Суббота, 03.12.2016, 07:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ПОЗДНЕКАТАКОМБНОЕ ПОГРЕБЕНИЕ В КУРГАННОМ МОГИЛЬНИКЕ У С. НОВАЯ ЧИГЛА В ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ СРЕДНЕГО ДОНА

В.Д.Березуцкий, В.В.Килейников. Известия ВГПУ. Педагогические науки № 4 (269), 2015

ПОЗДНЕКАТАКОМБНОЕ ПОГРЕБЕНИЕ В КУРГАННОМ МОГИЛЬНИКЕ У С. НОВАЯ ЧИГЛА В ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ СРЕДНЕГО ДОНА

АННОТАЦИЯ. В статье анализируется погребение завершающего этапа существования среднедонской катакомбной культуры из кургана 2 курганного могильника у села Новая Чигла (донское левобережье). Погребение содержало редкие и показательные для среднедонской культуры находки. Они в совокупности с данными погребального обряда позволяют датировать погребение концом XVII-XVI вв. до н.э.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: катакомбная культура, курган, погребение, курильница, пастовые бусы, кости животных.

 

Курганный могильник у с. Новая Чигла был обнаружен А.Р. Кадыровым в 1988 г. в ходе проведения археологической разведки отрядом АЭ ВГПУ в Таловском районе Воронежской области [1]. Один из курганов был снесен для хозяйственных нужд, материалы его доисследования [2] были опубликованы [3].

Археологический памятник расположен на восточной окраине с. Новая Чигла, на высоком (до 20 м над уровнем поймы) мысовом выступе правого берега р. Чигла, левого притока р. Битюг. На площади, занятой могильником, расположены остатки хозяйственных строений постсоветского времени, а большая часть используется под пастбище.

По подсчетам 2013 г. в могильнике насчитывается 28 курганов различной сохранности. Какая-то их часть была уничтожена строительными работами в советское время (создание отстойника маслосыр-завода, овцефермы и т.д.), другие повреждены поздними перекопами.

С 2012 г. на могильнике ведутся планомерные раскопки археологической экспедицией «Возвращение к истокам» в рамках работы одноименного областного детского археологического движения с участием учащихся школ г. Воронежа и области, а также студентов ВГПУ. К настоящему времени исследовано 14 курганов, включая разрушенный в 1989 г. Основные погребения принадлежат средне- донской катакомбной культуре и относятся в основном к развитому и позднему этапам ее развития. Впускные погребения принадлежат к срубной культуре, основные и впускные - сарматам I—II вв. н.э.

Курган 1, в котором располагалось интересующее нас погребение, находился в южной группе и был одним из самых значительных по размерам, он представлял собой задернованную полусферическую по форме насыпь диаметром 22 м и высотой в среднем до 0,9 м.
Под дерниной толщиной 0,12-0,15 м залегал плотный «комковатый» чернозем с примесью меловой крошки и карбонатами, а также мелкими вкраплениями глины от действия грызунов (насыпь). Толщина слоя составила 1,6 м. Материк - плотная желтая глина. Погребенная почва не зафиксирована. В кургане в ходе раскопок было обнаружено шесть погребений среднедонской катакомбной культуры и два погребения сарматов I—II вв. н.э.

Катакомбное погребение 2 (впускное), анализу которого посвящена настоящая статья, находилось в центральной части кургана, в 3,5 м к ЮЮВ от нулевой отметки в материке. Материковый выкид имел в плане серповидную, в разрезе пирамидальную форму и поднимался на уже существовавшую насыпь.

Погребальное сооружение представляло собой катакомбу Н-образной формы: к шахте полуовальной формы 0,5x1,6 м, углубленной в материк на 0,7 м, ориентированной длинной осью по линии юго-восток - северо-запад, с юго-запада примыкала овальная камера 1,3x2 м, ориентированная, как и шахта, по линии юго-восток - северо-запад. Ее глубина от уровня материка составила 1,15 м. Переход к камере осуществлен через ступеньку высотой 0,45 м (рис. 1, 1). Заполнение шахты состояло из перемешанного грунта: глина, меловая крошка, чернозем. В северо-западном углу шахты на ступеньке лежали плохо сохранившиеся кости черепа лошади или коровы.

 

Рис. 1 - Новочигольский курганный могильник. Курган-1, погребение-2: 1 - план и профиль катакомбы; 2 - курильница; 3 - пастовые и бронзовые украшения

Заполнение камеры состояло из перемешанного грунта - глины и чернозема, но в большей степени глины. Причем грунт был забутован и с трудом поддавался раскопкам. Высота свода камеры не восстанавливается, но, по-видимому, она не превышала 0,5-0,6 м. Пол камеры почти весь был устлан органической подстилкой черно-бурого цвета с вкраплениями алой охры.
На органической подстилке лежал скелет женщины 35-40 лет (определение Р.А. Тюрина), скорченно на левом боку, головой на северо-запад (рис. 1, 1). Левая рука прямо вытянута вдоль скелета перед ним, правая - чуть согнута в локте и кистью направлена к тазовым костям.

Перед погребенной на органической подстилке лежал набор костей животных: две конечности ног коровы без копыт и кости ног овцы. Кости имеют следы обработки в виде прямоугольных односторонних отверстий в них. Первая, слегка фрагментированная кость имеет в области одного эпифиза отверстие овальной формы 2,5x1,5 см (рис. 2, 1). При выбивании отверстия примыкающие к нему участки поверхности кости подвергались разрушению, выкрашивались. На второй целой кости отверстие аналогичной формы имеет размеры 3x1,5 см (рис. 2, 1). По форме и технологии изготовления оно идентично отверстию первой кости.

На отдельных участках поверхностей костей отмечается легкая заполировка, которая свидетельствует об удержании этих костяных предметов в руке незначительное время. Возможно, что кости служили в качестве муфт-утяжелителей для помещения внутрь отверстий каких-либо вкладышей из дерева, камня или иного материала.

Курильница (рис. 1, 3) находилась у северозападной стенки камеры. Сохранилась она не полностью. Первоначально, по-видимому, стояла на ножках.

Курильница представляет собой круглую чашу, стоявшую на относительно высоких четырех сросшихся ножках, имевших в основании форму квадрата с вогнутыми сторонами. На внутренней поверхности остались следы от внутреннего дополнительного деления чаши, имевшей примерные размеры: ширина сверху - до 7 см, внизу - до 3-3,5 см. По внешней поверхности видны косые глубокие расчесы (ими же покрыта и внутренняя поверхность чаши), ниже которых нанесены короткие и глубокие перпендикулярные расчесам плоские вдавления. Ножки гладкие.

Реконструируемый диаметр чаши - 14 см, высота - 15,5 см, высота ножек - 7,5 см. Толщина стенок чаши составляет 8 мм. Цвет глины снаружи - серо-коричневый, изнутри - темно-серый. Следов горения органических веществ в чаше не обнаружено.
Украшения (рис. 1, 3: 1-48; 2, 2-4). Между жертвенными костями животных и черепом погребенной была обнаружена россыпь украшений в виде бус в количестве 58 единиц: 46 - целой формы и 12 фрагментов. Из целых бус сорок две изготовлены из пасты, четыре - из металла (бронза?).

Пастовые бусы (рис. 1, 3: 1-48; 2, 2) сделаны преимущественно из пасты белого, изумрудного (бирюзового) или светло-голубого цвета, а также белого с коричневым оттенком.

Тело бус, изготовленных из белой пасты, покрывалось тонким слоем цветной пасты, что хорошо видно на микрофото части бусины, где наблюдается нарушение поверхности слоя (рис. 2, 2: 20: ув. х 28).

Типология пастовых бус включает пять типов: плоские круглые, трубчатые круглые многосекционные пронизи, трубчатые круглые пронизи, крестовидные бусы (с четырьмя выступами), трубчатые с одним выступом.

Плоские круглые бусы (19 экз.) имеют диаметр 2-2,5 мм, толщину - 1 мм, диаметр отверстий - 1-1,5 мм (рис. 1, 3: 19, 20, 29-45; 2, 2: 1). Иногда на их плоскостях около отверстий отмечается бортик - наплыв, возникший при формовке отверстия.

Цвет бус бирюзовый (рис. 1, 3: 19, 20, 30-33, 39, 44, 45), белый со светло-коричневым оттенком (рис. 1, 3: 29, 34, 35, 37, 38, 40-43).
Трубчатые круглые многосекционные пронизи (восемь экз.) (рис. 1, 3: 21-28; 2, 2: 26). Одна из них - четырехсекционная (рис. 1, 3: 21; 2, 2: 25), одна - трехсекционная (1, 3: 22), а остальные - двухсекционные. Диаметр пронизей 2-3 мм, диаметр отверстий - 1 мм, толщина секций - 1-2 мм.

Цвет пронизей - бирюзовый (рис. 1, 3: 21, 24, 27, 28), светло-коричневый (рис. 1, 3: 22, 23, 25, 26).

Трубчатые круглые пронизи (два экз.) (рис. 1, 3: 17, 18) сделаны из белой пасты. Диаметр изделий 3 мм, длина - 6 мм, диаметр отверстия - 1 мм. Торцевые края пронизей неровные.

Крестовидные бусы (с четырьмя выступами) (12 целых экз. и четыре фрагмента) (рис. 1, 3: 1 — 14; 2, 2: 2-9, 12-24) - в виде наверший булав. Диаметр бус - 4-6 мм, включая размеры выступов, толщина - 2-3 мм, диаметр отверстий - 1—1,5 мм. Выступы представляют собой полусферы диаметром 2-2,5 мм и толщиной 1,5-2 мм.

Технология изготовления бус этого типа предусматривала первоначальную формовку тела плоского или шаровидного профиля диаметром 3-5 мм, к которому с боков симметрично прикреплялись полусферические выступы, создавая при этом в плане крестовидную форму. В отдельных случаях вылепленное изделие покрывалось слоем пасты другого (бирюзового) цвета. После завершения процесса лепки изделие обжигалось. Следы подобной технологии лепки бус зафиксированы на отдельных микрофотографиях (рис. 2, 2: 7, 15, 20). Кроме того, обнаружен фрагмент полусферического выступа (рис. 2, 2: 23, 24), отколовшийся от целого изделия. У некоторых бус отделилось по одному выступу (рис. 1, 3: 10), другие раскололись на отдельные части (рис. 1, 3: 6-8).

Крестовидные бусы являются близким по форме миниатюрным воспроизведением известных в период средней бронзы каменных наверший булав (типологический вариант II-в - высокие крестовидные, усечено-ромбические навершия булав с бортиком в основании [4], представленные изящной находкой в погребении 3 кургана 16 Первого Власовского могильника) [5, рис. 50; 6].
Трубчатые бусы с одним выступом (рис. 1, 3: 7; 2, 2: 10-11) представлены одним экземпляром. Диаметр трубчатого основания составляет 3 мм, длина - 3 мм, длина отверстия - 1,5 мм. У края трубчатого основания располагается один подпрямоугольный выступ размером 3x1,5 мм.

Металлические бусы. Обнаружено четыре целых изделия и один фрагмент. Изготовлены бусы из свернутых в трубочку миниатюрных бронзовых (?) пластин (рис. 1, 3: 49, 50; 2, 3-4). Диаметр бус - 2 мм, длина - 3-5 мм. Поверхность изделий покрыта обильными медными окислами и лишь на одной, самой крупной пронизи (рис. 2, 4) хорошо фиксируются технологические приемы ее изготовления. В качестве заготовки использовалась тонкая бронзовая пластина подпрямоугольной формы и неровных в плане очертаний. Затем кузнечным способом с использованием стержневой основы- болванки эта пластина скручивалась в трубку- пронизь с заходящими друг на друга краями.

Рис. 2 - 1 - обработанные кости животного; 2 - пастовые бусы: 3-6, 8-14, 16-19, 21-25 - ув. х 8; 7, 15, 20 - ув. х 28; 3, 4 - бронзовые украшения

Погребальный обряд рассматриваемого нами погребения позволяет отнести его к позднему этапу развития среднедонской катакомбной культуры. Основаниями для этого служит северо-западная ориентировка погребенной и положение ее на левом боку. Эти признаки характеризуют завершающий, третий этап развития культуры [6; 7, с. 141-142; 8, с. 46-47].

Курильницы в количественном отношении по- разному представлены в погребальных памятниках катакомбных культур среднего бронзового века. К примеру, в предкавказской катакомбной культуре они встречены в каждом пятом погребении, а количество курильниц насчитывает уже более 300 экземпляров [9, с. 54]. Между тем в погребальных памятниках на Среднем Дону их насчитывается лишь 36. Большая часть из них связана с развитым, либо финальным этапом среднедонской катакомбной культуры и происходит главным образом из донского левобережья [10, с. 23].

Вероятно, права М.В. Андреева, назвавшая курильницы более содержательным, соответствующим ее предназначению термином - «кадильница», поскольку именно такое определение имеет отношение к сакральному, а присутствие ее в могиле может указывать на особый статус погребенного [11, с. 199].

Курильница из новочигольского погребения, выделенного В.Г. Егоровым, близка 7 варианту, характеризующемуся чашей с отделением на крестовидной подставке в виде четырех удлиненных и сросшихся в основании ножек [12]. По типологии Т.К). Аринчиной, составленной ею по материалам лесостепного Подонья, курильница относится к типу И, подтипу I (круглая чаша на четырех сросшихся в основании ножках) разновидности Б (разновидность характеризуется наличием внутреннего отделения) [13, с. 78].

Наличие внутреннего отделения в чаше - характерная черта поздних типов курильниц [14, с. 27], как и бедность орнамента на них, его небрежность, грубость [15, с. 294].

Пастовые бусы являются редким типом украшений в погребениях катакомбных культур, в том числе и на территории лесостепного Подонья. Разновидность же их в виде миниатюрных воспроизведений булав с четырьмя выступами встречается еще реже. Подобные находки впервые были обнаружены на Среднем Дону в погребении среднедонской катакомбной культуры у с. Ширяево Калачеевского района Воронежской области, на левом берегу р. Толучеевка (левый приток Дона) (Ширяево, курган 3/1) [16, рис. 3, 4]. Погребенный лежал в яме на левом боку с северной ориентировкой. Его сопровождали, кроме отмеченных выше находок, реповидный сосуд манычской культуры, а также рифленые цилиндрические пронизи бирюзового цвета. В.И. Погорелов относил погребение к позднему, завершающему этапу развития среднедонской катакомбной культуры - ближе к середине II тыс. до н.э.

В качестве прямых аналогий за пределами Среднего Дона можно привести находку из погребения донецкой катакомбной культуры с территории Северского Донца [17, рис. 29]. A.M. Смирнов, характеризуя поздний этап манычской культуры на До- нетчине и синхронизируя его со вторым и заключительным, третьим этапом развития среднедонской катакомбной культуры, обращает внимание на «авторитетные» категории погребального инвентаря, отличающие памятники как наиболее поздние в колонке катакомбных древностей. Среди них - овальное навершие булавы с четырьмя выступами, пастовая «кольцевидная» бусина с четырьмя выступами [17, с. 76].

Среди других подобных находок - парные, как бы соединенные в одну пронизь миниатюрные металлические (бронзовые) воспроизведения булав из разрушенного кургана у ст. Минутка под Кисловодском [18, рис. 46]. Автор относит подобные находки ко второму этапу развития северокавказской культуры, который датируется В.И. Марковиным временем около 1700 г. до н.э. и до около 1500 г. до н.э., т.е. по большей части XVII-XVI вв. до н.э. [18, рис. 46].

Судя по неважно прорисованным пастовым и каменным бусам из впускного погребения Нальчикского могильника (из книги В.И. Марковина), несколько пастовых бус повторяют чигольские бусы с четырьмя выступами [18, рис. 37, 7].
Пронизь (по A.JI. Нечитайло, «трубочки из пасты с рельефным орнаментом в виде шишечек») обнаружена в погребении 13/10 предкавказской культуры у ст. Суворовская [19, рис. 69, 6]. В отличие от пронизи у ст. Минутка, в погребении у ст. Суворовская пронизь состоит из четырех рельефных орнаментов. В этом же погребении найдены пронизи из пасты, аналогичные чигольским рифленым пронизям [19, рис. 69; 7].

В погребении 2/1 у с. Новоалександровка (ба- бинская культура) в Днепровском Надпорожье обнаружены похожие бусы из пасты. Отличия касаются только количества выступов: в отмеченном погребении бусы имеют три, а не четыре выступа [20, рис. 1, 3].

В женском погребении у с. Соколово (погр. 11, курганная группа III, курган 5) в степном Поднепровье среди бус в ожерелье находились две пронизи («бородавчатые» по Н.В. Чернявской) с несколькими выступами в виде шишечек. Погребение принадлежит культуре многоваликовой керамики (ба- бинская культура) и по аналогиям подобных находок, обнаруженных у г. Ворошиловграда, в захоронениях у г. Новочеркасска, ст. Суворовской, Триа- летских курганах в Грузии, дольменах Чилакена и др. памятниках, датируется второй четвертью - серединой II тыс. до н.э. Подобные бусы имеют наибольшую распространенность в памятниках Северного Кавказа, где их изготавливали и из металла [21, с. 93, рис. 2, 6]. Одна из таких находок в виде бронзовой подвески в форме булавы найдена в Среднем Поосколье в Кубаевой Могиле [22, с. 231; рис. 4].

На площади Компанийцевского могильника Черняховской культуры исследовано позднеката- комбное погребение, в котором находились пастовые «двухрожковые бусы» [23, рис. 3]. Подобные бусы встречены на поселении Бабино III, в погребении у Любимовки Херсонской области [23, с. 59].

В одном из курганов, исследованных на территории Саратовского Поволжья у пос. Сторожевка, среди различных находок в погребении 2/1 находились также и пастовые трехрожковые пронизи. Им сопутствовали и круглые бусы из пасты, а также рифленые цилиндрические пронизи. Погребение датируется по комплексу предметов погребального инвентаря и обряду концом XVII - нач. XVI вв. до н.э. [24, рис. 1, 10, 11].

В Нижнем Поволжье в могильнике Орешкин-1 в погребении катакомбной культуры 18/1 А.Н. Дьяченко обнаружена «бородавчатая» бронзовая пронизь, состоящая из четырех булавовидных элементов [8, рис. 150, 5].

Судя по взаимовстречаемости в одних комплексах «двухрожковых», с четырьмя выступами, круглых, эллипсовидных, короткоцилиндрических, продолговатых в виде трубочек, многосекционных бус из пасты и др., несмотря на их многообразие, принадлежат они одному, хотя и относительно широкому, хронологическому срезу. Более узкую дату дают так называемые «бородавчатые» пронизи и те, которые повторяют форму булав с несколькими выступами. С.Н. Братченко относит время их распространения ко второй четверти II тыс. до н.э. [25, с. 148]. По-видимому, к этому же времени следует отнести и металлические изделия с выступами. Одним из центров их производства был Северный Кавказ, где изделия из пасты встречаются чаще всего [18, рис. 21, 13; 27, 7 и др.], хотя указываются и другие источники производства - Англия, Поднепровье [23, с. 59-60]. И.Ф. Ковалева обращает внимание на расцвет производства фаянсовых бус, который приходится на время правления XVIII династии Египта (1657-1320 гг. до н.э.), хотя и появляются они раньше. Датировка их укладывается в период второй четверти II тыс. до н.э. [26, с. 26].
Говоря об абсолютной датировке погребения 2/1 Новочигольского могильника, отметим, что верхний хронологический рубеж второго этапа развития среднедонской катакомбной культуры, по А.Т. Синюку, определяется бытованием памятников второго этапа предкавказской культуры и памятников бахмутского типа (в пределах конца XVII-XVI вв.) и смыкается по времени с третьим скоротечным этапом [7, с. 142]. По-видимому, концом XVII-XVI вв. до н.э. следует датировать рассматриваемое погребение.
Добавим к этому, что для одного из позднеката- комбных погребений Новочигольского могильника имеется радиоуглеродная дата. Речь идет о погребении 2/4, осуществленном в яме, в которой на полу находились плохо сохранившиеся останки скелета человека, лежавшего скорченно на левом боку с ориентировкой на север. Погребенного сопровождал сосуд позднекатакомбного типа и жаровня. Радиоуглеродный анализ, проведенный по кости, - дал дату - 3670±60 BP.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Кадыров, А.Р. Отчет об археологической разведке в Таловском и Каменском районах Воронежской области в 1988 г. [Текст] /А.Р. Кадыров // Архив ИА РАН.
2. Березуцкий, В.Д. Отчет об археологических исследованиях в Воронежской и Тамбовской областях в 1989 г. [Текст] / В.Д. Березуцкий // Архив ИА РАН.
3. Березуцкая, Т.Ю. Погребения эпохи бронзы из Новочигольского кургана [Текст] / Т.Ю. Березуцкая // Проблемы археологии бассейна Дона : сб. науч. тр. — Воронеж, 1999. — С. 106—112.
4. Килейников, В.В. Каменные навершия булав бронзового века лесостепного Подонья [Текст] / В.В. Килей- ников // Археологические памятники бассейна Дона : сб. науч. тр. — Воронеж, 2004. — С. 140—141.
5. Синюк, А.Т. Курган № 16 Власовского могильника [Текст] / А.Т. Синюк, В.И. Погорелов // Погребальные памятники эпохи бронзы лесостепной Евразии : сб. науч. тр. — Уфа, 1993. — С. 196—198.
6. Пряхин, А.Д. Среднедонская катакомбная культура: происхождение, этапы развития [Текст] / А.Д. Пря- хин, Ю.П. Матвеев, В.И. Беседин. — Воронеж, 1991.
7. Синюк, А.Т. Бронзовый век бассейна Дона [Текст] / А.Т. Синюк. — Воронеж, 1996. — 350 с.
8. Синюк, А.Т. Среднедонская катакомбная культура эпохи бронзы (по данным курганных комплексов) [Текст] / А.Т. Синюк, Ю.П. Матвеев. - Воронеж, 2007. - 221 с.
9. Николаев, Н.А. Курильницы предкавказской катакомбной культуры (Индоевропейская керамическая форма 1) [Текст] / Н.А. Николаев, В.А. Сафонов // Проблемы изучения катакомбной культурно- исторической общности : тез. докл. всесоюзн. сем. — Запорожье, 1990. — С. 54—57.
10. Маслихова, Л.И. Инокультурные влияния в керамике погребений среднедонской катакомбной культуры [Текст] / Л.И. Маслихова // Археология восточноевропейской лесостепи : сб. науч. тр. — Воронеж, 2009. — С. 19-26.
11. Андреева, М.В. Курильницы, ножи и шилья в контексте погребальных памятников восточноманычской катакомбной культуры [Текст] / М.В. Андреева // Проблемы первобытной археологии Евразии. К 75-летию А.А. Формозова : сб. науч. тр. - М., 2004. - С. 187-201.
12. Егоров, В.Г. Классификация курильниц катакомбной культуры [Текст] / В.Г. Егоров // Статистико- комбинаторные методы в археологии : сб. науч. тр. — М., 1970. — С. 156—164.
13. Аринчина, Т.Ю. Культовая керамика среднедонской катакомбной культуры [Текст] / Т.Ю. Аринчина // Исследование памятников археологии Восточной Европы : межвуз. сб. науч. тр. — Воронеж, 1988. — С. 74-88.
14. Панасюк Н.В. Раннекатакомбные курильницы степного Предкавказья [Текст] / Н.В. Панасюк // РА. — 2010. - № 2. - С. 25-38.
15. Панасюк, Н.В. Катакомбные курильницы Прикубанья [Текст] / Н.В. Панасюк // Пятая Кубанская археологическая конференция. — Краснодар, 2009. — С. 291—295.
16. Погорелов, В.И. Ширяевский могильник бронзового века на Среднем Дону [Текст] / В.И. Погорелов // Советская археология. — 1985. — № 1. — С. 151—156.
17. Смирнов, A.M. Курганы и катакомбы эпохи бронзы на Северском Донце [Текст] / A.M. Смирнов. — М., 1996. - 182 с.
18. Марковин, В.И. Культура племен Северного Кавказа в эпоху бронзы (II тыс. до н.э.) [Текст] / В.И. Маркович - М., 1960. - 150 с.
19. Нечитайло, А.Л. Суворовский курганный могильник [Текст] / А.Л. Нечитайло. — Киев, 1979. — 85 с.
20. Ковалева, И.Ф. Раскопки курганов в Днепровском Надпорожье [Текст] / И.Ф. Ковалева, С.Е. Мухопад, В.Н. Шалобудов // Проблемы археологии Поднепровья. — Днепропетровск, 1995.
21. Чернявская, Н.В. Погребение культуры многоваликовой керамики в Днепровском Левобережье [Текст] / Н.В. Чернявская // Курганные древности степного Поднепровья III-I тыс. до н.э. — Днепропетровск, 1979. - Вып. 3. - С. 88-95.
22. Карагодин, М.И. Новые находки бронзового века в Шелаево (р. Оскол) [Текст] / М.И. Карагодин // Советская археология. - 1977. - № 2. - С. 229-232.
23. Махно, Е.В. Пастовые бусы из катакомбного погребения на Компанийцевском могильнике [Текст] / Е.В. Махно, С.Н. Братченко // Археолопя. - 1977. - № 24. - С. 53-59.
24. Кочерженко, О.В. Курганы эпохи поздней бронзы у пос. Сторожевка [Текст] / О.В. Кочереженко // Охрана и исследование памятников археологии Саратовской области в 1995 г. — Саратов, 1996.
25. Братченко, С.Н. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы [Текст] / С.Н. Братченко. — Киев, 1976. — 248 с.
26. Ковалева, И.Ф. Север степного Поднепровья в среднем бронзовом веке [Текст] / И.Ф. Ковалева. — Днепропетровск, 1981. — 78 с.

Известия ВГПУ. Педагогические науки № 4 (269), 2015

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (24.10.2016)
Просмотров: 19 | Теги: Курган | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016