы честно и решительно заявляем, что будем по мере наших сил, кому и где придется, служить и работать на пользу нашей Родины и рабоче- крестьянской власти. Настоящий шаг наш исходит от чистого сердца, и все мы идем на это не по какому-либо принуждению или давлению, а только лишь на основании глубокого нашего убеждения, что Родина наша для своего возрождения после разрушительной гражданской войны нуждается в жертвенном труде и службе своих граждан. Мы твердо убеждены, что всякие попытки к возобновлению гражданской войны в России ничего, кроме вреда, принести нашей Родине не могут. Одновременно передаем в Ваше распоряжение принадлежащее русскому народу и ныне находящееся в нашем фактическом владении имущество, заключающееся в пароходе "Монгугай"».

«28» марта 1925 г. г. Шанхай.
Подписали: 1. Генерал-майор, атаман Анисимов. 2. Личный адъютант, хорунжий Дюскин. 3. Вахмистр Андрей Софронов. 4. Вахмистр Петр Мельников. 5. Вахмистр Александр Игуменцев. 6. Младший урядник Павел Рохмистров. 7. Подхорунжий Хорев Степан. 8. Подпрапорщик Сулейман Кусимбаев. 9. Старший унтер-офицер Исак Мохомодяров. 10. Прапорщик Андрей Семенов. 11. Прапорщик Степан Чернов. 12. Прапорщик Семен Лазарев. 13. Подхорунжий Дмитрий Васильев. 14. Казак Павел Потехин. 15. Казак Александр По- техин. 16. Приказной Константин Ивачев. 17. Казак Жилин Сидор. 18. Казак Алымов Григорий. 19. Прапорщик Юртеев Георгий. 20. Подхорунжий Адриан Тюкавкин. 21. Казак Василий Авдеев. 22. Старший урядник Минхабир Кабиров. 23. Вахмистр Иван Баныциков. 24. Казак Яков Топорков. 25. Прапорщик Павел Синицкий. 26. Старший урядник Василий Щапин. 27. Подхорунжий Иван Долгополов. 28. Прапорщик Михаил Струнин. 29. Прапорщик Петр Щапин. 30. Подхорунжий Павел Кузнецов. 31. Старший урядник Прокопий Зырянов. 32. Казак Кирик Галеев. 33. Казак Петр Кузиков. 34. Казак Очир Бадамаев. 35. Прапорщик Александр Павлов. 36. Младший урядник Ахман Бансурин. 37. Старший урядник Венедикт Маркеев. 38. Фельдшер Григорий Попов. 39. Прапорщик Николай Медведев. 40. Казак Павел Акулов. 41. Старший урядник Михаил Ушаков. 42. Прапорщик Иван Угрюмов. 43. Канонир Михаил Ложкин. 44. Старший Ун. Садык Галеев. 45. Младший Урядник Николай Анфалов. 46. Солдат Хадетулла Разбаев. 47. Прапорщик Сергей Гаев. 48. Василий Гаев. 49. Прапорщик Федор Трифонов. 50. Младший ун.-оф. Дмитрий Коробейников. 51. Рядовой Мальцев Иван. 52. Рядовой Федор К люков. 53. Подхорунжий Александр Белослудцев. 54. Прапорщик Василий Швалов. 55. Прапорщик Николай Трофимов» [1, с. 684-686].

К сожалению, дальнейшая судьба большинства указанных здесь людей неизвестна. Как видно из документа, его подписали далеко не все люди отряда генерала Анисимова, причины этого нам до конца не ясны. Вполне возможно, что они были заняты на каких-либо работах и не смогли поставить свои подписи под документом. Напомним, что подготовка ухода «Монгугая» во Владивосток проходила в условиях повышенной конспирации и была хорошо организована, о чем свидетельствует следующий документ.

«Доклад сотрудника главного агентства Совторгфлота в Китае В.Е. Бабицкого об операции по возвращению военного транспорта "Монгугай" в СССР.

10 марта 1925 г.
Доношу, что 10 марта'25 г. в 6 часов утра я отбыл в Вузунг  на буксирном катере "Александра", имея на борту атамана Анисимова, трех офицеров Оренбургской казачьей группы, четырех матросов, списанных мною с бывш[его] в Шанхае парохода "Симферополь" (вливаемых в состав команды "Монгугая"), т[оварища] Захарова и капитана парохода "Монгугай" Пухтер. Буксирный катер "Александра" был под английским флагом. Подготовка к операции была следующая: 1. Путем ряда приказов и личных бесед атаман Анисимов подготовил своих людей (Забайкальскую группу) к тому, что отделение "Монгугая" от "Охотска" необходимо по двум причинам: а) невозможность соседства с "Охотском", который все время нападает на людей "Монгугая" и старается его захватить; б) необходимость ремонта, что в Вузунге из-за отдаленности мастерских произвести невозможно. 2. Капитан "Монгугая" тов[арищ] Пухтер нами выбран, назначен и является человеком нам вполне преданным. 3. Капитан катера "Александра" гр[ажданин] Алексей Алексеевич Черников, идеологически сочувствующий нам, был заранее подготовлен к возможным осложнениям и дал обещание даже в случае обстрела довести операцию увода "Монгугая" до конца. 4. Пары "Монгугая" для действия врашпиля  были заранее подготовлены, а команда, влитая, соответственно, проинструктирована. 5. Разрешение на переход "Монгугая" из Вузунга в Лунгва  со стороны Комиссара по Иностранным делам было получено лишь словесное (данное при свидетелях). Письменное же разрешение со стороны капитана порта (англичанина) получено не было.

Исходя из того положения, что "Монгугай" стоял в китайских водах (вне района сеттльмента ) и переходил в такие же - разрешение портовых властей нам было насущно необходимо, ибо по существующему положению капитан над портом по поводу ухода "Монгугая" без письменного разрешения мог только протестовать перед тем же Комиссаром по иностранным делам, сам же препятствовать к уходу его не имел права. В 6 часов 45 мин. утра катер "Александра" вошел на Вузунгский рейд. В это время был уже полный отлив. Дислокация кораблей была нижеследующая: пароходы "Монгугай" и "Охотск" стояли посредине реки Вампу, каждый на двух якорях, связанные друг с другом стальными тросами. В трех кабельтовых от "Охотска", ниже по течению, стояла китайская канонерка, наблюдающая за тем, чтобы пароходы не ушли в море. По имевшимся у нас сведениям, на правом борту "Охотска" было установлено одно полевое орудие. Кроме него, имелся один пулемет, достаточное количество винтовок и ручных гранат. На "Монгугае" вооружение было нижеследующее: один трехлинейный карабин с 15-ю патронами, одна берданка  с 7-ю патронами, четыре револьвера, 50 тонн камней на случай попытки команды "Охотск" взять "Монгугай" на абордаж. Кроме того, на "Монгугае" было еще 14 берданок, но патронов к ним не было. Пройдя мимо "Охотска", катер "Александра" подошел к правому трапу "Монгугая". По высадке с буксира на "Монгугай" атамана Анисимова, его людей и четырех матросов, катер же "Александра", имея на борту меня и т[оварища] Захарова, отошел и стал на якорь справа по носу от кит[айской] канонерки. В 7 часов. 15 минут утра по приказу атам[ана] Анисимова назначенные люди ползком пробрались к стальным тросам, соединяющим "Монгугай" с "Охотском", и перерубили их. С падением первого троса "Охотск" открыл по корме "Монгугая" ружейный огонь, сначала залпами, потом беглый. Пустили в ход также пулемет, однако таковой на втором выстреле сдал и перестал работать. "Монгугай" не отвечал. Обстрел продолжался минут 10. С первыми же выстрелами "Охотска" на китайской канонерке была пробита боевая тревога, команда разошлась по орудиям, с которых были сняты чехлы. Освобожденный от "Монгугая" "Охотск" стремительным отливным течением и ветром стал быстро заворачиваться кормой справа и, сев последний на мель, стал поперек реки, выведя тем самым свое орудие из угла обстрела по "Монгугаю". Опасаясь, что китайская канонерка откроет огонь по "Монгугаю", капитан "Александры" Черников по моему приказанию передал на канонерку в рупор, что согласно имеющемуся разрешению кит[айского] комиссара по инделам, пришел уводить на буксире "Монгугай" в Лунгва. Китайское командование, переспросив капитана, действительно ли он пришел за "Монгугаем", а не за "Охотском", разрешило его вести в Лунгва и предупредило, что сейчас пришлет на "Александру" шлюпку с китайскими солдатами. Однако вместо солдат на катер вскоре прибыл китайский морской офицер и, спросив еще раз не пришли ли уводить "Охотск", попросил дать ему для представления своему командиру бумагу, на основании которой капитан пришел за "Монгугаем". На это капитан Черников дал им ордер на перевод "Монгугая" в Лунгва.

Как только "Охотск" развернуло поперек реки, он же спустил вооруженных людей на три шлюпки. Одна пошла вверх по течению и встала по левому борту "Монгугая", несколько выше его, вторая - быстро пошла к левому берегу реки по направлению к управлению Вузунгского капитана над портом (англичанина), третья же подошла к кит[айской] канонерке, но была ею прогнана, после чего заняла место [между] "Охотском" и "Монгугаем". Несколько времени спустя на "Александру" возвратился вновь китайский морской офицер и, возвратив ордер, сообщил, что командир китайской канонерки ничего не имеет против буксирования "Монгугая" в Лунгва. В случае же, если мы попытаемся уводить "Охотск", он откроет огонь. На заявление капитана Черникова, что он просит обратить внимание командира китайской канонерки, что катер его под английским флагом, а потому китайские власти обязаны не допускать его обстрела, китайский офицер ответил, что дерутся русские с русскими, китайцев же не трогают, почему они практически ничего сделать не могут. К этому времени шлюпка, ушедшая на берег, в сторону Управления Вузунгского капитана над портом, возвратилась и заняла позицию по правому борту "Монгугая". Одновременно "Монгугай" успел выбрать левый якорь и поднял условный сигнал, оповещая "Александру" о том, что можно подходить подавать буксир. В 8 час. 20 мин. "Александра" подошла к носу "Монгугая" с правой стороны и начала подавать буксир. Как только люди "Охотска" увидели, что "Александра" подает буксир, шлюпка, находившаяся справа от "Монгугая", приблизилась к катеру и сидевший на ней у руля человек, которого кап[итан] Черников признал за Вузунгского капитана над портом, обратился к Черникову на анг[лийском] языке, заявив ему, что он не имеет права уводить транспорт. На это капитан "Александры" ответил, чтобы тот не вмешивался не в свое дело и не мешал ему выполнять то, что ему приказано его обществом. После такого заявления шлюпка отошла несколько в сторону и затем открыла по "Монгугаю" частый огонь из винтовок. Одновременно с ней открыл огонь "Охотск" и две другие шлюпки.

"Монгугай" сначала на огонь не отвечал, но когда был тяжело ранен нач[альник] десанта войсковой старшина Петров, огонь, по приказанию тов[арища] Анисимова, был открыт, причем было достаточно шести выстрелов, чтобы «охотские» шлюпки, попадания в которые безусловно были, размахивая руками и что-то крича, быстро стали уходить к себе на пароход. Вскоре после этого "Монгугай" выбрал правый якорь, и "Александра" беспрепятственно повела его на буксире в Лунгва. Согласно моему распоряжению, во время следования "Монгугай", согласно морскому уставу, салютовал флагом всем иностранным военным судам. [В] 14 часов транспорт «Монгугай» стал на оба якоря в Лунгва, несколько выше китайского арсенала. Согласно моему распоряжению, тяжело раненный войсковой старшина Петров немедленно был доставлен катером "Александры" на Таможенную пристань для отправки в госпиталь. Казаки во время боя держались хорошо, влитый же нами элемент безукоризнен, заслужив всеобщую похвалу.
10 марта'25 г. (подпись)» [1, с. 678-682].

Очевидно, что автор этого доклада В.Е. Бабицкий, бывший лейтенант Российского императорского флота, являвшийся в 1925 г. сотрудником главного агентства Совторгфлота в Китае, сыграл в успешном завершении данной специальной операции одну из главных ролей. Судя по тому, что материалы В.Е. Бабицкого отложились в архиве Службы внешней разведки, он, вероятно, выполнял эту задачу в интересах советской разведки.

 

1Анисимов Николай Сергеевич (1877-1931) - активный участник гражданской войны, генерал-майор (1919), заместитель Оренбургского казачьего атамана с 1920 г. По возвращении из эмиграции в 1931 г. репрессирован; реабилитирован посмертно.
2 Река в г. Шанхай (Китай).
3 Имеется в виду брашпиль (нидерл. Braadspil) - палубный механизм лебёдочного типа, представляющий собой (в простейшем варианте) горизонтальный ворот. Используется для подъема якорей и создания натяжения тросов при швартовке.
4 К месту ремонта парохода.
5 Специальные кварталы в отдельных городах Китая, сдававшиеся в XIX - начале XX вв. иностранцам в аренду.
6 Однозарядная винтовка, стоявшая на вооружении Русской армии в XIX в.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов : документы и материалы. Т. 7. Восточная ветвь. - Курск : ЮЗГУ, 2015.

Известия ВГПУ. Педагогические науки № 1(270), 2016

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (31.08.2016)
Просмотров: 216 | Теги: МОНГУГАЙ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь