Среда, 07.12.2016, 11:35
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » История. Философия

АНТОНИО ГРАМШИ: КРАТКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

В.В.Желтов, М.В.Желтов
Кемеровский государственный университет

АНТОНИО ГРАМШИ: КРАТКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Посвящена выдающемуся итальянскому политическому деятелю А. Грамши.

Ключевые слова: политическая борьба, регионализм, «Тюремные тетради».

 

А. Грамши родился 22 января 1891 г. в небольшом городке Алес в провинции Кальяри у залива Ористана на острове Сардиния. Его отец Франческо «Ciccilo» был мелким служащим местной администрации. Правда, в 1897 г. глава семейства был отстранён от исполнения своих обязанностей и обвинён в хищении денежных средств, вымогательстве, а также в злоупотреблении служебным положением. Обвинения не были доказаны. И существует мнение, что Франческо Грамши стал жертвой местной политической вендетты за то, что он поддержал на выборах не того кандидата, какого должен был бы, в силу своего положения, поддерживать.

Ф. Грамши с 1898 по 1904 гг. находился под стражей. И в силу этого материальное положение его жены и семерых детей оказалось просто ужасным. Семейство впало в полную нищету. Мать Антонио была вынуждена для того, чтобы выжить самой и своим детям, продать небольшой участок земли, которым семейство владело по наследству.

Тяжкие испытания, выпавшие на долю семьи Грамши, оказали значительное влияние на всю последующую жизнь Антонио. И он навсегда сохранил своё восхищение перед, прямо скажем, семейным подвигом матери - Беппины Марчиас. Для неё самым главным в жизни было стремление спасти своих детей, обеспечить им хлеб и работу. В одном из писем к сестре Грациэтте из тюрьмы в Туре А. Грамши напишет: «Её жизнь была примером для всех нас и показала нам чего стоит настойчивость в преодолении трудностей, которые казались непреодолимыми даже очень сильным людям» [1].

А. Грамши был всю свою жизнь благодарен матери за её материнский подвиг, о чем, в частности, свидетельствуют многочисленные нежные письма Антонио к матери, которые он ей отправлял из тюрьмы.

В трудный период своего детства у Антонио возникают проблемы со здоровьем, и они будут сопровождать его всю последующую жизнь.

Подлинная судьба Грамши получит своё становление в школе. Однако по завершении начального образования он вынужден покинуть школу. Того требовало сложное материальное положение семьи: нужно было зарабатывать на жизнь.

Выход из тюрьмы Франческо Грамши в 1904 г. позволил молодому Грамши продолжить своё обучение в школе. Антонио поступает в небольшой колледж в Санти Луссурджии. Некоторое время спустя, в 1908 г., став победителем конкурса, он получает возможность учиться в лицее в г. Кальяри, который является столицей провинции. В это время он сближается со своим братом Дженнаро, который уже принимал активное участие в политической жизни, а с 1906 г. между братьями идёт активная переписка, в которой главной темой являются вопросы политики.

В эти годы в Сардинии обостряется политическая борьба, острие которой было направлено против Итальянского государства. Это государство, как известно, имело недолгую историю. Оно возникло несколькими десятилетиями ранее в итоге Рисорджименто .
На подъём политической борьбы сказывалось и то, что экономика Сардинии, преимущественно аграрная, испытывала на себе неблагоприятные последствия протекционистской политики итальянского правительства, видевшего своей неотложной задачей содействие индустриальному развитию северных территорий страны.

Получилось так, что первый опыт политической борьбы для А. Грамши был связан с регионализмом, нацеленным на защиту интересов родной земли. В последующем взгляды и политические предпочтения А. Грамши получили своё дальнейшее развитие. Круг его интересов неуклонно расширялся. Казалось бы, регионализм должен был бы оставаться в прошлом. Однако региональные аспекты политики навсегда войдёт в арсенал политического анализа А. Грамши. Он всегда стремился артикулировать политическую борьбу местного и национального уровней.

Период активной жизни в Турине

Благодаря своим школьным успехам, в 1911 г. А. Грамши получает стипендию для бедных студентов, а вместе с ней право на продолжение своего образования в университете Турина. Он начинает обучение по направлению филологии и лингвистики, что ему особенно нравилось в то время.

Однако страстью молодого Грамши уже к тому времени становится политика. Это не могло не сказаться и на его судьбе. Активная жизненная позиция и деятельность как журналиста побуждают А. Грамши сменить профиль своего обучения. Немалую роль в этом сыграла и политическая деятельность Грамши. В годы учёбы в университете он сближается с рабочим движением. В 1912 г. он вступает в Итальянскую социалистическую партию, левое крыло которой тогда возглавлял Бенито Муссолини. Не без влияния последнего Грамши решительно выступил с осуждением действий итальянского империализма в Ливии. В 1914 г., когда большинство итальянских социалистов заняло позицию нейтралитета по отношению к Первой мировой войне, Грамши выступил в поддержку Муссолини в вопросе участия Италии в Первой мировой войне.

Чем объяснить такую позицию? В то сложное время А. Грамши выступал решительным противником пассивного отношения к политике, а позиция «нейтралитета» рассматривалась им как «Renoncition buddhiste», что означает «буддистское отречение». Несколько лет спустя, в небольшой работе «Будущий город» («Citta fu- tura») он напишет: «Равнодушие - это мёртвый груз истории. Это свинцовая пуля для новатора, это инертная материя, в которой часто тонут самые яркие энтузиасты, это болото, которое окружает старый город и защищает его лучше самой прочной стены, лучше отряда воинов, потому что его илистые пучины проглатывают нападающих, рассеивают и обескураживают их, заставляя отказаться от героического предприятия.

Равнодушие со всей своей мощью действует в истории. Действует пассивно, но действует. Оно - фатальная случайность: на него никогда нельзя рассчитывать».

И в этой же статье А. Грамши пишет: «Я ненавижу равнодушных. Я партизан, я живу и слышу в мужественном сознании моих товарищей, как пульсирует деятельность города будущего, который они строят. Жить - значит быть партизаном. Я ненавижу тех, кто не принимает ту или иную сторону. Я ненавижу равнодушных» [2].

В 1915 г. Грамши становится журналистом газеты социалистического направления «Il Grido del populo» («Крик народа», название, заимствованное у коммунистической газеты Ж. Валлеса ). Два года спустя, после попытки восстания в Турине арестовывается большая группа активистов левых взглядов, и Грамши становится главным редактором. Параллельно он работает в другом органе Социалистической партии - «Avanti» - как театральный критик. И это не случайно. По глубокому убеждению А. Грамши, культура и политика неразрывно связаны между собой.

Свой журналистский опыт А. Грамши получает в ходе обсуждения конкретных идей и на принципах активной полемики. В 1930 г., в своём письме из заключения А. Грамши напишет своей родственнице Татьяне: ««Незаинтересованная» мысль, могу сказать изучение ради изучения, для меня трудна. Обычно необходимо, чтобы я исходил из диалога или диалектики, в противном случае я не ощущаю никакого интеллектуального стимула. Я не люблю бросать камни в темноту: я хочу воспринимать собеседника или конкретного противника» [3].

В другом письме Татьяне, написанном годом позднее, по поводу своей прошлой журналистской деятельности он писал следующее: «Эти несколько тысяч страниц, написанные день за днём. и они должны были бы быть тут же преданы забвению» [4]. Конечно, здесь имеет место значительное преувеличение. Дело в том, что в многочисленных статьях А. Грамши легко просматриваются подходы ко многим вопросам, которые потом получили своё развитие в «Тюремных тетрадях» [5].

Революция 1917 г. в России вызвала большой отклик в сознании молодого революционера. Революция, к слову сказать, стала побудительным мотивом для Грамши написать несколько ярких статей, среди которых особое место занимает статья «Революция против «Капитала»  (читай: против Маркса).

Со всей определённостью молодой А. Грамши в указанной выше статье утверждает: «Это революция против «Капитала» Карла Маркса. В России «Капитал» Маркса был больше книгой буржуазии, нежели пролетариата. Он служил критической демонстрацией того, как события должны развиваться по заранее определённому сценарию, предусматривающему развитие буржуазии, наступление в России капиталистической эры с установлением западного типа цивилизации ещё до того, как пролетариат мог хотя бы подумать о своём восстании, о своих собственных классовых требованиях, о своей революции. Но события вышли за рамки идеологий. События взорвали критические схемы, определяющие, как российская история должна развёртываться в соответствии с канонами исторического материализма. Большевики отвергли Карла Маркса, и их чёткие действия и победы являются свидетельством того, что каноны исторического материализма не настолько незыблемы, как кому-то казалось и как кто-то думал» [6].

Согласно Грамши, взятие власти большевиками продемонстрировало, что пролетарская революция может произойти в странах, где капитализм ещё не достиг высокого уровня развития, или слаборазвитых странах, как Россия или Италия. И всё это вопреки теоретическим предсказаниям автора «Капитала».

Несостоятельными оказались и предвидения лидеров Второго Интернационала, которые сделали упор на всё то, что связано с экономическим детерминизмом схоластики. В статье, о которой идёт речь, Грамши пишет, что Ленин и его товарищи смогли «жить идеей Маркса - той идеей, которая вечна». «Эта идея рассматривает в качестве доминирующего фактора истории не голые экономические факты, а человека, людей в обществе, людей во взаимоотношениях друг с другом, достигающих соглашений между собой, разрабатывающих через эти связи (цивилизацию) коллективную общественную волю; людей, приходящих к пониманию экономических фактов, оценивающих их и приспосабливающих их к своей воле, пока это не становится движущей силой экономики и не формирует объективную реальность. Эта реальность существует, движется и начинает напоминать поток вулканической лавы, который может быть направлен в любом направлении, в зависимости от человеческой воли [6].

Данный фрагмент показывает, что мысль молодого Грамши ещё далека от марксистского конвенционализма, однако он стремится овладеть марксистским наследием. Здесь просматривается изначальное согласие молодого революционера с волюнтаристским ядром теоретических построений К. Маркса. Ощущается также влияние «философии действия» Дж. Джентиле , а также влияние «жизненного порыва» А. Бергсона .

В «Тюремных тетрадях» Грамши отойдёт от радикального волюнтаризма. В то же время он будет бичевать всякую форму экономического детерминизма, или экономизма. В 1918 г. он даже напишет: «Являемся ли мы марксистами? Кто является марксистом? Только глупость бессмертна! [7]».

«Ordine nuovo»

Год спустя после Октябрьской революции и неудавшегося восстания в Турине  заканчивается Первая мировая война, подписывается Версальский мирный договор (28 июня 1919 г.). Итальянские политические элиты не могут стабилизировать общество, переживавшее острый социальный конфликт.

В условиях острого социально-политического кризиса в Италии происходит подъём рабочего движения. В 1919 г. развернулось «biennio rosso»1, «два красных года», ставших своеобразным продолжением Туринского восстания. В это же время происходит ноябрьская революция в Германии , чуть позднее - революционные события охватывают Венгрию . Не удивительно, что на фоне послевоенного революционного подъёма в Европе надвигались и революционные события в Италии. Всё это побуждало революционеров и их сторонников думать о неизбежности явления социализма и поселяло в то же время панические настроения у обладателей власти на Апеннинском полуострове.

В это время сердцевину индустриальной экономики Италии составляли заводы и фабрики Турина и Милана. Однако не только в этих городах, но и по всей территории Италии получает распространение идея фабрично-заводских советов как своеобразного зародыша пролетарской власти и ядра идущей снизу рабочей демократии. Повсеместно возникают организации рабочего контроля на производстве. В сентябре 1920 г., когда рабочие Турина и других городов заняли ряд предприятий и запустили их в работу без хозяев, эта идея прошла успешную практическую проверку. Дело дошло до того, что многоопытный политик Дж. Джолитти  убеждал руководство «Фиата» доверить управление предприятием профсоюзам.

Пейзаж протеста становится неоднородным. В Социалистической партии национальные лидеры проявляют колебания и оказываются вне массового движения, в то время как самые радикальные социалисты (включая и А. Грамши) активно участвуют в этом движении. Участниками данного движения были и профсоюзы, однако их лидеры не смогли освободиться от пут реформаторства. Мотором революционных событий становятся комитеты предприятий, которые требуют действовать по примеру советов в России в 1917 году.
Нужно сказать, что «biennio rosso» не было результатом деятельности партии ленинского типа или некоего единого профсоюза. Это был результат во многом стихийной деятельности рабочих коллективов.

Нельзя сказать, что комитеты предприятий действовали сами по себе: роль политического авангарда в движении играл еженедельник «Ordine nuovo» («Новый порядок»), который был создан в 1919 г. Грамши и его товарищами-социалистами Пальмиро Тольятти , Умберто Террачини  и Ангело Тоска  .

Новый еженедельник появился в мае 1919 г. под названием «Журнал социалистической культуры». В первом номере журнала А. Тоска выступил за «презентацию памяти» социалистической культуры. Однако под напором массового движения в момент выхода седьмого номера (21 июня 1919 г.) произошёл «редакционный переворот», подписанный П. Тольятти, А. Грамши и У. Террачино, что отодвинуло от влияния на журнал линии А. Тоски. Суть того, что произошло, изложила передовая статья седьмого номера, названная «Рабочая демократия». В ней говорилось: «Потенциально социалистическое государство уже существует в институтах, характерных для социальной жизни угнетаемого трудящегося класса. Связать между собой эти институты, координировать и соподчинить их в единой иерархической системе, строго централизовать их при сохранении (в необходимой степени) их автономии и своеобразия - значит создать уже сегодня подлинную рабочую демократию, решительно и эффективно противостоящую буржуазному государству, уже сейчас готовую заменить буржуазное государство, взять на себя осуществление всех основных функций, касающихся владения и управления национальными богатствами» [8, с. 29].

И ещё: «Конкретное и всестороннее разрешение проблем социалистической жизни может быть дано только коммунистической практикой, совместным обсуждением, которое благотворно действует на сознание людей, сближает их, возбуждает действенный энтузиазм» [8, с. 32].

C этого момента «Ordine nuovo» становится эмблематичным изданием «bien- nio rosso», газетой борющихся советов. Тираж её не превосходил 5 000 экземпляров, однако газета пользовалась значительным влиянием среди рабочих. В ней освещались самые разные вопросы: социализм, демократия советов, производственная организация (в том числе влияние тейлоризма), рабочее образование, условия формирования пролетарской культуры. Небольшая редакторская команда отличалась определённым романтизмом в отношении к революции. Редакция установила связи с группой «Clarte» , которая представляла собой коммунистическое культурное движение во Франции под руководством А. Барбюса.

В апреле 1920 г. состоялась героическая забастовка туринских металлургов, которая вошла в историю Италии как «забастовка скрещенных рук» . После этого «biennio rosso» пошло на спад. В итоге промышленные элиты и правящий класс добились главного - покончили с двоевластием на заводах.

Активист партии

Редакторы «Ordine nuovo» желали продолжения борьбы. По их представлениям, социалистическая революция была неизбежна в Италии начала 1920-х годов. Хотя они вынуждены были признать, что предыдущий этап борьбы проигран. Рабочие советы оказались малоэффективными в революционной борьбе. На передний план рабочего и общественного движения вышли вопросы организации.
Данный вопрос не мог не вызывать интереса и осознания необходимости совершенствования политической организации движения трудящихся. Основываясь на статьях А. Грамши, можно утверждать, что идея политической партии постепенно обретала у него определённое, можно сказать, приоритетное значение в деле организации рабочего движения, хотя в то же время он подчёркивал значение для революционной борьбы трудящихся всего многообразия рабочих организаций. Для Грамши и его ближайшего окружения стало отчётливо ясно поражение Социалистической партии, руководство которой было революционным только на словах.

В ответ на сложившуюся ситуацию Грамши приходит к выводу о необходимости создания новой партии. В январе 1921 г. на съезде Социалистической партии в Ливорно , левое крыло этой партии во главе с А. Бордига  создаёт Итальянскую коммунистическую партию. Четверо туринцев (А. Грамши, П. Тольятти, У. Терра- чини и А. Тоска) вступают в новую партию. Подобно Бордиге, все они были возмущены нерешительностью и беспомощностью руководства Итальянской социалистической партии. Правда, туринцы были не согласны с некоторыми подходами А. Бордиги к решению ряда политических проблем. Так, он выступал за отказ партии от участия в выборах, отношение к представительной демократии как к извращению идей классовой борьбы и средству притеснения. Следует сказать, что взгляды А. Бордиги неоднократно подвергались критике В.И. Лениным, в частности в его работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» и в выступлении на втором Конгрессе Коминтерна [9].

После 1921 г. А. Грамши прекращает критику А. Бордиги, который в целом успешно руководит партией. В то время, когда Коминтерн требовал установления связей коммунистов с социалистами для формирования единого фронта с Итальянской социалистической партией, Грамши решительно выступает в поддержку А. Бордиги, который был против компромисса с реформистами-социалистами. Это они назвали «ликвидаторством» (риск утраты революционной идентичности компартии), но А. Тоска, оказавшись на правом фланге новой партии, выступил в поддержку объединения с социалистами.

В октябре 1922 г. состоялся «марш на Рим» во главе с Бенито Муссолини. В итоге, устанавливается фашистский политический режим, а вместе с ним - начинается борьба с левыми силами в Италии, в том числе с коммунистами. «Ordine nuovo» становится подпольным изданием. В подполье вынуждены уйти и многие руководители коммунистических организаций.

В 1922 г. Грамши назначается представителем Итальянской коммунистической партии в Коминтерне и переезжает в Москву. В Советском Союзе он проживёт 18 месяцев. Во время лечения в санатории он встречается с Ю.А. Шухт , в которую влюбляется. Они поженились в 1923 г. и будут иметь два сына, родившихся в 1924 и 1926 году. Младшего сына Грамши не суждено было увидеть.

Как только Грамши был избран депутатом парламента в 1924 г., он возвращается в Италию. К этому моменту деятельностью А. Бордиги были недовольны многие коммунисты. Подвергался он критике и за пределами партии, в Коминтерне. А. Бордигу исключают из руководства партии. К руководству приходит группа центристов во главе с А. Грамши, который к этому времени возглавлял парламентскую группу компартии (18 депутатов). Нужно сказать, что А. Грамши имел возможность только однажды выступить с трибуны парламента, причём во время его выступления присутствовал Б. Муссолини.

Ретроспективно может показаться, что А. Грамши не сумел оценить по- настоящему угрозу фашизма, которая уже в 1920-е гг. стала явью. Когда осенью 1920 г. фашиствующие молодчики действовали на севере и центре страны, ни Грамши, ни его товарищи не видели того, что это новое явление несёт серьёзную опасность. Они полагали, что фашистское движение - симптом буржуазного порядка, создающегося в ответ на «biennio rosso», причём этот порядок строился вопреки требованиям легальности и конституционализма. С этих позиций А. Грамши со своими товарищами оценивали и «марш на Рим». При этом многие итальянские коммунисты полагали, что это новое реакционное явление будет в ближайшее время сметено революционным движением и в Италии будет установлен народный режим. Вплоть до своего ареста в 1926 г. А. Грамши не отказывался от такой оценки фашизма, которая с позиций сегодняшнего дня может казаться если не слепотой, то, по крайней мере, наивной. Главный враг для коммунистов тех лет была власть буржуазии, в которой фашизм, по Муссолини, является её выражением. Понятно, что такое понимание фашизма не предполагало объединение всех левых сил в борьбе с ним. Однако в этот период А. Грамши публикует ряд статей, в которых рассматривает некоторые из аспектов новых явлений политической жизни Италии.

Незадолго до своего ареста Грамши принялся писать большую работу «Некоторые аспекты южного вопроса», оставшуюся незаконченной и представляющую собой переходное звено между статьями периода 1919-1926 гг. и «Тюремными тетрадями». Как отмечает профессор М.Н. Грецкий, эта работа позволяет лучше понять дальнейшие теоретические разработки Грамши, поскольку в ней открытым текстом говорится о том, что впоследствии автор вынужден будет выражать иносказательно, недоговаривать и маскировать.
Это произведение А. Грамши отличает глубокий социологический анализ итальянского пространства. В частности, осуществляется всесторонний анализ социальной структуры юга Италии и сложных механизмов классового господства в этой самой отсталой части страны, раскрывая при этом «функциональную» роль интеллигенции в механизмах господства. К этой проблематике Грамши потом вернётся при написании «Тюремных тетрадей». В работе, о которой мы ведём речь, А. Грамши возвращается к теме «biennio rosso» в Турине, отмечая, что движение в Турине натолкнулось на безразличие и даже враждебность масс населения юга страны. Добавим: в этой работе Грамши представляет концепцию «гегемония», вошедшую в сокровищницу марксистской политической мысли.
Тюрьма и «Тюремные тетради»

5 ноября 1926 г. в ответ на предполагаемую попытку покушения на Дуче 15-летнего подростка Совет министров Италии предложил комплекс срочных мер для укрепления репрессивных властей государства и ограничение разного рода свобод. Некоторые из товарищей А. Грамши, предчувствуя назревавший поворот к репрессиям, эмигрировали из страны, в частности, в Швейцарию. Однако Грамши продолжал верить в незыблемость своего парламентского иммунитета и хотел принять участие в обсуждении данного вопроса в Национальном собрании, которое было назначено на 9 ноября. Однако 8 ноября Грамши был арестован.

Судебный процесс состоялся через 18 месяцев после ареста, в мае 1928 г., который завершился решением о заключении под стражу на 20 лет. Б. Муссолини тогда лично потребовал: «Мы должны помешать этому мозгу функционировать 20 лет» [10]. Это слова были озвучены в суде прокурором. Однако этому не суждено было сбыться. Тридцать три тетради заметок, оставленные Грамши после его смерти, об этом наглядно свидетельствуют.

Похоже, что длительный в своей реализации интеллектуальный проект возник у Грамши после его ареста. 19 марта 1927 г. он написал Татьяне: «Я одержим (и это состояние, думается мне, свойственно всем заключённым) вот какой мыслью: следовало бы сделать что-нибудь «fur ewig» ... Словом, я хотел бы, следуя заранее намеченному плану, заняться глубокой и последовательной разработкой какой-нибудь темы, которая увлекла бы меня и на которую сконцентрировались бы все мои духовные силы» [11].

Это «fur ewig» А. Грамши связывает его с Гёте. И этот оборот исходит из-под пера политического активиста, который покинул университетскую скамью, желая стать специалистом полемики и «мысли против» оппонентов. Можно, видимо, согласиться с теми, кто считает, что в условиях тюремного содержания у Грамши произошло «глубокое изменение состояния разума»: в ответ на новое для него тюремное окружение и среду он приступает к «беспристрастному» научному исследованию. Однако речь не идёт об отказе от политики: как мы уже отмечали, «Тетради» неразрывно связаны с размышлениями о стратегии революции [12].

Условия заключения, особенно на первых порах, никак не отвечали потребностям реализации указанного проекта. Только в январе 1929 г. Грамши стал получать в достаточном количестве бумагу и получил разрешение раз в две недели отправлять письмо. Недостаток литературы приводил к тому, что К. Маркса и Ф. Энгельса и некоторых других авторов он вынужден был цитировать по памяти или извлекать цитаты из книг либерального философа Б. Кроче . Добавим, что каждая страница проходила тюремную цензуру. Это научило Грамши, как он об этом писал своей жене Юлии, освоить стиль изложения, понятный для цензоров. Кроме этого, Грамши был вынужден определённым образом изменить некоторые принятые в науке термины. Так, марксизм А. Грамши превратил в «философию praxis», К. Маркс стал у него «создателем философии praxis»; В.И. Ленина Грамши стал называть Ильичом.

Ф. Фрозини  предложил «трёхступенчатую периодизацию» процесса написания «Тюремных тетрадей». Первая ступень берёт начало в 1927 г. и охватывает период вплоть до начала 1932 года. В этот весьма продуктивный период А. Грамши работает над девятью тетрадями. Для их написания, особенно в первые три года данного периода, не имея возможности заниматься научной работой, Грамши переводит немалое число научных текстов с немецкого языка, с тем, чтобы «набить руку» в научном письме. С 1928 по 1931 гг. А.

Грамши отредактировал девять тетрадей, в которых есть и переводы.

На второй ступени написания «Тюремных тетрадей» (середина 1932 - середина 1933 гг.) А. Грамши ведёт активную работу над тетрадями (под номерами 1013). При этом по ряду вопросов, освещавшихся ранее в первых девяти тетрадях, он вносит уточнения и дополнения. В 1933-1935 гг., т.е. на третьей стадии реализации своего грандиозного теоретического проекта, находясь в тюремной клинике, Грамши продолжает свои исследования. И, несмотря на проблемы со здоровьем, размышления итальянского мыслителя не ограничиваются темами, которые освещались им на двух прежних стадиях. Он включает в своё произведение новую тематику, например, размышления об американизме [13].

Последние два года жизни состояние здоровья не позволило Грамши ни читать, ни писать. Он скончался 27 апреля 1937 г. в возрасте 46 лет.

Можно сказать, что своеобразным литературным памятником для А. Грамши стали его «Тюремные тетради». «Тюремные тетради», - как отмечал во вступительной статье к изданию этой работы в 1991 г. видный российский учёный М. Н. Грецкий, - плод настоящего интеллектуального и морального подвига их создателя. Мы знаем немало случаев, когда теоретические труды писались в тюремных условиях. Но, пожалуй, не найдётся другого примера создания в тюремной камере выдающегося теоретического произведения буквально умирающим человеком».

Осуждённый фашистским трибуналом на 20-летнее заключение, с детства болезненный Грамши был обречён на почти беспрерывное физическое страдание. Головные боли, бессонница, болезнь желудка, начавшийся туберкулёз неуклонно подтачивали силы, разрушали организм, не раз подводили его к смертельной черте. Нужны были поистине героические усилия, чтобы в этих условиях читать, мыслить, писать, методически день за днём заполняя аккуратным, каллиграфическим почерком одну за другой 33 толстых тетради» [14], которые содержали 2 248 страниц рукописного, или 4 000 страниц машинописного текста.

Тюремные письма А. Грамши так же, как и рассказы сокамерников, свидетельствуют об исключительном стоицизме, который он проявил за годы тюремного заключения. Своей матери он писал: «Я никогда не говорю о негативных сторонах моей жизни, прежде всего потому, что не хочу, чтобы меня оплакивали; я - боец, которому не повезло в битве сегодняшнего дня, а бойцов нельзя и не следует оплакивать, когда они борются не по принуждению, а потому, что они сами сознательно желают этого» [15]. В другом письме матери А. Грамши объяснит своё духовное состояние следующим образом: «Не думай, что я пал духом. Я постарел на четыре года, у меня много седых волос, я потерял зубы, не смеюсь так охотно, как когда-то, но мне кажется, что я стал мудрее и лучше знаю теперь людей и жизнь» [5, с. 129].

И ещё. Однажды Грамши написал своей матери: «Я никогда не хотел компрометировать своих убеждений, за которые я готов отдать свою жизнь, а не только быть заключённым в тюрьму» [16].

Проходят годы, а человеческий и интеллектуальный подвиг выдающегося сына итальянского народа не меркнет. Он являет собой образец служения своему идеалу, основанному на желании изменить жизнь миллионов людей к лучшему. А потому А. Грамши и сегодня является примером гуманиста, мыслителя и человека действия.

Список литературы

1. Ломбардо-Радиче Л., Карбоне Дж. Жизнь Антонио Грамши. М., 1953. С. 7.
2. URL: http://antoniogramsci.info/gramsci-ravnodushnie; Gramsci A. Ecrits politiques. En 3 vol. P. 1975 - 1980. Vol. 1. P. 102 - 104.
3. Gramsci A. Lettre de prison. En 3 parties, P., 1971. Partie 2. P. 45.
4. Ibid. Partie 2. P. 112.
5. Cf. Hoare G., Sperber N. Introduction a Antonio Gramsci. P. 13.
6. Грамши А. Революция против «Капитала» // http://vif2ne.ru/nvz/forum/arhprint/60576.
7. Gramsci A. Ecrits politique. Vol. I. P. 145.
8. Грамши А. Избранные произведения в 3 т. Т. 1. Ордине нуово (1919-1920). М., 1957.
9. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 49-50, 98-99, 255-258.
10. Cf. Hoare G., Sperber N. Op. cit. P. 19.
11. Грамши А. Избранные произведения в 3 т. Т. 2. Письма из тюрьмы. М., 1957. С. 29- 30.
12. Cf. Hoare G., Sperber N. Op. cit. P. 20.
13. Cf. Frosini F. Gramsci e la filosofia: saggio sui «Quaderni del carcere». Rome, 2003.
14. Грецкий М. Н. Антонио Грамши и его "Тюремные тетради» // Грамши А. Тюремные тетради. В 3 ч. Ч. I. М., 1991. С. 3.
15. Грамши А. Избранные произведения в 3 т. Т. 2. Письма из тюрьмы. С. 160-161.
16. Gramsci A. Lettre de prison. En 3 parties, P., 1971. Partie I. P. 193.
 

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(13). 2014

Категория: История. Философия | Добавил: x5443x (13.03.2016)
Просмотров: 198 | Теги: Грамши | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016