Понедельник, 27.05.2019, 04:04
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОКИ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА В КОНТЕКСТЕ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Столяров Д.А., доцент Ивановского филиала Международного юридического института, к. и. н.,
Андреев А.Н., заведующий кафедрой Ивановского филиала Международного юридического института, к. и. н.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОКИ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА В КОНТЕКСТЕ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Аннотация. В статье рассматриваются исторические предпоылки складывания федеративных отношений в России и отражение сложностей данного процесса в оценках общественно- политических лидеров и научных исследованиях. Делаются выводы о том, что основыя федерализма, заложенные культурными, этническими и иными особенностями государства, получили импульс и демократическое продолжение лишь в конце XX века в связи с масштабными конституционными преобразованиями.

Ключевые слова: Российская Федерация, федерализм, конфедерация, централизованное унитарное государство.

 

В настоящее время многие российские правоведы склонны полагать, что для комплексного исследования феномена федерализма в России и для более эффективного регулирования федеративных связей в государстве следует применять историко- ретроспективные подходы, позволяющие взглянуть на исторические истоки, становление и развитие федерализма вообще и у нас в частности .

Споры об исторических корнях российского федерализма обращают исследователей к начальным этапам складывания государства Российского, когда происходил процесс объединения княжеств и земель. Данный процесс развивался разными путями, допуская добровольные союзы и спасительные присоединения, однако не исключались и насильственные захваты.

Не случайно нестабильность государственного союза в период удельной Руси выявилась при первом серьёзном боевом столкновении с вторгшимися на Русь татаро-монгольскими захватчиками . Еще Н.М. Костомаров в XIX в. писал по этому поводу, что «начала, соединявшие земли между собой,...не настолько были прочными, чтобы между территориями создавалась и сохранялась неустанно связь» . В этом заключалась специфика федерации как государственной формы, к которой стремилась Русь. Поэтому вся русская история, как представляется, это, с одной стороны, постепенное развитие федеративного устройства, с другой — постоянная борьба с государственной централизацией.

Огромные территории и разобщенность этносов и народностей создавали немало преград в деле объединения их в единое государство. Тем не менее уже со времен монгольского нашествия была определена стратегия развития России как централизованного унитарного государства под эгидой Москвы. Ведь только в условиях концентрации власти можно было оградить государство от нашествия с Востока, от экспансии с Запада, добиться для себя выхода к морю и признания на мировой арене.

Таким образом, в итоге Россия оформилась как централизованное унитарное государство, в котором единство обеспечивалось общими интересами: экономическими, политическими, социальными, культурными и др.  Поэтому парадокс складывания российской государственности заключается в сосуществовании в течение долгого времени двух совершенно противоположных тенденций. Одна заключается в стремлении отдельных территорий и земель к сохранению самобытности и самостоятельности, а другая — к созданию сильного централизованного государства.

В качестве формы государственного устройства России осознанные идеи федерализма начали оформляться только в первой четверти XIX в. в связи с надеждами передовых представителей российского общества на серьезность либеральных замыслов Александра I. Например, член «Союза русских рыцарей» граф М.А. Дмитриев-Мамонов предлагал проект разделения Российской империи на 13 крупных единиц. Представители Северного тайного общества декабристов тоже предполагали будущее России как правового государства, построенного по федеративному принципу. В обоих проектах Конституции Никиты Муравьева содержался подробный план федеративного устройства Росси.

Отметим, однако, что единства по вопросу будущего устройства страны не было даже в декабристской среде, являвшейся в то время центром передовой интеллектуальной мысли и свободолюбия. Следует отметить, что идеи федерализма в XIX в. рассматривались его видными теоретиками в качестве спасения от жесткости мощной централизации, способной задушить свободу. Высоко оценивал перспективы федеративного устройства России А.И. Герцен. Убежденный противник российского самодержавия он предлагал федерацию в качестве ограничителя властного произвола, выдвинул идею «исчерпывающей свободы для всех народностей, ныне угнетенных империей», поддержанную впоследствии народническим движением П. Лаврова, террористическими организациями «Черный передел», «Народная воля» и др.

Невзирая на распространение этих идей, федерализм в официальных кругах царской России никогда не находил поддержки. Например, отечественный государствовед Н.М. Коркунов отметил в канун Первой мировой войны: «Россия может существовать только в качестве единого государства. Она никогда не образовывала и не образует ни федерации, ни унии» . Такая оценка была не случайна. Ведь законодательство царской России провозглашало, что на всем ее пространстве власть принадлежала государству.

Таким образом, вряд ли стоит говорить о периоде истории Российского государства до 1917 г. как о начальном этапе формирования федерализма. По мнению С.А. Глотова и М.П. Фомиченко, период Российской империи можно рассматривать лишь как период приобретения опыта децентрализованного управления страной, необходимого для укрепления центральной власти .

Однако, по мнению подавляющего большинства авторов, исследовавших историю российского федерализма, и советский период истории отечественного государства не может рассматриваться в качестве основополагающей вехи в процессе становления федеративного устройства в России . Исследователи объясняют такой вывод тем, что эпоха СССР имитировала на формальном уровне черты не столько федерации, сколько конфедерации (с правом выхода из состава государства).

Следует отметить, что оценка большевиков федерализма носила ситуативный характер и объяснялась соображениями их лидеров. В.И. Ленин негативно относился к мысли о федеративном устройстве Советской России, особенно до октября 1917 г. Ленинское неприятие федерализма уходит своими корнями к теоретическому наследию К. Маркса и Ф. Энгельса. Ведь Маркс отрицательно относился к федерации в Германии поскольку, по его мнению, она способствовала раздроблению и ослаблению единства рабочего класса . Ещё категоричней по этому вопросу высказывался Ф. Энгельс, подчеркивавший, что «пролетариат может потребовать лишь одну форму единой и неделимой республики» .

Тем не менее впервые о федеративном характере нового государства, возникшего после победы Октябрьской революции, было заявлено в проекте Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г. В ее резолютивной части отмечалось, что Советская Российская республика образуется на основе добровольного союза свободных наций как федерация Советских национальных республик . Однако в опубликованном в кратком изложении в «Известиях» тексте резолюции в названии Российской республики слово «федерализм» вообще отсутствовало.

Это обстоятельство можно объяснить в целом несерьезным отношением большевистского руководства к практической составляющей федерализма применительно к России. Вероятно, федерализм никогда не рассматривался большевиками в качестве принципа государственного устройства, позволяющего сохранить признаки государственности субъектов федерации с закреплением за ними определенных направлений деятельности и полномочий. Для них он выступал лишь в качестве средства разрешения национального вопроса в государстве.

По мнению Е.И. Козловой и О.Е. Кутафина, образованная после победы Октябрьской революции Российская Советская Республика была унитарным государством, поскольку «была провозглашена в пределах территорий дореволюционной царской России» .

Тем не менее понятие «федерализм» и его трактовка в большевистском варианте были отражены в первой Российской Конституции, принятой в июле 1918 г. Однако как политическое и юридическое понятие федерализм не нес с точки зрения государственности принципиальной смысловой нагрузки. Он обозначал наименование государства во вступительных главах в качестве принципа, но не нашел отражения в основной части документа. Логика создателей Конституции вполне понятна. Ведь Советскому государству придавался временный характер, и в ходе мировой революции оно должно было переродиться во всемирную федерацию социалистических республик, а затем и вовсе отмереть .

Кроме того, следует иметь в виду, что послереволюционная Россия пребывала в состоянии тяжелого кризиса и, конечно, ощущала потребность в воссоздании эффективной центральной власти. Поэтому, закрепляя предметы ведения центральных и региональных органов государственной власти, авторы Конституции РСФСР до минимума сократили полномочия местных властных органов. На первое место был выдвинут принцип «проведения в жизнь всех постановлений соответствующих высших органов Советской власти» (п. «а» ст. 61) . Кроме того, в ст. 50 было прописано, что «сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского Съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов принадлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению» .

Все это свидетельствует о том, что, несмотря на использование термина «федерализм», РСФСР на практике выступала в качестве унитарного государства.

Особенно остро в правящих кругах встал вопрос о будущем статусе нового государства в 1923 г., когда шла подготовка Конституции СССР, поскольку согласно ее проекту все республики в составе нового Союза, включая РСФСР, оказывались в равновеликом статусе относительно центральных органов власти.

Данная ситуация рождает много вопросов. Во-первых, чем же на самом деле являлся СССР? Если же он был федерацией, то почему в официальных документах, и прежде всего в Конституции, это не нашло отражения? Тем не менее имелись все условия для того, чтобы использовать термин «федерализм» по отношению к СССР, поскольку он был заложен на базе договора формально самостоятельных государств и имел внушительный перечень федералистских признаков. В то же время РСФСР в составе СССР именовалась федерацией, но, по сути, являлась унитарным государством.

Главную проблему представляет собой вопрос о том, почему Советское государство, возведенное на столь мощной основе, функционировало семь десятилетий, и его жесткий механизм выдерживал испытания и не давал сбоев даже в условиях Мировой войны и международного противостояния. Тем непонятней становится ответ на вопрос, почему государственный механизм СССР пришел в негодность в условиях мира и разрядки международной напряженности?

Ошибка советского руководства, как нам представляется, заключалась в чрезмерном заострении национально-территориального статуса субъектов государства. Ведь установленной истиной является то, что территориальное деление государства должно иметь чисто административный характер и не должно иметь никакой связи с национальными отношениями. В.И. Ленин и И.В. Сталин, очевидно, понимая это, считали, что все межнациональные проблемы могут быть решены силовым путем.

Споры вокруг формы административно-территориального устройства СССР, на наш взгляд, связаны с тем, что до сих пор непонятно, чего же больше было в Советском государстве: федерализма или унитаризма . В правовой науке есть сегодня и такая точка зрения, согласно которой СССР имел признаки конфедеративного союза более, чем федерации . Это объясняется, в первую очередь, тем, что государство было создано из самостоятельных национальных образований, и субъекты этого союза были наделены правом выхода из его состава (пусть, как казалось, и формальным).

Отсутствие внутреннего единства и исчезновение связующей силы в лице партии вызвало незамедлительно парад суверенитетов в 90-е гг. XX в., который после распада СССР создал реальную угрозу целостности России. Он особенно усилился после выступления Б.Н. Ельцина с предвыборной речью в Чечено-Ингушетии, в которой содержался призыв к субъектам Федерации «брать столько суверенитета, сколько они в состоянии проглотить» . Это поспособствовало реальному ослаблению федерального центра и обрушению экономических связей регионов.

В этой ситуации национальные республики оказались в более предпочтительном положении по целому ряду позиций. Например, Башкортостан и Якутия подписали Федеративный договор 1992 г. только после предоставления им дополнительных привилегий, а Татарстан и Чечня вообще отказались присоединяться к нему. Конечно, в такой обстановке у исконно русских территорий также возникло желание приобрести республиканский статус. Появилась, к примеру, идея о создании Уральской республики, которую почти удалось реализовать .

Предотвратить распад России удалось только с помощью Федеративного договора, подписанного 31 марта 1992 г. и 10 апреля того же года включенного в Конституцию РСФСР. Значение этого документа заключалось только в том, что он юридически оформлял Федерацию. Все попытки ряда исследователей доказать, что Договор способствовал восстановлению равновесия внутри страны, не выдерживают критики. Его заключение в действительности привело к созданию ассиметричной федерации, в рамках которой национальные республики обладали значительно большими правами, чем имевшие территориальную основу регионы. Поэтому подписание Федеративного договора и его инкорпорация в Конституцию РСФСР явились лишь первым шагом на пути к федеративному строительству.

Вторым шагом, без которого система российского федерализма не смогла бы обрести необходимую целостность и стабильность, стало принятие 12 декабря 1993 г. Конституции РФ. Следует признать, что она законодательно закрепила равноправие субъектов Российской Федерации .

Переход к федеративным отношениям в России явился способом сохранения единства государства и организации политической жизни между народами, которые стремились сохранить свою индивидуальность и автономию. При этом появилась возможность для развития демократических институтов, столь необходимых для нормального функционирования федеративной системы отношений, что невозможно было реализовать в условиях тоталитаризма.

Исследователи единогласно указывают огромную площадь территории страны и ее «пестрый» национальный состав в качестве уникальных черт России, детерминирующих особенности российских федеративных отношений. По мнению, например, А.Н. Мочалова, наша страна по количеству этносов, относящихся к разным культурам, религиям и языковым семьям, смогла «превзойти» такие фрагментированные федерации, как Бельгия и Швейцария .

Следует учитывать то обстоятельство, что Российская Федерация, самая крупная по числу субъектов, возникла на основе прежнего унитарного государства. Деление на субъекты Федерации носит, во многом, субъективно-волевой характер, поскольку также досталось новой России от прежней административной системы. В связи с этим практически с самого начала, особенно при переходе к рыночным отношениям, обнаружилась вся искусственность подобного деления, проявившаяся в самонедостаточности подавляющего большинства субъектов Федерации.

Форсированная федерализация в 90-е гг. XX в. на ее ранних этапах выработала схему отношений между Центром и периферией, напоминающую политический бартер: стабильность за политическую и экономическую поддержку. Как известно, такая ситуация была вызвана необходимостью признания центра региональными элитами, а не наоборот, как требует постулат естественной федерализации. Как следствие, появились довольно нелицеприятные формулировки, характеризующие российский федерализм — «форалистический федерализм» , «исполнительный федерализм» , «кооперативный федерализм» , «переговорный федерализм» .

Конечно, в процессе своего развития российский федерализм, опираясь на мировой и отечественный опыт (как положительный, так и отрицательный), смог выработать определенные общие принципы государственного устройства в РФ. Это позволило, начиная с конца XX в. и вплоть до завершения первого десятилетия века нынешнего, сформировать и законодательно обеспечить демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления.

Однако в направлении совершенствования конституционно- правовых основ российского федерализма и выработки оптимального варианта его перспективного развития предстоит еще очень значительная работа.

Источник: Научно-информационный журнал "Вестник Международного юридического института" № 1 (56) 2016


Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443 (11.05.2019)
Просмотров: 19 | Теги: конфедерация, федерализм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь