Среда, 07.12.2016, 15:24
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ОСМЫСЛЕНИЕ ОНТОЛОГИЗАЦИИ В РЕПРЕЗЕНТАТИВИЗМЕ И КОНСТРУКТИВИЗМЕ

А.Д.Воробьева, Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 7 (389).
Философские науки. Вып. 40. С. 96-100.

ОСМЫСЛЕНИЕ ОНТОЛОГИЗАЦИИ В РЕПРЕЗЕНТАТИВИЗМЕ И КОНСТРУКТИВИЗМЕ

Анализируется два противоположных подхода к решению проблемы соотношения познания и реальности — репрезентативизм и конструктивизм. Делается вывод о том, что умеренный конструктивизм является наиболее эффективным подходом для изучения процесса онтологизации. Автор предлагается осмысление онтологизации в качестве уникальной творческой деятельности, в результате которой появляются онтологические модели. Однако, по мнению автора, полномочия субъекта онтологизации ограничены внешними и внутренними влияниями.

Ключевые слова: конструктивизм, онтологизация, репрезентативизм, сознание, теория познания.

 
Одним из важнейших процессов, воздействующих на мышление, является онтологизация — утверждение или закрепление в сознании представлений и идей о степени бытийности того или иного объекта. Как правило, в течение жизни человек несколько раз меняет своё представление о структуре бытия, так, например, вера в существование сверхъестественных сил может смениться полным отрицанием «потустороннего» мира, а затем снова возродиться, но уже в качестве рационального умозаключения о существовании высшего разума. Может показаться, что подобные представления — это личное дело каждого, выбор, зависящий лишь от воли индивида. Однако, как показывает современная философия, в сознании человека не так уж много индивидуального, как кажется, и если мы действительно хотим сохранить свободу личности, то заявлений о том, что «каждый вправе верить в то, что поже - лает», недостаточно. Прежде всего следует осознать свою ограниченность и разобраться с теми процессами, которые сопровождают человеческую жизнь.

Осмысление онтологизации зависит от гносеологической позиции. Речь идёт о признании или отрицании существования реальности и возможности её познания. Существует два основных подхода к решению этой проблемы, осмысление он- тологизации в которых принципиально отлично. Один из них может быть обозначен как репрезентативизм. В его рамках познание рассматривается как отражение субъектом свойств и характеристик реальности, которая, в свою очередь, понимается как объективная данность. Поэтому в качестве исследовательской задачи ставится правильное и точное воспроизведение реальности.

Репрезентативизм закладывается ещё в античной философии (Парменид, Платон, Аристотель), а особенно чётко артикулируется в философии Нового времени (Р. Декарт, Ф. Бэкон, Дж. Локк).

Все репрезентативисткие теории объединяет представление об ограниченности субъекта познания теми знаниями, которые соответствуют реальности. Всё то, что искажает реальность или выходит за её пределы, не может считаться подлинным знанием. В рамках такого видения, как пишет И. В. Черникова, формируется идея о том, что «реальность — антипод воображения» [9. С. 80]. Отсюда вытекает, что субъект познания зависим от объекта. Несмотря на то что субъект наделяется активностью (Декарт) и динамичностью (Г. Лейбниц), он по-прежнему лишён возможности как-либо воздействовать на объект познания и может лишь «присваивать» его качества в ментальной форме.

Из этого следует, что в репрезентативизме онтологизация осмысляется не как отдельный процесс, а как условие и одновременно результат познания. Стоит ли говорить, что в рамках данного подхода знания о существовании объектов представляются «неподвижными», а процессуальность онтологизации не осознаётся. Основной функцией онтологизации считается обеспечение «прозрачности» действительности для познающего субъекта.

Переосмысление онтологизации происходит лишь тогда, когда формируется идея о том, что реальность (или её модель) не отражается, но конструируется в процессе познания. Как считают некоторые исследователи (например, В. А. Лекторский, В. С. Швырёв, И. Т. Касавин), первым конструктивистом был И. Кант. Действительно, именно Кант ввёл в гносеологию идею о конструировании объектов познания в рамках самого познания [1]. По словам Т. Рокмора, в кантианской концепции не «познание должно соответствовать объекту», но «объект соответствует познанию» [5. С. 41]. Однако здесь же Рокмор отмечает, что Кант является сторонником и «репрезентационизма», и конструктивизма одновременно. Конечно, мы должны признать, что философия Канта не была чисто конструктивистской, однако её вклад в развитие этого направления поистине велик.

Серьёзным толчком для развития конструктивизма были изменения представлений о реальности в науке. Большое значение имела квантовая физика, в которой, во-первых, произошёл отказ от идеи «существования реальности самой по себе» [6. С. 81], а во-вторых, был признан особый онтологический статус «бытия в возможности» [9. С. 80]. Параллельно с этим происходило переосмысление оснований и структуры науки: появились исследования закономерностей развития научных теорий (Т. Кун, И. Лакатос) и влияния на науку культурно-исторической ситуации (М. Фуко).

Сегодня же мы можем констатировать, что репрезентативизм потерпел поражение и уступил место конструктивистским теориям. Основные причины неудачи репрезентативизма в теории познания могут быть артикулированы следующим образом.

1. Философия и наука не смогли предоставить убедительных доказательств объективности знаний.
2. Новые научные открытия не могут быть поняты с точки зрения репрезентативизма.
3. Конструктивистские объяснительные модели обладают большей эффективностью при исследовании конкретных сфер познания (и жизни).

Именно «конструктивистская ветвь» философии сделала возможным осмысление онтологизации в качестве отдельного процесса. Дело в том, что возможность исследования процессов становления и развития представлений о мире появляется лишь после признания сконструированности знаний о реальности (или даже самой реальности). На сегодняшний день существует несколько конструктивистских теорий, которые могут быть поделены на два вида: «радикальный» и «умеренный».

К первому виду конструктивизма мы будем относить такие теории, в которых полностью отрицаются классические (репрезентативистские) представления о познании, реальности, а также о субъекте и объекте. Термин «радикальный конструктивизм» был введён Э. Глазерсфельдом для обозначения собственной концепции. В ней он разворачивал идею о том, что объективной реальности не существует, а то, что мы познаём, — это лишь рационализированный опыт субъекта [8. С. 74-99]. Таким образом, по мнению Глазерфельда, единственным участником процесса познания является сам субъект. Развивая данную идею, Х. Фёрстер предлагает модель зацикленного познания, где субъект, понятый как культурно-биологическое существо, посылает сигналы, которые сам же и получает [Там же. С. 164-185].

Несложно заметить, что «радикальный конструктивизм» попадает в ту же ловушку, что и солипсизм, — идея о том, что знания не имеют никакого отношения к реальности, лишает исследователей возможности обосновать собственную теорию. Конечно, сами «радикальные конструктивисты» прекрасно осознают наличие такой проблемы и предлагают весьма остроумные пути её решения. Так, Матурана постулирует наличие «синоптической щели», позволяющей субъекту познания стать на сторону наблюдателя, то есть созерцать самого себя [11]. Кроме того, он замечает, что описанная им модель — это не реальность, но лишь фиксация способа согласования человеческого опыта [8. С. 221]. Матурана всячески пытается избегать слова «реальность», однако это не избавляет его от необходимости признать реальными основания собственной теории: способ согласования опыта — это тоже своего рода реальность. Не решает проблему и «синоптическая щель», которая, по сути, снова приводит нас к нововременной идеи о беспристрастном наблюдателе, занимающем особую точку зрения, откуда ему всё «видно».

Существует и другая форма радикального конструктивизма, которая обыкновенно обозначается как социальный конструктивизм. В рамках этого подхода радикальной трансформации подвергаются понятия «субъект» и «объект», кроме того вводится новый термин «гибрид», обозначающий то, что является «наполовину объектами, наполовину субъектами» [3. С. 194]. Конструирование же, согласно этому подходу, происходит внутри сети взаимодействий, а не совершается субъектом, как полагали «радикальные конструктивисты».

Особым образом представители социального конструктивизма решают и проблему реальности, заявляя: то, что конструируется — это и есть объект (Э. Пикеринг) [12], это и есть реальность (Б. Латур) [4]. В рамках данного подхода рождается совершенно новое осмысление онтологизации, которая понимается теперь как нечто происходящее с субъектом, а не осуществляющееся им. Из рассуждений Латура вытекает, что процесс онтологизации происходит по мере укрепления того или иного конструкта. Следовательно, чем больше внимания и сил акторы уделяют конструируемой реальности, тем более «прочной» она будет и тем большую степень существования она приобретёт [7. C. 367].

В социальном конструктивизме онтологизация рассматривается как творческий акт, однако творцом здесь выступает не человек, а сама реальность. Представители социального конструктивизма не ограничивают онтологизацию рамками одной онтологической модели, но осмысляют её как процесс, дающий возможность создавать совершенно непохожие онтологии. Идея множественности онтологий делает онтологизацию одним из важнейших процессов реальности и позволяет осознать её значимость.

Мы видим, что данный подход принёс много интересных и значимых идей. Тем не менее стремление избавиться от субъект-объектной структуры познания и замена термина «субъект познания» на понятие «актор» вызывают множество вопросов. В отличие от субъекта, актор — это всего лишь один из «участников» конструирования, ничем не выделяющийся среди остальных [7. С. 365-389]. На наш взгляд, здесь упускается из виду очень важная деталь — в отличие от объектов субъект способен выбирать точку зрения, с которой он будет производить своё исследование, как это сделали сами Б. Латур, С. Вулгар и Э. Пикеринг. Конечно, этот выбор всегда ограничен, а любая точка зрения позволяет увидеть лишь часть реальности. Однако для того, чтобы выбрать ракурс исследования, от познающего субъекта требуется хотя бы минимальное волевое усилие, что позволяет говорить об особой роли субъекта, отличающей его от объектов познания.

Идеи радикального конструктивизма были пересмотрены в зарубежной и отечественной философии (особенно в рамках теории деятельности), что позволило избавиться от многих «перекосов» и создать более гибкий подход, который мы обозначили как умеренный конструктивизм. В нём были предприняты попытки реабилитировать такие концепты, как «субъект», «объект» и «реальность», но в то же время сохранены идеи множественности онтологий, процессуальности онтологизации, представление о познании как творческой деятельности и т. д. [2; 10]. Таким образом, в умеренном конструктивизме, с одной стороны, признаётся, что конструкты познания сами обладают некоторой реальностью (В. А. Лекторский), с другой — учитывается важность познавательной деятельности субъекта.

Мы полагаем, что именно умеренный конструктивизм наиболее эффективен для исследования онтологизации. Его преимущество состоит в том, что он позволяет описать онтоло- гизацию «рельефно», учесть многие её аспекты. Кроме того, мы уверены, что современная философия будет развиваться не по пути абсолютизации тех или иных положений, но через поиск компромиссов, интеграцию ранее противоборствующих концепций. Конечно, умеренный конструктивизм не лишён недостатков, тем более что он ещё недостаточно оформлен как философское течение и требует серьёзной проработки. Однако мы уверены, что данное направление обладает большим потенциалом и может быть полезно не только для философии науки, но и для гносеологии, культурологии, а возможно, даже и для онтологии. Поэтому мы полагаем, что следует продолжать исследования процесса онтологизации в рамках умеренного конструктивизма.

Список литературы

1. Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. - М. : Эксмо, 2007. - 736 с.
2. Конструктивизм в теории познания / отв. ред. В. А. Лекторский. - М. : ИФРАН, 2008. - 171 с.
3. Латур, Б. Нового времени не было. Эссе по симметричной антропологии / Б. Латур. - СПб. : Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге, 2006. - 240 с.
4. Латур, Б. Когда вещи дают сдачи. Возможный вклад «исследований науки» в общественные науки / Б. Латур // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Философия. - 2003. - № 3. - С. 20-39.
5. Рокмор, Т. Кант о репрезентационизме и конструктивизме / Т. Рокмор // Эпистемология & Философия науки. - 2005. - № 1. - С. 35-46.
6. Севальников, А. Ю. Современное физическое познание: в поисках новой онтологии / А. Ю. Севальников. - М. : ИФРАН, 2003. - 144 с.
7. Социология вещей : сб. ст. / под ред. В. В. Вахштайна. - М. : Территория будущего, 2006. - 392 с.
8. Цоколов, С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания / С. Цоколов. - Мюнхен : PHREN, 2000. - 333 с.
9. Черникова, И. В. Трансформация представлений о реальности в науке и философии / И. В. Черникова // Гуманитар. вектор. Сер. Философия, культурология. - 2014. - № 2 (38). - С. 79-88.
10. Швырёв, В. С. Рациональность как ценность культуры. Традиция и современность / В. С. Швы- рёв. - М. : Прогресс-Традиция, 2003. - 176 с.
11. Maturana, H. Cognition [Электронный ресурс] / Н. Maturana. - URL: http://www.enolagaia.com/ M78bCog.html
12. Pickering, A. Constructing Quarks: a sociological history of particle physics / А. Pickering. - Edinburgh : Edinburgh University Press, 1984. - 468 p.
 

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 5 (387).
Философские науки. Вып. 40.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (12.09.2016)
Просмотров: 40 | Теги: онтологизация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016