Пятница, 09.12.2016, 18:23
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ОБЗОР И АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ТЕОРЕТИКО-СИСТЕМНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ... (Продолжение)

Предыдущая страница

Существенную роль в формировании рассматриваемой теории занимает разработка системного учения о развитии - эволюционики, исследование природы и форм системогенеза, биологической и космической эволюции объектов-систем. В прикладном плане аппарат теории используется для анализа проблем геологии, при выработке новых подходов в биологии, в особенности для уточнения синтетической теории эволюции, при анализе системных пропорций, обусловливающих совершенство композиций различных систем и т.п.

Оценивая данный вариант ОТС в целом, следует отметить такие его достоинства, как концептуальность, глубину разработки исследуемых проблем, строгость определения системных законономерностей и общетеоретических положений, эвристичность теоретического и методологического аппарата. На фоне других современных теоретико-системных концепций развитие данного варианта отличается активным, разноплановым содержательным обогащением, привлечением к разработке системных проблем специалистов различных областей знания. Особенно плодотворной тенденцией данного направления представляется заметный поворот к его сращиванию с фундаментальными принципами теории диалектики.

Вместе с тем рассматриваемому варианту присущи и заметные ограниченности. Прежде всего это выражается в узости, своеобразной «структуроцентричности» подхода, положенного в его основу. По-своему это подтверждают и сами авторы данного направления. «...Понятия и принципы ОТС, - отмечал соратник Ю.А. Урманцева B.C. Тюхтин, - отличаются от философских категорий тем, что обладают своеобразной односторонностью: все разнокачественные свойства, особенности системного объекта выражаются через отношения, структуры, законы композиции...» [29, с. 26]. Данное утверждение уместно было бы уточнить в том плане, что нет оснований распространять односторонность, присущую анализируемому варианту, на ОТС в целом. Доминирование в рассматриваемом подходе структурно- симметрийных категорий дало даже повод некоторым теоретикам квалифицировать его как неоструктурализм [35]. Следует, однако, заметить, что в последующих работах, видимо не без влияния такой критики, авторы данного варианта предприняли попытку расширить предметное поле и возможности теории за счёт анализа динамических аспектов систем. Имеется в виду разработка оригинальной структурной концепции развития - эволюционики. Тем не менее анализ динамики систем с позиции чисто структурных представлений, на которых базируется данная работа, не позволяет сформировать подлинно системную концепцию развития и не снимает полностью указанной односторонности. Другие недостатки данного варианта во многом обусловлены этой же причиной. Они выражаются в узости предложенного содержания системного идеала и С-метода для всестороннего анализа природы сложных объектов, декларативности ряда позиций С-метода и т.п. В целом рассматриваемая теория представляет интересное и ценное направление теоретико- системных исследований. Она может стать важной составной частью структурного и частично структурно-функционального аспектов будущей целостной ОТС.

Функциональная концепция организации М.И. Сетрова по своим ориентациям диаметрально противоположна структуро-центрическим системным теориям. Центральной осью исследования систем в данной версии является функциональный подход. Справедливо отмечая пёстрый характер и идейную разрозненность современных системных исследований, М.И. Сетров считает, что «...основой объединения различных точек зрения на системность может быть функциональный подход, а содержательная теория систем может быть создана лишь как функциональная теория организации» [27, с. 2]. Выделяя функциональность в качестве основного свойства организации, М.И. Сетров полагает, что «...раскрытие законов функционирования и функциональных связей систем и будет раскрытием законов организации» [27, с. 25], которые должны формулироваться в виде принципов, отражающих объективные законы организационного процесса. В качестве таких принципов, которые «...могут быть рассмотрены как методологические основания общей теории организации» [27, с. 45], выступают принципы совместимости, актуализации функций, нейтрализации дисфункций, сосредоточения функций и лабилизации функций. Суть соответствующих принципов, их методологическая природа выявляются, главным образом, на биологическом материале. Детальный анализ данных положений как ориентиров системного исследования и условий оптимизации сложных объектов осуществлён в одной из наших монографий [12].

На основе указанных принципов выделяются и характеризуются основные аспекты организации: структурный, динамический (энергетический), информационный, регуляционный. Таков схематично каркас этой концепции. Её значимость для развития теоретико-организационной ветви ОТС несомненна. В стратегическом плане следует отметить верную оценку М.И. Сетровым объединяющей роли функционального подхода по отношению ко всем другим аспектам системных исследований. Значительный интерес представляет исследование функциональных закономерностей организации; другие организационные аспекты отражены значительно слабее.

К недостаткам концепции М.И. Сетрова относятся нестрогость и некоторая узость в разработке функционального подхода, его основных понятий и положений. Понятие функции, являющееся центральным для данного подхода, определяется как «....такое отношение части к целому, при котором само существование или какой-либо вид проявления части обеспечивает существование или какую-либо форму проявления целого» [27, с. 31]. Слабость данного определения в том, что оно не даёт достаточно определённого критерия различения функций и дисфункций. К примеру, проявлением целого может быть болезнь, саморазрушение. Согласно определению функциональным следует объявить такое проявление части, которое вызывает разрушение целого. Корень этого недостатка - отсутствие в данной концепции категории «противоречие». Вне отношения к разрешению противоречий, актуальных для объекта, понятие, функции «повисают в воздухе», теряют свою определённость и чёткий смысл. Только по отношению к разрешению актуальных противоречий можно дать точную, обоснованную оценку функциональности или же дисфункциональности тех или иных свойств и других характеристик системы. Аналогичные соображения относятся и к определению понятия организации, разработке функциональных представлений.

Оценивая данную концепцию в целом с точки зрения её места и роли в создании ОТС, нельзя безоговорочно согласиться и с цитированным ранее утверждением Сетрова, что «содержательная» теория систем может быть создана лишь как функциональная теория организации. Бесспорная значимость организационного аспекта (или раздела) ОТС не должна абсолютизироваться, заслонять другие задачи теоретико-системных исследований. Что же касается предложенных функциональных принципов, то они составляют лишь узкий фрагмент не только для ОТС в целом, но даже и для общей теории организации (ОТО). Наш опыт разработки общей теории организации, осуществленный с более развитых и многосторонних системных позиций [12], показал, что выявленные М.И. Сетровым принципы характеризуют в основном функциональный уровень организационных явлений и недостаточны для построения всесторонней, целостной ОТО. Эти принципы в уточнённом виде вошли в содержание одного из разделов интегрированной ОТО, посвященного вопросам оптимизации функциональных характеристик систем [12].

Характеризуя роль системно-функциональных представлений в развитии ОТС, необходимо отметить, что центральная, объединяющая роль функционального подхода при исследовании сложных систем была выявлена и глубоко обоснована выдающимся нейрофизиологом и системологом П.К. Анохиным ещё в 40-60 гг. XX века. П.К. Анохин, разработавший «теорию функциональных систем» на материале нейродинамики мозга, не только теоретически раскрыл стержневую роль функциональных механизмов в системоформировании, но и конкретизировал эти представления в виде целостной инструментально-прикладной модели функциональной организации поведенческого акта, создавшей в основу для обширных экспериментальных исследований [1]. На этом пути П.К. Анохиным была развита биологическая концепция системогенеза, предложен возможный способ преодоления «пропасти, которая разделяет ещё во многих науках уровень целостного и уровень частного, аналитически полученного результата.» [1, с. 43], показана принципиальная недостаточность структуро-центрических подходов для создания продуктивной теории систем и др.

Таковы, в предельно сжатом, схематическом изложении важнейшие теоретико-системные разработки отечественных исследователей, с которыми нам довелось познакомиться в самом начале собственного научного пути. С одной стороны, эти работы впечатляли своей оригинальностью, новизной, грандиозностью построений. Для того времени это были инновационные, прорывные подходы, проторившие первоначальные глубокие колеи на нелёгкой целине теоретико-системных исследований. По нашему впечатлению эти подходы и построения были содержательнее, глубже, масштабнее, чем аналогичные теории западных специалистов: Л. Берталанфи, М. Месаровича, Д. Мако, И. Такахара и др.
Однако со временем наши первоначальные оценки ситуации в рассматриваемой области изменились. Через 3-5 лет после первоначального знакомства с указанными теориями стало очевидно, что при всей значимости совершённых прорывов имеющиеся теоретико-системные подходы не решают главных проблем, стоящих перед ОТС.

К таким ключевым проблемам, имеющим первостепенное значение для создания действенной ОТС, следовало бы, на наш взгляд, отнести: определение и обоснование диалектического принципа системности; построение целостного категориального аппарата ОТС; разработку теории интегральных системных качеств и общесистемных закономерностей, характеризующих сущностные «механизмы жизни» целостных образований; изучение природы системообразования и интеграции; выявление особенностей познания систем; обоснование методов их аналитического расчленения; поиск способов адекватного отображения системных параметров; разработку методологии системного синтеза целостного теоретического образа объекта; развитие теоретико-методологических основ организационной оптимизации систем; выявление критериев оценки их организационных качеств; формирование прикладных системно-деятельностных подходов: системно-исследовательского, организационно-праксиологического, системно-иагностического, прогностического, системно-эвристического и других типов. На наш взгляд, именно данные проблемы определяют магистральный путь развития ОТС, являются ведущими, коренными в её сознании. При нерешённости этих задач утверждения о соответствии того или иного теоретико-системного варианта статусу «общей» теории систем представлялись нам преждевременными.

К середине 70-х гг. в развитии ОТС обозначился и стал нарастать всё более явный тупик, образованный хаотическим нагромождением ряда разнокачественных, не стыкующихся друг с другом теоретических версий, претендующих на лидерство в своей области, но при этом не учитывающих в своих построениях ни достижения предшественников, ни результаты конкурентов. По меткому замечанию Б.В. Плесского, большинство вариантов ОТС «...отмечены непременным желанием их авторов к созданию своей оригинальной системной концепции при одновременном непринятии всех других ныне существующих концепций» [20, с. 4-5]. Характеризуя ситуацию, сложившуюся к середине 70-х гг. в сфере разработки ОТС, В.Н. Садовский отмечал внушительное разнообразие имеющихся позиций, явную или скрытую конкуренцию разнокачественных подходов, теоретическую неопределённость в исходных установках [25, с. 60]. К этому времени стало очевидным, что если на начальном этапе формирования ОТС многообразие возникших концепций было положительным фактором, расширявшим идейный базис «системного движения», то в последующем создавшаяся разобщенность, фрагментарность, отсутствие интенций к синтезу или хотя бы к взаимодействию стала блокировать как дальнейшее развитие ОТС, так и её функциональную отдачу.

В поисках возможного способа разблокирования сложившейся ситуации известный методолог и популяризатор системного подхода В.Н. Садовский предпринял первую в рассматриваемой сфере попытку «систематического изложения» ОТС [25]. Рассматривая ОТС как метатеорию относительно специализированных системных теорий, он попытался составить её из теоретико-системных построений Л. Берталанфи, А.И. Уемова, М. Месаровича, О. Ланге, собственных «парадоксов системного мышления», аналитических исследований понятия «система» и др. Однако предпринятый опыт «систематического изложения» ОТС на деле оказался искусственным построением, не отвечающим критериям теоретизации. Во-первых, включённые в него теоретические разработки, носящие разнокачественный характер, были соединены формально, механически, без адекватного концептуального сопряжения друг с другом. Во-вторых, реализованный способ «систематического изложения», при котором в него были включены одни системные теории и без убедительных объяснений исключены другие, существовавшие то время, не позволял вырваться из капкана односторонности и порождал сомнения в части объективности. На деле в представленном изложении ОТС смещение акцентов в сторону абстрактного формализма, статизма и структуроцентризма оказалось ещё более явным. И эти акценты находились в диссонансе с качествами динамизма, эволюционизма, функциональности, противоречивой целостности, присущими развитым, высшим объектам, наиболее актуальным для ОТС. В-третьих, предпринятое изложение логически противоречило провозглашённому его автором метатеоретиче- скому статусу ОТС. Дело в том, что обоснование предложенного В.Н. Садовским метатеоретического подхода к построению ОТС исходило из отрицания им предметного подхода к данной теории, который, якобы, обречен на неизбежную тривиальность. Но при этом в состав метатеоретической версии оказались включены теории Л. Берталанфи и А. Уемова, носящие явно предметный характер. Эти и другие неувязки «систематического изложения» наглядно показали, что создать полноценную, продуктивную теорию систем, обобщающую и аккумулирующую опыт системных исследований невозможно, оставаясь в рамках существующих построений и методологических стереотипов.

Ценность опыта В.Н. Садовского и ряда других авторов теоретико-системных версий, рассмотренных в настоящей работе, заключается, помимо предложенных ими подходов и результатов, также и в возможности извлечения актуальных методологических уроков. В нашем представлении главные из этих уроков состоят в следующем:

1. Продуктивное развитие ОТС требует критически-конструктивного осмысления и обобщающего системного синтеза достижений всех предшествующих этапов её становления. Для реализации данного требования необходимо разработать качественно новую, интегративную парадигму ОТС, способную аккумулировать, переосмыслить и обобщить результаты многообразных направлений и форм системных исследований.

2. Актуальным аспектом разработки интегративной парадигмы ОТС является наращивание метатеоретических обоснований данной теории. Авторы большинства теоретико-системных версий (Л. Берталанфи, М. Месарович, А. Уемов, Ю.
Урманцев, М. Сетров) позиционировали их как «теории». Однако вопрос о требованиях, которым должны отвечать развиваемые построения для их соответствия статусу теории, ни в одной из данных версий по существу не обсуждался.

Между тем статус теории предполагает такие атрибуты, как системность, доказательность, способность к описанию и объяснению своего предмета и др. Требование системности теории, к примеру, предполагает такую степень всесторонности в охвате предмета, которая достижима на данном этапе развития науки. Системность предполагает также структуризацию разделов теории, обоснование их состава и необходимых взаимосвязей. Решение указанных задач, в свою очередь, требует обоснования целей создания ОТС, выяснения её места и функций в системе наук и т.п. На наш взгляд, уже сама постановка и исследование этих метатеоретических проблем могли бы стать серьёзным барьером, препятствующим растущей фрагментации и хаотизации теоретико-системных исследований.

3. Другим ключевым аспектом разработки интегративной парадигмы ОТС является необходимость кардинального обновления методологической базы теоретико-системных исследований. К основным причинам фрагментарности и застоя в развитии ОТС относится недостаточный учёт диалектических оснований системности. Отказ от диалектики, ставший в последние десятилетия модным трендом среди значительной части российского философского «бомонда», в том числе ряда теоретиков, причастных к системным исследованиям, привёл к заметной примитивизации методологического мышления, падению его горизонта и научного уровня. Между тем диалектика - это стратегия движения мысли от внешних, поверхностных представлений объекта к его глубинным, сущностным связям, целостному пониманию. Поэтому попытки создать теорию систем без основательного вовлечения диалектического аппарата неизбежно привели к построениям, не ухватывающим стержневое, сущностное начало системности.

Преодоление методологических деформаций, создавших тупик в развитии ОТС, следует начать с осознания того, что принцип системности и системный подход - это не какие-то общенаучные представления, а коренные, центральные концепты диалектики, способные связать воедино и качественно обновить весь её аппарат. Как показано в ряде наших работ, посвящённых созданию современной, высшей формы диалектики, диалектически понятый принцип системности соединяет ранее разрозненные принципы связи, развития, противоречия в качестве взаимодополняющих сторон образа целого и взаимонеобходимых ориентиров системно-диалектического мышления [10-15]. Концепция системной диалектики (системно-диалектического подхода), предложенная в этих работах, сформирована путем синтеза жизнеспособных диалектических традиций с достижениями системной методологии и синергетики. Именно такой взаимообогащающий, взаимокор- ректирующий методологический синтез способен не только содействовать продуктивному развитию ОТС, но и дать импульс основательному обновлению теоретико- системных, диалектических и синергетических представлений, исчерпавших возможности разрозненного развития.

4. Научно-организационной основой осмысления и координации многообразных проблем и аспектов создания современной, интегрированной ОТС должен был стать соответствующий научный проект. Такой проект под названием «Интеграция и диалектическая реконструкция системной методологии» намечен и поэтапно реализуется в ряде наших монографий [12, 13, 15, 39] с середины 70-х гг. XX века. Ядром данного проекта является интегративная парадигма развития системной теории и методологии, которая характеризуется следующими качествами.

- Системно-диалектический характер концептуальных конструктов. Системно-диалектический подход, составляющий ядро интегративной парадигмы, предполагает синтезирующее соединение диалектики с концептами системной методологии, синергетики и других новейших методологических направлений. Благодаря этому взаимообогащающему синтезу, системная диалектика соединяет в своём аппарате взаимодополняющие потенции её составляющих и становится принципиально новым методологическим инструментом, существенно более развитым, более целостным и методологически оснащённым по сравнению с ними. Она преодолевает односторонности гегелевской и марксистской диалектики, абсолютизировавших в своём аппарате учение о развитии, преодолевает структуроцен- тризм и фрагментарность большинства из системных теорий, компенсирует хао- сомно-катастрофичные перекосы синергетики и других направлений «неравновесной» тематики. Системная диалектика отличается фокусированностью на развитие проблеморазрешающих качеств методологического аппарата, разносторонностью и многофункциональностью применения, интенцией к строгости (алгоритмизированности), прикладной конструктивностью. Концепция системной диалектики, выступающая в качестве идейного стержня интегративной системной парадигмы, разработана и обоснована в ряде наших публикаций [10, 11, 14, 15].

- Диалектико-организмическая концепция системности, положенная в основу базовых конструктов теоретико-системного аппарата: понятия системы, принципа системности, категориального аппарата системного подхода. Диалектико-организмическая концепция утверждает необходимость предметной ориентации ОТС на уровень наиболее развитых, организмических объектов (биологических, экологических, социальных и т.п.), где системные качества и закономерности проявляются в наиболее зрелом и отчётливом виде. Именно такой уровень анализа позволяет раскрыть главные диалектические качества высших систем: динамизм, противоречивость, взаимообусловленность структурных и динамических параметров, решающую роль проблеморазрешающих качеств и потенций в судьбе сложных объектов и характере их эволюции. Согласно диалектико-организмической концепции система рассматривается как организованное целое, функционирование, и развитие которого осуществляется путём разрешения актуальных противоречий (проблем) в заданных условиях среды. Такое понимание системности отражает коренной принцип системодействия сложных объектов, вскрывает базисные условия их существования в качестве систем, связывает воедино структурный и динамический ракурсы через механизм разрешения актуальных противоречий объекта. Поэтому данное понимание ведёт к сущностному углублению оснований системной методологии и создаёт основу для всестороннего синтеза достижений, имеющихся системных теорий и вариантов системного подхода.

- Всесторонность и целостность развития системного аппарата. Интегративная парадигма предполагает разработку теоретико-методологического аппарата ОТС в форме целостного, функционально завершённого комплекса взаимодополняющих направлений, включающего:

1) создание системной онтологии (общей теории строения, функционирования и развития систем), являющейся базисным основанием для всех форм системной и метасистемной методологии;

2) развитие на этом базисе системной гносеологии (методологического аппарата познания систем) и системной праксиологии (общей теории организации) - методологии проектирования и организационной оптимизации систем;

3) формирование на основе указанных трёх базовых разделов комплекса проблемно-ориентированных, прикладных подходов: системно-исследовательского, системно-организационного (оптимизационного), системно-диагностического, системно-прогностического, системно-эвристического и др.;

4) формирование комплекса предметно-ориентированных направлений системного подхода, конкретизирующих базовый системный аппарат применительно к специфике конкретных областей познания и практики (экономики, социальной сферы, техноинженерии, социальной экологии, биологии, медицины и т.п.);

5) построение метасистемологии, обосновывающей стратегию развития си- стемологии в целом и способы её адекватного приложения в конкретных сферах. Становление метасистемологии придаёт черты завершённости и рефлексивности обрисованной архитектуре системного аппарата.
Рассмотренная модель формирования ОТС обладает, на наш взгляд, функциональной полнотой, целостностью, охватывает существующие в данной сфере направления и определяет ряд новых, ещё неисследованных. Она создает необходимую основу для взаимодополняющего соединения и наращивания многообразных достижений, накопленных в сфере системных исследований (см. рис.).
 


Рис. Интегративный проект построения аппарата ОТС.

Таким образом, переход к развитию ОТС на базе интегративной системно- диалектической парадигмы создаёт, на наш взгляд, реалистичные предпосылки обобщающего синтеза в сфере системных и диалектических исследований. Такой переход устраняет многие барьеры на пути становления развитого системного аппарата и содействует его концептуальному углублению, идейному обогащению, росту методологических возможностей. Последовательными ступенями теоретического воплощения данной парадигмы в создании интегрированной теории систем явились монографии [12, 13], а наиболее развитую и полную реализацию она получила в монографии: «Системно-диалектический подход: теория и методология» [15].

Список литературы

1. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. - М.: Наука, 1978. - 400 с.
2. Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. - М.: Политиздат, 1981. - 432 с.
3. Балашов Е.П. Эволюционный синтез систем. - М.: Радио и связь, 1985. - 328 с.
4. Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник 1973. - М.: Наука, 1973. - С. 20-37.
5. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. - М.: Прогресс, 1969. - С. 23-82.
6. Бир Ст. Кибернетика и управление производством - М.: Наука, 1964. - 319 с.
7. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. - М.: Наука, 1973. - 270 с.
8. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). - М-Л: Книга. - Ч. I., 1925. - 300 е.; Ч. II., 1927. - 269 е.; Ч. III., 1929. - 223 с.
9. Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. В 2-х кн. - М.: Экономика, 1989. Кн.1. - 304 с. Кн. 2. - 352 с.
10. Винограй Э.Г. Алгоритмы системной диалектики как методологические инструменты эвристического поиска // Техника и технология пищевых производств. - Кемерово: КемТИПП, 2007. - С. 10-17.
11. Винограй Э.Г. Методологический проект парадигмального обновления теории диалектики // Вестник Российского философского общества. - 2008. - № 2. - С.85-89.
12. Винограй Э.Г. Общая теория организации и системно - организационный подход. - Томск: Изд-во ТГУ, 1989. - 236 с.
13. Винограй Э.Г. Основы общей теории систем. - Кемерово: КемТИПП, 1993. - 339 с.
14. Винограй Э.Г. Системная модернизация теории диалектики и её возвращение в российское образование - стратегическая задача отечественных философов // Вестник Петровской Академии наук и искусств. - Санкт-Петербург, 2007. - №7. - С. 115-119.
15. Винограй Э.Г. Системно-диалектический подход: теория и методология. - Кемерово: КемТИПП, 2014. - 308 с.
16. Каган М.С. Развитие системы и системность развития. Вопросы истории и теории // Материалистическая диалектика и системный подход. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1982. - С. 50-61.
17. Малиновский А.А. Тектология // Философская энциклопедия. Т. 5. - М.: Советская энциклопедия, 1970.
18. Месарович М., Такахара И. Общая теория систем математические основы / Под ред. С.В. Емельянова. - М.: Мир, 1978. - 312 с.
19. Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем. - М.: Мир, 1973. - 344 с.
20. Плесский Б.В. Ещё раз о сущности системного подхода // Системный метод и современная наука. - Новосибирск: НГУ, 1979. - С. 3-10.
21. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. - М.: Прогресс, 1986. - 432 с.
22. Проблемы формального анализа систем / Под ред. А.И. Уемова, В.Н. Садовского. - М.: Высшая школа, 1968. - 170 с.
23. Сагатовский В.Н. Основы систематизации всеобщих категорий. - Томск: Изд-во ТГУ, 1973. - 432 с.
24. Сагатовский В.Н., Сараев А.Д. А.И. Уемов. Системный подход и общая теория систем // Философские науки. - 1980. - № 6. - С. 162-164.
25. Садовский В.Н. Основания общей теории систем: логико- методологический анализ. - М.: Наука, 1974. - 280 с.
26. Сетров М.И. Об общих элементах тектологии А. Богданова, кибернетики и теории систем // Философские и социологические исследования. Ученые записки кафедр общественных наук вузов г. Ленинграда. Философия. Вып. 8. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1967. - С. 49-60.
27. Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. - Л.: Наука, 1972.- 164 с.
28. Сетров М.И. Принцип системности и его основные понятия // Проблемы методологии системного исследования. - М.: Мысль, 1970.
29. Система. Симметрия. Гармония / Под ред. B.C. Тюхтина, Ю.А. Урманце- ва. - М.: Мысль, 1988. - 318 с.
30. Тахтаджян А.Л. Тектология: история и проблемы // Системные исследования. Ежегодник 1971. - М.: Наука, 1972. - С. 200-277.
31. Уемов А.И. Общая теория систем. Аналогический и параметрический варианты // Природа. 1975. - № 11. - С.12-17.
32. Уемов А.И. Основы формального аппарата параметрической общей теории систем // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1984. - М.: Наука, 1984. - С. 152-180.
33. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. - М.: Мысль, 1978. - 272 с.
34. Уемов А.И., Богданович В.И., Портнов Г.Я. и др. Логика и методология системных исследований / Отв. ред. Л.Н. Сумарокова. - Киев-Одесса: Вища школа, 1977. - 256 с.
35. Флейшман B.C. Основы системологии. - М.: Радио и связь, 1982. - 368 с.
36. Фофанов В.П. Диалектика и системность // Системный метод и современная наука. - Новосибирск: НГУ, 1981. - С. 3-19.
37. Хакен Г. Синергетика. - М.: Мир, 1980. - 406 с.
38. Mattessich R. Instrumental reasoning and systems methodology. - Dor- dreacht. Boston: D. Reidel, 1978. - 396 p.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(14). 2015

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (14.04.2016)
Просмотров: 135 | Теги: системность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016