Вторник, 19.09.2017, 14:41
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ И КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТЫ «ИСТОКОВ ФИЛОСОФИИ» В КОНЦЕПЦИИ К. ЯСПЕРСА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

М.А.Гаврилов

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ И КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТЫ «ИСТОКОВ ФИЛОСОФИИ» В КОНЦЕПЦИИ К. ЯСПЕРСА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Статья подготовлена в рамках проекта № 2016-МУ-М1-08-08 «Конструктивистская парадигма в философии сознания» на выполнение научно-исследовательских работ для молодых учёных по приоритетным направлениям вузов-партнёров по сетевому взаимодействию (ФГБОУ ВО «ЮУрГГПУ» и ФГБОУ ВО «МордГПИ»)

Представлен анализ идеи К. Ясперса об «истоках философии» в рамках экзистенциально-коммуникативного аспекта познания действительности. Исследованы связь и переход от удивления к сомнению и как закономерность — испытание потрясения.

Ключевые слова: удивление, сомнение, потрясение, практика, дискурс, познание, экзистенциальность, коммуникативность.

 
Философский взгляд на познание действительности — один из самых первых, если ни самый первый, способ анализа бытия в рамках человеческого сознания и за пределами трансцендентных категорий. Философия, как любой вид деятельности человека, всегда имеет несколько направлений, интерес для нас в рамках заданной тематики представляет переход от сути себя к коммуникативной составляющей. Личностное — суть себя, безусловно, затрагивает экзистенциальный аспект человеческого существования, и неизбежно из этого возникает потребность коммуникации как способа раскрытия внутреннего в сравнении и общем-едином для обсуждения. Представляя составляющую индивидуума как нечто неделимое — «атом», находящийся в экзистенциальной пустоте, и проводя аналогию с материалистическим взглядом античности на определение материи как субстанции бытия, можно определить общее- единое как совокупность взаимодействующих атомов в пределах пустоты. Тогда для определения сути себя возникает потребность рассмотрения личного как элемента общего: в курсе естествознания, определяя размеры малых тел, используют способ дискретного рассмотрения ряда объектов.

Раскрытие, а порой и формирование личного-сути себя зачастую требует определения себя как объекта или субъекта коммуникационного процесса. Именно такая данность определила несколько парадоксальную на первый взгляд картину в практике духовных философских упражнений, в том числе и античного периода, когда для личного стремления к мудрости нужно принимать мудрость ближнего своего. Умение использовать чужой опыт, познавая его в диалоге, даёт в осмыслении действительности большое количество путей, по которым человек стремится к поиску ответов на вопросы, которые есть суть его философии. В античный период формировались целые школы философии, которые на протяжении веков использовали духовные практики, позволяющие приблизиться к пределу понимания в процессе коммуникации учителя и неофита.

Рассматривая «три истока философии: удивление, сомнение, потрясение человека как основания для коммуникаций человека с человеком в ходе экзистенциальной рефлексии», установленные К. Ясперсом, можно отметить, что о них говорят ещё в период античной философии. Так, Платон сказал, что философия происходит из удивления. «Наше зрение дало нам возможность быть причастными виду звезды, солнца и небесного свода. Этот вид вызвал в нас стремление к исследованию всего. Отсюда произошла философия — величайшее благо, которое как награда было получено смертным родом от богов» [9. С. 23]. Ещё один яркий философ античного периода, ученик Платона, Аристотель говорил: «Удивление — вот то, что привело людей к философствованию: они удивились прежде всего тому поразительному, что открывается им, затем они шли постепенно дальше и спрашивали об изменениях луны, солнца, небесных светил и возникновении всего» [Там же. С 25].

Удивление порождает философствование, но открытым остаётся вопрос — какими путями к нему приходят? Определяющую и важную роль имеет духовная практика, которая, увеличивая объёмы насыщаемости эмпирического восприятия действительности и поглощая «шумы повседневности», даёт возможность удивиться. Таким «настройщиком частот» экзистенциального «приёмника», то есть человека в потоке восприятия, и стала система духовных практик, которую античная философия успешно применяла во всех своих направлениях. Духовная практика была методом, направленным на понимание сути себя как в личном, так и в общем аспекте, требующим радикального преобразования образа бытия, ибо мудрость не только позволяет познавать, она заставляет «быть» по-другому. Развивая идею «образа жизни» на примере античных школ философии, можно обнаружить прямую зависимость философского дискурса (диалога, коммуникации) и философской жизни (экзистенциальной направленности действий в процессе существования) на примере духовных упражнений. Античная философия опирается на опыт, имеющий в себе не только следствия работы разума и чувств одного индивидуума, но и учитывает результирующую коммуникативного влияния, совокупность, которая была направлена как на суть личностного, так и на суть общего. Подчеркнём назидательно-преобразовательную, объяснительно-образовательную функцию философии античности. Равнозначность философского дискурса как проявления коммуникаций и практики, как проявления экзистенциального движения — вот что отличает философию древних греков. Связь сути личного и сути общего в философии чётко определена духовными упражнениями. Вот одно из определений для данного элемента философии: «...преобразование, прибегающего к ней индивида в физическом аспекте (режим питания), дискурсивном и интуитивном (созерцание)» [2. С. 78]. То есть духовная практика направлена на само преображение личности и затрагивает все аспекты личностного существования, включая суть общее. Иначе говоря, во-первых, экзистенциальная составляющая, определённая жизненным выбором, «озвучивает» и концептуально обосновывает этот выбор. Во-вторых, выражая некое предпочтение, становится средством активного воздействия философа на самого себя и на других и тем самым «выполняет образовательную, воспитательную, психологическую, целительную функцию». В-третьих, она, представая в форме диалога мыслителя с самим собой или с другими, является упражнением в философском образе жизни. И, в свою очередь, коммуникативный аспект обосновывает, во-первых, жизненный выбор и развитие всех вытекающих из него следствий: мы могли бы сказать, что в своеобразной взаимообусловленности жизненный выбор определяет дискурс, а дискурс определяет жизненный выбор, теоретически обосновывая его. Во-вторых, чтобы вести жизнь философа, надо работать над самим собой и убеждать других, и в этом плане философский дискурс, если он поистине выражает некоторое экзистенциальное предпочтение, служит необходимым средством воздействия. В-третьих, философский дискурс есть один из видов упражнения в философском образе жизни — в форме диалога с другими или с самим собой [4].

Рассуждая о сомнении как истоке философии и ещё одной составляющей процесса познания, можно увидеть необходимость в критической проверке следствий, выводимых из первого истока. Познавая себя, совершая над собой действия, направленные на достижение мудрости, то есть проводя некоторые духовные практики и просто созерцая действительность, человек получает интуитивный опыт. Во всём своём многообразии духовные практики направлены на разрешение вопроса сомнения путём приведения опыта к интуитивному восприятию, внешние формы знания или опыта вызывают сомнения без наличия интуитивного понимания природы познаваемого. Природа такого познания априорная и аксиоматическая в плане личностного восприятия, тогда как для коммуникативного плана необходима некая закономерность или функция, определяющая статистическую данность, полученную как совокупность дискретных элементов. Попытка осмысления полученного знания человеком вызывает потребность в анализе результатов, в передаче опыта, сравнении.

Рассмотрим квартет связующих достоверности и сомнения в аспектах коммуникативно-экзистенциального плана:
1) признание личностного аспекта познания в процессе познания всеобщего;
2) признание всеобщего аспекта познания в процессе познания личностного;
3) отрицание личностного аспекта познания в процессе познания всеобщего;
4) отрицание всеобщего аспекта познания в процессе познания личностного.

Философия стала «рупором» в общении людей, но не всякое знание, полученное через коммуникативный аспект, будет восприниматься с достоверностью в личностном восприятии, так и знание экзистенциального плана может не являться достоверным в общем моменте. Подвергая сомнению мыслеформы, мы открываем для себя суть познаваемого через объяснение и понимание экзистенциально-коммуникативного анализа. Рассмотрим подробней феномен понимания и объяснения в анализе действительности. Объяснение и понимание — две универсальные oперации мышления, взаимно дoполняющие друг друга. Долгое время они противопоставлялись одна другой. Неопозитивизм видел объяснение как если не единственную, то главную функцию науки. Философская герменевтика задавала сферу объяснения естественными направлениями и предлагала в качестве главной задачи гуманитарных наук понимание. Теперь становится ясно, что феномены объяснения и понимания имеют место в любых научных дисциплинах — и естественных, и гуманитарных — и входят в ядро используемых ими способов обоснования и систематизации знания, с учётом восприятия существования действительности через личное и общее понимание.

Вместе с тем объяснение и понимание не определяются как прерогатива научного познания. Они присутствуют во всей человеческой деятельности. Понимание характерно для усвоения нового содержания, включением его в систему принятых идей и представлений. Проблема понимания длительное время рассматривалась в рамках экзегетики (от греч. exegesis — толкование), занимавшейся толкованием древних, особенно религиозных (библейских) текстов, что налагало на понимание сугубо личностный аспект познания действительности. В прошлом веке, благодаря трудам Ф. Шлейермахера и В. Дильтея, начала формироваться более общая теория истолкования и понимания — герменевтика (от греч. hermeneutike techne — истолковательное искусство).

Наиболее развитая форма объяснения, объёмно применяемая в науке, — объяснение на платформе научного закона, функционирующего как описание. Такое объяснение задаётся теорией. Не каждое объяснение постулирует научный закон и может быть названо теоретическим. Объяснение может опираться также на случайное статистическое утверждение. Имеется пара типов объяснения. Объяснение первого типа представляет собой подведение объясняемого явления под утверждённое общее положение и носит дедуктивный характер. Объяснение второго типа становится не на общее утверждение, а на утверждение о каузальной связи. Каузальное объяснение является в одних случаях дедуктивным, в других — индуктивным.

Дедуктивное объяснение (номологическое или каузальное) можно назвать сильным объяснением; индуктивное каузальное объяснение — слабым объяснением. В процессе понимания индивидуальное, конкретное представление выступает как образец, с которым нужно согласовать значение. Представление о каком-то объекте говорит о том, каким должен быть объект данного рода с точки зрения обладающего этим представлением индивидуума. Представление является ценностью, которой должно соответствовать значение. В представлениях фиксируются образцы вещей, их стандарты, определяющие, какими значениями должны наделяться связываемые с этими представлениями слова. В процессе понимания представление является исходным, или первичным, а значение должно быть приспособлено к нему. Природа анализа же заложена совокупностью логических и интуитивных суждений. Представляя, что для личностного восприятия достоверным становится интуитивное познание, принимаем для общего законы логических суждений, когда форму познания характеризует не то, из каких элементов оно сложено, а только то, как эти элементы связаны друг с другом. Или же, меняя местами логику и интуицию, получаем индуктивность общего познания и, как следствие, лишь вероятностную достоверность.

Сомнение и принятие как дуалистические стороны критического восприятия, являются основообразующими в построении суждений логического и интуитивного толка, как в личностном, так и общем восприятии действительности, тем самым ещё раз показывая двойственность человеческого существования, которое не допускает возможности строго личностного или коммуникативного восприятия данностей окружающего или внутреннего. Именно с появлением сомнения начинается переход к равномерной «нагрузке» познания через экзистенциальный и коммуникативный аспект, с формированием чёткой организации распределения степени применения составляющих данной структуры.

Приступим к анализу последнего истока философии с коммуникативно-экзистенциальной точки зрения: потрясения человека. Испытывая удивление или сомнение, человек познаёт бытие, но некоторым образом находится в такой ситуации, которую К. Ясперс именует «пограничной», когда в созерцательном восприятии нам становится доступно понимание подлинности или, как её противоположности, неподлинности существования. Например, мысль о конечности собственного существования, которую можно представить не с точки зрения понимания самого процесса существования, а как подведение итога жизни.

Само определение ситуации говорит о границе между личностным и всеобщим аспектом восприятия действительности, о невозможности повлиять на процесс изменений. Существуют две модели выхода из «пограничной» ситуации: обретение свободы и обретение веры (в бессмертие или спасение). Так почему же, став обладателем интуитивного открытия — знания экзистенциального, сугубо личностного, при выходе из «пограничной» ситуации человек стремится поделиться этим опытом с другим? Коммуникативная форма познания даёт возможность не только сравнения или научения, но также возможность подтверждения. Данность личностного бытия требует не только познания, но и подтверждения, которое мы ищем в раскрытии и принятии нашей истины другими людьми. Постулируя свободу или веру как новую данность бытия, мы формируем окружающее нас согласно этим данностям. Принимая коммуникативную среду как однородную, состоящую из отдельных экзистенциальных элементов, и определив выход из «пограничной ситуации» как отклонение от нормы, получим распространение колебаний в среде по всем направлениям. Распространяя идею, в тот же момент мы не переносим свою экзистенциальную составляющую — оставляя её в пределах амплитудного отклонения от «пограничной ситуации» своего бытия. Распространение волны коммуникативного переноса личностного проявления рано или поздно достигнет предела трансцендентных категорий, что приведёт к отражению и возвращению заданного импульса в рамки той же «пограничной ситуации», что может послужить условием очередного личностного озарения.

Таким образом, рассматривая идею «истоков философии» через экзистенциально-коммуникативный аспект, мы представляем познание как сторону существования, обусловленную потребностью в философии, а именно её практических и дискурсивных методиках. Удивление, сомнение и потрясение представляются фундаментальными формами восприятия, которые закладывают основу для личностного и коммуникативного постижения сути действительности. Человек в плане личностного существования, а также существования окружающей действительности воспринимает и познаёт данности сущего вокруг и внутри себя. Всё это проясняется через интуитивное представление (удивление), которое человек подвергает сомнению, то есть создавая органон для понимания закономерностей, и на основании этого возникает потрясение как естественный момент бытия. Другой формы существования человек не имеет, априорно выделяя себя из окружающего мира, отличая себя от неживого и бессознательного как на личностном, так и на коллективном уровне. Ощущая особость своего положения, человек постоянно находится в двух формах существования: личностной (субстанциальной) и коммуникативной (формообразующей). Каждая из этих форм в отдельности и совокупности проявляет себя через философствование. «Истоки философии» — это не только фундамент для суждений или объяснения и понимания — это в первую очередь сама реальность бытия, которая находится в тесной связи личного и общего становления как сущего, так и не сущего. В таком виде идея К. Ясперса об удивлении, сомнении и потрясении выступает основой двух форм существования человека в четырёх отношениях: себя к себе, себя ко всем, всех к себе и всех ко всем.

