Суббота, 21.10.2017, 06:03
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ К. МАРКСА: ПРЕДМЕТНО - ЭНЕРГИЙНЫЙ ПОДХОД К МОДЕЛИРОВАНИЮ ИДЕАЛА ГРАЖДАНИНА

А. Б. Невелев, доктор философских наук, профессор, А. Я. Камалетдинова

ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ К. МАРКСА: ПРЕДМЕТНО - ЭНЕРГИЙНЫЙ ПОДХОД К МОДЕЛИРОВАНИЮ ИДЕАЛА ГРАЖДАНИНА

Задача статьи наметить в первом приближении подходы к использованию методологии теории стоимости в моделировании идеала гражданина. К. Маркс разработал методологию перевода внешнего отношения в мыслительную форму (внутреннее отношение). Полюса мыслительной формы (относительный и эквивалентный) могут быть интерпретированы в их генезисе как логическое резюме становления идеала

Ключевые слова. Внутреннее и внешнее отношение, относящиеся стороны, мыслительная форма, относительный полюс мыслительной формы, эквивалентный полюс мыслительной формы, предметность, энергийность, человек, идеал гражданина.

 
Идеал на то и идеал, что фиксирует предельное совершенство, чего бы то ни было. Совершенство, которое избавлено от многообразия далёких от него случайностей чувственно конкретного мира. Идеал выступает идеализированным конструктом, обладающим способностью внутренней детерминации деятельности. Он не может быть не учтен в таком важнейшем вопросе, как моделирование становления гражданина и, прежде всего, в вопросе моделирования предельных ориентиров этого становления. Избавленное от исторических случайностей моделирующее рассмотрение идеала гражданина есть рассмотрение «в чистом виде», т.е. преимущественно логическое. Классическим примером теоретического, диалектико-логического моделирования исторического процесса является «Форма стоимости» К.Маркса. Методологический потенциал, заложенный в этой работе, думается, почти не используется в современных исследованиях общественной жизни. Между тем, методология «Капитала», хотя бы в той её части, которая связана с рассмотрением становления форм стоимости, остается весьма конструктивной для исследования современности, и значимость её будет только возрастать. «Чистый вид» исторического развития мирового рынка представлен в «Капитале» «Формой стоимости» и «Формой прибавочной стоимости». Эти две формы играют роль системы координат, в которую вписывается конкретно-исторический экономический процесс. Но их методологическая значимость выходит далеко за рамки экономической проблематики. В частности, мы считаем методологически конструктивным применение этих ходов Марксовой мысли для исследования предметно-энергийной идентичности гражданина. Напомним в этой связи, что формы прибавочной стоимости трактовались К.Марксом как «экономические маски» собирателя сокровищ, ростовщика, купца, пролетария, промышленного капиталиста, банкира. Почему бы не применить ту же методологию для исследования форм гражданской определенности, для моделирования идеала гражданина. Задача нашей статьи наметить в первом приближении подходы к использованию методологии теории стоимости в исследовании идеала гражданина. Начнем несколько издалека, с вопроса о внешних и внутренних отношениях, которые задают предметную идентичность человека. Это нас выведет как раз на методологию формы стоимости.

Б. Рассел в работе «Моё философское развитие» отмечает: «.Идеализм и монизм тесно связаны в учении об отношениях, дистиллированном Бредли из философии Гегеля. Я назвал его учением о внутренних отношениях, а собственные взгляды - учением о внешних отношениях. Согласно учению о внутренних отношениях всякое отношение между двумя членами выражает прежде всего внутренне присущие им свойства, а в конечном счете - свойство того целого, которое они образуют... Именно с такого рода учениями я и сражался... Предположение, что пространство и время существуют только в моем уме, меня душило: я любил звездное небо даже больше, чем моральный закон, и Кантовы взгляды, по которым выходило, что моя любовь лишь субъективная фикция, были для меня невыносимы. В первом порыве освобождения я стал наивным реалистом и радовался, что трава действительно зеленая, вопреки мнению всех философов, начиная с Локка» [1. C. 11, 17].

Не вдаваясь пока в различие внутреннего и внешнего отношений, отметим, что отношение как таковое представляется нам как единство различенного, и различенность единого. Отношение предполагает опосредование различных, и различие опосредованных независимо от качества различий. Б.Рассел, выступая против внутренних отношений, позитивистски акцентирует различие относящихся сторон, в то время как его философские оппоненты акцентируют их единство. Представляется естественным, учитывая свою правоту оппонирующих сторон, осознать именно самое операцию смены акцента, высвечивание вниманием исследователя, попеременно, то относящиеся стороны, то их отношение. От того, что внимание переводится с одного на другое, не изменяется сам факт, что относящиеся стороны и отношение между ними даны вместе. Свое другое дано как актуально присутствующая «тень», необходимый онтологический фон понимания определенности каждого из рассматриваемых моментов. Отметим и то, что отношение как таковое можно фиксировать только мыслью: «Вообще отношения можно только мыслить, если их хотят фиксировать в отличие от тех субъектов, которые находятся между собой в тех или иных отношениях» [2. C. 84]. Тут (при фиксации мыслью) и возникает различие внутреннего и внешнего отношения.

Понятно, что границей внешнего и внутреннего выступает сам индивидуальный человек. Мысль - в нем (как внутреннее), отношение - вне его (как внешнее). Во внешнем отношении человек занимает позицию стороны этого отношения (части его), во внутреннем отношении человек занимает позицию энергийного центра, позицию самого отношения (как целого). Энергийность понимается нами как деятельная способность человека.

Во внешнем отношении довлеют стороны (части) отношения над ним самим (над целым). Во внутреннем отношении (мыслительной форме) довлеет само отношение (целое, центр, переживание отношения как таковое) над его сторонами (над частями, предметами переживания).

Таким образом, методологической процедурой, выражающей перевод отношения в мыслительную форму (перевод, постоянно происходящий в повседневной жизни человека) будет смещение акцента с относящихся сторон на само деятельное, энергийное отношение. Жизнь индивидуального человека как бытие во времени «стирает» определенность относящихся сторон, выводя для человека на первый план суть самого отношения (как такового).

Это «стирание», схематизация сторон отношения (как «вертикальный» результат жизненного пути) выражается в их символизации, обозначении, категоризации. В качестве символов, знаков, категорий относящиеся стороны представлены в мыслительной форме, служа задачам выражения ее сути как отношения (как образа целого). Мыслительная форма как структура мысли выражает эти отношения.

Прежде, чем отвлечь отношение от взаимодействующих сторон, надо чтобы оно было действительным сцеплением этих сторон. Многократно повторяясь, универсализируясь, взаимодействие закрепляется в относительно устойчивых «фигурах», представляемых субъекту сторонами действительного взаимодействия. Каждая из сторон вне непосредственного взаимодействия представляет субъекту это отношение. Отношение в этом случае существует в качестве представления, «отягощенного» телом относящейся стороны. Тут кроется противоречие «неравенства самому себе» (К. Маркс): отношение как таковое должно быть фиксировано в его определенности особо, вне относящихся сторон, но, в то же время, его нельзя представить иначе, как посредством определенной вещи (символа, знака). Поэтому по мере развития отношений подготавливается «отслаивание» отношения от относящихся сторон и «срастание» его с избранной (объективно) вещью.

Иначе говоря, противоречие разрешается тем, что полагает себя в новой форме: из совокупности особенного бытия, охваченного отношением, выделяется такое, которое в качестве «третьего» несет функцию проявления, выражения отношения как такового. Редукция мыслительной формы к отношениям есть подчеркивание тождества их и отношений, но поскольку нельзя не учитывать специфический способ бытия мыслительных форм, постольку они и отношения являются непосредственно различными.

Мыслительная форма - это отношение, но такое отношение, которое обрело известную самостоятельность от вступающих в отношение сторон. Она есть идеализированное отношение. Относящиеся стороны в нем «стерты», схематизированы, сжаты до простоты вариантов развертывания «оторвавшегося» от них отношения. Таким образом, различение мыслительных форм и отношений - следующая за отождествлением познавательная процедура. Как следует из методологии редуктивно - предметного (М. К. Мамардашвили) выражения массового сознания в мыслительной форме, отношения, которые складываются в реальной жизнедеятельности индивидов, даны вместе с их мыслительными формами. Становление и развитие действительных отношений сопряжено со становлением и развитием мыслительных форм.

Мыслительная форма, обретая силу предрассудка, с одной стороны, консервирует специфику сопряженной с нею связи элементов действительности, реальной жизнедеятельности индивидов, с другой стороны, насыщается энергией этой жизнедеятельности, возможной деятельной способностью, обретающей в рамках мыслительных форм известную самостоятельность по отношению к определенности действительных связей.

Анализ сопряженного развития мыслительных форм и отношений предполагает, что сами по себе мыслительные формы не имеют истории. Развивающая их инициатива исходит от изменения места индивидов в системе их реальной жизнедеятельности. В этом случае появляется возможность рассмотрения мыслительной формы исторически, взятия ее как со стороны возникновения, так и со стороны прехождения.

В результате методологических процедур отождествления отношений и мыслительных форм и их различения по способу бытия, а также - совмещения (сопряжения) мыслительных форм и отношений мы получаем идеализированный объект, конструкт для методологической работы в русле обсуждаемых проблем.

Для того, чтобы показать, что моменты этого идеализированного объекта органично сочетаются между собой, предпримем более детальный анализ названных познавательных процедур. Отождествление есть редукция мыслительных форм к действительным отношениям. Различение есть выведение мыслительной формы в ее определенности из действительных отношений. Совмещение (сопряжение) предполагает, во-первых, эмпирическую фиксацию конкретно-исторического основания мыслительных форм (отношений) индивида, во- вторых, с помощью этого конкретно фиксированного основания осуществляется поляризация мыслительных форм на их индивидуально значимые полюса, находящиеся в отношении взаимополагания и взаимоисключения.

Требует пояснения процедура совмещения (сопряжения). Её достаточные основания коренятся в реальной жизнедеятельности индивидов. С помощью основания мыслительных форм (культурного опосредования) в ходе совместной с другими людьми социокультурной деятельности индивид отождествляет себя с какими-то людьми и различает себя с другими. Те люди, с которыми индивид себя отождествляет (идентифицирует), выполняя роль одного из моментов (полюсов) его мыслительных форм, является активным, деятельно относящимся, инициативным полюсом любой его мыслительной формы, воплощенным знанием индивида о себе.

Люди, с которыми индивид себя различает, выполняют роль другого, пассивного полюса его мыслительных форм, эквивалента деятельности тех, с которыми индивид себя идентифицирует. Они воплощают знание индивида об «инобытии» его деятельности. Указанные объективные моменты дают основание для того, чтобы и в познавательной процедуре совмещения (сопряжения) отношений и мыслительных форм индивида осуществить выделение полюсов мыслительных форм.

Поясним мысль о дифференциации мыслительной формы на полюса следующими ссылками. «Два лица, - говорит Л. Фейербах, - необходимы для порождения человека, как в физическом, так и в духовном смысле» [3. С. 190]. К. Маркс: «В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родился без зеркала в руках и не фихтеанским философом «Я есмь я», то человек сначала смотрится, как в зеркало в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относится к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода «человек». [4. C. 62].

Рассмотрим последнее высказывание внимательнее. Человек Павел, в которого смотрится человек Петр, с которым он себя идентифицирует, не изолирован от своей Среды. Следовательно, с одной стороны, он находится в связи с вещами (с миром в целом), с другой стороны, - в связи с другими людьми, отличными от Павла и, соответственно, Петра, который себя с ним идентифицирует. Значит, человек Петр не только идентифицирует себя с человеком Павлом (относится к нему «как к себе подобному»), но и отличает человека Павла от вещей (от мира в целом) и от всех других людей.

Павел, взятый в его отношении к вещам, составляет форму естественного (натурального) сознания Петра, естественной мыслительной формы. Павел, взятый в его отношении к другим людям, составляет форму общественного сознания, общественной мыслительной формы Петра. Петр через отношение отождествляет себя с Павлом и отличает от других людей, от мира. «Природа» и «Павел» есть полюса натуральной мыслительной формы Петра, «другие люди» и «Павел» есть полюса общественной мыслительной формы Петра.

Павел, с которым себя идентифицирует Петр, выступает относительной формой натуральной и общественной мыслительных форм Петра. Природа и всякий другой человек (кроме Павла), от которого отличает себя Петр, есть эквивалентные полюса (эквивалентные формы) натуральной и общественной мыслительных форм Петра, предметы активного отношения со стороны относительного полюса его мыслительных форм. Таков результат процедуры смещения акцента с относящихся сторон на само отношение, превращающей действительное отношение в мыслительную форму индивидуального человека.

В свою очередь, природа и человечество, опосредованные в отношении между собой культурой, в конечном счете, могут слиться для мыслительной формы индивида в полюс мира (предмета, эквивалента вообще). Это слияние натурального и общественного типов мыслительных форм индивида, в котором очеловечивается природа и натурализуется человек. В этой предельной (универсальной) мыслительной форме преодолевается раздробленность предмета (мира) в сознании человека.

По мере того, как во всем своем действительном объеме обнаруживается человеческая значимость природы и естественность корней человека, в мыслительной форме человеческого индивида преодолевается глобальная раздробленность его самоидентификации и, соответственно, - глобальная разобщенность энергии жизненных влечений (любви). «Павел» (человек вообще, родовое существо) как относительный полюс мыслительной формы Петра предстает в своей абсолютно абстрактной (предметно неопределенной) значимости как просто любящее вообще (влекомое страстью) указывание на мир, универсум.

Относительная форма универсальной (предельной) мыслительной формы превращается в функцию внутренне неразличимого указывания («ничто - указывание»), а ее эквивалентная форма предстает в функции всего (бытия как такового), репрезентирующего универсум. Энергия жизненных влечений (любви) индивидуального человека («Петра») достигает при этом своих абсолютных значений. Человек рождается для мира, т.е. для любви к универсуму. Оба значения русского понятия «мир», как согласие (любовь) и как универсум получают тут свое взаимосвязанное понимание.

В непосредственно совместной повседневной деятельности человека с другими людьми, деятельность других имеет не только некоторый осязаемый результат, но и идеализированный результат в виде акта мысли человека. Другие люди составляют живую форму сознания человека, язык его реальной жизни. В опосредованно совместной деятельности деятельность других людей представлена в овеществленном, опредмеченном виде как схема, как застывшая форма. В таком случае сам человек выступает оживляющей формой своего мышления, действуя «как другой». Несмотря на то, что это его мыслительная форма, она обладает известной независимостью от человека. Это ясно из описанного выше способа бытия мыслительной формы. «Его собственная чувственность существует для него самого, как человеческая чувственность, только через другого человека [5. C. 124-125]. Полученный в результате процедур редукции, выведения и совмещения идеализированный объект схватывает сопряженность бытия мыслительной формы и действительного отношения. Они, взятые в единстве, налагают на процесс мышления исторические генетические ограничения, очерчивают его пространственно-временной континуум. Границы теоретического рассмотрения получают структурно-генетическую и историческую обусловленность. Из сказанного следует, что генезис отношения, структура которого была указана, необходимо сопряжен с генезисом мыслительных форм (структурой мысли). При этом методологическое смещение акцентов со сторон отношения на само отношение выражается в структурном рассмотрении сторон как полюсов внутреннего отношения, полюсов мыслительной формы.

Во внешнем отношении, например, в своей реальной гражданской жизни человек втянут (захвачен) в окружающую жизнь как ее сторона (часть), во внутреннем отношении (в мыслительной форме, например, в идеале гражданина) жизнь человека втягивает (захватывает) в себя (в качестве центра, целого) все относящиеся стороны окружающей жизни.

Этапы генезиса мыслительных форм, связанные с универсализацией их предметности, есть вместе с тем и этапы генезиса индивидуальной жизни человека, энергии его любви (жизненных влечений), его бытия. Мыслительная форма онтологически как предметная форма индивидуальной человеческой жизни имеет, таким образом, в себе единство двух моментов: предметного и энергийного. Оба они в их взаимной коррелированности не могут не быть учтены при обсуждении любых философских проблем, тем более, - при обсуждении такой кардинальной проблемы как моделирование идеала гражданина.

Список литературы

1. Рассел, Б. Моё философское развитие / Б. Рассел // Аналитическая философия: избранные тексты. - М.: Изд-во МГУ, 1993. - 181 с.
2. Маркс, К. Критика политической экономии (черновой набросок 1857-1858 годов) / К. Маркс // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Т. 46, ч. I. - М.: Политиздат, 1968. - С. 84.
3. Фейербах, Л. Основные положения философии будущего / Л. Фейербах // Фейербах Л. Избранные философские произведения: в 2 т. - Т. 1. - М.: Госполитиздат, 1955. - С. 190.
4. Маркс, К. Капитал / К. Маркс // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Т. 23. - М.: Политиздат, 1973. - С. 62.
5. Маркс, К. Философско-экономические рукописи 1844 г. / К. Маркс // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Т. 42. - М.: Политиздат, 1974. - С. 124-125.

Вестник Челябинского государственного университета
Философия Социология Культурология Выпуск 37. № 19 (374) 2015

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (06.07.2017)
Просмотров: 49 | Теги: редметность, энергийность | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь