Понедельник, 05.12.2016, 11:29
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

ЭКСТРЕМИЗМ КАК РЕЗУЛЬТАТ ОБРЕТЕНИЯ НЕГАТИВНОЙ ПЕРСОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

О.А.Блинова

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 5 (387).
Философские науки. Вып. 40.

ЭКСТРЕМИЗМ КАК РЕЗУЛЬТАТ ОБРЕТЕНИЯ НЕГАТИВНОЙ ПЕРСОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Рассматривается проявление кризиса идентичности, выражающееся в формировании такого качества личности, как негативная персональная идентичность. Даётся определение негативной персональной идентичности, рассматриваются причины её возникновения и последствия, отражающиеся на характеристиках личности.

Одним из ярких проявлений негативной персональной идентичности является экстремизм, выражающийся в отказе от общечеловеческих морально-нравственных ценностей и признания ценности Другого в межличностной коммуникации. В статье раскрываются пути преодоления экстремизма как проявления негативной персональной идентичности. Предлагаются возможные меры, способствующие снижению агрессивных проявлений в подростково-молодёжной среде.

Ключевые слова: персональная идентичность, негативная персональная идентичность, экстремизм, духовные ценности, Другой, гуманизм, ответственность, образование.

 

Тема персональной идентичности и её обретения актуальна для человека на протяжении всей его жизни, поскольку вопрос «Кто я?» есть основополагающий вопрос бытия человека. Поиск ответа на него позволит человеку сформировать онтологическую, этическую, социальную и морально-нравственную основу его бытия, позволит обрести целостность Я. Под персональной идентичностью мы понимаем «такое качество личности, при котором она воспринимает себя как целостного на физическом и ментальном уровнях, автономного, самодостаточного, уникального, активно действующего и ответственного субъекта, открытого для взаимодействия с Другим» [4. С. 14].

Персональная идентичность определяет выбор стабильных жизненных принципов, ценностных приоритетов, установок поведения, посредством которых человек определяет самого себя, своё Я. В поле идентичности соединяются такие характеристики, как социальный характер, то есть обретение идентичности возможно только в обществе, и социальная значимость в смысле отождествления себя с общепризнанными ценностями; единость, то есть обретающий идентичность всегда тождественен самому себе, и исторический контекст. Таким образом, можно представить идентичность в виде гегелевской триады, где тезис — самость (единость), антитезис — социальная общность, а идентичность возникает как их синтез.

В области обретения идентичности можно выделить два основополагающих аспекта: социальный, то есть внешний, когда в процессе обретения идентичности человек отталкивается от общезначимых, признанных в данном социуме ценностей, среди которых выбирает наиболее близкие и значимые для него. Социальная сторона обретения идентичности подразумевает, что человек изначально помещён в социальное взаимодействие: в течение жизни он шаг за шагом, год за годом учится проводить границу между своим и чужим, отделять себя от других, становясь тем, кто он есть. То есть, сконструировав определённые отношения с окружающими людьми, определив своё место в обществе, человек из всего многообразия приобретённого социального опыта извлекает то, что он назовёт своим Я. Другими словами, движение к личности всегда происходит в мире. Именно окружающая среда есть то условие, причём предзаданное, на основе которого человек формирует своё Я. «Мы — узники нашего тела, нашей семьи, нашего окружения, мы принадлежим тому или иному классу, у нас есть родина, мы живём в определённую эпоху — и всё это мы не выбираем» [12. С. 2728]. Иными словами, индивид видит и формирует себя таким, каким его видят другие.

И личностный, то есть внутренний, где человек самостоятельно, исходя из собственной позиции, шкалы ценностей, без тотальной привязанности к общепринятым нормам, формирует собственную шкалу приоритетов. Личностный фактор реализуется по принципу: «чтобы обрести идентичность, уже нужно быть личностью» [5].

Это не означает, что идентичность формируется в полной изоляции от окружающих, но подразумевает, что идентичность обретается в глубине своей интимности и есть не столько внешнее, сколько внутреннее приобретение. То есть у человека ещё до всякого взаимодействия с другими присутствует представление о том, что он есть, общение с окружающими людьми вносит в это представление определённые коррективы, придавая Я человека более целостный и завершённый характер. «Только идентифицируясь с ценностями, которые не имеют ничего общего с корыстным интересом, "я" становится уверенным в своих силах и обретает чувство собственного достоинства» [13. С. 116].

Современная социальная реальность характеризуется кризисом персональной идентичности. Какие свидетельства кризиса мы можем наблюдать? В первую очередь, это уже ставшая традиционной характеристикой современного общества глобализация. В условиях глобализации утверждается открытость общества, прозрачность границ, как географических, так и межнациональных, межличностных, расовых и т. п. Далее общество постмодерна провозгласило: «субъект умер», а раз так, то и утверждение своей единичности не имеет больше смысла. В-третьих, меняется характеристика личности в обществе. Если в традиционную эпоху личность была социально детерминирована, вся её жизнь — и личная, и социальная — в основном была предопределена, то современная социальная ситуация лишает личность прочного фундамента. В результате всего вышеперечисленного современный человек оказывается подобен скитальцу, блуждающему от одного ценностного основания к другому в попытке найти пристанище, которое позволит ему обрести себя, своё Я, свою идентичность. Стремление обрести персональную идентичность есть один из способов преодоления ценностной и морально-нравственной неопределённости человеческого бытия.

В обретении персональной идентичности можно выделить две противоположные стороны: позитивную и негативную. Позитивная идентичность опирается на деятельностное начало человека и его способность к персональному нарративу. Негативная же опирается на попрание всех норм, их нивелирование посредством агрессии и открытой борьбы. В своей статье мы рассмотрим вторую сторону обретения персональной идентичности. Интерес именно к негативной стороне обретения персональной идентичности вызван крайне неспокойной ситуацией в мире, наличием большого числа локальных военных конфликтов, террористических актов и т. п. На наш взгляд, одна из причин данного положения дел — кризис идентичности (во всём многообразии её проявлений: национальной, культурной, этнической, но прежде всего, конечно же, личностной) и стремление её обрести посредством негативного опыта отрицания общезначимых ценностей.

Любая идентичность отталкивается от социальных ценностей. Когда этого фундамента нет, происходит разрушение всех сущностей и связей, как личных, так и социальных. Человек оказывается вне общества, вне его духовно-ценностных ориентиров, за бортом жизни. Происходит разрушение самого человека, что, в свою очередь, приводит общество к состоянию «войны всех против всех». И закономерным результатом данных процессов является конфликт человека с самим собой, со своим обществом, временем и историей. Человек перестаёт осознавать себя как самодостаточную и уникальную личность, свобода, данная ему от природы, оборачивается своей противоположностью, освобождая человека, таким образом, и от ответственности.

Говоря о негативной персональной идентичности, мы можем определить её как качество личности, при котором она требует посредством открытой конфронтации восприятия себя как уникального субъекта, не обладающего чувством ответственности и отказывающимся от взаимодействия с Другим. И если персональную идентичность можно представить в виде гегелевской триады «тезис — антитезис — синтез», то в случае негативной персональной идентичности мы имеем дело лишь с антитезисом, то есть с социальной общностью, от которой требуется полное и безоговорочное признание самодостаточности и целостности личности такого типа.

Так же как в процессе обретения персональной идентичности мы выделили два аспекта, их же, но с негативной окраской, мы можем выделить в процессе обретения негативной персональной идентичности. С социальной точки зрения, это попытка поиска, разнообразия, романтики, экстрима. Протест против общепринятых норм и традиций. Попытка вырваться из круга пред- заданности ради мнимого ощущения свободы. В стремлении отделить себя от других, обнаружить границу своего и чужого человек не замечает, как граница становится непреодолимой, а от других он не просто отделяется, а бесконечно отдаляется, что в итоге приводит к кризису в отношениях человека и окружающего мира, который и порождает в итоге агрессивные настроения, в частности экстремизм.

С личностной стороны, обретение негативной персональной идентичности представляет собой неудовлетворённую потребность в самореализации, что происходит в тот момент, когда человек не просто живёт согласно внутренне выбранной шкале ценностей, но начинает ревностно требовать её признания окружающими и болезненно переживать, если этого не случается. В итоге возникает обманчивое ощущение, что окружающий мир не принимает тебя, выбрасывает на обочину активной полноценной жизни, что опять же порождает агрессивные настроения по отношению к миру. И в этой ситуации также возникает кризис, только кризис внутренний, который выливается вовне, так как человек не в состоянии его разрешить при помощи своих внутренних ресурсов. В результате возникает желание доказать, что мои ценности и идеалы наиболее важны, желание навязать эти идеалы окружающим, требуя признать их как единственно верные, пусть и насильственными способами. Такого человека не устраивают существующие определения успешности и самореализации, он желает быть полноценным субъектом истории, пусть и через негативный опыт.

В результате происходит становление не всесторонне развитой уникальной, самодостаточной личности, нацеленной на диалог с Другим, но становление личности агрессивной, цель жизни которой выражается в борьбе против общепризнанных ценностей и морально-нравственных устоев, где нет места ни Другому, ни диалогу с ним. Одним из возможных результатов обретения негативной персональной идентичности является экстремизм. Экстремизм выступает здесь как смысл жизни, соединённый с полнотой жизни и сверхценными идеями, но при этом реализуется он как борьба против искажений и девиаций, оборачиваясь при этом борьбой против норм и традиций, усугубляя тем самым политический, идеологический и социальный кризис.

Традиционное словарное определение экстремизма — приверженность крайним взглядам, мерам. Если смотреть на понятие «экстремизм» с точки зрения лингвистики, то оно означает «стояние на краю, далеко от середины». Предельная крайность экстремизма свидетельствует о его опасности, о том, что он содержит в себе потенциальную угрозу безопасности и спокойствию и всегда сопряжён с негативными последствиями.

Американские исследователи P. Coleman и A. Bartoli в своей работе «Обращаясь к экстремизму» (Addressing Extremism) определяют экстремизм как «деятельность (а также убеждения, отношения к чему-то или кому-то, чувства, действия, стратегии) личности, далёкую от обычных, общепринятых» [15. С. 2].

В качестве основных признаков экстремизма можно назвать следующие:
1. Жестокость: как правило, цель, которую ставят перед собой приверженцы того или иного экстремистского объединения (а их, надо заметить, огромное множество: экономические, политические, националистские, религиозные, моральные и пр.), оправдывает любые средства, которыми она достигается. Ресурсы для достижения целей у современных экстремистских организаций очень разнообразны.
2. Умаление человеческих достоинств: окружающие люди предстают лишь в чёрном цвете, то есть любой человек считается виновным ещё до всякого своего действия.
3. Отрицание толерантности (наиболее яркий и красноречивый признак): человек упорствует в своём мнении, отвергая возможность иных точек зрения. Он полагает свою позицию истинной, не желая при этом вступать в диалог с другими людьми, учитывать их взгляды и прислушиваться к ним.

Согласно данным признакам мы можем говорить о том, что экстремизм есть крайнее проявление интолерантности, связанное с агрессией и не - приятием Другого.

Логика экстремиста основывается на его жизненной системе ценностей. Мир в ней предстаёт лишь в чёрно-белых оттенках, существует только истина и ложь. В качестве истины выступают ценности экстремиста, в качестве лжи — общечеловеческие ценности. А раз окружающий мир не соответствует логике и ожиданиям экстремиста, он автоматически становится враждебным, и с ним нужно бороться. Борьба возможна только с позиции силы, так как к диалогу и поиску компромисса экстремистски настроенный человек не готов и не считает такой путь для себя приемлемым в силу бинарного восприятия действительности. В результате возникает конфликт между личностным и социальным факторами обретения персональной идентичности, между внутренними ожиданиями и внешней системой ценностей. Поскольку для антагониста характер - на убеждённость в своей правоте и отсутствие стремления к диалогу, то и единственно возможный выход для него — это борьба.

Обретаемая таким образом негативная персональная идентичность приводит к тому, что человек абсолютизирует собственное Я, его значимость и истинность. Подобная идентичность Я не позволяет ему увидеть, услышать и признать Другого как равноценного субъекта, вступить с ним в диалог. Место Другого занимает образ врага. Враг, как и Другой, принципиально отличен от Я, он также уникален и неповторим, как любая человеческая личность. Но в отличие от Другого с врагом невозможен диалог, с ним возможно только противоборство, причём противоборство до смертельного исхода, где одна из противостоящих сторон должна быть уничтожена. Таким образом, человек сам загоняет свою личность в рамки ограниченности, прежде всего интеллектуальной и нравственной. В итоге человек занимает позицию, согласно которой только Я и мне подобные обладают абсолютной истиной и все доводы о многообразии и неисчерпаемости мира и знания о нём здесь не имеют значения. Существует только два мнения — «моё и неправильное». Онтологическая система экстремиста не подразумевает инаковости, её основная черта — тождественность.

Сознание и мышление человека с подобной идеологией аналогично в своём развитии сознанию и мышлению первобытного человека, которому также не были свойственны рефлексия, анализ, критичность. Подобно первобытному человеку человек с экстремистскими взглядами полагает, что всё, что находится за пределами его группы, его мнения, его локального субъективного мира, — чуждо ему и враждебно по отношению к нему, а следовательно, согласно инстинкту самосохранения, должно быть уничтожено. Такая жизненная позиция говорит о морально- нравственной незрелости человека [2] и проявляется в тотальном самооправдании любого поступка, а также в склонности обвинить в своих неудачах всех вокруг. Компенсация морально- нравственного инфантилизма происходит посредством агрессии и насилия по отношению к Другому. И уничтожение Другого полностью оправдано стремлением обрести и сохранить свою идентичность.

Как итог, господство ориентированной таким образом личности приводит к попранию духовных ценностей общества, что порождает невозможность общественного устройства на началах демократии и гуманизма, и, следовательно, общество обрекается на авторитаризм и экстремизм, а персональная идентичность личности — на фрагментарность, эпизодичность и отсутствие внутренней логики.

Подтверждение этому можно обнаружить, например, в концепции «одномерного человека» Г. Маркузе, согласно которой современное общество потребления (а думать, что этот этап общественного развития уже пройден, было бы преждевременным) превращает человека в раба, лишая его критической способности мышления, жизненной задачей которого является совершенствование системы потребления. Утрата критической способности приводит к отчуждению человека от собственной индивидуальности. «Как следствие, возникает модель одномерного мышления и поведения, в котором идеи, побуждения и цели... либо отторгаются, либо приводятся в соответствие с терминами этого универсума.» [11. С. 31]. В такой системе любая политическая оппозиция интегрируется в единое целое и человек любыми путями стремится к свободе, к освобождению из этой тотальности. В результате и возникают различного рода радикальные настроения. В качестве выхода Маркузе видит необходимость возвращения всеобщих человеческих ценностей, человеческой нравственности. Необходим переход на новый уровень развития науки и искусства, где общество основывается на техническом прогрессе, на принципах свободы.

Схожие мысли мы можем найти и в теории «авторитарной личности» Т. Адорно, который утверждает, что человек, постоянно стремящийся к просвещению, становится в результате его заложником [1]. Всё то, к чему он стремился посредством разума — к господству над природой, созданию высокотехнологических механизмов и автоматов, к постоянному совершенствованию своих целей, — обособляется от него и оборачивается против него. Люди сами превращаются в механизмы по выполнению определённых правил, привычек, реализации сложившихся стереотипов, что в итоге выливается в авторитаризм, который препятствует прогрессивному развитию общества и способствует возникновению радикальных настроений. Другими словами, человек, стремясь к свободе, получает противоположный результат, выражающийся в том, что авторитарное общество представляет собой бегство от свободы (Э. Фромм), и экстремизм представляет собой то самое убежище, в котором человек пытается скрыться от свободы.

Поскольку человек не в состоянии жить без идентичности, без ответа на вопрос «кто я?», он начинает поиск новых идентификационных сущностей и оснований, но осуществляется данный процесс методом «от противного», суть которого в выявлении противоречий. Человек начинает отказываться от всех духовно-нравственных основ: социальных и исторических ценностей, собственной сущности от интерсубъективности, как возможности конструктивного диалога и основы для обретения персональной идентичности, как несоответствующих его сущности. Постепенно отрицание достигает своей противоположности — оно само становится ценностью. Обретение персональной идентичности через отрицание, обретение негативной персональной идентичности ведёт к маргинализации либо мутации, одной из которых в данном контексте и является экстремизм. Поэтому можно говорить о том, что склонность к экстремистским взглядам проистекает из поля персональной идентичности и неспособности (или нежелания) обрести её иным способом.

Каким образом противостоять экстремизму? Со времён Древнего Востока мудрецы рекомендовали начинать любые изменения с самого себя. В первую очередь человек должен понять и принять исходные принципы мироустройства, стать личностью, независимым субъектом, сознание которого будет независимо от внешних влияний, так как человек твёрд, когда у него есть характер, внутренний стержень. Такой стержень не появляется вдруг, его нужно формировать, например, при помощи образования и воспитания.

Детская личность очень пластична, основной способ её существования — творчество. В процессе социализации ребёнок усваивает и присваивает знаково-символические структуры, средства деятельности и общения, которые лежат в основе формирования его личности и сознания. В зависимости от реакции ребёнка на социальные нормы и процессы общественной жизни формируется его поведение и закладывается основа обретения персональной идентичности.

Но рано или поздно у детей возникает потребность в противостоянии, желание сделать наперекор. Это может быть связано с банальным переходным возрастом, а может быть попыткой скрыть возникшие трудности в учёбе, во взаимоотношениях со сверстниками или педагогами. Невозможность самостоятельно найти выход из ситуации, наладить диалог с окружающими людьми приводит к ощущению собственной несостоятельности, которая, как правило, выражается через агрессию и может стать причиной обретения негативной персональной идентичности в будущем.

В такой ситуации первоочередная роль в профилактике агрессивного поведения принадлежит образованию и педагогу, умению последнего обнаружить и раскрыть внутренние переживания ребёнка, умение понять цели и мотивы его поступков.

Но педагог не единственный, на ком лежит ответственность за профилактику негативного поведения ребёнка. Для этого необходимо взаимодействие семьи, школы и общества. В связи с этим можно выявить три уровня морально- нравственного воспитания:
- общий — это социальная среда в целом. Морально-нравственные принципы устройства общества и его гуманистические идеалы;
- конкретный — это та непосредственная среда, в которой «вращается» ребёнок, его окружение и правила взаимодействия с ним;
- микроуровень — это семья, которая закладывает первичные морально-нравственные основы личности ребёнка, формирует его сознание и задачей которой является контроль за их соответствием социальным ценностям.

В результате взаимодействия этих трёх уровней у ребёнка формируется моральное сознание, которое является основой для становления самостоятельных моральных принципов: совести и ответственности, которые, в свою очередь, станут фундаментом обретения позитивной персональной идентичности, опирающейся на общечеловеческие идеалы гуманизма и демократии.

Какие возможные меры профилактики агрессивного противодействующего поведения школьников можно предложить?

1. Сократить свободное неконтролируемое времяпрепровождение. День школьника должен быть расписан поминутно, чтобы из его уст не мог прозвучать вселенский стон «мне скуууч- но...» и не могло возникнуть вопроса «чем мне заняться?».

2. Перенаправить эксремистские желания и связанную с ними агрессию в мирное русло, например, в занятие экстремальными видами спорта. Поскольку «в самой природе человека заложено стремление к экстремальности как побудительному мотиву, принуждающему его к постоянному развитию» [10. С. 23]. Единственное условие, которое здесь необходимо соблюсти — централизованный, а не стихийный характер организации занятий данными видами спорта.

3. Повышение уровня политической и правовой грамотности. Одной из причин экстремизма является низкий уровень правовой и политической грамотности современных школьников. В связи с этим абсолютно нелишним будет преподавание в школе дисциплин правовой и политологической направленности, целью которых будет раскрытие несостоятельности экстремистской идеологии, утверждение ценностей гуманизма, а также знакомство с юридическими последствиями реализации экстремистских идеалов.

Таким образом, сегодня мы можем говорить о распространении такого качества личности, как негативная персональная идентичность, результатом обретения которой является экстремизм. Экстремизм характеризуется как отказ от фундаментальных общечеловеческих ценностей, принципов демократии и гуманизма. Отказ от обретения персональной идентичности в контексте общечеловеческих ценностей ведёт к установлению новой системы ценностей, которая, как правило, идёт вразрез с общепринятой системой. Из контекста обретаемой таким образом идентичности полностью исключается Другой, поскольку для негативно настроенного человека важно онтологическое единство своей личности и личности окружающих. Другой в данном случае рассматривается как нечто чуждое, как то, что угрожает онтологическому единству личности антагониста, оправдывая, таким образом, попытку уничтожения Другого ради сохранения идентичности экстремиста, ради защиты её от чуждого проникновения извне. Другой выступает в качестве «иноверца», которого необходимо уничтожить. Именно поэтому негативные действия экстремистов всегда направлены не на истинных противников — властные структуры, а на мирное население, которое к силовому воздействию непосредственного отношения не имеет.

Уничтожив Другого, уничтожив со-бытие с Другим, экстремистски настроенный человек обрекает себя на взаимодействие с позиции силы.

В основе становления личности экстремиста лежит деформация его личности, возникшая в результате кризиса обретения персональной идентичности. Негативная персональная идентичность характеризует личность по принципу «против кого-то», она обретается «от противного», опираясь на идеалы враждебности, неприятия, агрессивности и противодействия. В результате негативная идентичность упрощает мир, сводя его многомерность и разнообразие до однолинейности, примитивизма и фанатизма, что в действительности трансформируется в экстремизм и терроризм. Ведущая роль в предотвращении реализации и распространения экстремистских идеалов и настроений принадлежит, на наш взгляд, образованию, поскольку образование взаимодействует с человеком на том этапе становления его личности, когда она ещё не окончательно утратила свою пластичность и её развитие можно направить в позитивное русло либо же скорректировать возникающие агрессивные, антиморальные стремления.

Список литературы

1. Адорно, Т. Исследование авторитарной личности [Электронный ресурс] / Т. Адорно / под общ. ред. В. П. Култыгина. - М. : Серебряные нити, 2001. - 416 с. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ Sociolog/Adorno/index.php
2. Баева, Л. В. Экстремизм: природа и формы проявления [Электронный ресурс] / Л. В. Баева. - URL: www.aspu.ru/images/File/ilil/Bayeva_extremizm.pdf
3. Беляева, Л. А. Игра как способ конструирования личностной идентичности / Л. А. Беляева, О. Н. Новикова // Образование и наука. - 2012. - № 5 (94). - С. 73-82.
4. Блинова, О. А. Персональная идентичность в контексте отношения «Я — Другой» : автореф. дис. ... канд. филос. наук / О. А. Блинова. - Челябинск, 2009. - 24 с.
5. Бодрийяр, Ж. Прозрачность зла / Ж. Бодрийяр. - М. : Добросвет, 2000. - 260 с.
6. Григорьева, Е. И. Историко-культурный генезис профилактики экстремистского поведения / Е. И. Григорьева, А. В. Кузьмин // Вестн. Тамб. гос. ун-та. - 2012. - № 11 (105). - С. 175-180.
7. Гриценко, Г. Д. К вопросу о понимании экстремизма в современной науке / Г. Д. Гриценко, Е. В. Лукьянцев // Теория и практика обществ. развития. - 2012. - № 11. - С. 249-254.
8. Завьялова, Н. В. Образовательная среда как пространство профилактики экстремизма / Н. В. Завьялова // Ист. и социал.-образоват. мысль. - 2014. - № 1. - С. 200-206.
9. Липина, Е. А. Психологические особенности личности экстремиста [Электронный ресурс] / Е. А. Липина // Гуманитар. науч. исслед. - 2015. - № 8. - URL: www.human.snauka.ru/2015/08/12222
10. Лисовский, В. Т. Социология молодёжи / В. Т. Лисовский. - СПб. : Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 1996. - 388 с.
11. Маркузе, Г. Одномерный человек / Г. Маркузе / пер. с англ. А. А. Юдина. - М. : АСТ : Ермак, 2003. - 331 с.
12. Мунье, Э. Что такое персонализм? / Э. Мунье. - М. : Изд-во гуманитар. лит., 1994. - 128 с.
13. Хесле, В. Кризис идентичности / В. Хесле // Вопр. философии. - 1994. - № 10. - С. 112-123.
14. Экстремизм как цивилизационный вызов [Электронный ресурс] : коллектив. моногр. / науч. ред. В. Ш. Сабиров ; Новосибир. гос. архитектур.-строит. ун-т (Сибинстрин). - Новосибирск : НГАСУ (Сиб- инстрин), 2012. - 419 с. URL: http://kpfu.ru/staff_files/F1753801631/Ekstremizm.kak.civilizacionnyj.vyzov. pdf
15. Coleman, P. T. Addressing Extremism [Position Paper] / P. T. Coleman, A. Bartoli / Columbia University, The International Center for Cooperation and Conflict Resolution. - N. Y., 2003.
 

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 5 (387).
Философские науки. Вып. 40.

Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (05.09.2016)
Просмотров: 45 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016