Список литературы

1. Адо, П. Что такое античная философия / П. Адо. — М. : Проспект, 1999.
2. Адо, П. Духовные упражнения и античная философия / П. Адо. — М. : Проспект, 1999.
3. Марсель, Г. Опыт конкретной философии / Г. Марсель. — М. : Политиздат, 2010.
4. Гаврилов, М. А. Духовные практики античной философии / М. Гаврилов // Философия и наука : материалы XV Всерос. науч.-практ. конф. (с междунар. участием), Екатеринбург, 21 апр. 2016 г. / под ред. Л. А. Беляевой, О. А. Блиновой. — Екатеринбург : Вектор-Плюс, 2016. — С. 257.
5. Пиаже, Ж. Избранные психологические труды / Ж. Пиаже. — М., 1969.
6. Лосев, А. Ф. Истории античной философии в конспективном изложении / А. Ф. Лосев. — М., Мысль, 2007.
7. Фуко, М. Герменевтика субъекта / М. Фуко. — М. : ПЕРСЭ, 2008.
8. Ягафарова, Х. Н. Симметрия и самоорганизация: от античной натурфилософии до современной науки : автореф. дис. ... канд. филос. наук / Х. Н. Ягафарова. — Уфа, 2008. — 21 с.
9. Ясперс, К. Введение в философию / К. Ясперс. — М. : Просвещение, 2004.
Сведения об авторе
Гаврилов Михаил Александрович — аспирант кафедры философии и культурологии, ЮжноУральский государственный гуманитарно-педагогический университет. Челябинск, Россия. super.mig1212@ya.ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2016. No. 10 (392). Philosophy Sciences. Iss. 42. Pp. 84-88.
EXISTENTIAL AND COMMUNICATIVE ASPECTS OF THE "ORIGINS OF PHILOSOPHY" IN THE CONCEPT OF KARL JASPERS:
COMPARATIVE ANALYSIS
M. A. Gavrilov
South Ural State Humanitarian-Pedagogical University, Chelyabinsk, Russia. super.mig1212@ya.ru phone
This article presents an analysis of the ideas of Karl Jaspers about the "origins of philosophy" in the framework of the existential-communicative aspects of cognition. The relation and the transition from wonder to doubt, and as the regularity — experience of shock.
Key words: wonder, doubt, shock, practice, discourse, knowledge, existential communication.
References
1. Ado P. Chto takoye antichnaya filosofiya [What is Ancient Philosophy]. Moscow, Prospect Publ., 1999. (In Russ.).
2. Ado P. Dukhovnye uprazhneniya i antichnaya filosofiya [Spiritual Exercises and Ancient Philosophy]. Moscow, Prospect Publ., 1999. (In Russ.).
3. Gabriel' M. Opyt konkretnoyfilosofii [The Experience of Concrete Philosophy]. Moscow, Politizdat Publ., 2010. (In Russ.).
4. Gavrilov M.A. Dukhovnyye praktiki antichnoy filosofii [Spiritual Practices of Ancient Philosophy]. Filosofiya i nauka [Philosophy and Science: proceedings of the XV all-Russian scientific-practical conference (with international participation), Yekaterinburg, 21 april 2016]. Yekaterinburg, Vektor-Plyus Publ., 2016. P. 256. (In Russ.).
5. Piazhe Zh. Izbrannyyepsikhologicheskiye trudy [Selected Psychological Works]. Moscow, 1969. (In Russ.).
6. Losev A.F. Istorii antichnoy filosofii v konspektivnom izlozhenii [History of Ancient Philosophy in the Summaries]. Moscow, Idea Publ., 2007. (In Russ.).
7. Fuko M. Germenevtika sub"yekta [Hermeneutics of the Subject]. Moscow, PERSE Publ., 2008. (In Russ.).
8. Yagafarova Kh.N. Simmetriya i samoorganizatsiya: ot antichnoy naturfilosofii do sovremennoy nauki [Symmetry and Self-organization: from Ancient Natural Philosophy to Modern Science. Abstract of thesis]. Ufa, 2008. 21 p. (In Russ.).
9. Yaspers K. Vvedeniye v filosofiyu [Introduction to Philosophy]. Moscow, 2004. Pp. 23-27. (In Russ.).

Вестник Челябинского государственногоуниверситета. 2016. № 10 (392).
Философские науки. Вып. 42.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (05.06.2017)
Просмотров: 58 | Теги: ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь