Пятница, 20.10.2017, 11:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ И ИХ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ В РАМКАХ ПРЕДМЕТНО-ЭНЕРГИЙНОГО ПОДХОДА

О.А.Брильц

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ И ИХ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ В РАМКАХ ПРЕДМЕТНО-ЭНЕРГИЙНОГО ПОДХОДА

В статье представлен анализ основных подходов к понятиям «смысл» и «значение» с точки зрения логической и лингвистической семантики, феноменологии, системно-мыследеятельного и предметно-энергийного подходов. Автор приходит к выводу, что именно предметно-энергийный анализ дает целостное понимание этих понятий и указывает на их соотнесенность не только с бытием знака, но и с бытием человека в языковой среде.

Ключевые слова: смысл, значение, знак, язык, предметность, энергийность, семантика.

 
Язык является сложной системой, единицы которой характеризуются двукратным означиванием. Первичное означивание проявляется в использовании знака как средства выделения и обозначения релевантных признаков предметов и явлений. Вторичное означивание проявляется в речевом использовании знака как средства передачи информации и прагматического воздействия на участников коммуникативного акта. Первое означивание может быть названо значением, а второе - смыслом.

Вопрос о понятиях «смысл» и «значение» постоянно возникает и обсуждается в науке. Однако, эти понятия, возникнув изначально как средства анализа языковой деятельности (текст, система языка), все внимание уделялось раскрытию содержательной стороны понятий. Так можно констатировать несколько направлений, связанных с этой проблемой. Остановимся на некоторых, наиболее существенных для нас моментах.

Одним из направлений является логическая семантика. С позиций анализа «смысла» и «значения» наиболее значимой здесь является деятельность Г. Фреге. Фиксируя противопоставление «смысл-значение» как «содержание-объем», в статье «О смысле и значении» он указывает, что «некоторый знак ... мыслится не только в связи с обозначаемым, которое можно было бы назвать значением знака, но также и в связи с тем, что . хотелось бы назвать смыслом знака, содержащим способ данности [обозначаемого]» [7]. Далее он также добавляет, что идеальной была бы ситуация, когда знаку соответствовал бы определенный смысл, а смыслу определенное значение. Однако, по мнению Г. Фреге, наличие смысла «еще не обеспечивает наличие значения» [7]. Для прояснения ситуации он вводит понятие представление, которое носит субъективный характер и является некоторым полюсом по отношению к значению. Между ними располагается смысл. С одной стороны он не так субъективен, как представление, а с другой стороны он не является и самим предметом как значение. Фреге рассматривает соотношение смысла и значения как для слов и словосочетаний, так и для выражений и целых предложений, и указывает важный для нас момент, что в суждении происходит движение «от уровня мыслей к уровню значений (уровню объективного)» [7]. Таким образом, мы можем предположить, что если на уровне слова происходит движение от значения к смыслу, то есть от предметности к наращиванию энергийной составляющей, то на уровне суждения (в абсолютном случае, максимально универсального суждения) мы видим движение от максимума энергийности к предметности, от смысла к значению.

В лингвистической семантике содержания понятий «смысл» и «значение» конкретизировано слабо. Как правило, в языковом употреблении говорят о «значении», конкретизируя его как «лексическое значение», а в речевом - о «смысле», имея в виду субъективный образ, возникающий при понимании текста. Некоторые лингвисты вообще считают не целесообразным различие этих понятий. Так А. В. Кравченко указывает, что «разведение значения и смысла как понятийных категорий в значительной степени ... продолжает традиции языкового рационализма, представляя собой попытку как-то объяснить то, что в рамках системоцентрического подхода к языку объяснению не поддается, а именно, как осуществляется связь между языком и миром». По его мнению, если лингвист начинает углубляться в такие вопросы, то он «с неизбежностью впадает в "грех аналитизма"» [5. С. 155].

Однако даже в таком лингвистическом подходе мы видим описанное выше движение от предметности к энергийности в языке и от энергийности к предметности в речи, как способе коммуникативной реализации языкового материала.
Если обратиться к феноменологическому подходу, то мы можем заметить, что, так как сознание имеет интенциональную природу, понятия «значение» и «смысл» рассматриваются как феномены сознания, отождествляются с активностью сознания. Таким образом, у Э. Гуссерля понятия «значение» и «смысл» равнозначны [2-4]. В тоже время, Г. Г. Шпет сохраняет за термином «значение» указание на «содержание выражения», тогда как термин «смысл» употреблять для обозначения предмета в его определительной квалификации, как содержания. Кроме того, для обозначения внутреннего смысла самого предмета Шпет вводит термин «энтелехия» [8].

Как мы видим, при всем многообразии подходов, «эти понятия ... ни разу не соотносились друг с другом в рамках единой и объективируемой действительности», «для них до сих пор нет соответствующих онтологических представлений» [11]. Г. П. Щедровицкий попытался решить эту проблему в рамках системно-мыследеятельной методологии. Его анализ соотношения «значения» и «смысла» опирается на различие языка и речи, которое было предложено еще Ф. де Соссюром, при этом деятельность является ключевым моментом, способным прояснить процесс понимания, коммуникации, языковые и семиотические явления. Значение и смысл проявляют себя только в контексте деятельности. Поскольку «значение не является субстанцией, то оно может быть только отношением, только связью знаков языка с чем- то другим» [10]. Значение - это конструкция, основания которой лежат в мире культуры. Смысл реализует себя в процессе понимания. Вообще, у Щедровицкого и смысл, и значение имеет множественные формы существования в процессе коммуникации первый, и в языке - второй. При этом смысл задает форму существования знаков и языковых выражений в актуальной коммуникации, а значение - в системе культуры, в языке. В непосредственном акте коммуникации смысл раскрывается неявным образом, и только во вторичном тексте, когда мы анализируем осмысленность ситуации или насколько понят текст, смысл реализуется в полном объеме [9]. В этой ситуации ключевой для нас момент сохраняется: смысл - ситуативен и связан с речевой деятельностью, с ситуацией мышления, осмысления; значение - нормативно, принадлежит к сфере языка, непосредственно связано со знаком.

Итак, любой из вышеперечисленных подходов к раскрытию понятий «смысл» и «значение» мы можем представить в виде перехода от предметного состояния к энергийному для понятия «значение» и от энергийного к предметному для понятия «смысл». Как же это происходит?

Знак представляет собой единство материальной стороны и значения. И. С. Нарский пишет: «Знак не может существовать без значения; только в значении корениться то, что делает знак знаком» [6. С. 7]. Только при на- груженности знака значением он может выполнять свои основные функции - функции указания на что-либо, обозначения чего-либо. Не может существовать и значение вне материи знака. Однако значение обладает относительной самостоятельностью, что проявляется, например, в случаях, когда субъект непосредственно воспринимает материю знака, но не понимает его значения. Можно утверждать, что в памяти человека существует множество не осознаваемых до поры и времени значений как ментальных состояний сознания, которые актуализируются только при непосредственном восприятии материальной оболочки того и ли иного знака или хранящегося в той же памяти образа его материи звуковой или зрительной природы. Отношение относительной самостоятельности симметрично, в силу чего и материя знака может существовать относительно самостоятельно и независимо от своего ментального значения, превращаясь в актуально полноценный знак при реализации связи «материя знака - значение знака» в соответствующей ситуации коммуникации.

Понимание знака, взятого со стороны своей материи, состоит в раскрытии его значения. Раскрыть значение - «значит знать, как иметь дело с этим знаком, т. е. уметь вводить его тогда, когда это значение уместно, и исключать тогда, когда его значение не уместно» [6. С. 33].

Значение по сути своей - это обобщение. Так как значение базируется на предметном поле, то оно устойчиво, закреплено определенной системой связей, определяющих глубину, обобщенность, широту охвата обозначаемых этим значением предметов. С нарастанием степени обобщенности мы все больше уходим от предметности. Предельным результатом обобщения является философская категория.

Понятие значение близко к понятию значимости, то есть в значение мы включаем то, что значимо, но не для конкретного человека в конкретной ситуации, а вообще. Значимо для сохранения знания об этом предмете, событии, отношении. Значение непосредственно связано с возможностью сохранения и передачи знания.

И если значение логично, то смысл психологичен. Смысл исходит не из предметной области, но из мысли, он питается от энергийной составляющей. Смысл динамичен, он зависит от контекста, и значение является, пожалуй, одним из его компонентов, хотя и очень важным. С другой стороны, слово, имеющее определенное значение, обогащается смыслом благодаря контексту, который, в свою очередь, может со временем зафиксироваться в значении. Процесс осмысления, призванный воплотить энергийный порыв мысли в предметной области, замыкает собой этот переход.

Процесс онтогенеза подтверждает развитие значения от предметной отнесенности к обобщающей функции, то есть выделению и обобщению существенных признаков конкретного предмета, а затем и переход на категориальный уровень [1].

Таким образом, мы получаем круговое отношение, в котором наделение значением является движением с убыванием предметности и нарастанием энергийности, а смысл - с нарастанием предметности и снижением энергийности. Предельным результатом осмысления является расширение значения.

Список литературы

1. Выготский, Л. С. Психология развития человека / Л. С. Выготский. - М.: Эксмо, 2005 - 1136 с.
2. Гуссерль, Э. Логические исследования / Э. Гуссерль. - Т. I. - СПб., 1909.
3. Гуссерль, Э. Логические исследования. Т. II. Введение / Э. Гуссерль // Логос. - 1997. - № 9.
4. Гуссерль, Э. Исследование I. Выражение и значение / Э. Гуссерль // Логос. - 1997. - № 10.
5. Кравченко, А. В. Знак. Значение. Знание / А. В. Кравченко. - Иркутск, 2001. - 251 с.
6. Нарский, И. С. Проблема значения «значения» в теории познания / И. С. Нарский // Проблема знака и значения: сб. ст. - М.: Изд-во МГУ, 1969. - С. 5-54.
7. Фреге, Г. Логика и логическая семантика. О смысле и значении / Г. Фреге. - М., 2000. - С. 220-246.
8. Шпет, Г. Г. Явление и смысл / Г. Г. Шпет. - Томск, 1996.
9. Щедровицкий, Г. П. Смысл и значение / Г. П. Щедровицкий // Избранные труды. - М., 1995. - 800 с.
10. Щедровицкий, Г. П. «Языковое мышление» и его анализ / Г. П. Щедровицкий // Избранные труды. - М., 1995. - 800 с.
11. Щедровицкий, Г. П. Смысл и понимание / Г. П. Щедровицкий. - URL: http://gtmarket.ru/ laboratory/expertize/3326

Вестник Челябинского государственного университета
Философия Социология Культурология Выпуск 37. № 19 (374) 2015

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (06.07.2017)
Просмотров: 47 | Теги: предметность, энергийность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь