Суббота, 27.05.2017, 18:33
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ИРАН, ТУРЦИЯ И АРАБСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ

B.B. Желтов, М.В. Желтов

Кемеровский государственный университет

ИРАН, ТУРЦИЯ И АРАБСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ

На Среднем Востоке на фоне определённой маргинализации ряда арабских государств, происходившей за последние десятилетия, а также в итоге событий «арабской весны» решительно заявили о себе Иран и Турция.

Эти две страны имеют немало общего. Они никогда не испытывали на себе западную колонизацию, а кроме того, они являются наследниками империй, долгое время контролировавших события не только на Среднем Востоке, но и далеко за его пределами. И та, и другая страна являют собой этно-кулыурный изолят1 в мусульманском мире, в котором господствующие позиции занимают сунниты из числа арабов. Особо следует отметить тот факт, что и в экономи-ческом, и в военном отношении Иран и Турция имеют более сильные позиции, чем многие соседние с ними страны.

Позиции Ирана и Турции особенно выигрышно смотрятся на фоне событий последнего времени. Как известно, Египет значительно сдал свои позиции за годы правления X. Мубарака. После вторжения США и их союзников на тер­риторию Ирака эта страна перестала играть более или менее значительную роль на Ближнем Востоке.

Немалые политические трудности в период «арабской весны» испытывает Сирия, где, по сути, идёт гражданская война, сопровождаемая многочисленными жертвами как со стороны повстанцев, так и со стороны правительственных сил.

 

Саудовская Аравия не столь сильна, чтобы быть подлинным лидером на Ближнем Востоке. И это - несмотря на значительные финансовые возможно-сти. При этом необходимо учитывать тот факт, что, несмотря на идеологические различия, и Турция, и Иран вынуждены находить согласие внутри своих стран по ряду непростых вопросов. К ним относятся, например, вопрос курдов, а также вопросы координации своей экономической и энергетической политики в Центральной Азии.

Значительный интерес представляют вопросы отношения данных стран к арабским революциям. Не меньший интерес представляют и вопросы влияния этих революций на население Ирана и Турции, а также на развитие ситуации на Среднем Востоке.

Нужно сказать, что Иран как многонациональное государство появилось уже в наше время. Он представляет собой слияние древней доисламской Персии и шиитского ислама. Персидское национальное самосознание, как показывает историческое развитие Ирана, смогло противостоять арабизации своей культу-ры и позволило сохранить свою идентичность.

Обращает на себя внимание тот факт, что исламизация поставила бывшую империю в любопытную ситуацию. При Халифате2 персы вошли в мусуль­манскую умму3, но при этом не влились в арабский мир. Кроме того, от суннит-ского большинства в исламском мире их отдаляет шиизм. Более того, Персия избежала господства суннитского Халифата в прошлом и сохранила свою само-бытность и независимость в наши дни [1].

Политическая позиция Ирана в мире, в том числе на Ближнем и на Среднем Востоке, определяется рядом обстоятельств. Иран является обладателем ряда козырей для своего развития в отличие от большинства стран региона. Он является одним из основных мировых производителей газа4 и нефти5. Иран занимает выгодное геополитическое положение, если учесть, что он контро-лирует Ормузский пролив, а также обладает нефтяным портом в Персидском заливе.

Специфические особенности Ирана и его политической системы отри­цательно сказываются на его интеграции в свое окружение: среди 15-ти соседних государств у него нет ни одного союзника. Национальные и религиозные раз-личия на Среднем Востоке являются главным препятствием для утверждения подлинной мусульманской солидарности в этом регионе. После 1979 г., когда в Иране произошла исламская революция, Тегерану не удалось распространить революцию на другие страны, как, впрочем, не удалось и привлечь другие му-сульманские страны на свою сторону.

Более того, внешняя политика Ирана в последние годы лишь только уси­лила изоляцию режима, а его союзники (в лице России и Китая) не имеют об-щей границы с этой страной. Ещё более выражена изоляция в международном масштабе. Показательно, что Иран 19 раз получил отказ на свою просьбу о вступлении в ВТО. Сказалось наложение вето со стороны США. Этот отказ тем более является показательным, если учесть, что ВТО в 2005 г. согласилась рассматривать вопрос о вступлении в состав данной организации Ирака и Афганистана.

Изоляция исламской республики в значительной мере является следстви-ем стратегии Вашингтона в этом регионе. Парадоксальным является тот факт, что Иран как страна, свершившая антиамериканскую, по сути, революцию, се-годня оказалась окружённой со всех сторон США.

 

Религиозные деятели Ирана не могут простить американцам открытую поддержку режима шаха Р. П ехлеви и его секретной полиции - САВАК6 - в период, предшествующий исламской революции. В свою очередь, американцы не могут забыть захват заложников из числа персонала американского посоль­ства в Тегеране 4 ноября 1979 года. Заложники находились под арестом 444 дня, что привело к разрыву отношений между двумя странами. Этот разрыв фактически был датирован 7 апреля 1980 года.

Воинственная позиция иранских руководителей, поддержка, которую Иран оказывает международному терроризму7, а также открытая враждебность дан-ной страны по отношению к Израилю, постоянные нарушения прав человека, региональные гегемонистские амбиции отнюдь не способствуют сближению с США и другими западными странами.

В то время как международная пресса стремится убедить общественное мнение в том, что дипломатический кризис, выражающийся в противостоянии большинства стран международного сообщества с Ираном, связан с ядерной программой этой страны, на самом же деле отнюдь не меньшее значение имеет стремление Тегерана переделать Средний Восток по своему представлению8. Более того, многочисленные расхождения интересов противопоставляют Иран арабским соседним странам. Например, отношения Ирана с Саудовской Ара-вией, которые отмечены ярко выраженным геополитическим соперничеством, усиленным религиозными отличиями персидской версии шиитства и ваххабит-ской версии суннитства, принятой в Саудовской Аравии.

После падения суннитского режима С. Хуссейна в Ираке суннитская Сау-довская Аравия оказалась на передовой линии многовекового конфликта двух семей ислама.

К этому идеологическому противостоянию добавляется территориальный конфликт между Ираном и Лигой арабских государств по поводу иранских островов Абу-Мусса, Малый и Большой Тонб9, на которые претендуют Объ­единённые Арабские Эмираты. Это вызывает беспокойство у многих членов Совета сотрудничества Персидского залива10 , которые не могут понять, почему Иран занимает такую позицию и отказывается выполнять решение Междуна-родного суда в Гааге.

Другой территориальной проблемой являются претензии к королевству Бахрейн. Претензии Тегерана на Бахрейн восходят к 1958 г., когда Иран заявил, что этот остров является его 14-й провинцией и предоставил ему даже два места в своем национальном парламенте. И хотя шах Реза Пехлеви формально признал независимость Бахрейна в 1970 г., националистические требования время от времени возникают11 подобно тому, как это имело место быть перед началом агрессии Ирака в Кувейт в 1990 году.

Наконец, иранский режим имеет сложные отношения с Египтом. Дипло-матические отношения между этими двумя странами были разорваны в 1979 году. В то время Каир предоставил убежище свергнутому иранскому шаху, а также сказывалась отрицательная реакция Тегерана на заключение мирного договора Египта с Израилем. В свою очередь, Египет не мог простить Ирану факт названия одной из улиц столицы именем убийцы А. Садата, а также обвинял Иран в пособничестве террористам, действующим на египетской территории.

В этих условиях позиция Ирана по отношению к арабским революциям определяется четырьмя принципами:

- поддержкой восставших против враждебного режима;

 

-   содействием направления арабского недовольства в русло ислама (даже суннитского);

-   инструментализацией пропагандистской тематики Ирана (отказ от Запада, антисемитизм и израилефобия);

-   защитой любой ценой шиитских интересов в регионе.

И неудивительно, что иранский режим видит в событиях на Среднем Вос-токе проявление исламизма и антизападничества. Однако и сам Иран становится мишенью протестов, которые порождаются арабскими революциями. Попыт-ки высшего руководителя Ирана Хаменеи и президента Ахмадинежада как-то улучшить образ страны в глазах народов стран арабского мира искомого резуль­тата не дают. Наоборот, позиция Ирана часто воспринимается как провокация и вмешательство во внутренние дела арабских государств.

Бахрейн представляет собой исключение, учитывая преимущественную представленность в составе населения шиитов. Но и там угрозы по отношению к королю этого государства, а также в отношении ряда стран Персидского залива вызывают большое беспокойство.

Воспользуется ли иранский режим «арабской весной» для расширения своего влияния на Среднем Востоке? Или, наоборот, он станет жертвой арабских восстаний? Если арабский протест пойдёт по пути Тегерана 1979 г., то даль­нейшая исламизация арабского мира будет неизбежной. И тогда влияние шиитов через Ирак, Сирию, Ливан и сектор Газа будет первостепенным в регионе. Если же падение коррумпированных режимов будет развиваться и дальше и будет набирать силу аутентичное демократическое движение в арабском мире, судьба иранской модели политического режима окажется под угрозой.

Турция или великое возвращение

Турция играет очень важную геостратегическую роль в регионе. Это допол-няется и тем, что с 1952 г. страна стала членом НАТО. Турция извлекает немалую экономическую выгоду от той роли. За последние 10 лет страна получила воен-ной помощи от США в размере 7,8 млрд долларов. К тому же на 85 % вооружение армии Турции является американским. В свою очередь Германия превратилась в основного получателя рабочей силы из числа турок, что положительно ска-зывается на экономических показателях Турции.

Подобно Ирану, Турция имеет конфликтные отношения с большинством соседних стран. Построив государство-нацию централизованного характера, Турция исключила из него сообщества армян, греков, курдов и арабов, а это не может не вести к изоляции страны в регионе.

Как бы в ответ на такую ситуацию, Турция в последние годы прилагает немало усилий для того, чтобы войти в объединённую Европу. К слову сказать, вступление в Евросоюз стало бы большой потерей для Среднего Востока, ко-торый лишился бы современной и относительно демократической страны. В наши дни только Турция способна быть реальным лидером соседних арабских стран и способствовать известному равновесию сил в регионе, преимуще­ственно арабском.

Все страны данного региона, несомненно, выиграли бы, если бы удалось соединить на основе взаимного интереса капиталы нефтедобывающих стран со знаниями, с умениями и технологиями Турции.

Более того, кроме санджака Александретта, на который претендует Си-рия12, Турция имеет проблему с курдами, которые проживают не только в этой стране, но и в Сирии, Ираке и Иране. И не исключено, что эти страны смогут

 

договориться по этому вопросу для его достойного разрешения. Однако пока курдский вопрос является фактором дестабилизации.

Наконец, иракский кризис поставил перед Турцией дилемму. С одной стороны, Турции нужно было показать свою поддержку американскому со­юзнику и Западу в целом, что ей необходимо для вступления в Евросоюз. А с другой - Турция сомневается в том, что гражданская война в Ираке сможет привести к пересмотру границ, сложившихся в этом регионе после Первой ми-ровой войны. Это опасение связано и с тем, что в регионе может возникнуть государство курдов, в том числе на основе отделения от Ирака части территории.

До начала «арабской весны» турецкое руководство уделяло мало внима-ния Среднему Востоку. Его больше интересовали Кавказ и Каспийский регион. В 1991 г. распад Советского Союза привёл к образованию на Кавказе и в Центральной Азии шести новых государств, близких культурно и религиозно к Турции. Это открыло новые геополитические, культурные, религиозные, а в некотором смысле, и экономические горизонты для Анкары. Возросло её влияние. Оказались востребованными идеи пан-тюркизма. Однако языковую близость из этих шести стран к Турции имеет только Азербайджан.

Турецкие интересы в Центральной Азии имеют экономический и ком­мерческий аспект. Речь в данном случае идёт о нефтепроводе Баку-Шейхан, соединяющем Каспийское море со Средиземным морем. Стремясь войти в Евросоюз, Турция желает стать своеобразным мостом, соединяющим Централь­ную Азию с Европой. При этом открывается возможность построения сети коммуникаций железнодорожных, автомобильных и т.д. с Европой, что про-двинуло бы существенно границы её влияния на Восток.

Не случайно Турция выделила немалые средства на стипендии для выход-цев из бывших республик СССР. Словом, Турция стремится превратить свою страну в своеобразный перекресток, находящийся между Европой и Азией.

С приходом к власти консервативной мусульманской партии во главе с Эрдоганом в 2002 г. некоторые наблюдатели опасались радикализации поли-тики Турции и дистанцирования её от Запада (что, к примеру, имело место быть в случае Иранской революции 1979 г.).

Как оказалось, Анкара в последние годы активно поддерживает палестин-цев, что проявилось в событиях декабря 2008 - января 2009 г., когда проис-ходили военные действия в секторе Газа. Отношения Турции с Израилем ещё более ухудшились после захвата в мае 2010 г. израильтянами гуманитарной флотилии, направлявшейся в сектор Газа, что привело к гибели нескольких турок. В том же году Турция существенно сблизилась с настроениями, полу-чившими распространение в арабском мире. При этом она не меняла своих собственных позиций и интересов:

-   критика США, если она и имела место, велась с проамериканских пози-ций;

-   реальная поддержка палестинцев не отменяла стратегического партнер­ства Турции с Израилем;

-   Турция активно участвовала в защите ислама во всем мире, но государ­ство остаётся светским и т.д.

К этому следует добавить несомненные успехи турецкого кинематографа и художественной литературы в арабском мире, в частности, в Египте.

На следующий же день после восстания в Египте Турция заняла соли­дарную позицию в отношении выступлений манифестантов. Эрдоган публично

 

обратился к Хосни Мубараку со следующими словами: «Услышьте крик народа и его гуманистические требования. Вам нужно удовлетворить без колебания стремление к изменениям, идущим от народа» [2].

Враждебную позицию по отношению к Мубараку занял также и Иран. Позднее Турция заняла аналогичную позицию в отношении Каддафи. Осудила Турция и действия сирийского руководства. Словом, Турция оказалась в оп­позиции ко всем авторитарным арабским режимам, что содействовало росту её популярности в арабском мире.

В отличие от Ирана Турция не планирует экспансии на Среднем Востоке и не имеет территориальных претензий к арабским странам. Её история - это история Среднего Востока, многие арабские народы были частью Османской империи в течение шести столетий. И многие арабские исламисты сожалеют о распаде Халифата, который был державой мирового значения и мог проти-востоять христианской Европе. Светски настроенные арабы восхищаются рес-публиканской и демократической моделью Турции, видя в этой стране достой-ный компромисс между исламом и современностью. День за днём Турция завоё-вывает арабский мир не военным образом, а политически, культурно, при помо-щи «мягкой силы»13.

И это, пожалуй, главный результат «арабской весны». Будущее покажет, сможет ли Турция на деле осуществлять свое реальное лидерство на Среднем Востоке. Будущее нам ответит, способна ли Турция испытывать и далее стрем-ление на деле осуществить свои европейские амбиции, или она останется ли-дером Среднего Востока.

Список литературы

1.     Фарес В. Революция грядет: борьба за свободу на Ближнем Востоке / пер. с англ. М., 2012. С. 298-299.

2.     Euronews. 1 fevrier 2011.

 

 

 

 

 

 

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (03.01.2013)
Просмотров: 730 | Теги: Революции, среднем востоке, Иран, ислам, Война, Мумбарака, весны, арабские, Турция, Страны | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь