Понедельник, 05.12.2016, 11:31
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

КАТЕГОРИИ «ВНУТРЕННИЕ УЗЫ» И «ОБЩИЙ СУБСТРАТ» В УЧЕНИИ М. С. ГОЛВАЛКАРА О ЧЕЛОВЕКЕ И ОБЩЕСТВЕ

М. Г.Смирнов, Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 5 (387).
Философские науки. Вып. 40.

КАТЕГОРИИ «ВНУТРЕННИЕ УЗЫ» И «ОБЩИЙ СУБСТРАТ» В УЧЕНИИ М. С. ГОЛВАЛКАРА О ЧЕЛОВЕКЕ И ОБЩЕСТВЕ

Анализируется вопрос формирования категорий в современной индийской социальной философии. Рассматривается проблема возможностей создания альтернативных современным основ социального преобразования и социального строительства, базирующихся на естественных механизмах, заложенных в человеческой природе. Даётся анализ содержания категорий «внутренние узы» и «общий субстрат» в контексте представлений Мадхава Садашива Голвалкара о природе индивида и общества. Обе категории характеризуют особую «альтерсоциальную» природу человека, основанную на устойчивой связи индивида с Абсолютом.

Ключевые слова: человек, общество, внутренние узы, общий субстрат, счастье, альтернативная социальность, М. С. Голвалкар, индийская философия, социальная философия, история философии.

 
Индийская философская традиция, как и европейская, имеет собственные оригинальные устойчивые категориальные основания, старт для формирования которых был заложен ещё в эпоху ведантизма и в период даршан. Тогда же была сформулирована основная философская проблематика, заложившая парадигмальную базу философских рассуждений и в современную эпоху. Само по себе деление мира на иллюзорный и реальный, где иллюзорной выступает материальная составляющая; теоцентричность в противовес антропоцентричности — вплоть до размывания и дробления самой категории «человек»; формирование основных вопросов философии вокруг социально-философской проблематики; безоговорочное преобладание гносеологии над онтологией; чёткая преемственность философской мысли и многое другое — всё это определяет уникальность индийской философской мысли и её категориального аппарата.

В данной статье хотелось бы обратиться к анализу ключевых категорий социально-философской мысли Мадхава Садашива Голвалкара — довольно неоднозначного индийского мыслителя, философа XX в., политического деятеля, лидера националистической организации «Союз добровольных служителей Родины» (RSS).

М. С. Голвалкар, или как его чаще называют последователи — Шри Гуруджи, является автором более двадцати фундаментальных работ по социальной и политической философии. Анализ смыслового содержания категорий «внутренние узы» и «общий субстрат», приведённый в данной статье, будет строиться на концепции соотношения индивидуального и социального в человеке, изложенной в программной работе Гуруджи «Пучок мыслей» (Bunch of Thoughts) [4].

Голвалкар рассматривает человека в двух взаимосвязанных аспектах его существования: в индивидуальном и социальном. В качестве основной детерминанты существования человека как в индивидуальном, так и в социальном аспектах мыслитель, следуя индийской философской традиции, видит стремление человека к достижению «истинного счастья». Под истинным счастьем понимается полное удовлетворение человеческих желаний и потребностей при условии невозникновения новых; также понимается особое перманентное состояние удовлетворённости индивида. Голвалкар подчёркивает, что «человек желает быть счастливым не просто на день или два, а постоянно в течение всей своей жизни» [Там же]. Именно импульс к поиску истинного счастья, по мнению мыслителя, формирует человека в его целостности. Именно он раскрывает сущность индивида во всей полноте и является основным источником человеческой жизненной активности. Однако стремления и реальная социальная практика индивида расходятся.

В противовес истинному счастью, как полному удовлетворению индивидуальных желаний и потребностей, философ рассматривает существующую практику реализации основного импульса индивида — стремлению к счастью, которое мы могли бы назвать «ложным», поскольку его существование рассматривается Голвалкаром через моральную антитезу. Философ придерживается следующей логики: концепция «ложного» счастья индивидов в современных обществах заключается в удовлетворении желаний через удовлетворение чувств — в предоставлении индивиду большего количества физических и ментальных удовольствий. Все эти удовольствия имеют строго ограниченный характер, так как ограничены и блага, за ними стоящие, и возможности чувств человека, которые нуждаются в восполнении. Все эти ограничения приводят к естественному накоплению благ, причём сам процесс накопления становится настолько необходимым, что начинает представлять собой самоцель, от которой невозможно отказаться. Со временем этот рост переходит национальные рамки, что неизбежно приводит к конфликтам не только между индивидами, но и между обществами, которые при росте напряжения могут приобретать катастрофический характер. Такая жизненная практика предопределяет гибель вечных ценностей и добродетелей, то есть именно того, что, по мнению Гуруджи и способно привести к «истинному счастью».

В целом, основной импульс индивида — стремление к счастью становится основой построения отношений с «окружающим миром», в которых этот импульс играет роль своего рода навигатора. Под окружающим миром Голвалкар понимает прежде всего человеческое общество и его социальную среду, противостоящую индивиду и его основному импульсу. Окружающий мир становится той совокупностью условий, в которых реализуется основной импульс.
При этом материальный прогресс, понимаемый как своеобразная форма отмеченного выше накопления благ, приводит к духовной деградации общества, а духовная деградация, в свою очередь, приводит к гибели общества, поскольку разрушается его целостность и не достигается счастье ни на индивидуальном, ни на общественном уровнях. В таких условиях индивид не может реализовать свой «основной импульс».

В целом сущность основного противостояния в современных социальных системах, с точки зрения Голвалкара, заключается в том, что стремление индивида к реализации основного импульса противоречит условиям существования современных социальных систем. И сущность проблемы не в противопоставлении «эгоистичного индивидуального» и «корпоративного социального», а в том, что существующая социальная среда объективно не способна создать условия для реализации стремления индивида к «истинному счастью», в силу наложенных ограничений на результаты стремлений. В результате мыслитель видит проблему не в том, что индивид не может реализовать заложенный в нём импульс, а в том, что он его реализует в саморазрушающей манере.

Проблема поиска счастья человеком видится Голвалкаром в том, что человек пытается удовлетворить свои текущие телесные и духовные нужды. Это он пытается сделать посредством чувств. Удовлетворение соответствующих чувств ведёт к удовлетворению соответствующих потребностей. Утоление этого голода и насыщение даёт человеку чувство счастья, но это состояние прекращается со всевозрастающими потребностями. Гуруджи отмечает, что опыт учит человека тому, что, «чем больше он пытается насладиться удовольствиями плоти, тем более остро он испытывает голод» [4]. То же касается и духовного насыщения, производимого через чувства. Таким образом, удовлетворение чувств в конечном счёте не приводит человека к удовлетворению желаний и, как итог, — не ведёт к истинному счастью.

Голвалкар делает вывод, что если внешний источник счастья необходимо носит преходящий характер, то реальный источник перманентного счастья должен находиться внутри самого человека. Однако Голвалкар далёк от мысли эгоцентрического обращения человека внутрь себя. Будучи учеником Свами Акхандананды, одного из последних прямых последователей самого Рамакришны, он чётко придерживается идеи, что духовный рост человека не может осуществляться только погружением в самого себя, а лишь через служение обществу [1. C. 27]. Если источник истинного счастья находится внутри человека, то внешние объекты, прежде всего социальные, выступают в качестве инструментов, раскрывающих этот источник. Голвалкар сопоставляет обращение к внутреннему источнику счастья с приобщением к Абсолюту, поскольку получаемое через него счастье имеет непреложный вечный характер.

Таким образом, реализация основного импульса переводится Голвалкаром из сферы внешнего мира — общества во внутренний мир индивида. И для характеристики наиболее существенных отношений этой, своего рода «внутренней действительности», понимаемой в индусском ключе далеко за пределами предметности, Гуруджи вводит категории «внутренних уз» и «общего субстрата». Они призваны раскрыть характер связей внутреннего источника истинного счастья с внешними социальными импульсами его достижения.

Диалектика подхода мыслителя заключается в том, что, с одной стороны, «инструментарий» достижения человеком истинного счастья не должен зависеть от внешних условий, поскольку человек в этом случае пойдёт по, рассмотренному выше, ложному пути достижения счастья через удовлетворение чувств, с другой — отрешение от социальной реальности останавливает духовный рост человека.

По сути Голвалкар приходит к идее внутренней альтернативной социальности (альтерсоциальности) как социальности, обращённой не к миру предметного, а к вечному. Альтерсоциальность он характеризует через категории внутренних уз и общего субстрата. Для Гуруджи два понятия «спокойствие человеческого сознания» и «высшее счастье» прочно связаны, поскольку спокойствие и истинное счастье — это атрибуты Вечного, Абсолюта. Это согласуется с индийской философской традицией, которая гласит, что всё преходящее изменчиво, тленно, активно и представляет собой лишь часть целого, а всё вечное спокойно, пассивно и представляет собой целое.

Перевод проблемы достижения счастья в сферу альтерсоциальности необходим потому, что Голвалкар, во-первых, вынужден вывести возможность достижения перманентного истинного счастья из предметного мира как ограниченного и перевести её в спокойствие внутреннего духовного мира, во-вторых — расширить понимание духовного мира за пределы индивидуального, чтобы избежать редукции самого инструментария, импульса к достижению истинного счастья, приводящей к духовной стагнации, основной характеристикой которой будет утрата самого «основного импульса».
Теперь обратимся собственно к категории «внутренних уз» как основы альтерсоциальности Голвалкара. Под «внутренними узами» (Inner Bond, англ.), мыслитель понимает идентичную особенность, свойственную всем человеческим индивидам, являющуюся связующим звеном между ними. Иными словами, если бы в каждом человеке оставались бы только внутренние узы, то человечество было бы единой сущностью. Голвалкар отмечает, что «.в каждом существе изначально присутствует один великий общий принцип, имеющий множество имён. Его можно назвать Душой, Богом, Истиной, Реальностью или Нереальностью, Бытием или Небытием. Это и есть проявление общей сущности, которая и вдохновляет человечество бороться не только за своё счастье, но и за счастье других. «"Я" во мне есть то же самое, что и "Я" в других существах» [4].

Гуруджи подчёркивает, что сами по себе внутренние узы обладают естественной природой и имеют естественное происхождение. В этом смысле альтерсоциальность существует вне зависимости от её восприятия и понимания нами. Он обосновывает это определённым противоречием в человеческом бытии. Суть его в естественном сосуществовании двух явлений. С одной стороны, ограниченное число благ предметного мира неумолимо и естественно ведёт к конфликтам, которые, в свою очередь, приводят к эгоизму, сепаратизму, национализму и иным формам распада общества и преобладания индивидуальных стремлений над общими. И это естественно для человеческой природы в условиях конкуренции, конфликта и ограниченности мира в целом [Там же]. С другой стороны, почему в таких условиях «.в целом люди стремятся к мировому единству и человеческому благосостоянию? Почему они чувствуют боль, наблюдая, как один человек встаёт против другого человека? Почему мы все должны любить друг друга?» [Там же]. Естественным источником подобных гуманистических устремлений Голвалкар видит некую устойчивую естественную связь между людьми, пролегающую в плоскости вечного, а следовательно, за пределами предметного мира.

То есть Гуруджи фиксирует естественное существование внутренних уз через устойчивые формы их проявленности. Гуруджи пишет: «С материалистической точки зрения, эти вопросы не имеют смысла, т. к. в материальном мире нет ничего, что связывало бы человечество, только битва за блага, в которой существуют лишь временные группировки, ибо основная цель — это индивидуальное удовлетворение» [Там же].

Голвалкар считает, что внутренние узы — это тот, неучтённый аспект существования человека, который был упущен во всех иных попытках построения всеобщего человеческого счастья и благосостояния.

Внутренние узы можно понимать как своего рода ощущение идентичности, рождённое из нематериальной связи человеческого сообщества, где внутренняя сущность — это реальная сила, стоящая за природными импульсами человека и, в целом, ведущая к человеческому единству.

Голвалкар считает внутреннюю альтерсоциальную общность единичной и имманентной человеку, а также одинаково характеризующей его как индивида и как общество в их единстве и связи с Вечным. На манер юнговских архетипов, внутренние узы, будучи непостижимы, оказывают влияние на человеческую жизнь в её материальном измерении. Гуруджи подчёркивает, что чело - вечество не осознаёт внутренние узы и не приходит в соприкосновение непосредственно с ними. Оно знакомо лишь с множеством их проявлений, таких как сострадание, взаимопомощь, героизм, самопожертвование, неосознанное стремление к единению, да и само общественное объединение индивидов.

Таким образом, всю совокупность предметных проявлений внутренних уз, а также комплекс связей и отношений (как положительных, так и отрицательных) внутренних уз с материальным миром Голвалкар очерчивает категорией «общий субстрат» (Common Substratum), который непосредственно ощутим человеком. Если категория «внутренних уз» отражает статичные альтерсо- циальные связи человечества, определяемые через обращённость к Вечному, то категория «общий субстрат» раскрывает динамическое влияние альтерсоциальной природы человека на предметную действительность.

В западной философской традиции под субстратом чаще всего понимают первооснову всего предметного мира. Более того, субстратом называют простейшие структуры, обладающие устойчивостью и неизменностью в ходе преобразования вещей предметного мира и задающие им определённые свойства. В этом смысле к таким структурам относят первоэлементы в греческой натурфилософии или атомы в более современном понимании [3. C. 220]. То есть сам субстрат имеет параметры материальности, пусть и на элементарном уровне. У Голвалкара «общий субстрат» также понимается как первооснова, но имеет двойственную природу: будучи опред- меченной в своих частных проявлениях как единство, общий субстрат относится к сфере духовной обыденности, представляя собой связующее звено между Абсолютом и материальным миром. Общий субстрат представляет собой механизм трансляции Вечного в повседневные предметные формы. И внутренние узы как аспект Вечного также транслируются и воплощаются в пространство предметного мира посредством общего субстрата. Как и внутренние узы, общий субстрат существует независимо от осознания его людьми. Он регулирует жизнь людей через их поведенческие стратагемы, актуализация которых тем не менее зависит от самих людей.

В итоге, с точки зрения Голвалкара, человек, воспринимающий и понимающий альтерсоциальный аспект своего бытия, в переориентации на стремление к истинному счастью не должен прийти к самопогружению и уходу от предметной реальности. Восприятие предметной реальности индивидом должно быть подвержено редактуре естественного характера посредством общего субстрата. Гуруджи называет это «естественным самоограничением» [4]. Результат подобного самоограничения индивида выражается в социальном действии, определяющем преобладание в общественной жизни проявлений внутренних уз и стремлений к единству над естественными центробежными конфликтными тенденциями и конкурентным эгоистическим удовлетворением индивидуальных потребностей. Перманентное созидательное социальное действие в общественном масштабе Голвалкар называет социальным служением.

Таким образом, реальная возможность достижения истинного счастья определяется человеческим единством и естественным самоограничением через расширение горизонта человеческого сознания — осознание внутренних уз, которые единственные способны подавлять ограниченность и конфликтность предметного мира. Голвалкар пишет: «Когда человек осознаёт, что все люди пронизаны единым Духом, связаны внутренними узами не только в своей духовной, но и в материальной жизни, он начинает ощущать, что плоды его собственного труда, приносящие радость не ему, а кому-то другому, на самом деле приносят радость и ему тоже. Это происходит в силу того, что он может ощущать радость другого как свою, потому что "Я" в нём есть "Я" в другом человеке» [4].

С помощью этих механизмов Голвалкар предлагает достигать жизненного баланса как в материальной жизни общества, так и в его духовной сфере. К примеру, экономический баланс человеческого существования заключается в том, что возможности индивида накапливать собственность и приобщаться к объектам наслаждения достигают того предела, какого достигает его вклад в наполнение нужд и радостей других членов общества, поскольку оба этих явления обретают единство в общем субстрате.

Подводя итог сказанному, можно суммировать следующие выводы:

1. Голвалкар рассматривает категории внутренних уз и общего субстрата как отражающие реально существующие явления, пусть и не осознаваемые, но воспринимаемые большинством людей.

2. Обе эти категории характеризуют особый режим существования человека — альтернативную социальность (альтерсоциальность). Хотя сам мыслитель и описывал его, но не обозначал его никаким термином.

3. Под альтернативной социальностью следует понимать особый общественный режим существования человека, при котором определяющими условиями человеческого бытия выступают не материальные характеристики и импульсы человеческого общежития, а вечные ориентиры (внутренние узы) и близость к Абсолюту.

4. Альтерсоциальность, будучи имманентной индивиду, имеет и материальные проявления (общий субстрат) через особые формы поведения индивида и социального действия, такие как героизм, сострадание, самопожертвование и др.

5. Вся социальная концепция М. С. Голвалкара построена на дихотомии индивидуального и социального, части и целого, относительного и абсолютного, движимого и вечного, конкретного и абстрактного, счастья и несчастья. Категории внутренних уз и общего субстрата призваны раскрыть связи между этими противоположностями и разрешить противоречия между ними в рамках смысла бытия человека.

Список литературы

1. Миссия Рамакришны. Сто лет [юбилейн. сб.]. - М. : Сиринъ, 1997.
2. Ткачёва, А. А. Неоиндуизм и неоиндусский мистицизм / А. А. Ткачёва // Древо индуизма. - М. : Вост. лит., РАН, 1999.
3. Fisher, S. (Saul) Pierre Gassendi's philosophy and science: atomism for empiricists / S. (Saul) Fisher. - Bos - ton, 2005.
4. Golwalkar, M. S. Bunch of Thoughts [Электронный ресурс] / M. S. Golwalkar. - URL: http://www. archivesofrss.org/Encyc/2014/1/20/23_07_20_06_thoughts.pdf
5. Parameshwaran, P. Shri Guruji on "Hindu view of life" [Электронный ресурс] / P. Parameshwaran. - URL: http://www.archivesofrss.org/Encyc/2014/1/20/23_07_39_35_hindu.pdf
 

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 5 (387).
Философские науки. Вып. 40.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (17.10.2016)
Просмотров: 22 | Теги: внутренние узы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016