Воскресенье, 19.08.2018, 06:58
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

ОНТО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ВОЛИ

И.Д.Самойлов

ОНТО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ВОЛИ

Рассмотрены онтологические и гносеологические аспекты социальной воли, понимаемой в качестве особой надындивидуальной сущности, конституирующей социальную реальность. В рамках данного феномена показаны особенности взаимодействия различных уровней индивидуальной и коллективной воли.

Ключевые слова: онтология воли, гносеология воли, социальная воля, коллективная воля.

 
Рассмотрим основные аспекты онтологии социальной воли. В первую очередь необходимо показать принципиальную возможность существования и развития воли вне индивида. Речь идет о воле как о всеобщем онтологически независимом феномене, способном влиять сразу на множество людей.

В истории философской мысли существование всеобщей надындивидуальной воли, объединяющей группы индивидов, было показано Г. В. Ф. Гегелем. При этом философ рассматривает волю как своего рода производную разума и всеобщего Абсолютного Духа.

Сущность представленного Гегелем доказательства заключается в следующем. Мыслитель полагает, что если свобода в общем смысле заключается в неопределённости воли, то и сама воля во всеобщем, абсолютном смысле есть абсолютно свободная воля, оказывающаяся всеобщей. Действительно, абсолютно свободная воля охватывает собой всё бытие, а следовательно, она является всеобщей.

Рассмотрим это положение подробнее. Можно заметить, что каждый индивид принципиально отличается от другого по своему характеру, манерам, склонностям, натуре: «.у каждого есть такие способности и определения, которых нет у другого»1. Однако «эти различия индивидов не касаются воли самой по себе, ибо она свободна. Особенность, или единичность человека не препятствует всеобщности воли, а подчинена ей»1. То есть, поскольку воля, рассмотренная как воля вообще, свободна, то она обладает определённой степенью независимости от каждого конкретного индивида. Воля оказывается надындивидуальна и иррациональна по отношению к индивидуальности и её рациональному мышлению. Следовательно, поскольку воля находится «вне» каждого конкретного индивида, то она оказывается всеобщей.

1 Гегель, Г. В. Ф. Философская пропедевтика // Г. В. Ф. Гегель. Работы разных лет : в 2 т. Т. 2. М. : Мысль, 1971. — 630 с. — С. 28.

В то же время всеобщность надындивидуальной воли есть единственная причина, согласно которой в принципе возможно какое-либо объединение отдельных индивидов. Поскольку в обратном случае каждый индивид замкнулся бы в собственном «солипсическом» свободном волении. «Если бы воля не была всеобщей, — полагает Гегель, — то не существовало бы никаких действительных законов, ничего, что могло бы действительно обязывать всех. Каждый мог бы поступать, как ему заблагорассудится, и не обращал бы внимания на своеволие других» . Как отмечает философ, «справедливый или моральный, иными словами, превосходный поступок хотя и совершается отдельным [человеком], однако все соглашаются с таким поступком. Они, следовательно, узнают в нём самих себя или свою собственную волю» . Отсюда ясно, что все взаимодействия как бы независимых между собой воль на самом деле происходят в рамках единой всеобщей воли.

В качестве примера можно привести представление о всеобщности художественных произведений: «Здесь происходит то же самое, что и с произведениями искусства. Даже те, кто не смог бы создать такого произведения, находят в нём выраженной свою собственную сущность. Подобное произведение оказывается, таким образом, истинно всеобщим. Оно получает тем большее одобрение, чем более исчезает в нём особенное его создателя» . Обращает на себя внимание тот факт, что истинно гениальные художественные произведения существуют вне конкретной исторической эпохи, в которой жили их создатели. Именно их всеобщий характер, затрагивающий каждого человека независимо от конкретного места и времени и позволяет говорить о гениальности. Аналогичный принцип существует и в волевой деятельности людей.

Важным также оказывается следующий вывод. Любые взаимные отношения между индивидами всегда связаны, во-первых, с взаимодействием воль, и, во-вторых, это взаимодействие всегда связано с ограничением принципиальной свободы воли каждого отдельного индивида со стороны других воль. В ином случае взаимодействие просто не могло бы осуществиться, поскольку каждый индивид, будучи абсолютно свободным в своей воле, «не замечал» бы проявлений других воль.

Таким образом, было выяснено, что представление о всеобщности воли явно вытекает из представления о её свободе. Свободная воля есть одновременно всеобщая воля. Поскольку воля, следовательно, не в полной мере является принадлежностью конкретного индивида, возникает вопрос о существовании неких надындивидуальных уровней воли. Речь идёт, в частности, о социальной воле.

Подобная воля в некоторой степени консолидирует волевые интенции множества индивидов. Поскольку такая воля надындивидуальна, то она обладает и определённой автономией от существования конкретных индивидов, являющихся её носителями.

Социальная воля, следовательно, есть внеин- дивидуальная воля, обладающая определённой степенью всеобщности. В таком понимании воля как бы отрывается от конкретных индивидов, с их различающимися потребностями и желаниями. Осмысление онтологического статуса социальной воли опирается на представление о ней как об особом феномене, обусловливающем коллективную жизнедеятельность множества индивидов, но не являющемся при этом самостоятельной метафизической сущностью. Таким образом, воля не выделяется в автономную идеалистическую категорию, обусловливающую всё бытие.

Действительно, воля лишь осознаётся как воля, однако истинную сущность данного явления невозможно познать в рамках человеческого мышления. Данное мышление ищет причину и первопричину, действуя в пространстве сущностей, для которых доступно рационально-логическое описание. При этом рациональное мышление укоренилось в сфере материального, пытаясь свести идеальные по своей сути феномены к кажущейся очевидной для него последовательности взаимодействий псевдоматериальных моделей этих феноменов.

Отсюда ясно, что для человеческого мышления вопрос о соотнесённости чувственно воспринимаемого материального и феноменов идеального принципиально неразрешим. Любой феномен идеального всегда будет приводить человеческое мышление к своеобразному удвоению бытия, когда с идеальным феноменом сопоставляются «аналогичные» ему модели, напоминающие по своим свойствам материальные объекты.

Выход видится в признании плюрализма идеальных объектов, поскольку любая идеальная конструкция может иметь место, хотя её существование как таковое недоказуемо. В рамках человеческого мышления речь может идти только о неявных феноменах, эксплицирующих данные конструкции в мышлении, и попытках найти хотя бы временные и приблизительные закономерности, указывающие на сущность идеальных конструкций. Отсюда следует, что понятия «воля», «всеобщая воля», «социальная воля», «коллективная воля», с одной стороны, есть только мыслимые модели, предстающие как феномены в мышлении.

В то же время было выяснено, что социальная воля не сводится к простой сумме воль отдельных индивидов, оказываясь похожей, таким образом, и на онтологически автономную сущность. Наконец, следует отметить, что реальная социальная воля не может существовать обособленно от некоего «субстрата» в виде живущих индивидов.

Следовательно, по отношению к каждому конкретному индивиду социальная воля, по- видимому, надстраивается над его индивидуальной волей. С одной стороны, отдельный индивид может оказать влияние на эту волю «снизу», однако воздействие это не полностью определяет социальную волю. С другой стороны, социальная воля «сверху» влияет на отдельного индивида, хотя автономия его индивидуальной воли по- прежнему сохраняется. Индивидуальная и социальная воли есть достаточно самостоятельные, но взаимно пересекающиеся и влияющие друг на друга феномены. В то же время отдельный индивид и, в частности, его индивидуальная воля являются своего рода субстратом, на который наслаиваются более высокие уровни социальной воли.

Социальные уровни воли различаются по степени их всеобщности. Эти уровни надындивидуальной воли могут сосуществовать и влиять как друг на друга, так и на индивидуальные воли отдельных людей. При этом каждый следующий уровень надстраивается над предыдущим. В качестве примера можно привести такие уровни эволюции социальной воли, как воля рода, нации или государства.

Данные уровни воли не являются взаимоисключающими, а сосуществуют, будучи расположены один над другим.

Помимо рассмотренных уровней социальной воли существуют и более локальные, временные формы объединения воль, например воля группы, организации, массы. Другими словами, видов и уровней коллективной воли может быть множество, при этом социальная воля оказывается наиболее общим случаем надындивидуальной воли. Как сонаправленность, так и конфликтные противостояния между различными слоями социальной и коллективной воли, а также волевыми устремлениями отдельных индивидов обусловливают волевой «ландшафт» реального общественного бытия.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 1 (397). Философские науки. Вып. 43. С. 19—21.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (03.08.2018)
Просмотров: 17 | Теги: воля | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь