Понедельник, 27.05.2019, 05:00
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » История. Философия

АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР АВТОРСКОГО ОПЫТА ПОСТИЖЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ДИАЛЕКТИКИ (Продолжение)

Предыдущая страница

Продолжение

2. Этапы развертывания системно-диалектического подхода

Осмысление сложных, запутанных, идеологизированных реалий развития диалектики и ОТС показало, что порознь, в одиночку данным теориям не преодолеть тупика, в котором они оказались. Лишь во взаимодействии, взаимосопряжении и последующем концептуальном соединении они способны выйти на качественно новый, высший уровень развития. Концептуальной формой соединения потенциалов диалектики и ОТС была избрана системно-диалектическая парадигма, сформированная в ряде наших работ [13-26]. Разработка данной парадигмы позволила вскрыть ее обширный идейный потенциал и разрубить «гордиевы узлы» противоречий, назревших в данной сфере. Вкратце, идейные основы развития данной парадигмы заключаются в следующем:

* Разработка системно-диалектической парадигмы осуществлялась путем взаимной критической переработки концептов диалектики и общей теории систем. Суть этой переработки заключается в системном переоснащении аппарата диалектики и диалектическом преобразовании системного подхода (ОТС). Концептуальное сопряжение данных взаимопреобразований было реализовано в построении качественно новой, системной теории диалектики путем синтеза исторических форм и закономерностей диалектического дискурса с достижениями системной методологии, синергетики и других новейших методологических направлений.

* Идейным стержнем построения системной теории диалектики является диалектический принцип системности. Диалектически понятый принцип системности соединяет принципы структурности (связи) и динамичности (функционирования и развития) на основе принципа противоречия, т е. с точки зрения взаимосвязи конструкции и динамики объекта в разрешении его актуальных противоречий. В диалектическом понимании принцип системности включает ранее разрозненные принципы связи и развития, как свои необходимые грани, придает им смысл взаимодополняющих сторон концепции динамичного, противоречивого, развивающегося целого, которая закономерно становится ведущей на новой, высшей ступени диалектического дискурса. В диалектической концепции системности противоречие рассматривается как ключевой системоформирующий фактор, инициирующий системные процессы и определяющий их направленность. Связь категорий системы и противоречия носит основополагающий характер, составляет суть, идейную сердцевину диалектического понимания системности. Таким образом, категория «система» в ее новом, диалектическом понимании естественным образом сопрягает в единый концептуальный узел три важнейших категории прежней, марксистской диалектики: связь, развитие и противоречие, - устраняя при этом односторонности и искажения их разрозненного развития.

* В контексте системно-диалектической парадигмы система рассматривается как организованное целое, функционирование и развитие которого осуществляется путем разрешения актуальных противоречий (проблем) в заданных условиях среды. Такое понимание системности отражает коренной механизм системодействия сложных объектов, вскрывает базисные условия их существования в качестве систем, связывает воедино структурный и динамический ракурсы через механизм разрешения актуальных противоречий объекта. Поэтому данное понимание ведет к сущностному углублению оснований системной методологии и создает основу для всестороннего синтеза достижений имеющихся системных теорий и вариантов системного подхода.

* Развитие системной диалектики предполагает переход от структурно-формалистического видения системности к диалектико-организмическому. Данное видение, с одной стороны, акцентирует отход от прежних, недиалектичных версий системности, тяготевших к статичным «системно-структурным» образам, псевдоматематической схематике и т. п. С другой - данное видение утверждает необходимость предметной ориентации системно-диалектического подхода на уровень наиболее развитых, организмических объектов (биологических, экологических, социальных и т. п.), где диалектические качества и закономерности проявляются в наиболее зрелом, отчетливом виде. Именно такой уровень анализа позволяет раскрыть главные диалектические качества высших систем: динамизм, противоречивость, взаимообусловленность структурных и динамических параметров, решающая роль проблеморазрешающих качеств в судьбе сложных объектов и характере их эволюции.

* Отличительным качеством системно-диалектической парадигмы является ее акцент на развитии диалектико-праксиологического аппарата, отсутствовавшего или не получившего должного развития в прежних исторических формах диалектики. Праксиологический ракурс диалектики предполагает ее раскрытие в деятельностно-практическом ключе в качестве методологии эффективной (оптимальной) деятельности. Важно отметить, что классики марксизма, в особенности В.И. Ленин, обращали внимание на актуальность этой грани диалектического метода. В своих трудах в контексте решения конкретных проблем они развили ряд важных праксиологических принципов эффективной деятельности [35]. Однако в советской философии эта важная черта марксистской традиции была практически полностью утрачена. Фактически советский философский дискурс был органичен рамками онтологического и гносеологического подходов. В.Н. Сагатовский в своей докторской диссертации сделал принципиально новый шаг в развитии идейного потенциала этих позиций, соединив их в форме интегрирующего онто- гносеологического подхода. Однако даже этот, неординарный по тем временам, шаг показался нам половинчатым и незавершенным. Он лишь частично устранял созерцательность советско-марксистской диалектики и не обеспечивал ее должной связи со сферами практики, без которой эта диалектика оставалась во многом искусственной и схоластичной. Осознание необходимости праксиологического ракурса для целостной завершенности системно-диалектической парадигмы явилось тем озарением, которое переросло в убеждение, что разработка общей теории оптимизации сложных объектов и развитие диалектико- праксиологического аппарата - это в своей основе одна и та же задача.

Таковы основные контуры системно-диалектической парадигмы, определяющей стратегию выхода диалектики на качественно новый, высший уровень развития. Разумеется, все эти идеи и представления возникли не в одночасье. Они развивались, оформлялись, уточнялись в течение примерно десяти лет. Основные импульсы к зарождению и последующему развитию этих идей возникли в ходе выполнения кандидатской диссертации на тему «Методологические основания общей теории организации» [24]. Выбор данной темы был обусловлен ключевой ролью категории «организация» в решении оптимизационных проблем. Дело в том, что на всеобщем, философском уровне организация предстает как интегральное качество системы, характеризующее ее в ракурсах порядка: функциональности, эффективности, оптимальности. В своем предельном, экстремальном выражении организация выступает как организационная оптимизация. Тем самым разработка теоретических основ оптимизации сложных систем свелась в итоге к построению общей теории организации.

Обобщенный, философский уровень разработки избранной темы предопределял обращение к ресурсам диалектики как фундаментальной философской методологии. Поскольку в тогдашнем категориальном строе марксистской диалектики категория «организация» отсутствовала, а организационная проблематика была исследована крайне слабо, у нас возник естественный ив то же время еретичный для тех времен замысел — развить диалектику в новом для нее организационном ракурсе: «диалектика как теория организации». Однако реализация этого достаточно головоломного скачка в неизвестное будущее не избежала влияния стилистических стереотипов естественно-научного, математико-кибернетического мышления, характерного для прошлых представлений. В итоге, когда работа была закончена и состоялось ее первое обсуждение (в 1977 году), реакция философского сообщества оказалась резко противоречивой. С одной стороны, работа произвела впечатление необычностью и масштабностью замысла, концептуальностью, и завершенностью его воплощения. Но с другой - именно эти качества вызвали наибольшее отторжение. Один из читавших работу маститых участников обсуждения, например, заявил: «Вы стремитесь искусственно «притянуть» идеи системности к диалектике, связав их с категорией «противоречие», «Диалектика, как теория организации, звучит круто, но сомнительно». Резюмируя обсуждение, председатель диссертационного совета заключил: «Работа, несомненно, актуальна и основательна. Мы не против системного или организационного подхода. Но эти подходы еще не утвердились и пока весьма спорны. Да и возникли они не в русле марксизма. Считаю, что в нашем совете нет специалистов, способных квалифицированно оценить такое исследование. Поэтому попытайтесь представить работу в другом совете, где есть такие специалисты». В итоге защита диссертации растянулась на три года с эпизодами обсуждений в ряде ведущих философских центров страны. Но именно в ходе этих обсуждений, в которых участвовали в том числе и корифеи советской философии: В.Н. Сагатовский, И.Я. Лойфман, В.П. Рожин, М.С. Каган, А.И. Уемов, Я.Ф. Аскин и ряд других, - выкристаллизовались исходные идеи системно-диалектической парадигмы.

В конечном итоге защита кандидатской диссертации состоялась 20.06.1980 г. в том же диссертационном совете Томского университета, в котором три года назад она была впервые представлена и обсуждена. По итогам работы в 1989 году была издана монография «Общая теории организации и системно-организационный подход» [15], которую первоначально планировалось назвать «Диалектика как теория организации». В этой монографии системно-диалектическая парадигма была впервые развита в новом для диалектики праксиологическом, оптимизационном ракурсе.

Следующий повод защитить концепцию данной парадигмы, а заодно и получить дополнительные импульсы ее развития возник в связи с разработкой и представлением докторской диссертации на тему «Философские основы развития общей теории систем». Диссертация была представлена к защите в диссертационный совет Института системного анализа РАН (г. Москва) в октябре 1993 г. Пикантность ситуации, возникшей в ходе рассмотрения данной работы, заключалась в том, что примерно за полгода до представления нашего исследования в данном академическом институте состоялись методологические семинары, на которых была принята стратегическая концепция его работы в новых, постсоветских условиях. Одним из инициаторов новой концепции был председатель диссертационного совета, в который мы обратились. Суть предложенной им концепции заключалась в отказе от прежней, «устаревшей» системной парадигмы и замене ее «новой», отвечающей современным требованиям. По мнению этого весьма авторитетного деятеля, отказаться следовало прежде всего от диалектики, как «безнадежно устаревшей», псевдонаучной методологии. Как хлестко выразился еще один высокопоставленный сотрудник этого же НИИ РАН, диалектика превратилась в «архаичный реликт гегельянства XIX века», в «идеологический миф», ставший препятствием для новых идей. Остракизму новой стратегии была подвергнута, однако, не только диалектика. С точки зрения внезапно прозревших «реформаторов» разработанные к тому времени системные теории были объявлены «поверхностными» и «грубыми», ограниченными рамками исследования лишь «простых», «равновесных» систем [50, 51]. Поэтому «устаревшую» парадигму следовало без колебаний отбросить и заменить «неравновесной, синергетической парадигмой», в центре которой находятся проблемы нелинейности, неравновесности, необратимости. По утверждению В.Н. Садовского, «...в 80-90-е годы произошла смена системной парадигмы. В настоящее время системное сообщество перешло от исследования условий равновесия систем, что было характерно для системных разработок, выполненных в первые 70 лет XX века, к анализу неравновесных и необратимых состояний сложных и сверхсложных систем» [51. С. 30].

Для нас этот скоропостижно свершившийся «методологический переворот» оказался роковой неожиданностью. Ведь до этого ряд ведущих сотрудников отдела методологии системных и информационных исследований, да и руководство указанного НИИ были, как казалось, «правоверными» сторонниками диалектики, издавали серии статей и монографий, проводили конференции под брендами «диалектика и системный подход», «диалектика как методологическая основа системных исследований» и т. п. Однако крушение коммунистической идеологии и последовавший за этим распад страны подтолкнули многих к идейной шизофрении, выразившейся в стремлении крушить отечественное наследие и надеждах обрести искомую «твердь» в анналах западной методологии. В итоге - идейный кульбит на 180° с тотальной ревизией того, чему многие десятилетия усердно поклонялись. Впоследствии один московский философ, также попавший «под раздачу» в этом НИИ системного анализа РАН за отстаивание диалектических идей, иронично заметил: «Главный враг диалектики — философский «бомонд», а главный враг системного подхода - его НИИ РАН».

И вот по непредсказуемой воле провидения нам угораздило представить докторскую диссертацию, проникнутую стремлением утвердить диалектику в обновленных, системных формах, в «осиное гнездо» антидиалектики, да еще и на пике его отвергающей активности. Однако, несмотря на выявившиеся острые противоречия идейных позиций, диссертационный совет в лице его председателя да и весь отдел методологии системных исследований великодушно согласились заслушать на своем семинаре доклад докторанта из далекого провинциального Кемерова. Произошедшее обсуждение завершилось итогом, неожиданным для большинства участников да и самого диссертанта: работа была принята к защите. Неизбежен вопрос: как такое могло произойти? Если ответить кратно, то парадоксальный итог обсуждения объясняется тем, что диссертанту удалось обосновать концепцию работы и успешно отразить критические возражения. В более развернутом изложении позитивный итог обусловлен рядом причин. Главная из них - неоценимый опыт дискуссий и идейной борьбы в самых различных аудиториях, приобретенный автором за трехлетний срок продвижения к защите кандидатской диссертации. Другие причины заключались в идейной шаткости, неосновательности концепции «смены парадигм», которую ощущали, видимо, и сами ее инициаторы. К примеру, не составило труда показать неправомерность утверждений об ориентации прежних системных теорий на «простые», «линейные» системы. И основатель теории систем А.А. Богданов, и Л. фон Берталанфи, и, в особенности, П.К. Анохин, разработавший развитый теоретико- системный аппарат для объяснения механизмов работы мозга и психики, создавали свои теории именно с учетом «организованной сложности» высших объектов, нелинейных и неравновесных по своей природе. То обстоятельство, что они не использовали «неравновесную» терминологию, вошедшую в моду значительно позже, не дает оснований квалифицировать их теории как «поверхностные» и «грубые». В действительности эти теории оказались наиболее разработанными, содержательными и результативными. Анализ ряда достигнутых ими ценных результатов позволил показать непригодность «неравновесной» парадигмы для их получения и, тем самым, выявить ее ограниченность.

Столь же поспешным и необоснованным оказалось скоропалительное «отбрасывание» диалектики, как якобы «устаревшей», «архаичной» и т. п. На деле новомодная тематика «неравновесности» получила свое исходное развитие именно в диалектике, хотя и в отличных от синергетики формах. Для марксистской диалектики был характерен даже избыточный крен в сторону нелинейных, неравновесных аспектов развития, связанный с абсолютизацией факторов «борьбы», приоритетного интереса к «революционным» преобразованиям и т. п. Возымел свое действие и аргумент о неизбежной односторонности ориентаций ОТС на «неравновесность», «нелинейность» без увязки с противоположными ориентациями на «равновесность», «линейность», «устойчивость». Именно диалектика, требующая «единства противоположностей», создает реальную основу для увязки этих противоположных ориентаций.

Фактически нам удалось показать, что синергетика, провозглашенная «системщиками РАН.» в качестве новой, оригинальной и перспективной парадигмы, является всего лишь одной из граней более развитой и объемной системно-диалектической парадигмы. До сознания участников семинара было доведено, что диссертант ратует не за возврат к старой диалектике, а за развитие качественно новой, более глубокой и основательной, чем синергетика, включающей последнюю как свой компонент. Однако самым сильным козырем оказалось то, что на защиту были представлены не только научные обоснования системно-диалектической парадигмы, но и детально разработанная на ее основе диалектическая теория систем, позволившая аккумулировать, обобщить и развить достижения большинства других имеющихся системных теорий. Совокупность подобных аргументов позволила преодолеть первоначальное сопротивление некоторых членов диссертационного совета и в итоге работа была успешно защищена 3.06.1994 года [25].

В 2014 г. системная теория диалектики была опубликована в формате монографии «Системно-диалектический подход: теория и методология» в г. Кемерово [13]. Монография переиздана в 2017 г. в международном издательстве Lambert Academic Publishing. В данных работах она изложена в наиболее развитом, академическом воплощении, ориентированном на специалистов высшей квалификации. Актуальной задачей остается создание популярного вузовского учебника, способного довести идеи системной диалектики до студенческой аудитории.

В свое время освоение и развитие марксистской диалектики помогло Советскому Союзу перехватить у Запада интеллектуальное лидерство и стать сверхдержавой. Отказ от диалектики в эпоху постсоветского лихолетья привел к нарастающей интеллектуальной деградации российского общества, в особенности в сферах науки, образования, государственного управления. Развитие и массовое освоение системной диалектики дает нашей стране шанс восстановления своего интеллектуального потенциала. Как говорят на Востоке, «если ты упал, то поднимись не с пустыми руками».

 

Список литературы

1. Аверьянов A.M. Системное познание мира. М.: Политиздат, 1985. 263 с.
2. Алтухов В.Л. О становлении новой формы диалектики // Философские науки. 1990. № 2. С. 23-30.
3. Альтшулер Г.С. Творчество как точная наука. М.: Советское радио, 1979. 184 с.
4. Анохин П.К Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Наука, 1978. 400 с.
5. Арбиб М., Мейнс Э.Дж. Основания теории систем: разложимые системы // Математические методы в теории систем. М.: Мир, 1979. С. 7-49.
6. Балашов Е.П. Эволюционный синтез систем. М.: Радио и связь, 1985. 328 с.
7. Баранов В.Е. Диалектика как высшая форма рациональности // Философия и общество. 2006. № 2. С. 106-115.
8. Берталанфи Л. фон. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник. 1973. М.: Наука, 1973. С. 20-37.
9. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс, 1969. С. 23-82.
10. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973. 270 с.
11. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). М.-Л: Книга. Ч. I. 1925. 300 е.; ч. II. 1927. 269 е.; ч. III. 1929. 223 с.
12. Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. В 2-х кн. М.: Экономика, 1989. Кн. 1. 304 с. Кн. 2. 352 с.
13. Винограй Э.Г. Системно-диалектический подход: теория и методология. Кемерово: КемТИПП, 2014. 308 с.
14. Винограй Э.Г. Основы общей теории систем. Кемерово: КемТИПП, 1993. 339 с.
15. Винограй Э.Г. Общая теория организации и системно- организационный подход. Томск: Изд-во ТГУ, 1989. 236 с.
16. Винограй Э.Г. О системном развитии теоретического аппарата материалистической диалектики // Наука. Закономерности ее развития. Выпуск 7. / под ред. А.К Сухотина. Томск: Изд-во ТГУ, 1990. С. 3-13.
17. Винограй Э.Г. Системная модернизация теории диалектики и ее возвращение в российское образование - стратегическая задача отечественных философов // Вестник Петровской Академии наук и искусств. Санкт-Петербург. 2007. №7. С. 115-119.
18. Винограй Э.Г. Методологический проект парадигмального обновления теории диалектики // Вестник Российского философского общества. 2008. № 2. С. 85-89.
19. Винограй Э.Г. Алгоритмы системной диалектики как методологические инструменты эвристического поиска // Техника и технология пищевых производств. Кемерово: Изд-во КемТИПП. 2007. С. 10-17.
20. Винограй Э.Г. О формировании подхода к созданию оптимальных систем // Проблемы системных исследований. Новосибирск: НГУ, 1985.
21. Винограй Э.Г. Диалектические формулы конструктивного мышления // Социогуманитарный вестник. - Кемерово: Изд-во КИ РГТЭУ, 2012. №2 (9) С. 158-162.
22. Винограй Э.Г. Инновационные методы диалектического анализа // Философия социального сознания: Девятые Кузбасские философские чтения. Кемерово: КемГУ; КузГТУ. 2016. С. 17-21.
23. Винограй Э.Г. Диалектика как методология научного мышления и инновационного поиска // Социогуманитарный вестник. Кемерово: Изд-во РЭУ. 2015. №1(14). С. 92-101.
24. Винограй Э.Г. Методологические основания общей теории организации: автореферат дис. ... канд. филос. наук. Томск, 1980. 23 с.
25. Винограй Э.Г. Философские основы развития общей теории систем: автореферат дис. ... д-ра филос. наук. М. Институт системного анализа РАН. 1994. 40 с.
26. Винограй Э.Г. Обзор и анализ развития теоретико-системных исследований в Советском Союзе и России в XX веке - начале XXI в. // Социогуманитарный вестник. Кемерово: Изд-во РЭУ, 2015. №1(14). С. 102-118.
27. Волкова В.Н, Денисов А.А. Основы теории систем и системного анализа. СПб.: СПбГТУ, 1997. 512 с.
28. Заславская Т.И. К методологии комплексного изучения и прогнозирования развития деревни // Проблемы развития современной науки. М.: Наука, 1978. С. 186-208.
29. Исследования по общей теории систем. Сборник переводов / под ред. В.Н. Садовского, Э.Г. Юдина. М.: Прогресс, 1969.
30. Каган М.С. Развитие системы и системность развития // Материалистическая диалектика и системный подход. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1982. С. 50-61.
31. Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). М.: Политиздат, 1974. 328 с.
32. Квейд Э. Анализ сложных систем (методология анализа при подготовке военных решений). М.: Советское радио, 1969. 519 с.
33. Квейд Э. Методы системного анализа // Новое в теории и практике управления производством в США. М.: Прогресс, 1971. С. 78-98.
34. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К.Маркса. М.: Политиздат, 1986. 399 с.
35. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. V. Т 1-55. М.: Политиздат, 1980.
36. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии. 1975. № 2. С. 31-45.
37. Львов Д.С., Овсиенко Ю.В., Сухотин Ю.В. Еще раз о реформационном потенциале теории СОФЭ // Российский экономический журнал. 1996. №9.
38. Малиновский А.А. Общая теория систем в биологии и медицине // Природа. 1987. № 7. С. 5-15.
39. Месарович М., Такахара И. Общая теория систем: математические основы / под ред. С.В. Емельянова. М.: Мир, 1978. 312 с.
40. Миклин A.M. Системность развития в свете законов диалектики // Вопросы философии. 1975. № 8. С. 92-99.
41. Оптнер Ст. Л. Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем. М.: Советское радио, 1969. 216 с.
42. Перегудов Ф.И., Тарасенко Ф.П. Введение в системный анализ. М.: Высшая школа, 1989. 367 с.
43. Плесский Б.В. Еще раз о сущности системного подхода // Системный метод и современная наука. Новосибирск: НГУ. 1979. С. 3-10.
44. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986. 432 с.
45. Проблемы формального анализа систем / под ред. А.И. Уемова, В.Н. Садовского. М.: Высшая школа, 1968. 170 с.
46. Разумовский О.С. Бихевиоральные системы. Новосибирск: Наука, 1993. 240 с.
47. Сагатовский В.Н. Основы систематизации всеобщих категорий. Томск: Изд-во ТГУ, 1973. 432 с.
48. Сагатовский В.Н. Системная деятельность и ее философское осмысление // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1980. М.: Наука, 1981. С. 52-68.
49. Садовский В.Н. Основания общей теории систем: логико- методологический анализ. М.: Наука, 1974. 280 с.
50. Садовский В.Н. Смена парадигм системного мышления // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1992-1994. М.: Эдиториал УРСС. 1996. С. 64-78.
51. Садовский В.Н. Становление и развитие системной парадигмы в Советском Союзе и в России во второй половине XX века // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1999. М.: Эдиториал УРСС. 2001. С. 7-36.
52. Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. Л.: Наука, 1972. 164 с.
53. Система. Симметрия. Гармония / под ред. B.C. Тюхтина, Ю.А. Урманцева. М.: Мысль, 1988. 318 с.
54. Уемов А.И. Основы формального аппарата параметрической общей теории систем // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1984. М.: Наука, 1984. С. 152-180.
55. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М.: Мысль, 1978. 272 с.
56. Франчук В.И. Общая теория социальных организаций. М., 2001.
57. Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980. 406 с.
58. Шептулин А.П. Принцип системности // Философские науки. 1985. №5. С. 55-63.
59. Шухов Н.С. Теория и история СОФЭ / Всемирная история экономической мысли. М.: Мысль, 1997.
60. Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М.: Иностранная литература, 1959. 432 с.
61. http://systmethod.kemtipp.ru
62. www.vinogray.narod.ru

Источник: Научно-практический журнал «Социогуманитарный вестник» № 1(17). 2017.


Категория: История. Философия | Добавил: x5443 (04.05.2019)
Просмотров: 37 | Теги: системный подход, Диалектика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь