Вторник, 06.12.2016, 20:52
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АППАРАТ СИСТЕМНОЙ ОПТИМИЗАЦИИ СЛОЖНЫХ ОБЪЕКТОВ

Э.Г. Винограй
Кемеровский технологический институт пищевой промышленности

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АППАРАТ СИСТЕМНОЙ ОПТИМИЗАЦИИ СЛОЖНЫХ ОБЪЕКТОВ

Обоснован и разработан качественно новый оптимизационный подход, ориентированный на применение в сфере высших, организмических объектов. Предлагаемый подход базируется на развёртывании оптимизационного потенциала системно-диалектической методологии.

Ключевые слова: сложные объекты, организация, системные закономерности, системно-организационный подход, оптимизация.

 

Организация удесятеряет силы.
В.И. Ленин

В современном мире проблемы оптимальности, оптимизации приобретают возрастающее значение в большинстве сфер общества: экономике, политике, социальной, экологической, технико-инженерной и других сферах. Эти проблемы являются стержневыми в таких видах деятельности, как проектирование, планирование, управление, реформирование, изобретательство, развитие техники и технологии и др. В то же время бросается в глаза парадоксальный факт: оптимизационный вектор системной методологии при всей своей актуальности, теоретической и практической значимости - остаётся по существу не развёрнутым. Подавляющее большинство исследований в области системного подхода и теории систем ориентированы на проблемы познания. Исследования сложных объектов в оптимизационной плоскости представлены несоразмерно слабее.

Осознание углубляющегося дисбаланса между гносеологическим и оптимизационным векторами системной методологии отразилось в попытках конституирования нового междисциплинарного научного направления - оптимологии, предметом которого является развитие теории, методологии и методической техники решения оптимизационных проблем [17]. В настоящей работе рассматривается современное состояние оптимологиии, определены её основные уровни и направления, показана ограниченность существующих математических методов оптимизации применительно к сложным объектам. Главной целью работы является обоснование и развитие принципиально нового оптимологического подхода, базирующегося на развёртывании праксиологиического (оптимизационного) потенциала системно-диалектической методологии. Кратким выражением сути развиваемого нового направления мог бы стать термин «системно-диалектическая оптимология».

Истоки современной оптимологии восходят к идеям гармонии, «экономности природы», «идеальности», «золотого сечения» в учениях мыслителей древности, средневековья, Нового Времени (Пифагора, Платона, У. Оккама, Н. Кузанского, Л. да Винчи, Г. Лейбница и др.). Важными предпосылками развития оптимизационных представлений явились выработанное в математике понятие экстремума и выдвинутые рядом учёных XVII-XVIII вв. экстремальные естественнонаучные принципы в оптике (П. Ферма), механике (принцип наименьшего действия П. Мопер- тюи, Л. Эйлера, Ж. Лагранжа) и др. Формирование современного понятия оптимальности, концепции оптимизации и конкретизирующих её оптимизационных технологий произошло в XX в., в годы кибернетического «бума» 40-60 годов. Созданным в это время оптимизационным методам кибернетики был присущ математический характер. В 60-80 гг. XX в. в области оптимизационной методологии сформировалось новое, перспективное направление, связанное с развитием математического моделирования и использованием математических моделей объектов для решения проблем их оптимизации.

Безраздельное доминирование математических подходов к решению оптимизационных проблем, продолжавшееся в течение ряда десятилетий, сформировало у многих специалистов устоявшееся представление, что исследование подобных проблем возможно исключительно средствами математики. Однако философский, методологический анализ данной проблемы показывает, что это не так. Прежде всего, этот анализ обнаруживает, что во множестве сфер человеческой деятельности оптимизация решений вовсе не сводится к поиску строгого экстремума и вполне достижима на основе качественных, эвристических подходов, не зависящих от математики. Деятельность выдающихся конструкторов, политиков, организаторов производства, полководцев даёт красноречивые образцы обнаружения оптимальных решений среди множества альтернатив с помощью качественных оптимизационных эвристик. Во-вторых, в развитии самих математических методов оптимизации со временем обозначились всё более очевидные ограниченности, связанные с узостью диапазона их применимости. Опыт развития науки убеждает в бесспорной эффективности математики в науках, исследующих явления физического, химического, отчасти биологического уровней материи: механические, тепловые, химические, электромагнитные, ядерные и др. Однако по ряду причин, рассматриваемых далее, традиционная математика во многом неадекватна задачам целостного анализа и оптимизации высших, организмических систем, в особенности на социальном уровне. Это обстоятельство отмечалось различными специалистами, в том числе математиками [11]. Как показано в ряде наших работ, роль конструктивного аналога математики в применении к высшим, организмическим системам способен в перспективе выполнять системно-диалектический метод [8]. Системно-диалектический метод (или подход) представляет собой высшую, современную форму развития диалектического аппарата, синтезирующую в себе черты основных диалектических традиций с достижениями системной методологии, синергетики и других новейших методологических направлений.

Осознание недостаточности или даже неадекватности имеющихся математических подходов задачам оптимизации высших, организмических систем побудило нас приступить в середине 70-х гг. XX в. к разработке принципиально новой методологии оптимизационного анализа, носящей не математический, а системно-диалектический характер. Главная идея этой новой методологии заключалась в построении оптимизационного аппарата на базе качественных системно- диалектических законов организации сложных объектов. Такое построение потребовало, во-первых, поиска, формулирования и обоснования самих системно- организационных законов, познание которых в то время находилось в зачаточном состоянии. Во-вторых, для создания искомого аппарата потребовалось методологическое разворачивание содержания этих законов в ракурсе организационной оптимизации, профильном для развиваемого подхода. В-третьих, для обеспечения систематической, конструктивной логики в построении искомого аппарата потребовалось разработать строгий категориальный алгоритм системного исследования и критериальные основания оптимизации, задающие сквозные концептуальные оси последовательного разворачивания оптимизационного аппарата по ступеням системного алгоритма.
Базирование новой оптимизационной методологии на системно-диалектических законах и алгоритмах содействовало отображению реальной системной сложности организмических объектов и создало возможность комплексного учёта в ходе оптимизации их важнейших системных качеств, чего не могли дать существующие математические методы. Обоснование и построение системно-диалектического аппарата оптимизационной методологии осуществлено в нашей монографии «Общая теория организации и системно-организационный подход» [5]. Следует отметить, что в данной монографии диалектика была впервые систематически развита в нетрадиционном, системно-праксиологическом ракурсе, а именно, как методология эффективной организационно-преобразовательной деятельности или как системно-организационная оптимология.

В настоящей работе на базе полномасштабной оптимологической теории организации, изложенной в указанной монографии, разработан компактный, прикладной системно-диалектический аппарат организационной оптимизации сложных объектов, отличающийся обозримостью и доступностью для применения специалистами конкретных наук и сфер практики. Формирование мобильного оптимизационного аппарата, характеризующегося многофункциональностью в использовании и операционной конкретизацией базовых системных принципов, потребовало решения ряда методологических проблем. Рассмотрим эти проблемы.

1. Соотношение количественных и качественных подходов в аппарате оптимизации сложных объектов. Как уже отмечалось, сложившиеся оптимизационные исследования развиваются в узких, преимущественно технико-кибернетических аспектах, средствами в основном математического, а не системного аппарата. В сознании большинства современных специалистов область оптимизационных подходов стойко ассоциируется с такими направлениями кибернетики, как теория автоматического управления, экономическая кибернетика, исследование операций и др., в русле которых разработаны математические методы оптимизации с использованием дифференциального и вариационного исчисления, линейного и динамического программирования, теории игр и т.п. Между тем в экономическом, политическом, социальном, экологическом анализе с помощью подобных математико-кибернетических методов могут решаться лишь второстепенные вопросы. Причина в том, что в высших, организмических объектах, отличающихся сложной организацией, нелинейной связью характеристик, многокачественностью, противоречивостью, эмерджентностью, - лишь отдельные, достаточно простые структуры и процессы допускают адекватное формализованное описание. К тому же математические методы оптимизации ограничены поиском оптимальных значений отдельных параметров или групп параметров, в то время как для сложных объектов главной задачей является поиск оптимальных организационных форм и процессов, т.е. организационная оптимизация. Попытки применять классические методы математики к целостному анализу сложных систем ведут, во многих случаях, к качественному искажению, потере из поля зрения существенных, определяющих характеристик, не укладывающихся в «прокрустово ложе» формализованных подходов. Это, кстати, признают и наиболее дальновидные представители экономической и технической кибернетики, справедливо отмечающие опасное засилье «псевдоматематики» в экономико-математических и технических исследованиях. Как пишет А.Г. Ивахненко, «положение с разработкой систем управления таково: если площадью поверхности всех морей и океанов Земли обозначить область возможных систем, то одно только Чёрное море приблизительно выразит процент систем, поддающихся алгоритмизации и математическому исследованию. Именно сюда, в эту небольшую область, направлены усилия почти всех учёных и инженеров. Наиболее интересные системы, не поддающиеся алгоритмизации, остаются «терра- инкогнита» - неисследованной землёй» [11, с. 494]. Таким образом, назрела необходимость подчеркнуть неправомерность распространённого отождествления общего понятия оптимизации с количественным оптимизационным аппаратом кибернетики. Этот вывод ни в коей мере не принижает ценность известных математических методов оптимизации в адекватных им сферах, а означает лишь необходимость поиска более развитой, более зрелой, многомерной архитектуры современной оптимизационной идеологии и технологии.

Осознание недостаточности количественных методов кибернетики в отношении высших, организмических объектов: экономических, политических, социальных, экологических, культурно-исторических и т.п., - порождает проблему развития качественного оптимизационного подхода и соответствующего методологического аппарата. Как показал наш опыт системных исследований, качественный оптимизационный подход должен базироваться на учёте системно-организационных закономерностей и преодолевать ограниченность математических оптимизационных методов кибернетики за счёт своей комплексности, адекватности имманентной «логике жизни» сложных объектов, отражения единства их строения, функционирования и развития. Создание такого подхода, основанного на развёртывании законов организованности, динамизма, нелинейности сложных объектов в оптимизационном ракурсе, является одной из главных задач интегративной теории систем, развивающей системно-организа-ционный потенциал диалектики [5, 6, 8].

Формирование качественного системно-диалектического аппарата оптимоло- гии, внешне противоположного математическим оптимизационным инструментам, показало, однако, что качественные оптимологические конструкты не являются абсолютно чуждыми математике, а в некоторых чертах родственны и дополнительны ей [5]. Взаимосвязь качественных и количественных методов в оптимизационной системной технологии носит троякий характер. Во-первых, в решении задач оптимизации сложных объектов системно-диалектические оптимизационные конструкты качественного типа могут дополняться на более конкретных уровнях специализированными математико-кибернетическими оптимизационными методами, соотносясь с ними, как стратегия и тактика. Во-вторых, разработка качественных системных инструментов оптимизации сложных объектов создаёт основу для их последующей формализации. Это может инициировать формирование нового направления в развитии математических оптимизационных технологий. В-третьих, создание качественного оптимизационного аппарата показало, что благодаря своей системной основе этот аппарат приобретает интенции к строгой определённости, алгоритмичности, конструктивности, т.е. по своим функциональным характеристикам становится в известной степени качественным аналогом математики. Это позволяет предположить, что дальнейшее уточнение, конкретизирующее развитие такого аппарата приведёт в перспективе к его превращению в конструктивную качественную математику, адекватную сфере высших, организмических объектов, где традиционная, количественная математика недостаточна или неприменима.

2. Критериальные основания развития системно-оптимизационного аппарата. Под оптимальностью сложного объекта принято понимать его состояние (способ действия, траекторию изменения), которое при имеющихся условиях и ограничениях является экстремальным («наилучшим») с точки зрения определённого критерия качества: результативности, экономности, надёжности, безопасности, риска, помехоустойчивости и т.д.

При разработке общесистемного аппарата оптимизации сложных объектов неизбежно возникает вопрос: какой из критериев оптимальности должен быть положен в основу данного аппарата? На наш взгляд, такой критерий должен отражать запросы управленческой, проектной и в целом оптимизационной практики, должен эксплицировать, обобщать смысл других критериев, используемых на практике в качестве оптимизационных, и связывать их между собой. Как представляется, данным требованиям наиболее адекватен критерий эффективности при соответствующем его уточнении и конкретизации.

В современной литературе понятие эффективности используется в широком диапазоне смысловых значений. Однако с точки зрения потребностей оптимизационной практики можно выделить три основных аспекта эффективности, имеющих первостепенное критериальное значение: результативность, экономность и надёжность.

Экономность системы в своём экстремальном выражении означает её способность обеспечить достижение цели (разрешение актуального противоречия) с минимальными в данных условиях ресурсными затратами. Обратной стороной экономности является результативность, т.е. в экстремальном случае - способность достижения максимальных результатов при фиксированных затратах. Легко понять, что критерии экономности и результативности носят однотипный характер и представляют собой полярно противоположные постановки одной и той же оптимизационной задачи максимизации соотношения «эффект - затраты». Соответственно едины и системно-организационные основания оптимизации объектов по этим критериям. Поэтому в дальнейшем мы будем вести речь лишь о критерии экономности, имея в виду, что полученные при этом результаты относятся и к сопряжённому с ним критерию результативности.

Под надёжностью в широком смысле понимается вероятность достижения системой заданной цели в определённых условиях среды. Очевидно, в основу создания адекватного системно-оптимизационного аппарата должен быть положен критерий анализа систем, обеспечивающий вскрытие организационных резервов максимизации как их экономности, так и надёжности. Трудность установления такого критерия обусловлена тем, что в некоторых случаях требования, связанные с одновременной максимизацией экономности и надёжности, могут оказаться противоречивыми. Исследование этой проблемы убеждает в обоснованности принятия критерия разрешения актуальных противоречий с минимальными ресурсными затратами в качестве главного критерия эффективности при системно-организационном анализе сложных объектов. Анализ показывает, что этот критерий позволяет достаточно полно охватить и организационные проблемы надёжности. Дело в том, что противоречивость средств повышения экономности и надёжности систем отнюдь не является роковой неизбежностью. Она имеет место лишь при использовании наиболее примитивных с организационной точки зрения источников увеличения надёжности: дублирования элементов системы, создания избыточных запасов прочности и т.п.

Как показано в ряде работ [5, 22], наряду с этими источниками существует несоизмеримо более обширная область организационных форм, для которых пути повышения экономности и надёжности совпадают. Логически это можно объяснить тем, что в более экономных системах, содержащих меньшее число элементов и связей, реализующих более простые схемы функционирования, отличающихся взаимодополнительностью подсистем, функциональностью их взаимодействия, более адекватным учётом условий среды и т.п., меньше потенциальных источников ненадёжности. С другой стороны, такие проявления ненадёжности, как отказы, сбои, недостаточная долговечность и ремонтопригодность, составляют в сложных системах основные причины бесполезной утечки ресурсов, снижения функциональности и в целом жизнеспособности. «Можно привести десятки современных систем, для которых приемлемое решение проблемы надёжности в самом прямом смысле означает быть или не быть данной системе» [22, с. 4]. Поэтому анализ системно- организационных проблем надёжности является необходимой составной частью исследования закономерностей, лежащих в основе экономности и результативности сложных систем. Тем самым базовые составляющие критерия эффективности оказываются, в конечном итоге, достаточно согласованными, что даёт основание использовать его в качестве главного критерия при разработке системно-оптимизационного аппарата.

3. Теоретический и прикладной уровни развития системно-оптимизационного подхода. Как уже отмечалось, теоретико-методологической базой формирования системного аппарата оптимизации сложных, организмических объектов является диалектика, развёрнутая в праксиологическом ракурсе как общая теория организации (ОТО). Важно подчеркнуть, что, говоря об ОТО, мы имеем в виду именно диалектико-праксиологическую теорию организации общего уровня, а не специальные менеджеристские версии организации, которые также нередко именуются «теорией организации». В указанной ранее монографии [5] ОТО сформирована путём развёртывания принципов организационной оптимизации применительно к основным ступеням алгоритма системного подхода. Структура ОТО, развитая подобным образом, состоит из последовательности разделов, в которых решаются следующие оптимизационные проблемы: 1) системного анализа проблемных ситуаций; 2) оптимального целеформирования; 3) оптимизации функциональных характеристик систем; 4) конструкционной (организационно-структурной) оптимизации; 5) оптимизации функционирования и развития. В логическом плане указанная концепция ОТО разработана путём обобщения закономерностей организационной оптимизации на материале многообразных наук о сложных объектах, обобщении имеющихся организационных теорий и организационной практики.

Опыт ознакомления исследователей и практических работников с технологией оптимизации, развитой в монографическом варианте ОТО, выявил определённые трудности на пути его прикладного использования. Во-первых, оказалось, что полномасштабный вариант ОТО не вполне отвечает потребностям оперативного применения в реальных условиях работы конкретных специалистов. Стала очевидной необходимость создания на базе ОТО упрощённого, прикладного оптимизационного подхода, отличающегося компактностью, обозримостью, гибкостью и мобильностью. Во-вторых, анализ полномасштабного варианта ОТО показал, что наиболее значимые, глубокие принципы организационной оптимизации систем носят универсальный характер и не могут быть однозначно привязаны к какому- либо из основных системных параметров (целям, функциям, структурам и т.п.). В действительности, они способны выполнять методологические функции при оптимизации всех системных параметров, т.е. являются конструктами оптимизации объекта в целом. Тем самым этот анализ позволил локализировать в «теле» ОТО фундаментальное идейное ядро, способное составить основу построения концентрированного, легко обозримого прикладного аппарата с универсальными функциями, т.е. применимого для системной оптимизации сложных, развитых объектов всех типов. Именно этот прикладной оптимизационный аппарат и изложен в настоящей работе.

Главным формообразующим фактором при построении аппарата организационной оптимизации являются потребности методического обеспечения оптимального проектирования, управления, реформирования. Организатору или конструктору сложных системных комплексов необходим, во-первых, общий алгоритм рационального решения организационно-деятельностных проблем и, во- вторых, методологические ориентиры выбора оптимальных решений и действий на каждом из этапов данного алгоритма. В развиваемом аппарате методический маршрут анализа объекта задаётся категориальным алгоритмом системного исследования, развёрнутым в организационно-деятельностном разрезе. Роль ориентиров выбора оптимальных решений на каждом из этапов данного алгоритма выполняют главные принципы системно-организационного подхода, выделенные из аппарата общей теории организации в соответствии с критериями универсальности и оптимизационной значимости.

Основу системного алгоритма оптимизационного анализа составляют следующие этапы:
1. Фиксация и анализ актуальных (проблемопорождающих) противоречий, препятствующих функционированию и развитию объекта, вызывающих его дезоптимизацию (источников диспропорций, дезинтеграции, дезорганизации, неадекватности структур, способов действий, ресурсов и т.п.).
2. Выбор проблеморазрешающих целей и критериев их достижения.
3. Исследование актуальной среды объекта, локализуемой постановкой целей. Актуальная среда включает совокупность внешних для объекта факторов, существенно влияющих на достижение его целей.
4. Определение функциональных качеств (критериальных требований к объекту), необходимых для достижения целей в заданных условиях среды. Целостный подход к функциям предполагает также учёт дисфункциональных качеств, их соотношения и связи с функциональными.
5. Разработка и оценка альтернативных концепций объекта, адекватных требованиям разрешения актуальных проблем. Выбор концепции, оптимальной с точки зрения требуемых функциональных качеств. Основными методическими инструментами сравнения и выбора оптимальной концепции объекта являются моделирование затрат, результативности и надёжности каждой из альтернатив, а также их оценка с позиций оптимизационных принципов (рассматриваемых далее) и функциональных критериев эффективности. Выбор концепции объекта, наиболее адекватной требованиям разрешения актуальных противоречий (проблем), создаёт основу для дальнейшей поэтапной конкретизации его системного образа на последующих ступенях алгоритма в аспектах динамики (способов действия), конструкции, организационного механизма, характера взаимодействия со средой и др.
6. Выбор способа функционирования и развития объекта, обеспечивающего достижение целей в заданных условиях среды. Под функционированием понимаются целенаправленные действия, осуществляемые в рамках существующей организации объекта. Под развитием — преобразования, связанные с изменением его целей, структур, способов функционирования, связей со средой, механизма управления и т.п. В оптимизационном плане необходим учёт противоречивости требований функционирования и развития в аспектах целеформирования, выбора функциональных критериев, типа структуры, отношения к среде, распределения ресурсов, механизма управления и т.п. Поэтому на данном этапе исходным шагом, предшествующим оптимизации функционирования и развития, должен быть поиск оптимального компромисса между противоречивыми условиями этих форм динамики.
7. Выбор конструкции (организационной структуры), обеспечивающей функционирование и развитие.
8. Разработка организационного механизма, обеспечивающего функциональную ориентированность конструкции и динамики объекта на разрешение актуальных противоречий. Проектирование указанного механизма предполагает учёт взаимодействия в реальных объектах двух качественно различных организационных механизмов: детерминируемого и спонтанного. Детерминируемый механизм, основанный на взаимодополняющем взаимодействии управления, ресурсно-информационного обеспечения и исполнения, выступает в аспекте оптимизации как ведущее организационное звено, направляющее спонтанную самоорганизацию. Ведущая роль детерминируемого организационного механизма реализуется в аспектах задания функциональных границ стихийной самоорганизации, преобразования случайных факторов функционального типа в постоянно действующие и нейтрализации дисфункциональных факторов и тенденций.
9. Сопоставление объекта с родственными, альтернативными или конкурентными объектами. Оценка качеств объекта со стороны среды. Выбор способа взаимодействия объекта со средой.
10. Интегрированное отображение комплекса «объект - среда», его рассмотрение и оценка как в собственном масштабе, так и с позиций объемлющих метасистем и подсистем.

Последовательная реализация рассмотренных этапов системного алгоритма позволяет получить в итоге искомый проектный образ объекта, нацеленный на разрешение актуальных противоречий. В случае неадекватности или недостаточной определённости полученного проектного образа цикл системного алгоритма может быть повторен для получения уточнённого приближения. Заметим, что представленный алгоритм системного проектирования объекта задаёт лишь основной «маршрут» движения мысли, соответствующий системной логике. В конкретных условиях возможны модификации данного алгоритма (например, конкретизирующие уточнения отдельных этапов и порядка их прохождения, введение дополнительных этапов и параметров анализа, обусловленных спецификой объекта и решаемых оптимизационных задач и др.). При осуществлении прикладной модификации алгоритма может быть учтена архитектура и опыт применения аппарата прикладного системного анализа, разработанного корпорацией РЭНД (США) [12].
Характеризуя рассмотренный алгоритм, важно обратить внимание на его объективную, закономерную основу. Способность данного алгоритма выполнять функции системно-оптимизационной логики обусловлена отражением в нём объективного механизма системодействия. Суть механизма системодействия заключается в определяющем влиянии необходимости разрешения актуальных противоречий и учёта условий среды на формирование всех других системных характеристик: целей, функций, конструкции, динамики, организационных процессов, взаимодействия со средой и др. Логическим выражением механизма системодействия является сформированное в ряде наших работ определение системы: система - это организованное целое, осуществляющее функционирование и развитие на основе разрешения актуальных противоречий в заданных условиях среды. Двумя важнейшими системными законами, характеризующими механизм системодействия объекта с различных сторон и отражающими ключевые звенья его организационной оптимизации, являются законы фокусированного действия и функциональной дополнительности [5, 6].

Закон фокусированного действия заключается в том, что разрешение системой актуальных противоречий (проблем) достигается за счёт фокусирования её системных параметров на достижение функциональных результатов. Иными словами, сложная система действует подобно фокусирующей линзе: концентрирует потенциал своих элементов, связей, процессов, свойств, взаимодействий со средой - на достижение функциональных результатов, обеспечивающих разрешение проблем. Чем точнее сфокусированы все системные параметры в функциональном направлении, тем выше эффект действия системы при разрешении проблем.

Закон функциональной дополнительности вскрывает структурный механизм достижения фокусированного действия: для того, чтобы система работала эффективно, с высокой степенью фокусированного действия, её элементы должны функционально дополнять друг друга по своим качествам и действиям. Взаимодополнительность качеств компонентов обусловливает их взаимонеобходимость в системе, что усиливает её интегрированность, единство и эффективность действия. С точки зрения закона функциональной дополнительности одно из главных отличий системы от механического конгломерата элементов и связей заключается в том, что в системе элементы взаимодополняют и взаимоподдерживают действия друг друга в направлении общей цели системы.

Определим теперь принципы оптимального выбора системных характеристик объекта. В качестве ключевых принципов, инвариантных для всех этапов его организационной оптимизации, выступают: фокусированность действий, комплексность, выделение решающего звена, поэтапность преобразований, организационная гибкость, полифункциональность организации, соразмерность интенсивности действий объекта его качественному потенциалу. В целях прикладной конструктивности данных принципов в работе осуществлена их детализация до уровня операционных условий, адекватных методическим потребностям конкретных специалистов.

1. Фокусированность действий, т.е. сосредоточение частных действий объекта на достижение общей цели (разрешение актуальных противоречий). Как показано в ряде наших работ [5, 6], этот принцип отражает сущностную основу организации. Организованность объекта характеризуется, прежде всего, степенью фоку- сированности его системных параметров (целей, функций, конструкции, динамики, взаимодействий со средой и др.) на разрешение актуальных проблем (противоречий). Поэтому фокусированность действий составляет главный принцип системно-организационного подхода, выражающий коренное условие организационной оптимизации.

Принцип фокусированного действия связывает и объединяет все другие оптимизационные принципы, которые, решая самостоятельные задачи, в тоже время создают в своих аспектах необходимые предпосылки фокусированности объекта на разрешение актуальных проблем. Обеспечение фокусиро- ванности действий в развитых случаях предполагает:
- сосредоточение частных целей всех уровней на достижение общей (глобальной) цели объекта. На уровне функций аналогом данного требования является рассматриваемый в работах М.И. Сетрова принцип сосредоточения функций [19];
- разграничение функций между компонентами объекта методом ориентации каждого из них на реализацию относительно завершённого цикла взаимосвязанных действий, обеспечивающих достижение определённого целевого результата. Выделение подсистем под реализацию относительно автономных функциональных циклов, ориентированных на достижение конечных целевых результатов, обеспечивает наиболее чёткое разграничение функциональных задач в структуре, устраняет противоречия и несогласованности, неизбежные при выполнении отдельных фрагментов функционального цикла различными подсистемами, наиболее точно фокусирует каждую из подсистем на достижение глобальной цели системы. Конкретизацией данного условия являются такие известные принципы проектирования структур управления, как отделение стратегических функций от оперативного управления, концентрация функций прогнозирования, оценок и анализа в едином подразделении, несовмещение исполнительных и контролирующих функций в одной подсистеме в силу их взаимопротиворечивости и т.п.;
- согласованность действий явной и латентных структур объекта. Различение этих структур и исследование влияния их соотношения на функционирование системы проводятся А.И. Уемовым [21]. Под явной структурой он понимает системообразующее отношение. Латентные — те структуры, которые не удовлетворяют данному отношению. Например, если явной выступает формальная (производственная) структура коллектива, то социальная, психологическая, возрастная и другие будут по отношению к ней латентными. «...Соответствие явной и латентных структур систем является условием их оптимального функционирования», - считает этот автор [21, с. 233]. В свете принципа фокусированного действия оптимизационный эффект данного соответствия может быть объяснён тем, что оно создаёт предпосылки для действия явной и латентных структур «в унисон», что усиливает сфокусированность, а значит, эффективность системы. Вместе с тем, на наш взгляд, само по себе соответствие данных структур в смысле их изоморфизма или гомоморфизма может в общем случае и не содействовать оптимизации системы или даже быть фактором дезоптимизации. Реальный вклад в оптимизацию вносит не изоморфное соответствие данных структур как таковое, а именно согласованность их функционального действия, для чего может потребоваться не их изоморфизм, а наоборот, их различие и взаимодополнение. Расхождение и взаимодополняемость явной и латентной структур актуальны и с точки зрения согласования противоречивых потребностей функционирования и развития объекта.

Интересный пример позитивного эффекта подобного расхождения в сфере науки рассматривается Б.С. Соколовым и М.С. Реймерсом: «Существенное расхождение формально предписываемых и неформально реализуемых целей - важный фактор, тормозящий ход исследований. Однако в ряде случаев только это расхождение позволило пробить брешь в стене непризнания некоторых ... научных направлений» [20, с. 75];
- совместимость и сопряжимость компонентов объекта. Совместимость означает способность компонентов взаимодействовать без взаимных помех и взаиморазрушения [19]; сопряжимость — способность компонентов к состыковке друг с другом в процессе совместного функционирования. Данные условия обеспечивают структурно-функциональное единство системы, без которого невозможна фокуси- рованность её действий на разрешение актуальных противоречий;
- единство «ценностно-мотивационного поля» объекта и соответствие его направленности общей целевой ориентации данного объекта. Это условие фокусированности актуально для объектов, которым присущи ценностные формы регуляционного воздействия на подсистемы, функционирующие с высокой степенью автономности. К примеру, наличие в обществе государственной идеологии, отражающей коренные интересы его основных слоёв и назревшие потребности общественного развития, является необходимым условием его сплочённости и способности к прогрессивным преобразованиям.

2. Комплексность. Этот принцип включает следующие аспекты:
- всесторонность и взаимоскоординированность воздействий на объект. За счёт охвата всех существенных аспектов объекта обеспечивается, во-первых, включение максимума факторов, вносящих вклад в достижение цели. Во-вторых, при этом происходит сверхаддитивное, синергическое возрастание интенсивности и глубины воздействия: влияние каждого из факторов совершается на благоприятном фоне, созданном другими факторами, что взаимоусиливает их эффект, повышает глубину преобразования. В-третьих, взаимоскоординированные воздействия на основные аспекты объекта усиливают целенаправленность (фокусированность) и сбалансированность преобразований. «Проведение отдельных ... даже самых правильных мероприятий не даст должной отдачи, если они ... изолированные ... Взятые вне системы, они могут противоречить друг другу и не приводить к ожидаемому эффекту» [23, с. 9];

Продолжение

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (15.03.2016)
Просмотров: 194 | Теги: сложные объекты | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016