Вторник, 06.12.2016, 08:43
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ОБЗОР И АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ТЕОРЕТИКО-СИСТЕМНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ И РОССИИ В XX ВЕКЕ - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

Э.Г.Винограй

ОБЗОР И АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ТЕОРЕТИКО-СИСТЕМНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ И РОССИИ В XX ВЕКЕ - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

Рассматривается вклад российских исследователей и научных школ в развитие общей теории систем. Анализируются факторы, содействовавшие и противодействовавшие развитию теоретико-системных исследований в СССР и России.

Ключевые слова: системы, системные исследования, общая теория систем, системно-диалектическая парадигма.

 

Пока мы не вникаем мыслью в то, что есть, мы не сможем принадлежать тому, что будет.
М. Хайдеггер

На протяжении последних четырёх десятилетий автору настоящей статьи довелось участвовать в развитии теоретико-системных исследований. Опыт личного знакомства, переписки и дискуссий с рядом теоретиков, развивавших эти исследования в Советском Союзе, даёт возможность оценить весомость вклада отечественной науки на данном направлении, уникальный, во многом лидерский характер её достижений. Вместе с тем этот опыт позволяет высказать и ряд критических суждений о факторах, деформировавших содержание теоретико-системных исследований в СССР, снижавших их теоретический уровень и методологическую ценность.

Впервые ознакомиться с результатами работ по развитию общей теории систем (ОТС) и системного подхода нам довелось ещё в студенческие годы. Произошло это морозной зимой на рубеже 1971-72 гг. в читательном зале Научной библиотеки Томского университета. Поводом для обращения к этим исследованиям стала избранная в инициативном порядке тема выпускной дипломной работы «Количественные методы оценки организационных качеств больших систем». Выбор дипломной темы отражал наше убеждение в том, что для подготовки специалиста в области автоматизированных систем управления необходимы не только «тяжеловесные» курсы абстрактной математики, которыми были «забиты» учебные планы факультета прикладной математики ТГУ, но и знания о качествах и законах сложных систем, которые в тогдашних планах не были предусмотрены вообще.

Первое знакомство с системными теориями, разработанными к тому времени на Западе и в СССР, произвело сильное и в то же время противоречивое впечатление. В противовес господствовавшим в то время канонам, предписывавшим строить познание сложных систем управления на путях обязательной математизации, в этих теориях привлекало принципиально новое видение процесса познания. Своим понятийным строем они ориентировали на познание различных аспектов сложности и целостности реальных объектов, легитимизировали правомерность качественных подходов, акцентировали внимание на исследовании законов организации и разработке моделей сложных систем. В настоящей работе рассмотрим наиболее значимые теоретико-системные концепции, разработанные в СССР и России. К ним относятся: «тектология» А.А. Богданова, «параметрическая теория систем» А.И. Уемова с сотрудниками, концепция структур, симметрии и полиморфизма в сложных системах Ю.А. Урманцева, B.C. Тюхтина и др., «теория функциональных систем» П.К. Анохина, «функциональная теория организации» М.И. Сетрова. Обзор и анализ данных концепций создают основу для выявления достижений российской науки на данном направлении и обоснования ориентиров дальнейшего развития теоретико-системных исследований.

Развёртывание настоящего обзора предполагает также определённый учёт опыта теоретико-системных исследований, выполненных специалистами Запада («общая теория систем» Л. Берталанфи [4, 5], математическая версия теории систем М. Месаровича, Д. Мако, И. Такахара [18, 19], «синергетика» Г. Хакена, И. Приго- жина [21, 37] и др.). В настоящей статье учтены многообразные аналитические результаты ряда теоретиков и методологов (В.Н. Садовского, А.Л. Тахтаджяна, B.C. Тюхтина, М.И. Сетрова и др.) по содержательному осмыслению и анализу имеющихся теоретико-системных концепций как российского, так и западного происхождения. Это даёт возможность не дублировать уже сделанное и сосредоточить усилия на воспроизведении обобщённой панорамы теоретико-системных исследований, формировании интегральной оценки состояния и тенденций развития ОТС, определении соотношения и вклада имеющихся направлений в её построение.

Всеобщая организационная наука (тектология) А.А.Богданова - исторически первая систематическая попытка построения ОТС [8, 9]. А.А. Богданов - выдающийся российский мыслитель, врач по специальности, экономист, философ, литератор, профессиональный революционер. По оценке академика А.Л. Тахтаджяна, «тектология - это всеобъемлющая наука об универсальных типах и закономерностях структурного преобразования любых систем. строения и развития организационных форм... общая теория организации и дезорганизации» [9, кн. 2, с. 348-349]. История восприятия этой грандиозной работы в интеллектуальном поле науки XX в. весьма противоречива. Влияние философских и политических расхождений Богданова с В.И. Лениным, идеологическая нетерпимость советского режима к инакомыслию, а также резкий диссонанс присущего тектологии духа универсальности с господствовавшим в первой половине XX в. стилем узкой специализации научного знания вызвали к этой работе настороженное и в ряде случаев даже негативное отношение специалистов и философов [17]. Тектология была подвергнута резкой критике и на многие десятилетия забыта.

Однако, начиная со второй половины 60-х гг., под влиянием успехов кибернетики и широкого развёртывания системных исследований, отношение к данной работе стало изменяться. Выяснилось, что, несмотря на присутствие ряда архаизмов и механистических тенденций, многие системные идеи тектологии отличаются глубиной и сохраняют свою научную актуальность [17, 23, 25, 26, 30, 33]. «Даже сейчас, через 75 лет после появления первой части «Всеобщей организационной науки», - писал А.Л. Тахтаджян, - мы можем сказать, что по своей стройности, глубине и широте построения тектология осталась непревзойденной» [9, кн. 2, с. 351]. Основным направлением рассматриваемой работы Богданова является анализ структурных форм и механизмов преобразования систем в процессе их функционирования и развития. Важной особенностью исследовательского стиля тектологии является соединение анализа объективных общесистемных закономерностей с разработкой на их основе обобщённых условий организационной эффективности систем и методов эффективной организационной деятельности. Подобное сопряжение системно-онтологического и организационно-праксиологического ракурсов исследования является актуальной предпосылкой создания полноценной ОТС.

Работа начинается с вычленения и анализа двух наиболее существенных и универсальных системно-организационных механизмов: формирующего и регулирующего. В качестве основных компонентов формирующего механизма выделяются конъюгация (соединение комплексов), ингрессия (вхождение посредствующих звеньев для соединения комплексов), дезингрессия (распад комплексов), тектологическая граница (линия разделения комплексов), кризис С (коньюгационный, означающий разрыв границы между комплексами и начало их соединения), кризис Д (дизъюнктивный, означающий образование тектологической границы, создающей из дайной системы новые отдельные комплексы). Регулирующий механизм реализуется в ряде схем. Первой из них согласно Богданову выступает отбор (подбор) в его основных формах: консервативной (охватывающей аспекты сохранения и несохранения форм) и прогрессивной (охватывающей изменения системы как в процессе прогрессивного развития (положительный подбор), так и относительного упадка (отрицательный подбор)). К регулирующим следует, видимо, отнести и такие тектологические механизмы как регулятор (устройство, поддерживающее определённый уровень процесса) и бирегулятор (комбинация, в которой два комплекса взаимно регулируют друг друга). К базовым понятиям тектологии относятся также эгрессия (форма, концентрирующая содержание комплекса) и дегрессия (форма, фиксирующая содержание). Основываясь на этих базовых понятиях, отражающих элементарные системно-организационные механизмы, Богданов исследует общие формы и закономерности образования, развития и распада организационных комплексов, типы формообразования и регуляции. Среди выявленных в «Тектологии» системных закономерностей, которые исследованы, уточнены и развиты в ряде наших и других монографий [12, 13, 30], наиболее значимыми являются закон относительных сопротивлений, закономерность формирования дополнительных отношений между компонентами комплекса, как условия его устойчивости и организационной прочности, правило концентрированного действия, вывод о том, что «....действительное сохранение форм в природе возможно только путём их прогрессивного развития (курсив наш - Э.В.), а без него «сохранение» неминуемо сводится к разрушению...» [9, кн. 1, с. 199], общее решение «...вопроса о том какая структура благоприятнее для сохранения и развития комплексов: под отрицательным подбором благоприятнее «слитная», под положительным - «неточная» [9, кн. 1, с. 244] и другие. Эти закономерности выявлены Богдановым в ходе исследований таких крупных системно-организационных проблем как «Устойчивость и организованность форм», «Расхождение и схождение форм», «Пути и результаты подбора», «Кризисы форм», «Организационная диалектика» и др.

Характеризуя тектологию в целом, можно сделать вывод, что по своему существу она является одним из научных оснований разработки общей теории строения, функционирования и развития систем, формирования теоретических основ их организационной оптимизации. Ценным качеством тектологии, заметно выделяющей её на фоне многих более поздних теоретико-системных концепций, является масштабность и широта в охвате системных проблем, стремление дать всестороннюю, панорамную картину механизмов и форм системно-организационных явлений. Более полный и строгий характер разработки А. Богдановым многих общетеоретических проблем системного подхода по сравнению с теорией систем Л. Берталанфи и кибернетикой отмечали М.И. Сетров [26], А.Л. Тахтаджян [30] и другие авторы [38]. Другой важной чертой тектологии является сочетание детальной проработки представлений об элементарных механизмах системных преобразований с интегральным анализом на их основе комплексных системных эффектов и процессов. К достоинствам методологического подхода, реализованного в тектологии, можно отнести рассмотрение системных явлений в динамике («организационная диалектика»), а также отмеченное ранее сопряжение онтологического и организационно-праксиологического ракурсов исследования. Эти качества тектологии, во многом утраченные на последующих этапах теоретико-системных исследований, дают основание высоко оценить этот труд Богданова. Без учёта и конструктивного использования его основных результатов создание полноценной ОТС, на наш взгляд, невозможно. Свидетельством высокой оценки этой работы научной общественностью явилось переиздание «Тектологии» издательством «Экономика» в серии «Экономическое наследие» при участии специалистов Института экономики АН СССР и Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований АН СССР. Вместе с тем использование результатов тектологии в современных условиях требует взвешенного подхода, критически-конструктивного осмысления. Было бы ошибкой механически переносить идеи этой работы в конструкцию современной ОТС. Анализ возможностей и форм использования результатов тектологии, проведённый в ряде наших работ, показал необходимость их существенной доработки, дополнения и развития. Необходимо преодолеть черты механицизма, присущие некоторым из этих результатов, переосмыслить и развить их позитивные стороны, выявить новые существенные связи между этими результатами.

Реализация такого подхода, осуществлённая в ряде наших монографий [12, 13], показала, что ряд положений тектологии в преобразованном и развитом виде составляют базовые конструкты интегрированной теории систем и создают ядро развития такого её раздела, как теория организации [15].

Параметрическая системная теория, разрабатываемая А.И. Уемовым с сотрудниками [31-34], рассматривается ими в качестве одного из вариантов общей теории систем [33, с. 5]. По мнению А.И. Уемова, «системный подход... представляет собой одну из форм конкретизации принципов диалектики, прежде всего принципа взаимосвязи явлений... Основные особенности диалектико-материалистического понимания связей между явлениями представляют собой... и основные методологические требования, предъявляемые к системному рассмотрению объектов» [33, с. 8, 270]. Главными конструктами рассматриваемой теории являются разработанный в ней формальный язык системного описания и общесистемные параметры. Характерной особенностью подхода к проблемам, решаемым в рамках данного направления, является курс на формализацию, использование специально разработанного неклассического формально-логического аппарата, а при решении некоторых задач - математических методов и электронно-вычислительной техники. «Задача... - создание общей теории систем - может быть решена лишь в том случае, если будет создан адекватный этой цели формальный аппарат» [33, с. 73].

Считая, что «для общей теории систем «математического костюма» не заготовлено», а естественный язык обладает низкими оперативными возможностями, Уемов ставит проблему разработки особого языка системного метода, который «...должен обладать выразительными, конструктивными и операционными возможностями, необходимыми для построения теории систем» [33, с. 59-60, 69]. Категориальной базой искомого языка выступает триада «вещь - свойство - отношение», которая при определённом развитии и формализации переходит в формальный язык тернарного описания систем (тернарный - троичный). Формализация триады осуществляется с помощью специально выделенной элементарной ячейки формального аппарата, которая «...состоит из двух объектов - определённого и неопределённого...» [33, с. 71] (в дальнейшем к указанным двум «объектам» был добавлен третий - «произвольное» - Э.В.). Выразительные возможности формального системного языка исследуются путём выявления допустимых в нём «правильно построенных формул».

Соответствующие формулы позволяют, по мнению Уемова, выразить в формальном языке определение понятия системы и основную информацию о системах [33, с. 97]. В дальнейшем вводятся операции и правила вывода в языке тернарного описания, необходимые для доказательства теорем о системных свойствах и закономерностях.

Первой из актуальных задач, которые решаются на основе использования формального языка, является анализ и обобщение известных в литературе определений системы. В результате реляционного обобщения, вычленения того общего, что есть в структуре различных определений, принимается предельно обобщенное понятие системы в двойственной интерпретации: «...как множество объектов, на котором реализуется определённое отношение с фиксированными свойствами» или как «... множества объектов, которые обладают заранее определенными свойствами с фиксированными между ними отношениями» [33, с. 117]. Центральной задачей, решаемой в данном варианте ОТС на основе формального языка и предложенного определения системы, является разработка системных параметров и установление общесистемных закономерностей. «Задачу, которую должна решить параметрическая общая теория систем, можно определить так: выявить системные параметры и установить связи между ними, которые можно назвать общесистемными закономерностями» [33, с. 149]. Примерами выделяемых параметров являются: гомогенность - гетерогенность, сложность - простота, регенеративность, детерминируемость, центрированность, одно-многослойность, завершённость, имманентность, минимальность - неминимальность, стационарность - нестационарность, стабильность - нестабильность, вариативность - невариативность и др. Любой объект в системном представлении может быть охарактеризован определёнными значениями данных параметров. Набор этих параметров может быть использован для классификации систем. «Поскольку каждый атрибутивный системный параметр можно рассматривать как некоторое основание для классификации систем, то любой набор системных параметров уже даёт нам такую классификацию» [33, с. 152]. Однако главным назначением системной параметризации является установление общесистемных закономерностей, которые «...могут быть выражены в качестве отношений между значениями разных системных параметров» [33, с. 145].

Системные закономерности, понимаемые таким образом, могут быть установлены как опытным путём (эмпирически), так и теоретически, с использованием формализованного языка этой теории путём чисто формальных преобразований. Одним из путей эмпирического выявления системных закономерностей является статистический анализ зависимостей между системными параметрами. Выявление этих зависимостей на материале множества конкретных систем (25 серий по 400 систем в каждой) с использованием ЭВМ позволило установить устойчивые статистические соотношения, которые, по мнению авторов рассматриваемой теории, могут быть интерпретированы как системные закономерности. В качестве примеров можно указать следующие закономерности этого типа: системы, которым присуще свойство авторегенеративности по элементам, как правило, обладают и свойством стационарности; если система минимальная, то она не является всецелонадёжной; не существует систем нестабильных по структуре и всецелонадёжных; центрированные системы редко бывают одновременно и цепными и т.п. (список таких зависимостей, приведённый в работе А.И. Уемова [33, с. 182-186] с указанием количественных значений статистической связи включает 31 определение).
В целом рассмотренная системная теория представляет значительный интерес как по своим результатам, так и с точки зрения выявленных в ней возможностей и форм использования логико-математических средств при построении ОТС. Несомненными достоинствами данной теории являются оригинальность концептуального замысла в сочетании со строгостью и последовательностью его воплощения, общность подхода к развитию системных представлений, построение неклассического формального аппарата, располагающего значительными операционными возможностями, формирование теории методом восхождения от абстрактного к конкретному и др.

Вместе с тем рассматриваемому подходу присущ ряд ограничений, ослабляющих его возможности как аппарата системного исследования. Главным недостатком этого подхода представляется узость концептуальной базы, положенной в его основу. Прежде всего это проявилось в ограничении методологического диапазона базирования теории в основном рамками диалектической концепции связи. К настоящему времени стало достаточно очевидным, что упор на аспекты связи, структурные характеристики систем без должного учёта аспектов динамики (в особенности развития), без органического соединения ракурсов связи и развития - ведёт к построению односторонних системных представлений, снижает методологический потенциал и адекватность системного подхода [2, 16, 36]. Весьма узкой представляется и категориальная база построения данной теории. Несомненно, триада «вещи - свойства - отношения», на которой базируются формальные инструменты этого подхода, имеет большое значение для конструирования системной методологии. Она может рассматриваться как порождающая для категориального базиса «состав - функции - структура», являющегося одним из категориальных оснований системного подхода [12]. Несомненны преимущества данной триады и в плане создания формальных построений. Однако эти достоинства сочетаются с её узостью и неспецифичностью для отражения глубинных механизмов системообра- зования, системодействия, для чего нужны другие диалектические категории, находящиеся за пределами данной триады, в первую очередь категория «противоречие». Данное обстоятельство влечёт ряд ограничительных последствий: несоответствие указанной триады задачам построения системных технологий конструктивно- проектировочного типа [24], недостаточность для отражения качественных преобразований в системах и т.п.

Весьма характерно, что при создании разветвлённого аппарата «системных параметров» вне поля зрения теории остались такие фундаментальные для системного подхода «параметры», как целостность, организованность, функциональность, развитие и др., без которых в принципе невозможно создание полноценной теории систем. По сути, А.И.Уемов, опираясь на предельно абстрактную триаду «вещи - свойства - отношения», совершает своеобразный «проскок» через уровень главных системных категорий сразу на уровень логико-математических построений, фиксирующих формальные стороны системных явлений. Этот «проскок», видимо, является главной причиной выпадения или узкой представленности в данной теории ряда важнейших системных аспектов: функционального, организационного, системно-динамического, информационного, - уже вошедших в ткань современных системных исследований. Другим фактором, сужающим возможности созданного аппарата, является узко-формальный подход к обеспечению его всеобщности. Не говоря уже о том, что такой подход не является единственно возможным, он с неизбежностью ведёт к существенным содержательным потерям. Следствием такого подхода становится вытеснение из понятия системы и создаваемого системного аппарата содержательных представлений о сущностных «механизмах жизни» систем, которые могли бы стать базой для выявления глубоких и практически ценных системных закономерностей.

К примеру, при анализе существующих определений понятия «система» в числе прочих рассматривается и определение П.К. Анохина: «системой можно назвать только комплекс таких избирательно вовлечённых компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов для получения фокусированного полезного результата» [1, с. 72]. В этом определении, сформированном в ходе глубокого теоретического анализа на основе обобщения огромного эмпирического материала, отражены системные закономерности фундаментального характера: фокусированность действия организованной системы, взаимодополняющий характер отношения её элементов.

Как показано в нашей работе [12], эти закономерности отражают глубинный сущностный механизм организационных явлений, а их теоретическое определение способно составить концептуальный базис построения общей теории организации, как составной части ОТС. Однако при формальном анализе определения П.К Анохина в одном ряду с другими, среди которых встречаются откровенно слабые и поверхностные, А.И. Уемовым решается весьма ограниченная задача: показать, что данное определение является частным случаем «наиболее общего» определения системы, соответствует одной из выявленных формальных схем. При этом теряется фундаментальное, наиболее ценное знание, ускользающее в силу ограниченной «разрешающей способности» формального анализа. Довлеющий формализм убивает мыслительные прорывы, приносит в жертву логическим схемам потребности содержательного отражения глубинных системных характеристик.

При анализе определения Дж. Клира, включающего параметр времени, А.И. Уемов отмечает его несоразмерность, ибо данное определение нельзя применить к геометрической системе, называемой треугольником, которая параметром времени не характеризуется. Но тем самым в определение системы нельзя включать и понятия противоречия, среды, регуляции, ибо они также несоразмерны объектам типа треугольника, натурального ряда и т.п. Между тем реальные, кричащие системные проблемы исходят отнюдь не от таких объектов, как треугольник или натуральный ряд, а от социально-экономических, экологических, социотехнических комплексов, адекватный системный анализ которых без указанных понятий невозможен. В общем плане без этих понятий невозможно уловить и выразить механизм системооб- разования, а значит, сформировать определение системы, обладающее теоретической адекватностью и методологической конструктивностью.

По мнению А.И. Уемова, параметрическая ОТС способна охватить другие общесистемные теории (которые он называет аналогическими) в качестве своего частного случая [31, 33]. Однако такого охвата и удержания системных идей, выработанных другими направлениями, в данной концепции не наблюдается. Видимо всё же системные закономерности, выявленные А.А. Богдановым, М.И. Сетровым, Ю.А. Урманцевым и другими авторами, относятся к качественно иным граням и уровням системных явлений, чем те, на которые ориентирован формальный аппарат параметрической ОТС. Нельзя безоговорочно согласиться и с утверждением, что содержание аналогических вариантов OTC оказывается «...сравнительно бедным, поскольку авторы сосредоточивают своё внимание на тех или иных конкретных типах отношений, отвлекаясь от огромного числа других, в известном плане не менее интересных» [33, с. 142]. Действительно, этим вариантам присуща ограниченность предметного поля, узость его для ОТС. Вместе с тем в их рамках установлены весьма глубокие, содержательно богатые системные закономерности. В то же время параметрическая ОТС, опирающаяся на предельно общее определение системы, тоже не лишена ограниченности, хотя и иного типа, чем аналогические теории. Охватывая предельно широкую область системных явлений, она способна отражать внутри этой области далеко не все существенные системные закономерности, а лишь весьма узкие грани системной реальности, допускающие формализацию. По-видимому, при создании интегрированной ОТС следует не противопоставлять аналогический и параметрический подходы, а искать пути к синтезу их сильных сторон.

Таким образом, параметрическая концепция А.И. Уемова является ценным и плодотворным направлением развития теоретико-системных исследований, отличается оригинальным подходом к исследованию системной реальности. Данная теория располагает уникальным, основательно разработанным логико-математическим аппаратом, создающим возможность анализа проблем структурно-функционального характера. На фоне ряда имеющихся формалистических попыток использования традиционных средств математики в системных исследованиях, неклассический формальный подход А.И. Уемова выделяется новизной и существенно большей адекватностью предмету данных исследований.
Вместе с тем осмысление контекста «параметрической системной теории» наводит на мысль о том, что её главенствующим конструктом является скорее даже не «системность», а именно сформированный А.И. Уемовым аппарат новой неклассической логики. А интенция «системности» является, фактически, попыткой наполнить формы этой логики актуальной (в данном случае - системной) проблематикой. И характер этого наполнения обнаружил не только сильные, операционные стороны формального аппарата, но и его узость, существенную ограниченность для познания развитых, сложных объектов. В этом смысле создание параметрической концепции явилось уникальным теоретическим экспериментом, наглядно показавшим, что адекватной логикой системного мышления является отнюдь не формальная логика, даже и в адаптированном, неклассическом варианте, а скорее логика диалектическая.

Теоретико-системная концепция Ю.А.Урманцева и ряда сотрудничающих с ним специалистов базируется, главным образом, на структурных представлениях и категориях. Ведущей характеристикой, определяющей специфику системного подхода, по мнению этих авторов, «...является структурная характеристика системы...» [29, с. 21]. Исходя из пяти аксиоматических условий (существование, множество объектов, единое, единство, достаточность), выступающих в данном варианте предпосылками ОТС, вводятся понятия: «объект-система», «пустая (нуль) система», «система объектов одного и того же рода», формулируются закон системности и алгоритм построения системы объектов данного рода [29, с. 43-50]. Согласно закону системности «любой объект есть объект-система и любой объект-система принадлежит хотя бы одной системе объектов данного рода» [29, с. 48]. Системность объектов действительности обусловлена тем, что «в каждом из них... можно выделить одно и то же: (I) строящие их «первичные» (т.е. рассматриваемые как «неделимые» на данном уровне исследования) элементы... (2) отношения единства, связи между элементами, скрепляющие их в одно целое... (3) условия, ограничивающие отношения единства, или так называемые законы композиции... (4) неизбежную принадлежность каждого из них хотя бы одной системе объектов одного и того же рода...» [29, с. 4-5].

Основным законом или центральным предложением ОТС Ю.А. Урманцев считает закон системных преобразований. Согласно этому закону «...вся совокупность системных преобразований состоит из одного тождественного и семи нетождественных... Только семью различными способами неживая, живая природа и общество могут творить свои объекты-системы» [29, с. 55]. Такими способами выступают изменения: 1) количества; 2) качества; 3) отношений; 4) количества и качества; 5) количества и отношений; 6) качества и отношений; 7) количества, качества и отношений «первичных» элементов. На основе анализа третьей формы преобразований формулируется закон изомеризации, развивается общая теория изомерии, исследуется связь изомерии и симметрии. Анализ комбинированных преобразований объектов-систем приводит к определению закона полиморфизации и обобщенному представлению о полиморфизме. Далее формулируются законы соответствия и симметрии, системного сходства, изоморфизации, анализируются отношения противоречия и непротиворечия, взаимодействия, одностороннего действия, взаимонедействия, даётся анализ центральных для данной теории категорий симметрии, дисимметрии, гармонии, дисгармонии.

Обобщающими конструктами рассматриваемого варианта, трансформирующими его онтологическое содержание в методологические построения, выступают системный идеал, С-метод и системная парадигма. Системный идеал, по мнению Ю.А. Урманцева, «...требует представления любого объекта как объекта-системы в системе объектов... того же рода, выявления в последней эмерджентных признаков... полиморфизма и изоморфизма, симметрии и дисимметрии, отношений противоречия и непротиворечия, всех или части форм изменения, сохранения, развития, действия...» [29, с. 112]. Содержание С-метода предполагает осуществление следующих действий: 1) представить изучаемый объект как объект-систему; 2) получить систему объектов одного и того же рода; 3) исследовать особенности самой системы объектов данного рода; 4) обнаружить в системе объектов данного рода полиморфизм и изоморфизм, симметрию и дисимметрию, отношения противоречия, непротиворечия; 5) давать новые обобщения; 6) делать предсказания и открытия; 7) устанавливать сходства между системами объектов разных родов; 8) решать научные задачи посредством не только традиционных, но и системных методов; 9) объяснять явления с помощью законов ОТС; 10) обнаруживать и исправлять ошибки; 11) ставить новые вопросы: региональные, общенаучные, философские; 12) усиливать математизацию, диалектизацию, системологизацию науки; 13) достигать большего, чем раньше успеха в преподавании тех или иных дисциплин [29 с. 122126]. Третий из обобщающих конструктов данного варианта - системная парадигма отождествляется с самой ОТС [29, с. 5].

 Следующая страница

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (14.04.2016)
Просмотров: 116 | Теги: Отс, системность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016