Пятница, 20.10.2017, 11:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ АРАБСКОГО ЭКСПАНСИОНИЗМА

Е.В.Дегтярев, доктор философских наук, профессор, И.В.Сеничев

НЕКОТОРЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ АРАБСКОГО ЭКСПАНСИОНИЗМА

Выявляются и анализируются некоторые философские аспекты арабского экспансионизма времен Халифата. Отстаивается мысль о том, что возникновение и успешное функционирование средневековой арабской экспансионистской системы было обусловлено, прежде всего, не материальными, а духовными факторами. Такими как менталитет арабов, особенности Ислама как мировой религии, выдающимися личностными качествами Мухаммеда и др.

Ключевые слова: экспансионистская система, экспансионизм, духовные факторы, роль личности в истории.

 
Проводимое в данной статье исследование посвящено выявлению и анализу некоторых философских аспектов арабского экспансионизма времен Халифата. В соответствии с логикой нашего изыскания обратимся к тому принципиально новому [1], что было создано («изобретено») в интересующей нас области арабами. На наш взгляд, зародившаяся на Аравийском полуострове в эпоху Средневековья экспансионистская система явилась своеобразным воплощением «энергийности» арабов, их высочайшего этнического потенциала. В основе успешности (эффективности) данной системы лежат, прежде всего, духовные (религиозно-идеологические) факторы. Кроме того, в этом случае особо значимой следует признать роль личности в истории [3]. Мы имеем в виду личность пророка Мухаммеда.

На наш взгляд, касательно пророка Мухаммеда уместными будут два соображения. Во- первых, в отношении «энергийности» арабов, активизации их этнического потенциала личность и деятельность пророка по своим последствиям сопоставимы с «точкой сингулярности» в отношении зарождения и функционирования Вселенной.

Не будь одного, не было бы и другого. Без Мухаммеда, мы полагаем, не было бы не только Ислама как религии, но и того, что мы сегодня понимаем под Исламской культурой и Арабским миром. Во-вторых, здесь обнаруживается определенный парадокс [4] касательно личности и деятельности пророка: изначальный минимум «объективных факторов» и масштабность (максимум) поставленных целей привели к потрясающим (буквально глобальным) и долговременным (многовековым) последствиям. Действительно, изначально Мухаммед не был ни особо знатен, ни наделен сколь-нибудь значимой властью. Да и арабы не испытывали серьезной нужды в новой монотеистической религии и завоевании мира. Однако, в первую очередь благодаря (изначально) личности и деятельности пророка, возникла и просуществовала не одно столетие гигантская империя - Арабский Халифат, Ислам стал одной из самых распространенных мировых религий, а арабская культура - великой цивилизацией («Арабским миром»).

Созданная арабами экспансионистская система интересна, прежде всего, тем, что в ее основе лежат не материальные, а духовные (религиозно-идеологические) факторы. Как самого Мухаммеда, так и многих его последователей - халифов, смело можно отнести к пассионариям. Согласно Л. Гумилеву, «пассионарность - это способность и стремление к изменению окружения, или, переводя на язык физики, - к нарушению инерции агрегатного состояния среды» [2]. Во многом именно вследствие деятельности пассионариев (первоначально самого Мухаммеда, а затем и его преемников - халифов (пер. с араб. - «преемник») религиозная идеология Ислама оказалась тем вдохновляющим фактором, благодаря которому «идеи стали править» [5] если не всем миром, то доброй половиной цивилизованного человечества VII-VIII вв., «материализовавшись» в политико-экономическом плане в виде Арабского Халифата.

Созданная под руководством Мухаммеда и его последователей арабами - отсталыми полудикими кочевыми племенами на задворках цивилизации (вспомним наш тезис о парадоксальности) - экспансионистская система оказалась суперуспешной. Арабо-исламскому «окультуриванию» аравийских кочевников подверглись народы от берегов Инда и Ганга, от Северной Африки на Юге до границ Франции и Константинополя, Средней Азии и Кавказа на Севере. Даже победившие позднее арабов турки-сельджуки были «покорены» Исламом; арабо-исламская экспансионистская идеология оказалась более действенной, чем тысячелетние религиозно-культурные традиции Месопотамии, Египта, Ирана, Индии и других государств. При этом «наступательный дух» вновь созданной суперэффективной экспансионистской системы, на наш взгляд, во многом поддерживался опять- таки не столько материальными факторами, сколько факторами духовными. Действительно, в материальном плане арабы как минимум не превосходили покоренные ими народы, а, скорее, уступали им.

Арабский этнос был немногочислен; их воинское снаряжение не превосходило снаряжения побежденных народов; изначально у них не было опыта ведения сколько-нибудь масштабных войн; отсутствовал военный флот; не было больших финансовых ресурсов и так далее. Однако Мухаммеду и его преемникам и последователям удалось «открыть», «создать» (осознавали они то или нет) основополагающие для данной экспансионистской системы духовные факторы. К их числу можно отнести над- этнический характер новой религии, позволивший ей потенциально обрести «общемировой» статус, и в особенности «джихад» - священную обязанность каждого мусульманина бороться за истинную религию (Ислам) посредством ее распространения.

Определенную роль в создании и успешном функционировании арабо-мусульманской экспансионистской системы сыграли и другие компоненты Ислама, такие как запрет на употребление алкоголя и разрешение полигамии. Первый не позволял «расслабляться» в военных походах, а второй способствовал успешной этнической ассимиляции, а через нее и взаимопроникновению арабской культуры и культур народов, покоренных арабами.

Ретроспективная оценка важности вышеозначенных духовных аспектов для успешности «экспансионистского проекта» арабов захватывает дух: Ислам обрел статус мировой религии; арабский язык стал официальным языком многих стран Азии и северной Африки; возник целый «Арабский мир», корнями уходящий в арабскую культуру; наконец, сегодня серьезнейшим «вызовом» современной «Западной цивилизации» и России становится «исламская угроза», начиная с «исламизации» окраин европейских столиц, бунтов, терактов и заканчивая идеями джихада и возрождения «Всемирного халифата» в форме ИГИЛ.

Помимо означенных выше, к успешности «экспансионистского проекта» арабов, на наш взгляд, вел и еще один важный духовный фактор - это менталитет арабов. Арабы оказались, с одной стороны, очень любознательными и талантливыми учениками, а с другой - народом, имеющим «внутренний духовный стержень», охраняемый собственной культурой. Благодаря «ученической составляющей», арабы «семимильными шагами» догоняли общечеловеческую цивилизацию, а в силу «охранительности» смогли сделать достоянием человечества собственную культуру (достаточно вспомнить достижения арабских поэтов, ученых, философов времен Средневековья; мавританский стиль в архитектуре; арабески; распространение арабского языка и прочее).

Вышеозначенные факторы привели, помимо прочего, к расцвету науки и развитию образования на территориях арабского Халифата. Осознавая значимость науки и образования, арабы, начиная с X в., стали основывать университеты в разных городах Халифата. Европейцы переняли данный опыт у арабов много позже: университеты Сорбонны, Оксфорда, Кембриджа появились лишь в XIII в. Значительно раньше европейцев арабы создали и первые обсерватории (в Багдаде и Самарканде). Именно арабы познакомили Европу с индийскими (арабскими) цифрами; ввели ноль как особую математическую величину; разработали математическую дисциплину под названием «алгебра»; перевели многие научные и философские тексты античных мыслителей на арабский язык, благодаря чему впоследствии опосредовано (через перевод на латынь) ознакомили европейцев с их собственным античным научным и философским наследием.

Научно-образовательную компоненту экспансионистской системы арабов существеннейшим образом дополняла торгово-экономическая составляющая. Традиционные для кочевников торговые караваны «кораблей пустыни», связавшие воедино завоеванные территории и проживавшие на них народы, достаточно скоро (уже во второй половине VII в.) были дополнены (опять-таки, благодаря любознательности, способности к обучению и стремлению к «новым горизонтам») караванами торговых кораблей. Всего за несколько десятилетий вчерашние погонщики верблюдов стали «синдбадами-мореходами», не только выучившись у других народов искусству кораблестроения и навигации, но и во многом превзойдя учителей. Арабский торговый флот, начиная с рубежа VII-VIII вв. становится господствующим не только в Средиземном море, но и в Атлантическом океане. Тем самым как сухопутная, так и морская торговля большей части «цивилизованного мира» сосредотачивается на протяжении нескольких веков в руках арабов.

Однако, по всей видимости, даже самая высокая «энергийность» любого народа, его этнический потенциал имеет свои границы. Малочисленный арабский этнос в результате ассимиляции во многом как бы растворился в покоренных народах. Его энергетический потенциал стал угасать. В результате не только в войска, но и в систему управления все чаще стали приходить различные представители завоеванных народов. Это же можно сказать и о выдающихся представителях арабской науки (таджик Авиценна), культуры (перс Фердоуси; таджик Омар Хаям) и т. п. Первоначально единая религия Ислам, ставшая основой единой наступательной идеологии, постепенно распалась на два течения - суннитов и шиитов, а также множество сект. Все эти внутриисламские факторы «произрастали» на базе государства с «традиционным» укладом жизни. Арабский Халифат представлял собой типичное «традиционное» государственное имперское образование, возглавляемое деспотом-правителем (формально - духовным лицом, наследником Мухаммеда) и внеэкономическим распределением. Совокупность вышеозначенных факторов и привела к тому, что уже начиная со 2-й половины VIII в. империя арабов начинает распадаться: в 756 г. отделяется «испанская составляющая» - Кордовского эмират; в IX в. от империи отпадают страны Северной Африки; в X в. - северная часть Месопотамии. В результате под властью Багдадского Халифата (Дамаск, а затем Багдад - столица Арабского Халифата) остались лишь Центральная Месопотамия и Аравия. В конце концов в середине Х! в. и Багдад пал под натиском турок- сельджуков. В результате одна из величайших экспансионистских систем, образованная на религиозно-идеологической основе, рухнула. Однако ее наследие в виде арабского языка и арабской культуры, стран «арабского мира» и других исламских государств, Ислама как одной из трех мировых религий, даже университетов и алгебры как важнейшего раздела математики и прочего продолжают существовать и развиваться по сей день.

Как известно, идеи, овладевая массами, становятся мощной материальной силой, и Мухаммед не был первооткрывателем в данной области. Идеологию, в особенности религиозную, в качестве духовного оружия, способного видоизменять сознание людей в «нужном русле» брали на вооружение различные лидеры как до Пророка, так и после. Достаточно вспомнить деятельность Петра и Павла по религиозно-идеологической обработке евреев и язычников, давшую потрясающие результаты - христианизацию Древнего мира (как минимум изначально существенной части Европы и Северной Африки). Усилия Моисея и его последователей (Иисуса Навина, Соломона, Давида и др.) привели к созданию и укреплению теократического государства, просуществовавшего многие столетия. Однако теократическое государство семитов-евреев не обрело имперского статуса, не превратилось в мирового или даже регионального лидера, в отличие от государства, созданного семитами- арабами. Тем более что, на наш взгляд, лидеров (как политических, так и духовных), способных, в принципе, предпринять подобный «рывок» у евреев было предостаточно. По всей видимости, в данном случае сыграли свою роль самые разные факторы (возможно, и их сочетание), важнейшими среди которых являются: «этническая», а не «общечеловеческая» ориентация Иудаизма в отличие от Ислама; обусловленная этим «внутренняя», а не «внешняя» направленность «приложения сил»; постановка противоположных целей как в, собственно, религиозной, так и в военно-политической области (обретение «земли обетованной» и джихад); многовековое «пленение» и «рассеяние» евреев с ликвидацией самой основы теократической государственности - Храма.

Вместе с тем, даже несмотря на многовековое отсутствие государственности и постоянные преследования, еврейскому народу удалось сохранить высочайшую «энергийность» и во многом реализовать свой этнический потенциал в самых разных странах и среди самых разных народов. Пожалуй, ни один другой этнос не дал миру такого количества выдающихся личностей в самых разных областях: в науках, в области искусства, в экономике, политике и т. п.

Подводя итог, вернемся к арабам и созданной ими религиозно-идеологической экспансионистской системе. На наш взгляд, именно благодаря эффективности последней, отсталым аравийским племенам удалось завоевать половину «цивилизованного мира» того времени и создать империю, сопоставимую, а в чем-то даже и превосходящую (вспомним завоеванную арабами часть Индии) Древнеримскую или империю Александра Македонского. От государственного образования последнего империя арабов отличалась стабильностью, долгосрочностью своего существования.

Мы полагаем, что Арабский Халифат как своеобразное следствие успешности созданной Мухаммедом и его последователями религиозно-идеологической экспансионистской системы можно с полным правом отнести к социальным образованиям с «традиционным» укладом жизни и соответствующим общественным устройством. Вместе с тем здесь мы обнаруживаем и определенные нюансы. В отличие от, например, «традиционной» империи Ахеменидов, Арабский Халифат - это теократическое государство, а созданная аравийцами доминирующая экспансионистская система, в отличие от соответствующей «чистой» военно-политической персидской, в первую очередь по своим онтологическим основаниям является религиозно-идеологической системой (последнее, впрочем, не исключает, а, скорее, порождает военно-политическую составляющую последней). При этом, пожалуй, важнейшим аспектом арабского экспансионизма времен Халифата является тот факт, что поразительная эффективность последнего стала возможной в первую очередь именно благодаря духовным, а не материальным (по крайней мере, изначально) факторам.

Список литературы

1. Войтин, Н. Е. Феномен понимания в контексте предмета психологии: философский анализ / Н. Е. Войтин, Е. В. Дегтярев, Е. Е. Дегтярева. - Магнитогорск: МГТУ, 2014. - 355 с.
2. Гумилев, Л. Н. Этногенез и биосфера земли / Л. Н. Гумилев. - Л.: ЛГУ, 1989. - 496 с.
3. Дегтярев, Е. В. Онтология экспансии / Е. В. Дегтярев, И. В. Сеничев. - Магнитогорск: РАНХиГС, 2014. - 325 с.
4. Дегтярев, Е. В. Философские аспекты социальной экспансии / Е. В. Дегтярев, И. В. Сеничев. - Магнитогорск: МаГУ, 2013. - 208 с.
5. Карпова, Е. В. К вопросу о восприятии пространства / Е. В. Карпова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. - 2009. - № 29. - С. 34-37.

Вестник Челябинского государственного университета
Философия Социология Культурология Выпуск 37. № 19 (374) 2015

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (10.07.2017)
Просмотров: 49 | Теги: экспансионизм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь