Пятница, 20.09.2019, 21:31
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

ПРОБЛЕМА БУДУЩЕГО: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

В.А.Тихонова, доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой социально-философских наук факультета государственной культурной политики Московского государственного института культуры, Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации

ПРОБЛЕМА БУДУЩЕГО: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

Автор рассматривает проблему будущего на основе анализа концепций, связанных с развитием научно-технической революции в условиях современной информационной стадии развития цивилизации. Обращено особое внимание на теории, в которых модель будущего человеческого общества не связана напрямую с технотронным обществом, абсолютизирующим технологическую сторону прогресса. Отмечая возможность воздействия новых технологий на трансформацию биологической природы человека, его природной идентичности, автор обосновывает актуализацию в социально-философской мысли проблемы этического характера, важность учёта этической категории в анализе реалий современного этапа цивилизации, его противоречий, опасность отступления от идей гуманизма, обесцененных под натиском насилия над человеческим достоинством во имя утверждения «права сильного» в стремлении к мировому господству. Указывается, что усиление противостояния со стороны народов и стран, не желающих мириться с «новой формой тоталитаризма», обострение противоположных экономических и геополитических интересов разных стран ставит человечество перед угрозой деградации его цивилизационного состояния, что определяет поиск путей избавления от насилия, подготовки перехода к иной стадии цивилизации, цивилизации реального гуманизма, гарантирующей создание всех условий для духовного развития личности.

Ключевые слова: цивилизация, модернизация, информационные технологии, духовное развитие, глобализация, трансформация, модели развития, общество будущего.

 
В переходные периоды истории человечества общественная мысль всегда обращалась к проблеме будущего. Её актуальность усилилась и в наши дни вследствие того, что цивилизация вступила в информационную стадию развития. По какому пути пойдет человечество?

В современной социально-философской мысли существуют разные ответы на этот вопрос и различные концепции будущего развития общества. По-прежнему актуальны и даже доминируют теории, увязывающие общественный прогресс с научно-технической революцией и западной моделью общества, в которой социальный прогресс невозможен без технотронного развития.

Претворение в жизнь этой модели изначально представлялось весьма сложным и спорным, так как сама идея будущего воспринималась неоднозначно. У разных народов и в разных странах она наполнялась различным содержанием и сочеталась с различными методами её реализации — в зависимости в том числе и от национальных, культурно-исторических особенностей народа.

По пути научно-технического прогресса человечество идёт более века. И явные, и латентные проблемы и трудности этого пути дают возможность полагать, что будущая социальная гармония не связана напрямую с технотронным обществом, абсолютизирующим технологическую сторону прогресса. Тем более она не предполагает господства определённых идеологических постулатов, а связана с идеалом подлинно свободных людей, стремящихся к знаниям и использующих их на благо человека.

Здесь имеет смысл обратиться к идеям П. А. Сорокина, оптимистически верящего в грядущую смену современной кризисной социокультурной системы «новой великой идеациональной культурой», которую будут развивать «новые люди» будущего, что позволяет сделать вывод о том, что грядущая новая цивилизация станет цивилизацией гуманизма нового типа.

В этом случае, как отмечает П. А. Сорокин, разовьются и будут совершенствоваться ценности, связанные с познавательной деятельностью (истина), эстетическим удовлетворением (красота), моралью (добро). Важно то, что такая цивилизация будет сориентирована не только на материальное богатство общества, основанное на господстве над природой. Цивилизованность здесь означает не техническую оснащённость, а именно гуманизм нового типа, при котором социальное выступает в единстве с личностным и где ведущими принципами должны явиться духовные начала личности и общества в целом.

Таким образом, антитезой абсолютизации технического прогресса оказывается такая модель будущего общества, при которой гуманистические отношения соединяют духовное и материальное производство, социально-экономическую и духовно-семейную среду, превращаясь в общество реального, а не формального гуманизма. В этой связи показательны слова М. Хайдеггера: «Тому, кто отрицает гуманизм, остаётся лишь утверждать бесчеловечность[9, с. 341]». В обществе будущего, где знание оказывается главной целью личностного развития, можно надеяться на то, что предпосылкой этого станет всё та же гармония духовного богатства человека и его материального благополучия, составив в совокупности его личную интеллектуальную собственность.

Пристальное внимание научного сообщества к проблеме типа цивилизации будущего, нового уровня цивилизацион- ного развития определяется и претензиями новых технологий на трансформацию самой природы человека, что актуализирует этическую сторону данной проблемы. Ныне многие учёные задумываются над вопросом: кем станет человек? Подвергнется ли изменениям сама человеческая природа с применением NBICS-технологий?

Как отмечет И. В. Черникова, «то, что обозначается как природа человека, это не только философская категория, конструируемая по-разному историческим сознанием [10, с. 37]». Новые технологии ставят под вопрос саму «природную идентичность» человека. В силу этого возникает не только необходимость переосмысления содержания философской категории «природа человека». В условиях возможной трансформации «идентичности человека» намечается противостояние различных точек зрения на проблему эволюции человека как результата технологического развития.

По этому вопросу определились, как пишет И. В. Черникова, две основные позиции. Первая не признаёт никаких предпосылок к новому видообразованию в эволюции человека, ибо, по утверждению её сторонников, ещё задолго до появления концепции NBICS проблема «улучшения человека» и его способностей (физиологических и интеллектуальных) исследовалась в рамках расширения адаптивных возможностей внутри вида, что нашло отражение в распространённой технологии генной инженерии, которая касалась растений и животных, но при этом запрещались подобные технологии в отношении человека [10, с. 37]. Что касается второй позиции, то её сторонники исходят из того, что научные достижения, как заметил В. А. Лекторский, «взрывают жизненный мир человека. Речь идёт о таких его инвариантах, которые лежат в основе человеческого существования, в отличие от культурно и исторически обусловленных его форм [4, с. 41]».

Фактически речь здесь идёт о том, что NBICS-технологии стали основой достижения человечеством нового уровня ци- вилизационного развития, а введение их в социальную практику будет означать, что на этапе инновационной цивилизации действительно возможна трансформация биологической природы человека.

В связи с обозначенной проблемой, привлекающей внимание представителей как философской антропологии, так и со- циобиологии, возросла значимость философских исследований, посвящённых как раз её этической составляющей.

Об этом, в частности, свидетельствуют материалы «круглого стола» «Мораль в современном мире и проблемы российской этики», организованного в апреле 2017 года в журнале «Вопросы философии» [8]. Актуальность темы конференции была обусловлена процессами интенсивных изменений в духовной атмосфере человечества в связи с развитием новых технологий как в нашей стране, так и за рубежом.

Здесь нельзя обойти вниманием споры трансгуманистов и их критиков. Согласно воззрениям трансгуманистов, научные разработки по изменению человеческой природы служат во благо человечеству. Противники же подобных идей, как пишет И. В. Черникова, прежде всего обращаются к нравственной стороне вопроса, апеллируя к этике и проблеме человеческой идентичности [10, с. 41].

Трансгуманизм сформировался на почве представлений о кризисе человеческой природы. И то же самое сегодня говорят об универсальных этических основах человечества, об «общечеловеческих» ценностях.

Анализируя сдвиги в общественной жизни во всемирном масштабе, К. С. Гаджиев пишет: «Мы живём в условиях смены эпох, которая характеризуется эрозией и разложением тех или иных господствующих и развёртываемых процессов формирования новых ценностей, отношений, институтов ... Эти трансформации и сдвиги глубоко затронули экономику, политическую, социокультурную, духовную сферы, образ жизни. Более того, ставятся под вопрос основополагающие ценности, институты, правила взаимоотношений людей, служивших основой жизнедеятельности и существования человеческих сообществ со времён возникновения экзогамной семьи [1, с. 82]».

Как мы видим, технологический прогресс не может стать панацеей и залогом гармонии будущего общества. Напротив, в современных условиях проявляется мощное воздействие современных технологий, выражающееся в дегуманизации человеческого общества, в утрате чётких традиционных моральных ориентиров, нравственных ценностей, в подрыве культурных основ, привычных форм коммуникации. Следует отметить, что негативные социальные тенденции — террористические угрозы, религиозный радикализм, пересмотр семейных и гендерных устоев нарастают именно в последние десятилетия, которые характеризуются и бурным технологическим подъёмом, и ростом международной напряжённости при активизации устремлённости США к од- нополярному миру.

На пути к будущей социальной гармонии важно, в чьих руках оказываются технологические достижения цивилизации, которые повсеместно приводят к дисбалансу межкультурных коммуникаций, игнорированию норм международного права, когда насилие возводится в ранг добродетельного действа «во имя демократии». Вопреки идеологии глобализации, на основе которой были заложены принципы взаимоуважения народов, диктат угроз и насилия привёл к унижению человеческого достоинства, что и актуализировало проблему достоинства личности как важнейшего условия торжества гуманизма в будущем.

Такая постановка вопроса во многом связана с дестабилизацией политической и экономической обстановки в странах, попавших в прямую зависимость от США. Стремление поставить суверенных субъектов международных отношений в подчинённое положение вступает в противоречие с одним из важнейших гуманистических этических принципов — о человеческом достоинстве.

Не случайно концепт человеческого достоинства ныне определяется одной из составляющих предполагаемой новой стадии цивилизационной модернизации — гуманистической модернизации.

«Достоинство человека как фундаментальная ценность, — отмечает руководитель Центра изучения социокультурных изменений Института философии РАН, член-корреспондент РАН Н. И. Лапин, — демаркационное качество цивилизации реального гуманизма, подлинное начало всех прав и свобод Человека, антипод любой вседозволенности, особенно той, что пытается спрятать лицо под маской цивилизации [2, с. 12]».

На передний план в таком контексте модернизации выходят задачи формирования высоконравственного и духовно богатого человека, неспособного совершать насилие над другими, унижать их достоинство.

Проблема ненасилия ныне приобрела особое звучание именно в связи с тем, что в современном мире сторонники одно- полярного мира, отстаивая «право сильного», тем самым лишают многие народы возможности достижения представлений о своём будущем как о динамично развивающихся цивилизациях, обеспечивающих благополучие и технологический прогресс, культурный расцвет и духовное совершенство человека.

Всё чаще гегемонистские устремления претендента на мировое лидерство наталкиваются на противодействия стран и народов, не желающих мириться фактически с «новой формой тоталитаризма», которая, как отмечает Л. А. Мусаелян, «несмотря на свой демократический декодер, лишила народы права выбора путей развития, навязывая им собственное видение мира и образ жизни [6, с. 41]».

Сегодня, когда Соединённые Штаты Америки без ложной скромности позиционируют себя главенствующей державой, более того, независимой опорой, по утверждению З. Бжезинского, «глобальной стабилизации», действительность демонстрирует обратное.

В глобальной целостной системе не происходит взаимообогащения этносов, напротив, усиливается состояние обостряющихся противостояний,зачастую с переходом в военные действия, усиливается угроза их взаимоуничтожения, при этом культуры нивелируются, не получая импульса для саморазвития.

О сильном стремлении человечества избавиться от насилия, основанного на «праве сильного», свидетельствует реальная практика, подтверждающая вывод, что процесс глобализации не столь уж неуязвим, что он проявляется не в таких радужных красках, что он сопровождается негативными для «главенствующей державы» экономико-политическими, социокультурными последствиями, связанными с нежеланием иных наций, цивилизаций, культур подчиняться универсальным, имеется в виду западным, ценностям, выходящим за пределы их национальных интересов и традиций. Как отмечает известный отечественный историк Н. А. Нарочницкая, универсальный проект «бросает вызов всем великим национальным и духовным традициям человечества и требует устранить эти традиции для продолжения истории без всякого це- леполагания [7, с. 7]».

Сегодня общественная мысль, международные исследовательские центры всё чаще констатируют нарастание рисков во всех областях жизнедеятельности человечества.

Н. П. Лапин отмечает, что, по оценкам участников XVII Конгресса Международной социологической ассоциации (Иокогама, июль 2014 года), «под воздействием противоположных экономических и геополитических интересов разных стран, их групп (в том числе и военных альянсов и блоков) и структур глобального бизнеса человечество оказалось перед угрозой деградации цивилизованного состояния и возможностью его рецессии к нецивилизованному состоянию. Возникли реальные угрозы сохранению homo sapiens: возможность ядерной войны, потепление климата и иные экологические опасности [2, с. 10]».

В таких условиях единственно безальтернативной в выборе пути освобождения от угроз, нависших над человечеством, становится идея перехода к иной стадии цивилизационной модернизации, а именно — модернизации гуманистической как модели гармоничного мира будущего.

В последнее время всё активнее звучит мысль о возможности избавления от угроз и проблем, опираясь на общественные движения патриотической направленности, способствующие подъёму гражданского самосознания, повышению роли духовно-нравственных принципов, осознанию необходимости социального сплочения в достижении целей гуманитарного развития будущего мирового сообщества.

Подтверждением большой значимости подобных мнений являются, в частности, утверждения о том, что «современному обществу необходима система общих ценностей, которая не должна, однако, конструироваться в ущерб ценностей национальных культур [5, с. 26]». Не случайно в последнее время во многих исследованиях обсуждаются проблемы введения аксиологических принципов в развитие науки и техники, учитывая как возросшее внимание к ценностям суверенности государства, личности, её национально-культурного поля, так и понимание того, что технологические достижения в условиях возрастающих «сил насилия» ставят под вопрос жизнь человека и цивилизации в целом.

Таким образом, мы можем констатировать, что устремлённость к решению задач гуманизации техники тесно связана с проблемами будущего общества, его корреляции со свободой личности, творчества, достоинства в качестве предмета социально-философских исследований.

 

Примечания

1. Гаджиев К. С. Новая «Великая трансформация»? // Вопросы философии. 2017. № 7.
2. Лапин Н. И. Фундаментальные ценности цивилизационного выбора в XXI столетии. Часть 1. Человеческая цивилизация перед выбором конфигурации фундаментальных ценностей // Вопросы философии. 2015. № 4.
3. Лапин Н. И. Фундаментальные ценности цивилизационного выбора в XXI столетии. Часть 2. Аксиологические предпосылки цивилизационного выбора России // Вопросы философии. 2015. № 6.
4. Лекторский В. А. Рациональность. Социальные технологии и судьба человека // Эпистемология и философия науки. 2011. № 3. Том 29. С. 35—48.
5. Миронов В. В., Миронова Д. В. Г. Мультикультурализм: толерантность или признание? // Вопросы философии. 2017. № 6. С. 16—28.
6. Мусаелян Л. А. Исторический процесс и глобализация : монография / Министерство образования и науки Российской Федерации, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Пермский государственный национальный исследовательский университет». Пермь : ПГНИУ, 2016. 127 с.
7. Нарочницкая Н. А. Россия и русские в мировой истории. Москва : Международные отношения, 2004. 534 с.
8. Пружинин Б. И., Апресян Р. Г., Артемьева О. В., Бакштановский В. И., Гаджикурбанов А. Г., Гусейнов А. А., Зубец О. П., Кашников Б. Н, Назаров В. Н, Перов В. Ю, Прокофьев А. В., Разин А. В., Шохин В. К, Юдин Б. Г. Мораль в современном мире и проблемы российской этики. Материалы конференции — «круглого стола» // Вопросы философии. 2017. № 10. С. 5—46.
9. Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Проблема человека в западной философии : сборник : пер. с англ., нем., фр. / сост. и послесл. П. С. Гуревича ; общ. ред. Ю. Н. Попова. Москва : Прогресс, 1988.
10. Черникова И. В. Сохранение природы человека как глобальная проблема современности // Вопросы философии. 2016. № 9. С. 36—43.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 2 (82)


Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (04.09.2019)
Просмотров: 17 | Теги: цивилизация, модернизация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь