Пятница, 09.12.2016, 16:29
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

Рождение оппозиции (Органы власти и национал-патриотические движения во второй половине 1980-х гг. на примере Свердловской области)

Рождение оппозиции (Органы власти и С во второй половине 1980-х гг. на примере Свердловской области)

А.П. Расторгуев

Описывая начало «собственно горбачевского» этапа перестройки, известный исследователь современной российской истории А.С. Барсенков отмечает, что после январского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС с большей, чем ранее, интенсивностью развернулся процесс возникновения неформальных групп и объединений. Осенью 1987 г. началась их политизация и размежевание: «Скрытые ранее разногласия между сторонниками либеральных ценностей и социалистического выбора перешли в открытую конфронтацию»[1].

Относя эти замечания преимущественно к общественным объединениям в России и на Украине, в других союзных республиках – в частности, Армении и Латвии – историк отмечает начало формирования движений на национальной основе. И соглашается с этнологом С.В. Чешко, по мнению которого «дарование Горбачевым гласности открыло легальные способы формирования и пропагандирования национальной идеи»[2].

Будучи объективными, эти процессы неизбежно должны были затронуть и многонациональную РСФСР. Однако, если в тех же союзных республиках национальные движения в первой половине 1988 г. стали массовыми, то в России такого, как мы знаем, не произошло – во всяком случае, среди русского населения. Установить одну из причин этого феномена позволяет, на наш взгляд, анализ публикаций газет Свердловской области второй половины 1980-х гг. и архивных источников, прямо или косвенно связанных с деятельностью историко-культурного объединения (далее ИКО) «Отечество» во главе с журналистом Ю. Липатниковым.

Созданное в декабре 1986 г. и зарегистрированное при отделе культуры, по одним данным, Ленинского райисполкома[3], а по другим – Свердловского горисполкома[4], «Отечество» объединяло, прежде всего, представителей интеллигенции. Исходя из списка учреждений, предприятий и вузов, где имелись сторонники его лидеров, можно утверждать, что в их числе были журналисты газет, радио и телевидения, работники театра и кино, художники и ученые, студенты и преподаватели, сотрудники как минимум двух (оптико-механического и турбомоторного) заводов[5].

Рассказывая в телепередаче «День за днем», вышедшей в эфир 5 января 1987 г., об итогах первого собрания «Отечества», один из его организаторов, писатель С.М. Бетёв отметил, что планы общества связаны с «использованием широкой инициативы населения по реставрации архитектурных памятников Свердловска».[6] То есть проблемой, которая к тому времени уже четыре месяца активно обсуждалась в ряде средств массовой информации (далее СМИ) Среднего Урала.

Как показывает наш сплошной анализ газет «Уральский рабочий», «На смену!» и «Вечерний Свердловск» второй половины 80-х гг., отдельные авторы обращались к теме возрождения русской национальной культуры уже в начале 1986 г. в контексте обращения к песенному и архитектурному наследию[7]. Каких-либо явных политических акцентов эти материалы не содержат, хотя сама постановка вопроса о «возрождении русской национальной культуры» объективно наводила на размышления о преемственности русской и советской культур. Но даже когда, противопоставив местным рок-группам молодежные фольклорные ансамбли, член бюро комитета ВЛКСМ Уралхиммашзавода Н. Быкова предложила создать в Свердловске по образцу ряда городов, в том числе Москвы, Новосибирска и Новокузнецка, объединение «Память», она явно имела в виду именно патриотическое воспитание, которое рассматривалось как часть коммунистического[8].

Однако обсуждение проекта реконструкции центра Свердловска, который предусматривал снос ряда зданий и возведение на площади 1905 года высокого и протяженного здания управления метростроя, приобрело ярко выраженный общественно-политический характер. Уже в первой из соответствующих публикаций газета «На смену!» ставила прямой вопрос: «В чьих интересах искажение облика исторического центра Свердловска?»[9].

Быстрый ответ читателей – менее чем за месяц были опубликованы две обширные подборки откликов, авторы которых резко высказывались против такой реконструкции и требовали остановить уже начавшиеся строительные работы[10] – свидетельствует о том, что материал не открыл дискуссию, а лишь сделал ее публичной. Подтвердила это вскоре и газета «Вечерний Свердловск», опубликовав фотографию макета предполагаемой застройки и пригласив горожан «наглядно ознакомиться с наиболее значительными застройками города» на соответствующей выставке и высказать свое мнение о них. При этом было прямо отмечено: «…в адрес партийных и советских органов, редакций газет продолжают поступать многочисленные письма с отдельными критическими замечаниями и предложениями по застройке центра города и площади 1905 г…».[11]

Состоявшееся 12 ноября 1986 г. расширенное заседание президиума Свердловского отделения Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры (далее ВООПиК), по высказанной на следующий день в «Вечернем Свердловске» оценке[12], «превратилось, по существу в судилище, на котором эмоции, предвзятость, невежественность суждений и нелепость выводов явно преобладали над здравым смыслом…». Неизвестный автор реплики недоумевал: «Чего добивалась общественность, столь нахраписто требуя отклонения проекта?». Категоричность подобных высказываний показывает: официальный орган городской власти выказывал свое пренебрежение к мнению не только общественности, но и (поразительно!) власти вышестоящей – Свердловского обкома КПСС, благодаря вмешательству которого, и было организовано долгожданное обсуждение.

Реакция последовала незамедлительно: уже через день газета «Уральский рабочий» назвала упомянутую выше анонимную (и потому, фактически редакционную реплику «вечерки») грубым окриком, а обвинения участников обсуждения в некомпетентности ─ несостоятельными[13]. В таком контексте, осуждающе звучали слова печатного органа Обкома партии о том, что «решение горисполкома о начале строительства на площади вопреки закону, требующему согласования проекта в Министерстве культуры РСФСР, было принято еще 26 мая 1986 г.». И что «котлован уже готов, уже укладываются железобетонные подушки, уже поднимается торцевая стена…»[14].

Такая полемика двух официозов свидетельствовала о как минимум несогласованности мнений, а то и расхождении интересов разных уровней власти. Пытаясь найти «золотую середину», главный архитектор города С.Луканин в той же «вечерке», высказавшись за то, чтобы контакты архитекторов с населением стали более действенными и плодотворными, одновременно призывал «не давать возможности новоявленным поборникам исторической памяти вести политику охаивания градостроительного процесса»[15].

Судя по всему, расхождение интересов городских и областных властей по вопросу об отношении к культурному наследию, носило чисто тактический, если не сказать, поверхностный характер. В январе 1987 г. в «Уральском рабочем» главный архитектор области Г. Мазаев опубликовал подборку положительных отзывов о выставке проектов застройки, открытой в Историческом сквере. По его оценке, «большинство осмотревших выставку, высказалось за проведение реконструкции площади 1905 года и одобрили представленный проект…»[16]. А председатель президиума областного отделения ВООПиК Г. Заикин, ссылаясь на решения XXVII съезда КПСС, в «Вечернем Свердловске» заявил: «Архитектурно-художественный облик города… переходит из категории узкоэстетической в категорию политическую, идеологическую, нравственную… . Отношение к наследию влияет на престиж социалистической системы, на авторитет местных органов Советской власти…».[17]

«Проект реконструкции площади 1905 года – оселок на проверку нашей гражданской зрелости…(выделено нами – А.Р.)»[18], – подчеркивала газета «На смену!». В том же общественно-политическом контексте обсуждались и перспективы застройки стрелки городского пруда[19].

Вынеся подобные выводы, власть считала дискуссию законченной. Согласно чуть более поздней – от 16 июня 1987 г. – справке начальника подразделения (конкретное название в документе отсутствует) УКГБ по Свердловской области Г.Г.Губерского, «все собрания, встречи, диспуты осуществлялись… под контролем соответствующих инстанций».[20] Отсюда намерение «Отечества» стать организационным центром «широкой инициативы населения» (фактически в противовес подконтрольному органам власти ВООПиК) воспринималось как попытка создания оппозиционной организации.

В силу этого не случайным представляется обсуждение на очередном заседании бюро Свердловского обкома КПСС 19 января 1987 г. вопроса «О мерах по улучшению охраны, реставрации и использованию памятников истории и культуры в коммунистическом воспитании трудящихся области» (курсив наш – А.Р.). В принятом постановлении, после подобающих слов о том, что «…формированию активной общественной позиции и инициативы, развитию гласности способствует обсуждение в печати и по телевидению проблем застройки и сохранения исторических центров ряда городов области»[21], звучали куда более традиционные упреки в адрес СМИ, «…недостаточно широко информирующих о проводимой в области работе по охране памятников истории и культуры, …и допускающих факты одностороннего и тенденциозного освещения этих проблем»[22].

Тем же СМИ, Средне-Уральскому книжному издательству, организациям общества «Знание», Свердловской киностудии и творческим союзам в постановлении предписывалось «активизировать пропаганду памятников истории и культуры, законодательства об их охране, более полно освещать передовой опыт по использованию историко-культурного потенциала в коммунистическом воспитании трудящихся, постоянно информировать общественность по вопросам развития городов, застройки их исторических зон с широким привлечением специалистов…».[23] О важности, придаваемой этому предписанию и вообще вопросу, свидетельствовало то, что контроль выполнения постановления был возложен на отделы не только культуры, но и пропаганды и агитации обкома КПСС.

Содержал принятый документ и ряд конкретных шагов, направленных на решение наиболее назревших проблем – к примеру, сохранение памятников старейшего на Среднем Урале города Верхотурье и укрепление материально-технической базы реставрационных мастерских. Тем самым, власть на некоторое время вернула себе общественно-политическую инициативу. Последовав за ней, «Отечество» утратило бы самостоятельность; продолжив критику проекта реставрации архитектурных памятников Свердловска – показало бы себя неконструктивным, вступило в открытую конфронтацию с властью.

Возможно поэтому, первое, из получивших скандальную известность заседаний «Отечества», прошедшее, 30 января 1987 г. в Доме работников народного просвещения, оказалось посвящено не архитектуре, а спектаклям театра юного зрителя «Недоросль» и театра оперы и балета «Сказка о царе Салтане». При этом ряд участников обсуждения, на которое приглашались все, «кого волнуют вопросы культурного наследия страны»[24], находили в постановках не только чисто эстетические несовершенства, но и, к примеру, фашистскую и сионистскую символику (!) на декорациях. В связи с чем, как свидетельствует расшифровка магнитофонной записи дискуссии, усматривали в действиях постановщиков «Сказки…» А.Б. Тителя и Е.В. Бражника сознательное надругательство над этим наследием[25].

Характерно, что этой дискуссии также предшествовал затяжной конфликт, возникший в коллективе театра оперы и балета в начале 1986 г. В него также оказались вовлечены властные органы, в том числе Октябрьский райком КПСС г. Свердловска, бюро которого после нескольких комиссий в декабре приняло специальное постановление «О состоянии воспитательной работы в коллективе театра оперы и балета им. А.В. Луначарского». При этом секретарю партийной организации ─ известному болеро ─ Н.В. Остапенко был объявлен строгий выговор; директору В.С. Вяткину – выговор, а А.Б. Тителю (главному режиссеру) и Е.В. Бражнику (главному дирижеру )– было указано на недооценку важности воспитательной работы[26].

Такая оценка вызвала возмущение театральной общественности. Специальный корреспондент газеты «Советская культура» В. Кичин в материале «Типичный конфликт»[27] охарактеризовал это решение, как победу анонимщиков, которые открыли «по сути, кампанию против руководства театра» и теперь «могут торжествовать победу». А «молодые художники, измотанные проверками и взысканиями, уже плохо верят, что в таких условиях возможно творчество…». Стиль «работы райкома с творческим коллективом… не выдерживает никакой гласности» – отметил автор. Отметим, что, несмотря на соответствующие телефонограммы из обкома КПСС, многолетний первый секретарь Октябрьского райкома ─ М.П. Репенко не пустил журналиста на очередное совещание партработников с руководителями театра.

Позиция центрального органа печати «подлила масла в огонь». В результате, во время дискуссии на январском заседании свердловского отделения «Отечества», выступление «Советской культуры» упоминалось, как еще одно свидетельство того, «что вокруг спектакля «Сказка о царе Салтане» уже довольно длительное время идет ожесточенная борьба, в которую вовлечен Октябрьский райком КПСС, представители ОК КПСС на уровне секретарей…»[28].

В феврале 1987 г. в ЦК КПСС поступило письмо[29], автор которого, скрывшийся за псевдонимом «Свердловчанин», ссылаясь на деятельность «Отечества», обвинил Свердловский обком партии и его секретаря по идеологии В. Андрианова в том, что они «подозрительно долго проявляют политическую близорукость, бездействуют, фактически потворствуя провокаторам…». Действительно, пока публичность «Отечества» оставалась ограниченной, органы власти явно не спешили с публичной же реакцией на его деятельность – или как минимум готовили комплекс соответствующих мер. Для «усиления партийного влияния» Ленинский райком КПСС, к примеру, в том же феврале предлагал создать в ИКО «Отечество», неуставную партийную группу[30].

10 апреля 1987 г. на очередном заседании «Отечества» в Доме работников культуры, а 11 апреля во встрече, организованной в студенческом клубе Свердловского института народного хозяйства, приняли участие руководители московского патриотического общества «Память» Д.Д. Васильев, К.Н. Андреев и А.П. Баркашов. К этому времени названные представители «Памяти» вполне проявили националистическую направленность своих воззрений и действий. Однако в информационной записке Свердловского обкома КПСС для ЦК партии подчеркивался иной аспект: «Васильев Д.Д. договорился до того, что назвал секретаря ЦК КПСС т. Яковлева А.Н. «врагом перестройки». Данная позиция получила достойный отпор приглашенных на эту встречу ученых-обществоведов города...»[31].

Приведенный документ фиксирует на наш взгляд, два важных обстоятельства. Во-первых, начало публичных проявлений несогласия отдельных представителей общества с тем пониманием перестройки, которое демонстрировал своими выступлениями и действиями один из главных ее идеологов А.Н. Яковлев. В сообщении для ЦК можно увидеть стремление Свердловского обкома не только отмежеваться от этих проявлений, но и прозондировать возможную реакцию вышестоящего органа на них. Во-вторых – начало практики вовлечения в политические дискуссии преподавателей вузов.

По нашему мнению, именно с этого момента, с апреля 1987 г. идеологическое и организационное размежевание в Свердловской области переходит в открытую фазу. Власть оказывается вынужденной не только гласно обсуждать назревшие проблемы, но и предоставлять слово неформальным объединениям.

Практически одновременно с упомянутыми выше встречами 12 апреля 1987 г. в эфире Свердловского радио прошла подготовленная членом «Отечества», внештатным сотрудником областного Комитета по телевидению и радиовещанию (далее телерадиокомитет) М. Пинаевой передача «Реставрация памяти», где среди прочего прозвучали записи с январского заседания ИКО. Прямых свидетельств того, что эта и ряд других передач носили националистический характер, ни одно из обнаруженных нами архивных упоминаний не содержит. Однако в контексте тех же встреч они, очевидно, воспринимались именно таковыми. Сказывался «внутренний цензор», засевший в сознании части жителей Урала. К примеру, житель Свердловска М.П.Немченко в письме первому секретарю обкома КПСС Ю.В. Петрову спрашивал: «…почему Ю. Липатников, М. Пинаева и прочие активисты «Отечества» чуть ли не ежедневно появляются на наших телеэкранах и в эфире – кто и с какой целью их так усердно пропагандирует? И не пора ли дать, наконец, должную партийную оценку деятельности руководителей «Отечества»?»[32].

Подобные письма[33] прислали в обком и другие горожане – преимущественно пожилые люди. Уже упоминавшийся «Свердловчанин», в повторном письме, направленном теперь уже М.С. Горбачеву (!), заявил: «…Не исключено, что Пинаева… является подставным лицом более замаскированных провокаторов, чья цель – взвинтить эмиграционные настроения среди определенной группы населения…»[34].

Автор еще одного анонимного, но в той же стилистике написанного послания на имя Генерального секретаря ЦК КПСС, напоминая о националистических волнениях в столице Казахской ССР, утверждал: «…Обком партии и секретарь по идеологии В. Андрианов не только ничего не предпринимают, но и – теперь уже стало ясно – откровенно потворствуют провокаторам, поощряют их. Жизнь показала, что назначение В.Андрианова на этот ответственный пост с самого начала было ошибкой… Неужели опыт Алма-Аты ничему не научил?..»[35]. Иногда и одно слово ─ «потворствуют» ─ может напомнить о целой эпохе!

Таким образом, исходя из благих намерений, или прикрываясь ими, ряд общественных активистов своими письмами в органы власти не только содействовал нагнетанию эмоций, но и явно пытался повлиять на принятие конкретных кадровых решений; на карательные акции за вольную мысль.

В то же время, анализ почты, поступившей в телерадиокомитет, как отмечалось на заседании бюро его партийной организации 6 мая 1987 г., содержал «письма в поддержку идей «Отечества»[36].

О том, что сами руководящие партийные органы беспокоили, прежде всего, проявления не националистического, а именно оппозиционного характера ИКО, свидетельствует направленная Свердловским обкомом в горкомы и райкомы КПСС «Записка о негативных проявлениях в деятельности некоторых самодеятельных объединений общественно-политической направленности в г. Свердловске и области». В ней отмечалось: «на заседаниях «Отечества», где в среднем присутствует до 100 человек, под прикрытием демагогических рассуждений, допускаются провокационные выпады и подстрекательские призывы… . Спекулируя лозунгами перестройки, апеллируя к патриотическим чувствам трудящихся, …идеологи объединения обвиняют партийное и советское руководство на местах в узурпации власти, призывают… к созданию «комитетов противодействия» обюрократившимся партийным и советским органам».[37]

В представлении подобных оппозиционных взглядов документ упрекал и редакцию «На смену!», где незадолго до этого прошла дискуссия о перестройке философии. Участвовавшая в этой дискуссии группа профессиональных философов, по мнению отдела пропаганды и агитации обкома, «противопоставляющих интеллигенцию рабочему классу», активно включилась и в работу «Отечества» [38]. Судя по документу, в глазах работников обкома, газета «На смену!» не являлась исключением. «Некоторые средства массовой информации и пропаганды допускают политическую незрелость, неразборчивость и рекламируют деятельность ряда самодеятельных объединений…»[39]. С их точки зрения, СМИ, как идеологический инструмент КПСС, должны были непременно расставлять правильные акценты, оценивать те или иные факты с классовой, партийной позиции.

Образцом такого подхода и резкой публичной реакции властных органов стала публикация в номере «Вечернего Свердловска» за 18 апреля 1987 г. статьи «Отделим зерна от плевел». «Отказ от ленинской концепции двух культур в каждой национальной культуре, являющейся единственно верной методологией отношения к историческому прошлому, неизбежно приводит к идеям национальной исключительности…», – убеждал старший преподаватель кафедры эстетики Уральского государственного университета, кандидат философских наук В. Панпурин. Между тем, отмечал он, «председательствующий на встречах и много говоривший Ю. Липатников не сделал ни малейшей попытки отмежеваться от внеклассового подхода и воинственных речей… Более того, активисты общества встречали аплодисментами откровения Д. Васильева…». И подытожил: «…объединение «Отечество» с его нынешними идеологическими установками рискует быть отринутым общественностью города, подлинными ревнителями национальной культуры…»[40].

Что заголовок этой статьи четко определяет официальную позицию, подтвердило высказывание Ю.В. Петрова на областном совещании идеологического актива, прошедшем 26 апреля 1987 г. Отвечая на просьбу одного из участников охарактеризовать свое отношение к «Отечеству», первый секретарь обкома заявил: «…общество и другие такие подобные нужны, но против отклонений вправо и влево будем выступать. Все должно быть партийно. Все должно быть с позиций рабочего класса…»[41].

В таком виде ответ Ю.В. Петрова, с пометкой «по записям в журналистском блокноте», процитирован в первом номере самиздатовского бюллетеня «Отечества», экземпляр которого хранится в архивном фонде отдела пропаганды и агитации обкома КПСС.[42].

В свою очередь, заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации обкома КПСС В.В. Попков, выступая 17 сентября 1987 г. на партийном собрании в телерадиокомитете, отметил, что в его коллективе «идет острая идеологическая борьба» – и связал ее с издержками перестройки. «Если бы вовремя давалась четкая политическая оценка классовых позиций, … а то пошли разговоры – хороший человек, талантливый журналист… . Многие наши противники идейные – прекрасные люди. Но это наши политические враги…».[43]

Согласно уже упоминавшейся информации Свердловского обкома, направленной в ЦК КПСС в апреле 1987 г., «с активистами объединения, допустившими тенденциозные и демагогические высказывания, были проведены персональные беседы». Руководители СМИ «предупреждены об особенностях данного объединения»[44]. При этом все публикации о деятельности «Отечества» в прессе, по радио и телевидению было предписано согласовывать с отделами пропаганды и агитации и культуры обкома[45].

Однако времена изменились: предписания обкома КПСС не гарантировали безусловного выполнения. В частности, выход радиопередачи «Реставрация памяти» 12 апреля 1987 г. в эфир был санкционирован председателем телерадиокомитета И.С.Бродским, «несмотря на имевшуюся ранее договоренность на совещании в отделе культуры о том, чтобы не выходить с такой передачей на радио».[46] Свое решение он объяснил «необходимостью широкого предоставления эфира для выступлений различных мнений, а день выхода – случайностью»[47].

Именно поэтому И.С. Бродский также оказался в этой ситуации объектом жесткой критики. К примеру, авторы еще одного из коллективных писем в обком КПСС утверждали: «…мы твердо уверены, что все лица, содействовавшие появлению в эфире передачи «Реставрация памяти», или по умыслу, или по халатности, или по профнепригодности оказали радиослушателям и свердловскому радио плохую услугу…». И, обращаясь лично к председателю телерадиокомитета, заявили: «из всей перестройки лично Вы выбрали для себя удобную позицию невмешательства и позволяете пользоваться микрофонами Свердловского радио не только достойным людям и передачам, но и тем, кто пользуется этим и в недостойных целях…»[48].

Недовольство властными органами действиями И.С. Бродского стремительно нарастало: менее чем через месяц, Свердловский обком КПСС известил председателя Гостелерадио СССР А.Н.Аксенова, что «3 мая текущего года… Бродский И.С… признан нетрудоспособным, и ему определена вторая группа инвалидности по поводу общего заболевания».[49] По словам того же В.В. Попкова, еще в феврале 1987 г. «…у нас в обкоме создалось впечатление, что руководители областного телерадиокомитета не способны руководить. Соответствующие решения были вынесены. Прошли беседы, и товарищи сами поняли…»[50].

Замена руководителя областного телерадиокомитета была связана не только со скандалом вокруг «Отечества». Более очевидна взаимосвязь отстранения главного редактора радио Л.П. Коршик с ее разрешением выхода в эфир радиопередачи «Реставрация памяти». А решении партийного собрания работников областного телерадиокомитета от 17 сентября 1987 г. большинством голосов рекомендовали новому председателю Комитета В. Костоусову «за допущенные ошибки в подготовке ряда передач»[51] рассмотреть вопрос о соответствии Л.П.Коршик занимаемой должности. Судя по одной из заметок в уже упоминавшемся бюллетене ИКО[52], ответом на это стало увольнение журналиста.

Отметим, что за соответствующий пункт постановления партсобрания проголосовали 29 его участников, тогда как 11 высказались против, а 15 воздержались. Этот результат, как и ряд высказываний, отраженных в протоколах других партсобраний, свидетельствуют, что среди журналистов телерадиокомитета жесткие меры обкома одобряли далеко не все.

Фактически этими действиями власти удалось лишь снизить политическую активность «Отечества». Ни упоминаний о каких-либо новых значимых акциях, предпринятых ИКО после апреля 1987 г., ни тем более выступлений его председателя Ю. Липатникова проанализированные нами архивные материалы и газеты не содержат. В записках отдела пропаганды и агитации Свердловского обкома КПСС оно впоследствии просто упоминается в ряду других самодеятельных объединений общественно-политической направленности. Согласно уже упоминавшейся справке Г.Г. Губерского, в июне 1987 г. в Свердловске насчитывалось 40 официально зарегистрированных неформальных самодеятельных организаций. Через год в Ассоциацию общественных организаций, созданную в мае 1988 г. под эгидой обкома ВЛКСМ, вошли «27 объединений самой разной направленности, включая «Отечество», «Митинг-87»…»[53].

Снижению активности «Отечества», очевидно, содействовали как описанная выше усиленная цензура, так и другие организационные меры. В частности, постановлением Секретариата Свердловского обкома КПСС от 21 июля 1987 г. была «сформирована рабочая группа по координации всех отделов обкома КПСС, организаций, средств массовой пропаганды».[54] Главными направлениями ее деятельности были «оперативный контроль за работой ИКО; индивидуальная работа с… коммунистами – членами ИКО; координация информационно-пропагандистской деятельности идеологических организаций, средств массовой информации, идеологического актива по вопросам, поднимаемым ИКО…»[55].

Публичное обсуждение этих вопросов органы власти решили перенести на «управляемую площадку». Именно как таковая создавалась, получившая позднее, без преувеличения всероссийскую известность, городская «Дискуссионная трибуна» (далее – «Трибуна»), открытие которой состоялось 21 мая 1987 г. во Дворце культуры автомобилистов. Согласно первому газетному интервью будущего председателя ее Совета, заместителя директора Всесоюзного института повышения квалификации Минцветмета СССР, кандидата философских наук Г.Э.Бурбулиса, инициаторами организации «Трибуны» выступили представители областных организаций творческих союзов, ВООПиК и Уральского отделения философского общества[56]. В материалах же обкома КПСС за 1987 - 1988 гг. прямо признается, что она была создана «при отделе пропаганды и агитации Свердловского горкома КПСС и обществе «Знание», как противовес несанкционированным митингам и заседаниям объединения «Отечество»[57] с целью формирования общественного мнения. А член КПСС Г.Э.Бурбулис представляется в них как член городского координационного Совета по контрпропаганде[58].

В соответствии с первоначальной задачей «Трибуны», в качестве темы ее первого заседания был предложен вопрос: «Как сегодня сберечь духовную культуру Урала?». Заявлялось, что проблемы исторической памяти будут одной из важнейших тем и в дальнейшем. Следуя этому обещанию, организаторы, предложили участникам обсудить концепцию архитектурно-художественного ансамбля «Урал – опорный край державы». Параллельно обсуждение продолжалось и на страницах печати[59].

Подведем итог. Перешедшее благодаря СМИ в публичную плоскость обсуждение проблем сохранения памятников истории и культуры в Свердловске и ряде других уральских городов приобрело в начале осени 1986 г. общественно-политический характер, а к началу 1987 г. ─ стало основой для создания первой в Свердловской области оппозиционной существующим органам власти организации – ИКО «Отечество». Именно с ее деятельностью связано начало открытого идеологического и организационного размежевания в Свердловской области.

Защищая подлинные ценности культуры Урала, новая организация дала и некоторые основания для обвинений в национализме. Партийные органы обеспокоились, прежде всего, неконтролируемым, оппозиционным характером новой структуры. Стремясь пресечь развитие инакомыслие, выстраивалась система жестких контрмер, частью которой стала управляемая гласность. Контролируемое обсуждение темы сохранения русской культуры в СМИ продолжалось, однако публикация соответствующих материалов участников «Отечества» в СМИ фактически была запрещена. В общении с журналистами представители партийно-пропагандистского аппарата объясняли происходящее обострением идеологической борьбы, вызванным издержками перестройки, и призывали оценивать оппонентов исходя из классового подхода, а не их человеческих качеств. Как представляется, запреты на деятельность «Отечества» (при всех его негативных высказываниях) ослабили и позиции защитников русской культуры.

К этому же времени относится и начало массовых открытых дискуссий с участием интеллигенции, в том числе преподавателей вузов, часть которых привлекалась опять же в качестве партийных пропагандистов для публичного противостояния с оппонентами. Развитием этой практики стало создание в Свердловске в противовес «Отечеству» городской «Дискуссионной трибуны», инициированное властными органами с целью контролируемого обсуждения «острых» проблем. Деятельность «Трибуны» также началась с обсуждения темы сохранения культурного и духовного наследия. Одновременно произошли некоторые кадровые перемены в областном Комитете по телевидению и радиовещанию; была проведена индивидуальная «разъяснительная» работа с участниками ИКО, входившими в КПСС.

В результате всех этих мер органам власти Свердловской области фактически удалось купировать в регионе развитие несистемной национал-патриотической оппозиции. Однако дальнейшее развитие событий показало, что этот успех организационно-пропагандистской партийно-советской машины оказался последним. Размежевание продолжалось и все более перерастало в открытое противостояние. Уже через год на оппозиционную авансцену вышли другие самодеятельные организации. Та же «Трибуна» перестала восприниматься властными органами как инструмент идеологического воздействия, а ее руководители и активисты перешли в разряд сначала ненадежных союзников, а впоследствии – и политических противников.

________________

[1] Барсенков А.С. Введение в современную российскую историю 1985-1991 гг. – М.: Аспект Пресс, 2002. С.92.

[2] Чешко С.В. Распад Советского Союза. И., 1996. С.199.

[3] Центр документации общественных организаций Свердловской области (далее ЦДООСО). Ф.4. Оп.113. Д.460. Л.20

[4] Там же. Д.459. Л.26.

[5] См.: Там же. Д.460. Л.9.

[6] Там же. Л.1.

[7] См., напр., Пинаева М. Привольные песни. Паверман В., Якунцева Т. …И голос настоящего. / На смену! 1986. 3 января; Калужникова Т. Бережем ли традиции? / Уральский рабочий. 1986. 11 марта; фоторепортажи / На смену! 1986. 11 июня, 7 октября.

[8] Быкова Н. Совсем небезобидный «рок». / Уральский рабочий. 1986. 5 июля.

[9] Вохмин В. Тень гиганта над старой площадью. / На смену! 1986. 12 сентября.

[10] Храни прекрасные черты. / На смену! 1986. 25 сентября. «Тень гиганта над старой площадью». / На смену! 1986. 18 октября.

[11] Ваше мнение, свердловчане! / Вечерний Свердловск. 1986. 11 ноября.

[12] Суд или обсуждение? / Вечерний Свердловск. 1986. 13 ноября.

[13] Курашова Т. Совсем не та мелодия. / Уральский рабочий. 1986. 15 ноября.

[14] Там же.

[15] Луканин С. Не «культ памяти», а память живая. / Вечерний Свердловск. 1986. 17 ноября.

[16] Мазаев Г. О застройке площади 1905 года. / Уральский рабочий. 1987. 29 января.

[17] Заикин Г. Воспитывать историей. / Вечерний Свердловск. 1986. 13 декабря.

[18] Балезин О. Проверка на распутье. / На смену! 1986. 21 ноября.

[19] Какой быть стрелке? / Вечерний Свердловск. 1986. 15 декабря.

[20] ЦДООСО. Ф.4. Оп.113. Д.459. Л.26.

[21] Там же. Д.24. Л.12.

[22] Там же. Л.13.

[23] Там же. Л.16.

[24] Там же.  Д.460. Л.2

[25] Там же. Л.59.

[26] См. там же. Ф.154. Оп.37. Д.10. Л.134-135; Д.11. Л.80-90.

[27] Кичин В. Типичный конфликт. / Советская культура. 1987. 15 января.

[28] ЦДООСО. Ф.4. Оп.113. Д.460. Л.73.

[29] Там же. Л.100-104.

[30] Там же. Л.107.

[31] Там же. Л.5.

[32] Там же. Л.125.

[33] Там же. Л. 148, 152.

[34] Там же. Л.144.

[35] Там же. Л.118.

[36] Там же. Ф.5891. Оп.1. Д.28. Л.138.

[37] Там же. Ф.4. Оп.113. Д.459. Л.2.

[38] Там же. Л.3.

[39] Там же. Л.4.

[40] Панпурин В. Отделим зерна от плевел. / Вечерний Свердловск. 1987 г. 18 апреля. В ответ на статью члены ИКО А.Бурлаков, В.Бякин, Н.Кулешов и Ю.Земляков подали в народный суд Кировского района исковое заявление об «ущемлении чести и достоинства», прося привлечь к ответственности автора и редакцию (ЦДООСО. Ф.4. Оп.113. Д.460. Л.34.). Однако ни о начале судебных слушаний, назначенном на 30 сентября, ни об их исходе пресса не сообщала.

[41] ЦДООСО. Ф.4 Оп.113. Д.460. Л.51.

[42] Там же. Ф.5891 Оп.1. Д.28. Л.140.

[43] Там же. Л.38-39.

[44] Там же. Ф.4 Оп.113. Д.460. Л.5.

[45] Там же. Л.6.

[46] Там же. Л.17.

[47] Там же.

[48] Там же. Л.162.

[49] Там же. Д.476. Л.37.

[50] Там же. Л.39.

[51] Там же. Л.42.

[52] Там же. Д.460. Л.52.

[53] Там же. Оп.117. Д.485 Л.35.

[54] Там же. Л.8.

[55] Там же.

[56] Приглашает «Дискуссионная трибуна» / Вечерний Свердловск. 1987 . 20 мая.

[57] ЦДООСО. Ф.4 Оп.117. Д.485. Л.26.

[58] Там же. Оп. 113. Д.460. Л.26.

[59] См. Вечерний Свердловск. 1987. 22, 23 декабря; 1988. 1 февраля, 2 марта, 3 мая; Уральский рабочий. 1987. 12 ноября; 1988. 5 января, 16 апреля.


Выходные данные
Научный журнал «Социум и власть» № 1 (17) 2008 ISSN 1996-0522
Учредители ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы», НП «Институт развития города»
Издатель Челябинский институт (филиал) ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы»
Главный редактор доктор философских наук, профессор А.С. Чупров
Адрес редакции 454077, г. Челябинск ул. Комарова, 26, к. 308, тел.: (351) 771-42-30
Издание подготовлено к печати ООО «УралМедИнфо» 454000, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 34, тел./факс: (351) 263-87-27.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (11.08.2015)
Просмотров: 378 | Теги: оппозиция, национал-патриотическое, движение | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016