Воскресенье, 24.09.2017, 04:19
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОГО ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ С ОФОРМЛЕНИЕМ ИХ В КАЧЕСТВЕ ЯВКИ С ПОВИННОЙ

ПРОКОФЬЕВА С.М., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

МОЛДАВСКИЙ М.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры ОРД Псковского юридического института ФСИН России

ГЕЛЬДИБАЕВ М.Х., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры предпринимательского права и экономической безопасности Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета
 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОГО
ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ С ОФОРМЛЕНИЕМ ИХ В КАЧЕСТВЕ ЯВКИ С ПОВИННОЙ


В  Федеральном  законе  «Об  опера-
тивно-розыскной  деятельности»,  термин
«документирование»  употребляется  лишь  в
названии статьи 10. По смыслу этой статьи
под  документированием  в  оперативно-ра-
зыскной  деятельности  понимается  заведе-
ние  и  ведение  дела  оперативного  учета  «в
целях собирания, систематизации сведений,
проверки и оценки результатов оперативно-
розыскной  деятельности,  а  также  принятия
на их основе соответствующих решений ор-
ганами,  осуществляющими  оперативно-ро-
зыскную деятельность».
Таким образом, документирование вы-
ступает как процесс не только фиксации до-
бытых данных, но и работы с ними и на их
основе, с его характерными этапами:
1)  выявление  данных,  представляю-
щих оперативный интерес;
2) фиксация полученных данных;
3) проверка полученных данных;
4) оценка данных;
5) легализация имеющихся данных.
Каждому этапу документирования со-
ответствуют  свои  частные  задачи,  подчи-
ненные одной единой цели познания объек-
тивной реальности (получения фактических
данных), необходимой для решения стоящих
перед оперативно-разыскной деятельностью
задач [6, с.19-20].
В широком понимании при документи-
ровании обеспечивается выявление и закре-
пление фактических данных:
- относящихся к событию преступления;
- о причастности конкретных лиц к под-
готовке или совершению преступлений;
- о способах совершаемых преступлений;
- о других лицах, причастных к совер-
шению преступлений;
-  о  местонахождении  орудий  престу-
пления,  похищенных  или  нажитых  преступ-
ным путем денег и ценностей;
- о местах хранения и сбыта похищенного;
- о характере и размере ущерба, при-
чиненного преступлением.
Необходимо отметить, что подобное ут-
верждение характерно фактически для всех
исследований  в  области  документирования,
и основано на существовании перспективно-
доказательного значения документирования.
Следовательно,  предмет  документи-
рования  и  предмет  доказывания  определя-
ет круг обстоятельств, которые необходимо
установить применительно к рассматривае-
мому  событию  [1,  с.21].  Последнее  утверж-
дение обусловлено требованиями статьи 73
УПК РФ.
Однако,  в  отличие  от  доказывания,
предмет  документирования  может  носить
более широкий характер и включать в себя
не  только  обстоятельства,  подлежащие  до-
казыванию по уголовному делу, но и факти-
ческие  данные,  способствующую  решению
стоящих  оперативно-тактических  задач,
например,  подбору  конфиденциального  ис-
точника,  определению  тактики  проведения
мероприятия,  решению  задач  оперативной
профилактики,  установлению  источников
информации и т.п.
В то же время следует учесть, что «вся-
кая попытка придать оперативно-розыскным
действиям  уголовно-процессуальную  фор-
му  противоречит  сути  и  соотношению  этих
двух  качественно  разнородных  видов  дея-
тельности»  [7,  с.17],  а  понятие  «оператив-
ного доказывания» нормативно в оператив-
но-разыскной  деятельности  не  закреплено
и  окончательно  в  теоретическом  плане  не
обосновано. Однако, на наш взгляд, следует
отметить,  что  процедуру  фиксации  факти-
ческих  данных,  полученных  в  ходе  опера-
тивно-разыскной  деятельности,  необходи-
мо  приблизить  к  уголовно-процессуальным
формам  закрепления  доказательств.  Ана-
логичного мнения придерживаются и другие
авторы в ходе освещения вопросов исполь-
зования  результатов  оперативно-разыскной
деятельности  (Е.А.  Доля,  А.Ю.  Шумилова,
Л.Я. Маркова).
Как отмечает И.А. Глушко, в ходе опе-
ративно-разыскной деятельности, как и при
собирании доказательств по уголовному про-
цессу, отражательные процессы, происходя-
щие при проведении оперативно-разыскных
мероприятий, также, по сути, состоят в пере-
носе  информации  (сведений)  со  следов  со-
бытия в материалы дел оперативного учета.
Оперативные данные в принципе имеют тот
же первоисточник, что и доказательства - от-
раженные вовне «следы» события с призна-
ками криминала [2, с.219].
В то же время существуют определен-
ные отличия, касающиеся:
-  инструментария  получения  инфор-
мации  (определяемого  либо  уголовно-про-
цессуальным  законодательством,  как  это
происходит  в  случае  доказывания,  либо
Федеральным  законом  «Об  оперативно-ро-
зыскной деятельности», как это существует
в ходе процесса документирования);
- круга обстоятельств, имеющих зна-
чение  для  документирования,  который  вы-
ходит за рамки обстоятельств, подлежащих
доказыванию,  так  как  документирование
вынуждено  освещать  не  только  вопросы,
имеющие  значение  для  доказывания,  но  и
вопросы тактики оперативно-разыскной де-
ятельности.
Данное  утверждение  обосновывается
существованием различных задач докумен-
тирования, связанных не только с процессом
доказывания  и  организацией  оперативно-
разыскной  деятельности  в  целом.  В  част-
ности,  в  ходе  процесса  документирования
возможно получение и использование в ходе
процесса  документирования  организацион-
ной информации, которая, по существу, со-
держит как содержательную, так и техноло-
гическую (тактическую) информацию.
Таким  образом,  обосновывается  не-
обходимость существования такого тактиче-
ского  элемента  оперативно-разыскного  до-
кументирования, как легализация.
Фактически  «легализация  оператив-
но-розыскной  информации  представляет
собой  процесс  обеспечения  возможности
использования  оперативно-розыскной  ин-
формации, полученной в процессе оператив-
но-розыскного документирования в гласной
деятельности,  обеспечивающей  раскрытие
преступления, т.е. ввода их в уголовный про-
цесс» [6, с.31].
Необходимость  легализации  опера-
тивно-разыскной  информации,  обеспечи-
вающей  возможность  использования  опе-
ративно-разыскных  данных  в  уголовном
процессе, обусловлена:
- тождеством целей двух рассматрива-
емых видов деятельности;
-  спецификой  методов  и  тактических
приемов  получения  информации,  отличаю-
щих оперативно-разыскную от уголовно-про-
цессуальной деятельности.
Фактически  на  законодательном
уровне  элемент  легализации  результатов
оперативно-разыскного документирования
нашел  свое  отражение  в  виде  процесса
«использования  результатов  оперативно-
розыскной  деятельности»,  закрепленного
в  положениях  ст.11  Федерального  закона
«Об оперативно-розыскной деятельности»,
и статьи 89 УПК РФ. Однако единственной
возможной  формой  непосредственной  ле-
гализации  имеющихся  результатов  оста-
ется  их  представление  в  виде  рапорта  об
обнаружении  признаков  преступления,
установленного  пунктом  7  Инструкции  о
порядке представления результатов опера-
тивно-розыскной деятельности дознавате-
лю, органу дознания, следователю, проку-
рору или в суд [3].
В  этом  случае  интересным  выглядит
мнение  А.В.  Смирнова,  подтверждающего
наличие определенного тождества между яв-
кой с повинной и рапортом об обнаружении
признаков  преступления:  «При  невозмож-
ности личного присутствия лица при состав-
лении  явки  с  повинной  непосредственным
поводом к возбуждению уголовного дела бу-
дет  рапорт,  составленный  в  порядке  ст.143
УПК» [5, с.372].
Последнее  становится  актуальным,
если  рассматривать  позицию  оперативного
сотрудника  не  только  как  лица,  правомоч-
ного  осуществлять  оперативно-разыскную
деятельность,  но  и  как  обладающего  опре-
деленными  процессуальными  полномочия-
ми по приему сообщений и заявлений о пре-
ступлении,  предусмотренного  положениями
статьи 40 УПК РФ.
Наличие  уголовно-процессуального
статуса  у  оперативного  сотрудника  уголов-
но-исполнительной  системы  дает  возмож-
ность непосредственной реализации резуль-
татов  оперативно-разыскной  деятельности
не  только  в  виде  рапорта  об  обнаружении
признаков  преступления,  но  и  в  ходе  полу-
чения явки с повинной в порядке статьи 142
УПК РФ. При этом действия оперативно-ра-
зыскного  характера,  направленные  на  по-
буждение лица к такому действию, являются
вполне допустимыми.
В этом случае явка с повинной, как и
результаты  оперативно-разыскной  деятель-
ности  в  целом,  должна  максимально  рас-
крывать данные, указывающие на признаки
преступления, а именно: сведения о том, где,
когда оно произошло, сведения о лице, его
совершившем, обстоятельствах совершения
преступления,  возможных  очевидцах,  ме-
сте  нахождения  предметов,  которые  могут
стать  вещественными  доказательствами,  и
любых иных обстоятельствах, имеющих зна-
чение для решения вопроса о возбуждении
уголовного  дела  или  отношения  события  к
нему, фактически повторяя содержание пун-
кта 19 Инструкции о порядке представления
результатов оперативно-розыскной деятель-
ности дознавателю, органу дознания, следо-
вателю прокурору или в суд.
При решении вопроса о выборе спо-
соба фиксации сообщения о явке с повин-
ной,  на  наш  взгляд,  следует  исходить  из
тактического  преимущества  протокольной
формы фиксации, предопределенной поло-
жениями статьи 166 УПК РФ. Именное про-
токолирование  позволяет  наиболее  полно
воспользоваться  основными  методами
фиксации  из  числа  общенаучных  методов
познания (измерением, описанием и моде-
лированием).
Учитывая возможное дальнейшее проти-
водействие расследованию, необходимо пред-
усмотреть  все  возможные  варианты  поведе-
ния лица, явившегося с повинной. Основными
критериями  недопустимости  использования
результатов,  отраженных  в  явке  с  повинной,
выступают:
-  нарушение  принципа  добровольно-
сти при получении явки с повинной;
-  невозможность  подтверждения  ин-
формации  из  других  доказательственных
источников.
При  этом  следует  учитывать,  что  при
наличии жалобы (заявления) лица на принуж-
дение его к явке с повинной незамедлительно
следует  проведение  прокурорской  или  слу-
жебной  проверки  в  порядке,  предусмотрен-
ном Инструкцией об организации проведения
служебных проверок в учреждениях и органах
уголовно-исполнительной системы [4], предус-
матривающем сбор всех служебных докумен-
тов, подтверждающих или опровергающих из-
ложенную в жалобе информацию.
С целью недопущения активного про-
тиводействия дальнейшему расследованию,
потери доказательственного значения явки с
повинной нами разработан и предложен ал-
горитм тактических действий по нейтрализа-
ции указанных воздействий и установлению
дополнительных  источников  доказательств
в ходе приема и оформления явки с повин-
ной в следственных изоляторах ФСИН Рос-
сии. (Приложения 1,2).

Библиографический список:
1. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С.21.
2.  Глушко  И.А.  Криминалистика:  Учебник  /  Под  ред.  проф.  А.Ф.  Волынского.  М.,  2000.
С.219.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (12.12.2012)
Просмотров: 706 | Теги: Оперативно-разыскное, Тактика, явка с повинной | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь