Пятница, 09.12.2016, 16:31
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

«СОЮЗ ХРИСТИАНСКОЙ ПОЛИТИКИ» С.Н. БУЛГАКОВА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ В РОССИИ ХРИСТИАНСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

«СОЮЗ ХРИСТИАНСКОЙ ПОЛИТИКИ» С.Н. БУЛГАКОВА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ В РОССИИ ХРИСТИАНСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

Е.Я. Засядь-Волк

Революционные события 1905 г в России вынудили императора Николая II принять решение о создании общенационального представительного органа - Государственной Думы и легализировать деятельность политических партий и объединений. После обнародования Манифеста 17 октября 1905 г. в России быстрыми темпами начали возникать политические партии как оппозиционного, так и консервативного направления. В среде русской религиозной интеллигенции также была предпринята попытка создания своей партии – «Союза христианской политики» (СХП).

Идея создания «Союза» принадлежала Сергею Николаевичу Булгакову – выдающемуся русскому философу, экономисту, социологу и богослову.

К 1905 г. С.Н. Булгаков уже имел опыт участия в организации политической партии. В августе 1903 г. он участвовал в нелегальном съезде, на котором было положено начало «Союзу освобождения». В последующие годы С.Н. Булгаков тесно сотрудничал с «Союзом», сочувствовал его политической программе. Задумываясь над необходимостью создания новой политической партии, С.Н. Булгаков понимал, что рождению партии предшествует длительный латентный период существования ее идей и протопартийных структур. Но особенности реальной политической ситуации в России не позволяли откладывать процесс создания партии в отдаленное будущее.

Под первым впечатлением от Манифеста 17 октября 1905 г. С.Н. Булгаков написал А.С. Глинке: «Итак, конституция! Стало быть, идем в открытый бой с драконом, и да укрепит Бог наши слабые силы! Я сейчас… всецело захвачен мыслями о Союзе христианской политики. Интересные письма по этому поводу получаю, об организации учредительного съезда, вообще этой черновой, но неотложной деятельности»[1].

В 1905 г. в журнале «Вопросы жизни» появилась статья С.Н. Булгакова «Неотложная задача», в которой были раскрыты основные положения программы «Союза христианской политики». Работами, разъясняющим платформу СХП стали также написанные С.Н. Булгаковым в 1905-1906 гг. статьи «Религия и политика», «Церковь и государство», «Церковь и культура», «Церковь и социальный вопрос».

В статье «Неотложная задача», С.Н Булгаков замечал, что Россия переживает критический период своей истории, когда предопределяется на долгие годы ее духовная и общественная жизнь. Поэтому неучастие в жизни страны, по мнению С.Н Булгакова, было бы преступно[2]. Для принципиального индифферентизма к политике и общественности, считал С.Н. Булгаков, не может быть оправданий. Напротив, безучастие к политике является, по его мнению, не только невыполнимым, но и противохристианским.

С.Н. Булгаков считал, что история в христианском учении – это богочеловеческий процесс, в котором собирается и организуется единое человечество. Для решения этой задачи необходимо воздействие на общественные формы и на внешние отношения  людей между собою, необходима не только личная, но и социальная мораль, т. е. политика. «Политика, - писал С.Н Булгаков, - есть средство внешнего устроения человечества, и в этом смысле средство хотя и преходящего значения, но неоспоримой важности. Поэтому христианин не может и не должен быть индифферентен к задачам политики и общественности, выдвигаемым современностью»[3].

Христианская политика (это выражение прямо заимствовано у Вл. Соловьева) рассматривалась С.Н. Булгаковым как конкретизация заветов Христа, осуществление его заповедей (любовь к ближнему, справедливость и признание абсолютной ценности личности).

Идеалы или конечные, абсолютные цели христианской политики, писал С.Н. Булгаков, даются религией, средства же для реализации этих целей относительны и могут меняться, эти средства должны быть найдены разумом или наукой, но не должны противоречить целям. Руководящей нормой в области как политических, так и экономических отношений должен был стать, по мнению С.Н. Булгакова, идеал свободы личности и уважения человека к человеку[4].

Основой политического устройства страны должен стать, считал С.Н. Булгаков, по-христиански понятый западный правовой либерализм: «Христианской формой правления по преимуществу является никоим образом не деспотический автократизм татарско-турецкого типа, возведенный в этот ранг Византией и раболепствующей официальной церковью, но федеративная демократическая республика, как это хорошо понимали в своё время английские диссиденты, эмигрировавшие в Америку. Какова бы ни была форма политического устройства, она должна ограждать естественные священные права человеческой личности, свободу слова, свободу совести, свободу общения людей между собою, иначе говоря, свободу союзов и собраний и т. д. и должна исключать сословные и всякие иные привилегии, нарушающие правовое равенство людей. Эти права должны быть аксиомой христианской политики»[5].

С.Н. Булгаков жестко критиковал современный ему капитализм. Если недопустимо политическое порабощение, писал С.Н. Булгаков, то еще менее простительно экономическое порабощение, как более жестокое и унизительное превращающее человека в вещь и средство для удовлетворения низших потребностей. Поэтому необходимо стремиться к уничтожению капиталистического строя в худших его проявлениях, а нормой имущественных отношений должны стать общность имуществ, коммунизм, которые существовали во времена первых веков христианства[6].

На принципе любви к ближнему должна была основываться и христианская социальная политика: «Христова заповедь: одеть холодного, накормить голодного, посетить заключенного в тюрьме — исполняется в настоящее время более чем в какой бы то ни было другой форме посредством сложной социальной техники — социального законодательства, рабочих организаций, стачек, кооперативного движения»[7].

С.Н. Булгаков призывал активно вмешиваться в социальную борьбу, а для этого необходимо было разбираться в общественной жизни, уметь определять какая из социальных групп является угнетенной, на чьей стороне социальная справедливость. Он писал: «В великой социальной борьбе наших дней, в которой на одной стороне стоит сила владения капитала, а на другой — эксплуатируемые и неимущие представители труда, страдающие и от безработицы, и от недостатка, и от порабощения, и от непосильного труда, Христова заповедь… решительно повелевает стать на сторону труда. В этом смысле классовая политика, т. е. политика, сознательно преследующая защиту рабочих масс против их сильных угнетателей есть единственно возможная форма христианской политики для данного момента»[8]. (37)

С.Н. Булгаков полагал, что в существующий момент бесполезно вырабатывать конкретную практическую программу христианской политики, т.к. она уже выработана гуманистическим движением, бессознательно выразившим основные требования христианской политики. Он предлагал принять практические предложения программ демократических и социалистических партий, которые достаточно подробно разработаны и не противоречат религиозным идеалам.

В рабочем вопросе, полагал С.Н. Булгаков, сторонники христианской политики могут принять любую из существующих программ социалистической или конституционно-демократической партий, так как существенной разницы между этими программами нет.

С.Н. Булгаков считал необходимым развитие социального законодательства: развитие взаимопомощи рабочих в форме рабочих касс, союзов и коопераций, создание организации для политических целей и для просвещения трудящихся. Все это должно было, по его мнению, подготовить практический и постепенный переход к коллективизму.

Одно из наиболее важных требований христианской политики состояло, полагал С.Н. Булгаков, в проведении налоговой реформы в духе социальной справедливости. В результате такой реформы государственные доходы должны были формироваться в основном за счет имущих классов. Предполагалось расширение прямого налогообложения за счет косвенного, введение прогрессивного подоходного налога, увеличение наследственного налога.

Самым сложным и трудным для России, по мнению С.Н. Булгакова, был аграрный вопрос. На первом этапе его решения следовало принять аграрную программу партии кадетов (увеличение крестьянского земельного фонда путем изъятия земель, принадлежащих частным владельцам (за выкуп), монастырям и государству). Однако в дальнейшем следовало разработать программу настоящего аграрного социализма[9]. Сам С.Н. Булгаков это сделать не успел.

С.Н. Булгаков отмечал, что цели христианской политики должны быть признаны представителями всех конфессий. Так как в их основе лежит всеобщая заповедь любви к ближнему, то дело христианской политики должно стать делом «междувероисповедным» и всенародным.

В отношениях к другим партиям С.Н. Булгаков был осторожен, он призывал поддерживать требования демократического движения до тех пор, пока оно стремится воплотить христианские заветы любви, свободы и равенства.

Реализация целей христианской политики была возможна, по мнению С.Н. Булгакова, лишь путем создания христианской общественности. Именно поэтому он считал необходимым организовать сообщество единомышленников всецело преданных идеям христианской политики, имеющего основной своей задачей оказание влияния в истинно христианском духе на общественную жизнь.

В качестве ближайшей цели для «Союза христианской политики» С.Н. Булгаков определил борьбу против антирелигиозных или атеистических принципов, лежавших в основе программ так называемых прогрессивных демократических партии. Но при этом он признавал возможность осуществления практических предложений, содержащихся в программах этих партий. Для реализации этих предложений «Союз христианской политики» должен работать вместе с существующими социалистическими и демократическими партиями. Главная задача «Союза», по мнению С.Н. Булгакова, должна была состоять скорее в создании очага идейной пропаганды, а не политической партии как таковой[10].

В «Союз христианской политики» могли вступить все, принимающие основные требования христианской политики, независимо от их вероисповедания. Как любая другая политическая организация, «Союз» должен был быть структурирован: необходимо было проводить регулярные съезды, а на время между ними иметь исполнительное бюро; иметь административные службы, принимать от членов организационные взносы и т.д. Еще не существующий устав «Союза» должен был быть окончательно разработан и принят во время учредительного съезда.

В городах и деревнях, среди интеллигенции и народа должны были быть созданы объединения тех, кто разделяет цели «Союза». Члены «Союза» должны были организовывать небольшие группы и ассоциации среди рабочих, среди крестьян и пропагандировать цели «Союза», требования христианской политики. Такая работа в народе рассматривалась как самая важная, но также и как самая трудная задача будущего. Здесь следовало обратиться к опыту Западной Европы.

Не менее важной задачей для С.Н. Булгакова было издание соответствующей литературы, и особенно выход регулярной прессы для ознакомления желающих с задачами «Союза христианской политики». Планировалось создание еженедельника, который должен был регулярно освещать наиболее важные политические события, рассматривая их с христианской точки зрения. Так же предполагалось создание серии текстов и брошюр, предназначенных для интеллигенции и для народа. Девизом союза была провозглашена формула «Бог и народ»[11].

С.Н. Булгаков понимал, что в условиях постоянного изменения политической ситуации определение практических задач «Союза» может совершаться лишь в зависимости от требований момента. Своим читателям и единомышленникам он предлагал присылать свои точки зрения и предложения в редакцию «Вопросов жизни».

Идеи «Союза христианской политики» на некоторое время сплотили небольшой круг единомышленников, среди которых были «молодые неославянофилы» кружка М.А. Новоселова - Н.А. Бердяев, А.В. Карташев, А.С. Глинка (Волжский), А.С. Аскольдов, священники К.М. Аггеев, П.В. Цветков и другие.

Но действительного «союза» не получилось. В.П. Свенцицкий, В.Ф. Эрн и др. требовали большего радикализма, революционизма. Их не устраивала основная идея «Союза» — стремление образовать широкое внефракционное общественное течение, сплоченное преданностью интересам народа. Они создали нелегальное «Христианское братство борьбы», явно выраженного экстремистского типа.

Программа «христианской политики» не нашла поддержки и в кадетской среде. Для этого существовало как минимум две причины. Во-первых, некоторые представители партии кадетов видели в ней посягательство на кадетский приоритет в представительстве интересов наиболее широких слоев граждан России. Во-вторых, неприемлема была идея именно «христианской» политике, т.к. она представляла потенциальную угрозу единству партии. Хорошо известно, что кадеты искали социальную опору среди верующих разных конфессий и даже атеистов.

В статье 1906 г. «Несколько слов по поводу статьи С.Н. Булгакова» П.Б. Струве писал о различии идейно-теоретических основ партии «народной свободы» и зарождающейся партии «христианского социализма». П.Б. Струве отмечал: «С.Н. Булгаков впал в ошибку в двух направлениях. Во-первых, он упустил из виду, что связь политики с церковною или вероисповедной религиозностью по существу есть всегда двойное злоупотребление: политикой – во имя религии и религией – во имя политики. Во-вторых, С.Н.Булгаков забывает, что всякая сколько-нибудь глубокая и искренняя политика, как бы она ни была по видимости безрелигиозна, - по существу близка к глубочайшей внутренней субъективной религиозности»[12]. По мнению П.Б. Струве стремление связать политику с религиозностью могло на практике оказаться либо бесплодными, либо крайне опасными.

Философские единомышленники Булгакова, члены Религиозно-философского общества имени В.С. Соловьева, также не поспешили стать союзниками.

Так Н.А. Бердяев, отдававший предпочтение социализму «этическому» перед социализмом «христианским», после недолгих колебаний пришел к выводу об абсолютности принципа свободы, суверенности личности и призывал «убить зверя политики», «довести политику... до окончания политики». В то время как С.Н. Булгаков видел путь национального обновления в преодолении кризиса государственности.

Несмотря на большое идейно-философское влияние Е.Н. Трубецкого на С.Н. Булгакова, советам и критике которого С.Н. Булгаков следовал в своей мировоззренческой эволюции 1910-х годов, в политической сфере между ними существовали серьезные разногласия. В статье 1906 г. «Два слова по поводу полемики г. Лурье и С.Н. Булгакова», Е.Н. Трубецкой писал, что христианская партия независимо от побудительных мотивов ее создателей, будет лишь умалять значение христианства. Он отмечал, что христианство не умещается в рамки той или другой политической партии, и по своему существу оно – вне и выше партий. Общая христианская партия не могла быть создана, по мнении Е.Н. Трубецкого, так как в христианском вероисповедании могло совмещаться широкое разнообразие политических мнений[13].

Кроме того Трубецкой обвинял Булгакова в излишнем радикализме и «левизне». В кругах же радикально настроенной интеллигенции идеи «Союза христианской политики» были восприняты крайне враждебно во многом благодаря исторически сложившемуся неприятию революционной интеллигенцией всего религиозного, христианского.

В проекте «Союза христианской политики» Булгаков советовал своим единомышленникам вступать в какие-либо существующие партии, чтобы там продвигать идеи христианской политики. После основания партии кадетов в октябре 1905 г. он думал о том, чтобы вступить в нее, и рекомендовал членам «Союза христианской политики» сделать то же самое. Тем не менее, он не вступил ни в эту, ни какую-либо другую партию. И с марта 1906 г., «по причинам религиозно-философского характера», отошел от партии кадетов, считая ее принципиально безрелигиозной или внерелигиозной, неспособной иметь какую-либо реальную связь с народом[14]. После 1906 г. он уже почти не настаивал на необходимости создания в России христианско-социалистической партии или различных христианских партий с различающимися социальными программами и политическими линиями. Его проект «Союза христианской политики» так никогда и не был реализован. Сегодня невозможно даже определить, имели ли место попытки к его осуществлению на деле.

На наш взгляд, предложения С.Н. Булгакова по созданию «Союза христианской политики» появились своевременно, когда программа социальной и христианской политики, если бы она была более разработанной, получила бы, несомненно, большой отклик. Как специалист в области экономики, высокая компетентность которого была общепризнанна, С.Н Булгаков был одним из тех редких представителей религиозной интеллигенции, кто был способен разработать реалистичную социальную политику. По мнению Ю. Шерера в работах С.Н. Булгакова был создан набросок специфического русского христианского социализма[15]. Но он не стал развивать эти идеи, а лишь только наметил их.

В том, что радикально-реформистский «Союз христианской политики», вопреки ожиданиям его создателя, не обрел широкого круга приверженцев ни в среде либеральной интеллигенции, ни в народной среде, во многом виновата неуверенность самого Булгакова как в правильности избранной тактики воплощения своих идеалов, так и в их основательности.

Сам мыслитель позже оценивал свою затею так: « В то время, около 1905 г., нам всем казалось, что мы-то именно и призваны начать в России новое религиозно-революционное движение. Это были своего рода «бессмысленные мечтания», которые и обличила жизнь… Я лично пытался кликнуть клич на основание «Союза христианской политики», но для этого у меня самым очевидным образом не хватало ни умения, ни даже желания, это предпринято было, в сущности, для отписки, ради самообмана. Сам я очень скоро разочаровался и отказался от этой затеи»[16].

По мнению В.Н. Акулинина, идея «Союза», задуманного как создание «сверхиндивидуального коллективного организма», входила в противоречие с идеей партии, призванной отстаивать интересы именно своего «направления»[17]. В попытках разрешить это противоречие Булгаков стал кандидатом в депутаты II Государственной Думы в качестве «христианского социалиста».

_______________

[1] РГАЛИ, Ф.142. е.хр. 198, оп. 1, л. 15-16.

[2] Булгаков С.Н. Неотложная задача// Христианский социализм (С.Н. Булгаков): Споры о судьбах России/ Ред.-сост. В.Н. Акулинин. – Новосибирск, 1991. С. 29.

[3] Там же. С. 31.

[4] Там же. С. 32.

[5] Там же. С. 32.

[6] Там же. С. 34.

[7] Там же. С. 36.

[8] Там же. С. 37.

[9] Там же. С. 39.

[10] Там же. С. 49-50.

[11] Там же. С. 51.

[12] Струве П.Б. Несколько слов по поводу статьи С.Н. Булгакова// С.Н. Булгаков: pro et contra. – СПб, 2003. Т. 1. С. 262.

[13]Трубецкой Е.Н. Два слова по поводу полемики г. Лурье и С.Н. Булгакова // С.Н. Булгаков: pro et contra. – СПб, 2003. Т. 1. С. 269.

[14] Булгаков С.Н. Религия и политика// Христианский социализм (С.Н. Булгаков): Споры о судьбах России/ Ред.-сост. В.Н. Акулинин. – Новосибирск, 1991. С. 67.

[15] Шерер Ю. В поисках «христианского социализма» в России// Вопросы философии. 2000 г. №12. С. 128.

[16] Булгаков С.Н. Пять лет (1917-1922)// С.Н. Булгаков: pro et contra. – СПб, 2003. Т. 1. С. 91.

[17] Акулинин В.Н. Вехи творчества// Христианский социализм (С.Н. Булгаков): Споры о судьбах России/ Ред.-сост. В.Н. Акулинин. – Новосибирск, 1991. С. 16.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (11.08.2015)
Просмотров: 416 | Теги: исторический, христианский, Булгаков | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016