Четверг, 08.12.2016, 12:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АППАРАТ СИСТЕМНОЙ ОПТИМИЗАЦИИ СЛОЖНЫХ ОБЪЕКТОВ (Продолжение)

Предыдущая страница

Оптимизационный потенциал данного условия может быть реализован не только в аспекте воздействия на объект, но и в аспектах всесторонности построения и развития объекта. Полнота и соразмерность сторон (качеств) строения и развития относятся к существенным факторам целостности, создающим сверхаддитивный оптимизационный эффект.
- взаимодополнительность форм и динамизм способов действия объекта. Опыт показывает, что применение однотипных, шаблонных действий не может обеспечить высокий эффект. Каждый отдельный способ имеет не только сильные, но и слабые стороны. Поэтому изолированное его применение, в особенности в ситуациях борьбы, позволяет противостоящему объекту перестроиться, ослабить воздействие или даже вовсе уклониться от него, используя ограниченности и слабые стороны. В случае же взаимодополняющей комбинации различных способов действия расширяется диапазон их сильных качеств, взаимокомпенсируются недостатки. Это обеспечивает сверхаддитивность эффекта, повышает его надёжность, затрудняет возможности противодействия. Эффект комбинации взаимодополняющих действий может быть дополнительно усилен путём внезапных изменений способа их сочетания, что актуально в любой борьбе: политической, экономической, военной, при необходимости перелома неблагоприятных, инерционных тенденций и т.п. Как подчёркивал В.И. Ленин, для успеха в борьбе необходимо «...всеми формами овладеть, научиться с максимальной быстротой дополнять одну форму другой, заменять одну другой, приспособлять свою тактику ко всякой такой смене... » [15, т. 41, с. 89];
- взаимодополняющее сочетание компонентов объекта. Достижение функциональной дополнительности компонентов — основа гармоничности и совершенства системы, фокусированности и результативности её действий. «Опытный организатор, - писал основоположник «всеобщей организационной науки» А.А. Богданов, — старается комбинировать людей так, чтобы они дополняли друг друга в интересах дела; если надо, направляет соответственным образом саму подготовку, обучение каждого из них, то есть прямо вызывает желательное их расхождение в сторону дополнительных связей...» [4, кн. 2, с. 22]. Например, в науке давно замечено, что исследовательские коллективы, отличающиеся взаимодополнительным сочетанием необходимых для исследовательского процесса типов специалистов («генератор идей», «организатор», «исполнитель», «критик», «эрудит»), способны функционировать значительно более продуктивно и надёжно, чем коллективы, в которых такого сочетания нет или оно неполно [13].

Коренной диалектической основой совмещения ориентаций всесторонности и взаимодополнительности в организации объекта является взаимодополняющее соединение его сущностных противоположностей. Данное условие, углубляющее и концентрирующее смысл принципа комплексности, позволяет сформулировать один из определяющих системно-диалектических критериев: критерием целостности объекта является взаимодополняющее соединение его противоположных сторон. К примеру, мировой опыт показал, что здоровое, устойчивое развитие экономики не может быть обеспечено в отдельности ни государственно-плановой, ни чисто рыночной организацией. И лишь взаимодополняющее соединение этих противоположных друг другу форм организации в едином экономическом механизме способно аккумулировать достоинства каждой из них, взаимоограничивать и взаимокомпенсировать их дефекты.

3. Выделение «решающего звена». «Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену...» [15, т. 36, с. 205]. Принцип выделения «решающего звена» вытекает из закономерной для сложных объектов функциональной неравноценности их элементов и связей, различной степени их влияния на конечный результат. «Решающие звенья» — это такие пункты системы, где первоочередное приложение усилий может дать наибольший эффект. Роль этого принципа тем значительнее, чем сложнее, экстремальнее решаемая проблема и чем более остро ощущается дефицит ресурсов. Данное обстоятельство акцентировано в следующем высказывании В.И. Ленина: «Мы умели побеждать неслыханные трудности ..., ибо правильно определяли самую неотложную, самую насущную, самую злободневную задачу и на ней сосредоточивали действительно все силы...» [15, т. 40, с. 143].

Принцип решающего звена органически дополняет принцип комплексности, указывает практические способы его реализации. Выделение «решающего звена» позволяет разрешить противоречие между необходимостью всестороннего воздействия на существенные аспекты объекта и ограниченностью возможностей и ресурсов субъекта познания или управления. В соответствии с этим принципом оптимальный способ комплексного воздействия на объект состоит в выделении приоритетных задач («звеньев»), которым необходимо уделить наибольшее внимание, приложить основные усилия и ресурсы, решить в первую очередь, и отделении тех, которые на данном этапе менее значимы для продвижения к конечному результату или могут быть решены на последующих этапах. К актуальным типам «решающего звена», требующим первоочередных усилий, могут быть отнесены:
- тип «слабейшего звена», ограничивающего возможности, сдерживающего развитие системы, или являющегося зоной её уязвимости, создающей возможность разрастания разрушительных процессов;
- тип «ведущего звена», оказывающего существенное влияние на повышение функциональности или ускорение развития ряда других звеньев и системы в целом. Например, в экономике ускоренное развитие высокотехнологичных отраслей производства (микропроцессорной, экологической, энергосберегающей техники, информационных технологий, нанотехнологий и т.п.) позволяет в целом интенсифицировать развитие всего хозяйственного комплекса;
- тип «массового звена», т.е. многократно повторяющихся элементов или операций, даже незначительное улучшение которых может дать большой результирующий эффект за счёт многократного накопления малых эффектов;
- типы «лидерного», «управляющего», «энергообеспечивающего звена», качество которых определяет состояние, возможности и перспективы системы в целом.

Конкретизация организационных типов «решающего звена» создаёт ориентиры поиска направлений первоочередного внимания и воздействия при проектировании, управлении, реформировании объекта.

4. Поэтапность развития (преобразования) объекта. Этот принцип определяет оптимальный способ распределения усилий в процессе разработки, преобразования, реформирования сложных системных комплексов. Такое преобразование, в особенности, если оно носит глубокий, переломный характер, существенно изменяет положение и функции различных подсистем, требует обновления их состава и взаимосвязей, что вызывает значительное сопротивление, многообразные сбои, ошибки и конфликты. Поэтому попытки осуществить реформирование разовым актом, по принципу «все или ничего», неизбежно ведут к хаотизации объекта, лавинообразному нарастанию проблем, противодействию инерционных и оппозиционных сил, способных его дестабилизировать или даже дезорганизовать. Кроме того, процесс качественного преобразования никогда не может быть полностью предсказан и всегда сопровождается как неожиданными препятствиями, так и непредвиденными позитивными факторами. Поэтому наиболее рационально осуществлять развитие (преобразование) поэтапно, начиная с наиболее доступных и осуществимых изменений, наращивая масштабы преобразований таким образом, чтобы предыдущие этапы создавали необходимые условия и благоприятные предпосылки для реализации последующих. Это позволит смягчить неизбежное противодействие и в то же время даст возможность совершенствовать от этапа к этапу тактику развития с учётом новых возможностей и неизбежных помех.

Идея поэтапности как одно из главных правил рационального научного метода была обозначена ещё Р. Декартом в работе «Рассуждение о методе» [10]. В практическом плане принцип поэтапности выражен в известном требовании В.И. Ленина: «Сначала реально провести в жизнь простейшее, организовать хорошенько наличное, — а затем уже подготовлять более сложное» [15, т. 36, с. 182-183]. Для практической реализации принципа поэтапности необходимо сформировать критерии оптимального расчленения процесса преобразования на отдельные этапы, определения их состава, структуры, рациональных границ. Наряду с общим критерием — «от простых преобразований к более сложным» — с позиций системно- диалектической методологии могут быть предложены следующие оптимизационные критерии:
- результатом осуществления каждого из этапов должен быть целостный, функционально завершённый комплекс взаимодополняющих объектов, способный к автономному функционированию;
- каждый из этапов должен создавать базу для наращивания комплекса преобразований более высокого качественного уровня.

Результаты предыдущих этапов должны содействовать реализации целей последующих этапов;
- на каждом новом этапе необходимо удерживать жизнеспособные формы и тенденции предыдущих этапов и блокировать регрессивные. В частности, следует взаимодополняющим образом сочетать сложные формы высшего уровня развития с простейшими и надёжными элементами, возникшими на низших стадиях и показавшими свою эффективность. «Сочетание современной сложной техники с простейшим и дешёвым оборудованием для выполнения простых работ — этот принцип экономической гибкости заслуживает самого пристального внимания» [24, с. 63];
- для преодоления нарастающей сложности, дискоординации и других дисфункций, порождаемых дифференциацей объекта при переходе к более высоким этапам развития, необходимо систематически выделять в усложняющейся структуре группы однородных или тесно взаимосвязанных компонентов и создавать механизмы координации данных компонентов. «...Для современного научно-технического прогресса ... характерно сочетание стремительно растущего многообразия технических устройств ... с систематически растущим выделением однородных или подобных функциональных узлов и деталей, общих для самых разнообразных машин и механизмов...» [24, с. 49]. Выделение специализированных производств для насыщения всего хозяйственного комплекса подобными общими компонентами, равно как и необходимость специальных систем управления группами однородных или тесно взаимосвязанных отраслей - важные экономического роста [23, 24];
- развитие каждого нового этапа целесообразно осуществлять не фронтально, а путём опережающего продвижения лидерных подсистем, обладающих наивысшим организационным потенциалом освоения прогрессивных подходов и технологий. Этим подсистемам необходимо создавать приоритетные ресурсные и другие возможности освоения нового опыта, а также стимулы и механизмы его передачи отстающим подсистемам. Развёртывание других подсистем с учётом опыта пионерного освоения, накопленного лидирующими, может ускорить темпы развития системы в целом [18].

5. Организационная гибкость объекта, т.е. способность его конструкции и управляющих подсистем к оптимизирующей адаптации при изменении условий функционирования и развития. Антиподом гибкости является организационная «жёсткость», порождающая застойные явления, угнетённость развития, падение эффективности при изменении внутренних и внешних условий. Достижение орга
низационной гибкости требует закладки в концепцию системы следующих функциональных качеств:
- гибкость конструкции, т.е.: 1) возможность изменения структурной конфигурации системы без ломки организационной схемы; 2) возможность изменения состава подсистем и способов их функционирования при изменении условий среды и в процессе развития системы. Такие качества позволяют относительно безболезненно адаптировать систему к выполнению различных функциональных задач, повышают её устойчивость к ситуационным изменениям и способность к развитию;
- адаптивность управляющих подсистем к изменению условий функционирования и развития. Способность системы управления в короткие сроки изменять состояние и способы функционирования как собственных подсистем, так и управляемых объектов - важный показатель её организационного качества. Одним из примеров практического воплощения требования адаптивности управляющих систем является концепция адаптивных АСУ, разрабатывавшаяся в своё время специалистами СО РАН [16]. Сущность её состоит в создании базового варианта автоматизированной системы, снабжённого блоком адаптации и способного благодаря этому при задании или изменении конкретных характеристик предприятия автоматически адаптировать программное и математическое обеспечение применительно к специфическим особенностям данного объекта. Такая АСУ способна адаптироваться к условиям предприятий многих отраслей, разного характера производства и технологии, а также к изменениям технологии и организации производства на предприятиях, где она уже действует;
- мобильность самоорганизационных реакций системы на дисфункции любой локализации. Данное качество может быть достигнуто формированием в системе управления и других компонентах объекта ценностных регуляторов самонастройки на оптимальные режимы функционирования. Иллюстрацией может служить широко распространённый в живой природе самоорганизационный механизм, действующий по принципу «болевой реакции». Этот сигнальный механизм, оперативно регистрирует наличие, интенсивность и локализацию большинства дисфункциональных изменений в организме, сводя их к универсальному ценностному проявлению - болевому ощущению. Высокая степень надёжности и адаптивности живых организмов во многом обязаны этому «организационному решению» живой природы. Создание механизмов аналогичного действия имеет особую значимость для социально-экономических комплексов, которым в силу сложности, значительной автономности и самоорганизационной активности подсистем присуще, с одной стороны, чрезвычайное разнообразие возможных дисфункций, а с другой - множество источников блокирования и искажения сигнальной информации. В этой связи заслуживает внимания опыт создания подобных самоорганизационных механизмов в АСУ «Сигма» [16]. Авторы этой системы стремились организовать её так, чтобы всякое отклонение от нормы или нарушение было бы невыгодно какому-либо звену производства, управления или отдельному исполнителю. Это вовлекает в процесс преодоления нарушений не только управленческие звенья, но и производственные, весь коллектив предприятия. Поскольку дисфункциональные отклонения наносят ущерб непосредственно интересам конкретных исполнителей и подразделений, они сразу обнаруживают такие отклонения и требуют их устранения.

6. Полифункциональность организации объекта означает его способность выполнять не одну, а несколько функций без дополнительных ресурсных затрат или с незначительными дополнительными затратами. Оптимизационный эффект полифункциональности многогранен: благодаря таким решениям достигается существенное упрощение (сокращение числа конструктивных элементов и процессов), рост экономности (снижение затрат на создание объекта и его ресурсное обеспечение), повышение надёжности (снижение числа потенциальных источников сбоев и нарушений) и т.п. Степень полифункциональности, а значит, оптимизационный эффект возрастают при реализации данного принципа на всех уровнях (объект в целом, подсистемы, элементы) и во всех аспектах (конструкция, динамика, регуляция, взаимодействия со средой и др.). Полифункциональность организационных решений позволяет расширять диапазон полезных свойств и возможностей объектов, увеличивать степень их самодостаточности, улучшать динамические качества и габаритные характеристики, создавать объекты более высокого качественного уровня и т.п. История науки, техники, социальной практики убеждает, что сама возможность создания многих уникальных систем и решения труднейших проблем была во многих случаях обеспечена, благодаря изысканию полифункциональных решений. Иллюстрацией может служить история создания одного из лучших боевых самолётов периода Второй мировой войны - штурмовка ИЛ-2. Конструкторы ряда стран, пытаясь создать «воздушный истребитель танков», столкнулись с, казалось бы, неразрешимым противоречием: такая машина должна обладать высокой скоростью и манёвренностью и в то же время мощной броневой защитой и вооружением, утяжеляющими конструкцию, снижающими её динамические качества. Успеха добился С.В. Ильюшин, который разрешил противоречие, включив броню в силовую схему машины, заставив её не только защищать штурмовик, но и быть его несущей конструкцией.

Полифункциональные преобразования играют огромную роль в прогрессивной эволюции живой природы. Известно, что любой орган животного выполняет не одну, а несколько функций. Кошка, например, использует конечности не только для ходьбы и бега, но и для многих других функций: придерживания пищи, рытья земли, защиты, нападения, игры, гигиенических действий и др. Известный биолог А.Н. Северцов называл полифункциональные (универсальные) изменения в организации биосистем ароморфозами и считал их узловыми точками эволюционного процесса, повышающими уровень организации и энергию жизнедеятельности, расширяющими возможности дальнейшей прогрессивной эволюции.

В эвристическом плане, помимо основного способа, полифункционализации, предполагающего совмещение в единой системе (конструктивном элементе, связи, способе действий) нескольких функциональных свойств, можно указать также и ряд дополняющих приёмов:
- приём самообслуживания, предложенный в теории изобретательства Г.С. Альтшулера. Суть данного приёма заключается в использовании побочного эффекта основной функции системы для поддержания её элементов в рабочем состоянии (самозатачивающиеся инструменты, самосмазывающиеся механизмы и т.п.) [2];
- приём актуализации функций (М.И. Сетров) указывает пути расширения множества функциональных свойств системы за счёт свойств, потенциально способных стать функциями [19]. В сложных системах всегда есть немало латентных свойств, которые могут быть функционализированы, например, за счёт изменения среды системы (элемента), места элемента в структуре, способа взаимодействия со средой и др. Метод варьирования среды с целью функционализации латентных свойств объекта составляет одно из положений теории изобретательства Г.С. Аль- тшулера [2];
- приём функционализации дисфункций [5] может быть реализован в следующих формах: 1) функционализация дисфункций путём их включения в качестве дополняющих функциональных ресурсов системы (например, использование отходов функционирования одних элементов в качестве ресурсов для других (использование доменных и котельных шлаков для производства цемента, отсыпки дорог, производства стеновых блоков и др.)); 2) функционализация дисфункций за счёт обращения их против других дисфункций (в изобретательской и организационной практике этот приём известен в виде правила «клин — клином»). Примером может быть известный в конструкторской практике приём снятия опасных концентраций напряжений на ответственных участках конструкций за счёт преднамеренного ослабления менее ответственных участков; медицинская практика прививок и др.; 3) функционализация дисфункций путём их усиления или ослабления до такого уровня, при котором они приобретают функциональный характер (например, в фармакологии многие препараты производятся из ядовитых веществ, которые в малых концентрациях обладают лечебными свойствами) и др.
Таковы возможные направления наращивания полифункциональности, которые могут быть реализованы в проектировании, управлении, организации сложных объектов. Как показал Е.П. Балашов в монографии «Эволюционный синтез систем», рост удельного веса многофункциональных звеньев на всех уровнях объекта является важной закономерностью жизнеспособности, ресурсосбережения, прогрессивного развития [3].
7. Соразмерность интенсивности действий объекта его качественному потенциалу. Данный принцип, ориентирующий на выбор оптимальной меры интенсивности функционирования и развития объекта, базируется на закономерности системной динамики, установленной К. Адамецки. Согласно данному автору, каждому сложному объекту присущ оптимальный уровень интенсивности функционирования, при котором затраты на единицу функционального результата являются минимальными. «Всегда существует определённая точная граница производительности, в момент которой затраты на единицу продукции являются минимальными..., - писал К. Адамецки, - ...Мы не находим ни одного объекта, который бы не обладал определённой ... только ему свойственной интенсивностью производства, при которой расход является самым экономным или наименьшим на единицу выпускаемой продукции. Одним словом, каждый производственный организм имеет ... свой идеальный объём продукции, при котором этот производственный механизм функционирует самым экономичным образом... Это свойство имеет каждая машина, каждый работающий орган, каждый производственный участок... наконец, каждый человек» [1, с. 56, 77, 78, 79].

Данная закономерность была обнаружена К. Адамецки первоначально для производственных объектов при экспериментальном исследовании различных режимов их функционирования. Логически она обусловлена тем что, с одной стороны, неполная функциональная загрузка объекта снижает его общую эффективность, а с другой - избыточная интенсивность функционирования ведёт к перегрузке, сопровождающейся, как правило, возрастанием затрат на единицу произведённого продукта, а главное - чрезмерным износом, подрывающим общий функциональный потенциал объекта. Поэтому всегда существует некоторая оптимальная граница интенсивности функционирования, в момент достижения которой реализуется максимальная функциональная отдача на единицу затрат. К. Адамецки разработал специальный графический метод, содействующий нахождению этой границы [1, с. 78].

Принцип достижения оптимальной меры интенсивности действия актуален не только в аспекте функционирования, но и в применении к ряду других системных характеристик. Одной из его конкретизаций является ориентация на выбор оптимальной меры целевых результатов при целеформировании [5]. Несоразмерность поставленных целей реальным возможностям их достижения погубила многие великие замыслы и проекты. К примеру, выдающиеся советские авиаконструкторы В. Мясищев и Р. Бартини не смогли довести ряд своих многообещающих проектов до серийного производства именно потому, что эти проекты отличались радикальной новизной. Они намного опережали своё время, мышление других конструкторов и возможности промышленности, которая не располагала многими материалами, технологиями, формами организации производства, необходимыми для реализации этих перспективных проектов.

Другой актуальной конкретизацией указанного принципа является выбор оптимальной меры интенсивности развития. Мировой опыт хозяйственной эволюции различных стран и регионов наглядно убеждает в негативных последствиях не только низких темпов экономического роста, но и чрезмерно высоких, сопровождающихся «перегревом» экономики. Опыт Китая, демонстрирующего на рубеже XX - XXI вв. сверхвысокие для развитых стран темпы роста, выявил ряд опасных последствий «перегрева», выразившихся в чрезмерном социальном расслоении общества, росте социальной напряжённости, угрожающем нарастании экологических проблем и др. Поэтому выработка подходов к расчёту оптимальной меры целевых результатов, мер оптимума интенсивности функционирования и развития - является одной из назревших проблем системной оптимологии. Контуры возможного расчётного подхода к решению подобных проблем намечены в работе автора [5, с. 117-122].

Таковы важнейшие принципы системно-организационного подхода, определяющие ключевые источники оптимизации. Их роль — служить ориентирами оптимального выбора целей, функций, конструкций, тактик функционирования и стратегий развития систем. В соединении с методическим алгоритмом системного подхода данные принципы составляют прикладной аппарат организационной оптимизации сложных объектов.

В эвристическом плане выделенные оптимизационные принципы могут использоваться и самостоятельно. Возможный способ взаимодополнения данных принципов при планировании преобразовательных действий носит схематически следующий характер: исходя из поставленных целей, определить способ комплексного воздействия на объект с учётом специфики и взаимосвязей его сторон, выделить «решающие звенья» воздействия, требующие сосредоточения усилий и внимания, изыскать наиболее рациональный способ поэтапного распределения действий (задач) во времени, предусмотреть достижение полифункциональности и организационной гибкости создаваемого или преобразуемого объекта к возможным изменениям режимов функционирования и особенностям различных стадий развития, наконец, с учётом всех этих данных определить оптимальный способ фокусирования действий в пространстве и во времени на разрешение актуальных противоречий. Такова возможная эвристическая логика применения рассмотренных принципов к решению организационно-деятельностных проблем.

Изложенные принципы оптимизационного подхода использовались при решении ряда прикладных системно-организационных проблем: построении качественного оптимизационного алгоритма выбора комплексов задач автоматизации при создании АСУ [5], разработке методологических принципов создания прогрессивной техники [7, 9], формировании системных критериев праксиологической культуры человека [5] и др.

Рассмотренный аппарат организационной оптимизации сложных объектов создаёт инструментальные ориентиры и критерии развития оптимизационных подходов в конкретных науках о сложноорганизованных объектах. Его прикладная конкретизация в сферах инженерии, проектирования, изобретательства, организации производства и управления, в технологиях принятия экономических, политических, социальных, экологических и т.д. решений могла бы содействовать обогащению оптимизационного инструментария соответствующих сфер практики. В практическом плане следует обратить внимание на актуальность применения данного аппарата для экспертных оценок проектов создания и преобразования сложных системных комплексов различных классов. Наконец, предлагаемый аппарат мог бы служить эвристическим руководством в непосредственной организационной деятельности, что в ряде случаев подтверждали административные работники, разработчики АСУ, работники плановых органов.

Список литературы

1. Адамецки К. О науке организации. - М.: Экономика. 1972. - 191 с.

2. Альтшулер Г.С. Найти идею: введение в теорию решения изобретательских задач. - Новосибирск: Наука. 1986. - 209 с.
3. Балашов Е.П. Эволюционный синтез систем. - М.: Радио и связь, 1985. - 328 с.
4. Богданов А.А. Тектология: всеобщая организационная наука. В 2-х книгах. - М.: Экономика. 1989. Кн. 1. - 304 с. Кн. 2. - 351 с.
5. Винограй Э.Г. Общая теория организации и системно-организационный подход. - Томск: Изд-во ТГУ. 1989. - 236 с.
6. Винограй Э.Г. Основы общей теории систем. - Кемерово: Кем-ТИПП. 1993. - 339 с.
7. Винограй Э.Г. Методологические принципы создания прогрессивной техники // Методологические проблемы создания новой техники и технологии. - Новосибирск: Наука, 1989. - С. 21-34.
8. Винограй Э.Г. Инновационный характер системно-диалектической методологии и её инженерно-математические качества // Социогуманитарные исследования: проблемы и перспективы. Вып. 1. - Кемерово: Кемеровский институт (филиал) РГТЭУ. 2007. - С. 5-20.
9. Винограй Э.Г., Попов A.M. Системные закономерности сложных объектов и принципы их использования при исследовании и проектировании технико- технологических комплексов // Технология и техника пищевых производств. - Кемерово: КемТИПП, 2003. - С. 208-212.
10. Декарт Р. Сочинения. Т.1. - М., 1989.
11. Ивахненко А.Г. Кибернетические системы с комбинированным управлением. - Киев: Техника. 1966. - 512 с.
12. Квейд Э. Методы системного анализа // Новое в теории и практике управления производством в США. - М.: Прогресс. 1971. - С. 78-98.
13. Коллектив и личность / Под ред. К.К. Платонова и др. - М.: Наука, 1975. - 264 с.
14. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. - М.: Политиздат, 1986. - 312 с.
15. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. V. - М.: Политиздат, 1982. Т. 1-55.
16. Марчук Г.И., Аганбегян А.Г. и др. Адаптивная АСУ производством (АСУ «Сигма»). - М.: Статистика, 1981. - 176 с.
17. Разумовский О.С. Оптимология. Концепция и становление // Полигно- зис. - 1998. - № 4. - С. 3-26.
18. Свидерский В.И. О некоторых особенностях развития. // Вопросы философии. - 1985. - № 7. - С. 27-35.
19. Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. - Ленинград: Наука, 1972. - 164 с.
20. Соколов Б.С., Реймерс М.С. Эффективные формы управления наукой // Экономика и организация промышленного производства. - 1983. - № 9. - С. 72-87.
21. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. - М.: Мысль, 1978. - 272 с.
22. Ушаков И.А. Построение высоконадёжных систем. - М., 1974. - 64 с.
23. Федоренко Н.П. Методологические проблемы совершенствования управления экономикой // Вопросы философии. - 1974. - № 6. - С. 3-15.
24. Хейнман С.А. Организационно-структурные факторы экономического роста // Экономика и организация промышленного производства. - 1980. - № 5.
 

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(13). 2014

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (15.03.2016)
Просмотров: 145 | Теги: сложный объект | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016