Пятница, 09.12.2016, 02:59
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ПАССИОНАРНОСТЬ: РАЗМЫШЛЕНИЯ О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОМ СТАТУСЕ

Р.Н.Ибрагимов, д-р филос. наук, профессор, Е.С.Каменева

ПАССИОНАРНОСТЬ: РАЗМЫШЛЕНИЯ О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОМ СТАТУСЕ

Теория этногенеза Л. Гумилёва вызвала и вызывает до сих пор неоднозначное отношение со стороны академической науки. Имеются к ней и методологические претензии. Вместе с тем естъ в ней и эвристический потенциал, который далеко не исчерпан. Статья представляет собой опыт методологической реабилитации и адаптации в социологический дискурс ключевого понятия гумилёвской теории «пассионарностъ».

Ключевые слова: пассионарностъ, этногенезис, социогенез, схоластика, социология.

 

Бедный Лев Николаевич! Для непонятливых - Гумилёв. Уже, казалось бы, давно почил в бозе, однако желающие попинать мёртвого льва (Льва!) почему- то не переводятся. Мы, упаси Господь, не являемся фанатами евразийства и даже собственно его теории этногенеза. Задача наша - чисто методологического свойства - определить границы терминологического поля и понятийные признаки концепта. Но слово в защиту великого современника сказать всё же придётся. Тем более что биографическое отступление имеет прямой и непосредственный методологический смысл.

Претензии, предъявляемые Гумилёву, касаются преимущественно «неясной» терминологии во главе с пресловутой «пассионарностью». Мало того, что в разных работах толкование этого термина у самого Гумилёва существенно разнятся, сами эти толкования не всегда дают возможность детализации, конкретизации и апробации. Это особенно актуально, если взглянуть на проблематику этногенеза глазами социолога, привыкшего до мелочей, до мельчайших деталей конкретизировать терминологические универсалии и выверять умопостроения с точностью до сотых долей процента.

Вместе с тем никто не снимает с социологии такой обязанности. Собственно, сама социология и является детализацией и выверкой универсалии по имени «общество». Применительно к теории этногенеза проблема состоит не в обнаружении феномена и даже не в его адекватном терминологическом оформлении. Корень проблемы непонимания и недоверия - в дисциплинарном статусе творческого наследия Гумилёва.

По существу, впечатляющее концептуальное построение Л.Н. Гумилёва следовало бы отнести не к этнологии и, тем более, этнографии, а к официально несуществующей этнософии. По аналогии с историософией эта несуществующая дисциплина должна была бы представлять собой систематизацию интуиций и умозрений на проблему этноса. Отличие от формально приписываемой Гумилёву состоит даже не в парадигме и, уж тем более, не в содержании самой теории, а в типе дискурса, в его стилистике.

Стиль теоретизирования большинства очных и заочных оппонентов Гумилёва (включая Бромлея) - схоластика. Со всеми её плюсами и минусами. Которая не умерла. Которая, как и 500 лет назад, главной своей задачей видит приложение любой темы к вечным и неизменным правилам логического построения, для которой границы терминов и предметных полей священны и для которой «междисциплинарность» - страшный сон.

Основной оппонент Гумилёва - Ю.В. Бромлей - позиционировал себя как носителя официальной идеологической позиции, что отчасти было верно. Он считал, что этногенез носит классовый характер и обладает социально-экономической природой. Это обстоятельство нашло, в частности, выражение как в схематическом и умозрительном делении наций на буржуазные и социалистические, так и в преимущественном употреблении термина «племя» применительно к первобытнообщинной формации, а термина «народность» - к рабовладельческой и феодальной [1].

В терминах средневековья Гумилёв - представитель вечного стилистического антипода схоластики. Он - мистик, в отрицании устоявшихся междисциплинарных границ, в безграничной эрудиции, в доверии к своей творческой интуиции. Он из той же породы, что и Бернар Клервоский, который в самый разгар эпохи схоластического теоретизирования в очной дискуссии положил на лопатки не кого-нибудь, а самого Абеляра.

Конфликт Гумилёва с академической средой - это продолжение конфликта Ф. Ницше с той же средой, разворачивающейся на другом иоле. Консорции пассионариев, обнаруживаемые Гумилёвым в различных обществах и на разных исторических этапах - это, по существу, команды Сверхчеловеков с ампутированным природой эгоизмом. Это горьковские Данки, описанные на языке науки. В этом отношении Гумилёв - ницшеанец с колоссальным эмпирическим багажом, научившийся при этом привлекать схоластические аргументы. А чего вы хотели от сына великого поэта и великой поэтессы? Л.Н. Гумилёв, помимо незаурядного генотипа, сам обладал всем набором признаков пассионария. В определённом смысле он описывал сам себя, и поэтому он точно знал, о чём говорит. С другой стороны, именно это обстоятельство - верный признак нарушения классического принципа научности, субъект-объектного отчуждения. Ради сохранения нейтральной объективности субъект должен наблюдать за своим объектом из-за кустиков. По этой логике пассионариев науки должны описывать только субпассионарии науки. Гумилёва должен был описывать некий «совокупный Бромлей»!

Хаос состоит из случайностей. Доля случая присутствует и в перипетиях творческого пути Л.Н. Гумилёва. После ссылки, как известно, он пытался устроиться на исторический факультет, на кафедру ориенталистики, но должностная вакансия оказалась только на кафедре этнологии. Не существовало тогда в структуре ЛГУ кафедры этнософии. Будь иначе, вопросов сейчас, а возможно, ив 1970-х гг. к нему не было бы или, по крайней мере, их было бы меньше. Хотя нет, схоластические академические традиции, помноженные на жёсткие идеологические рамки, априори делали невозможным существование в них гумилёвской мысли в принципе. Он вырывался из них даже стилистически. Что уж говорить о содержательных параллелях и метафорах? Когда Гумилёв говорит о трагедии последних хуннских шаньюев в истории средневекового Китая: «Наконец-то они избавились от полководцев, умевших одерживать победы», - все читатели, от академика до таксиста, вместо «Эрчжун» читали «маршал Жуков». Кстати, о таксистах. Гумилёв нарушил правила ещё и фактом своей широкой популярности за пределами академической среды. Для социологии это также немаловажное обстоятельство: что такое пассионарность, интуитивно, не требуя каких-либо уточнений, понимает самый невзыскательный читатель. Мы более чем уверены, что В. Высоцкий сочинял строчки «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков» под впечатлением от какой-нибудь из книг Гумилёва.

Иными словами, стихийные реципиенты теории пассионарности и термина «пассионарность» существуют давно, прочно и надолго. Совсем недавно апелляция к эффекту пассионарности прозвучала в речи президента РФ. Дело за академической наукой, которой остаётся лишь придать чёткие, предметные и методические границы этим теориям и терминам. И если такое представляется возможным в рамках такой строгой дисциплины как социология, то для стилистически менее строгих дисциплин это выполнимо и подавно.

Естественно, принимая на вооружение саму терминологическую форму, нам придётся оставить в её содержании лишь те смысловые сгустки, которые имеют перспективу эмпирической верификации, и пожертвовать частностями, деталями, противоречиями, которые, безусловно, имеются в текстах Л.Н. Гумилёва . Но это неизбежная трансформация при переводе теории с одного языка на другой, в нашем случае - с языка этнософии на язык социологии. Приступим.

Пассионарность - это доминанта социального поведения, обеспечивающая возможность социального творчества в макросоциальном мае - штабе и в предельно широком диапазоне проявлений. Этногенез при таком понимании является лишь частным случаем более обширного психосоциокультурного феномена.

В предложенном определении говорится о «возможностях социального творчества». Это значит, что наличие данного признака не является механической гарантией дальнейших масштабных социальных преобразований.

Первым ограничивающим фактором является степень выраженности этого признака у носителя. Рядом с эталонным пассионарием Чингисханом, например, жил и действовал хан Джамуха, также весьма энергичный, масштабный персонаж. Не будь рядом Чингисхана, он, вероятно, имел бы возможность начать свою версию монгольского социогенеза. Но Тэмучжин не дал ей реализоваться. Во-вторых, и это уже чистая социология, ограничителем выступает инерция социальной среды. Усталые и бодрые, сволочные и приличные субпассионарии вяжут и душат пассионариев. Живи Чингисхан в современной России, он, вероятнее всего, уже сложил бы голову в криминальных разборках 1990-х годов.

Таким образом, наличие атрибута пассионарности не гарантирует, а лишь повышает степень вероятности существенных социальных изменений, макро- социального социогенеза. Для инноватики нужны инноватики. Которые где?...

Понятие макросоциального масштаба, как правило, не требует излишних комментариев. Грань между «микро» и «макро» — это граница доступности, обозримости, очевидности. Социальной микросредой, безусловно, являются семья, детский сад, двор. С натяжкой к микросоциальным объектам можно отнести завод или посёлок.

Макросоциология начинается с города и заканчивается мегасоциальными общностями. Требования масштаба применительно к пассионарности как к социальному феномену являются существенными, потому что определённой долей влияния в малых референтных сообществах может обладать почти каждый — на то они и референтные. Удостоверенным признаком пассионарности следует считать случаи, когда индивид или консорция создают социальную целостность, в которой механизмы макро- социальной регуляции отчётливо преобладают над правилами игры внутри включённых в такую общность мелких сообществ. Например, Шамиль для установления централизованной диктатуры вырезал под корень непокорные тейпы.

Диапазон проявлений пассионарности — важное уточняющее требование, позволяющее детализировать эмпирическую верификацию исследуемого феномена. Предлагается стандартный набор социальных сфер, в которых происходит преимущественное приложение усилий пассионарных консорций. Следует сразу сделать важное уточнение. Есть поговорка «талантливый человек талантлив во всём». Социолог согласится с ней лишь отчасти. Мы, как правило, склоны усматривать признаки «факультативной» гениальности у людей, уже зарекомендовавших себя гениями в основной сфере деятельности. Например, мы умиляемся хобби А. Энштейна играть на скрипке. На самом деле исполнительские способности великого физика даже близко не подходили к званию великого скрипача.

Талант, гениальность — одно из самых распространённых свойств пассионария, и здесь особенно отчётливо видно какой императивностью обладает «всепоглощающая цель», не позволяющая равномерно распределить силы носителя по различным сферам. Поэтому мы не исключаем, что гениальный политик может оказаться гениальным предпринимателем, но его заслуги в экономике, скорее всего, просто продолжение его политической активности.

Высокая активность и высокая продуктивность — надёжные показатели, которые проверяются эмпирическим путём. Словарь социологии содержит массу терминологических нитей, позволяющих не только сделать понятным то, что имел в виду и пытался донести до нас Л.Н. Гумилёв, но и операционализировать, оснастить методически процесс измерения пассионарности — от анкеты до анализа документов. Так, например, декларируемая в теории этногенеза фаза обструкции предполагает многообразное и целенаправленное вытеснение пассионариев. Одну из форм вытеснения опробовал на себе сам Гумилёв. Значит, гипотетически, наш Уголовный кодекс определяет правила такого вытеснения. Смотрим. Действительно, ч. 1 ст. 63 УК РФ предусматривает усиление ответственности, если преступление совершено в составе группы лиц, в нашей терминологии — консорции пассионариев. Отчасти поэтому не представлен такой показатель, как эффективность, венчающая активность и продуктивность (см. таблицу).

Макросоциогенез — это практически 100%-й эталон пассионарности. Команда создала государство или религиозный орден — какой ещё нужен показатель эффективности? Однако именно количественное соотношение продуктивности и социальной эффективности не всегда одинаково и зависит от уже упомянутой фазы этно- (или социо-) генеза. Этот показатель гипотетически выше на ранних стадиях и постепенно снижается до мизерных значений на последних стадиях.

Идентификация пассионарности в различных подсистемах общественных отношений

Как можно было убедиться, проблема инъекции идей и терминов обсуждаемой теории в лоно современного социологического дискурса методологически ничтожна. В словарь социологии вливают порой гораздо более рискованные, а то и бессмысленные формы. В нашем случае принципиальных противопоказаний нет. Другое дело - идеологический и (или) мировоззренческий фактор. Признать теорию, согласно которой тебе и твоему обществу наступает, мягко говоря, конец, довольно трудно. Особенно если ты субпассионарий. Здесь приходится звать на помощь совокупный арсенал схоластики и бюрократии (хотя схоластика, по существу, и есть методологический бюрократизм).

Помимо прочих парадигм, существует в отечественном обществознании и такая - бюрократический детерминизм. Его аксиоматический посыл: «Если начальство этого не видит, то этого вовсе нет». По этой логике, например, не существует недовольства населения услугами ЖКХ. Пока не забеспокоился Сам. И тогда это недовольство вдруг возникло.

Весьма примечательное событие произошло при оглашении Послания Президента в 2012 г., когда В.В. Путин во всеуслышание заявил, что России требуются управленцы-пассионарии. И дело не в том, нужны пли не нужны, а в том, что Сам Президент увязал принадлежность к политической элите с атрибутом пассионарности. Судорожная активность и абсолютная неэффективность управляющих структур получили, наконец-то, своё разъяснение.

Министр, депутат или председатель комитета теперь официально могут называться «пассионариями по должности». Отсюда ещё одно тематическое ответвление - имитация пассионарности, пли псевдопассионарность.

История её - теории этногенеза - бедствий определялась не собственными её несовершенствами, а по большей части идеологической «опасностью» и мировоззренческой трусостью приверженцев парадигмы бюрократического детерминизма. Но к методологическим основаниям терминологического статуса понятия «пассионарность» это уже не имеет прямого отношения.

Список литературы

1. Бромлей Ю.В. Несколько замечаний о социальных и природных факторах этногенеза / Ю.В. Бромлей // Природа. - 1971. - № 2. - С. 83.
2. Гумилёв Л.Н. Хунны в Китае. - М.: Наука, 1974.
3. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. - М.: Айрис-пресс, 2004.
4. Социологический словарь / отв. ред. Г.В. Осипов. - М.: Норма; Инфра- М., 2010.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(10). 2013

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (22.08.2016)
Просмотров: 39 | Теги: ПАССИОНАРНОСТЬ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016