Вторник, 26.09.2017, 22:59
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ИНТЕРЕС КАК ПРЕДМЕТ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОХРАНЯЕМЫХ НОРМАМИ ГЛАВЫ 29 УК РФ

ХЛЕБУШКИН А.Г.,
кандидат юридических наук, докторант Санкт-Петербургского университета МВД России
hart63@yandex.ru
 

ИНТЕРЕС КАК ПРЕДМЕТ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ
ОТНОШЕНИЙ, ОХРАНЯЕМЫХ НОРМАМИ ГЛАВЫ 29 УК РФ

 


Право является основным инструмен-
том социального управления, предназначен-
ным  для  решения  социальных  же  задач.  В
литературе  отмечается,  что  сегодня,  в  XXI
веке, в мире с меняющимися приоритетами и
жизненными целями приходится значитель-
но  больше,  чем  раньше,  уделять  внимания
стабильности  социального  пространства,  а
сама  проблема  стабильности  связывается
с созданием эффективной законодательной
базы [9, с.10, 21]. Особое значение в таких
условиях имеет отрасль с наиболее репрес-
сивным  содержанием  -  уголовное  право.
Предусмотренные  им  меры  являются  не-
отъемлемой частью любого цивилизованно-
го общества и призваны, наряду с другими
факторами,  обеспечивать  социальную  ста-
бильность  путем  противодействия  деструк-
тивному влиянию преступности.
Деятельность государства по противо-
действию  преступности  принято  называть
уголовной  политикой.  Уголовная  политика
включает  в  себя  несколько  направлений:
уголовно-правовую  политику;  уголовно-
процессуальную  политику;  уголовно-ис-
полнительную  политику;  политику  в  сфере
предупреждения  преступлений  (криминоло-
гическую политику). Ведущее значение име-
ет именно уголовно-правовая политика, по-
скольку она предопределяет сферу действия
остальных  направлений  уголовной  полити-
ки. Уголовно-правовая политика рассматри-
вается как часть внутренней политики госу-
дарства,  основополагающая  составляющая
государственной политики противодействия
преступности,  выражающаяся  в  установле-
нии  пределов  преступного  и  наказуемого  и
защите от него правоохраняемых интересов
личности, общества, государства с примене-
нием специфических методов уголовно-пра-
вового воздействия [15, с.268-269].
Тем  самым  эффективность  реализа-
ции уголовно-правовой политики тесно свя-
зана с определением сущности охраняемых
с помощью ее средств интересов. Мы соли-
дарны с высказываемым в науке мнением о
допустимости объяснения сущности объекта
преступления  с  позиции  нарушенных  инте-
ресов,  поскольку  всякое  преступление  есть
конфликт  интересов  индивида  и  общества
[14,  с.159].  Этот  вопрос  является  частным
случаем  общей  проблемы  социальной  обу-
словленности уголовно-правовых норм, точ-
нее, выражением одного из критериев опре-
деления данной обусловленности, поскольку
криминализация тех или иных деяний пред-
полагает, прежде всего, установление круга
интересов, которым данными деяниями при-
чиняется вред.
  Не  вдаваясь  в  дискуссию  о  приори-
тетах  среди  интересов  личности,  общества
и  государства,  отметим,  что  в  числе  необ-
ходимых  условий  социальной  стабильности
можно  уверенно  назвать  стабильность  го-
сударственного  (конституционного)  строя,
являющегося  самостоятельным  объектом
уголовно-правовой охраны, указанным как в
определении  общего  объекта  (ст.2  УК  РФ),
так  и  в  качестве  видового  объекта  престу-
плений  (глава  29  УК  РФ,  хотя,  если  быть
точным, в последнем случае речь идет об ос-
новах конституционного строя). Кроме того,
сама  идея  уголовной  политики  как  способа
организации уголовной репрессии возникла
в связи с тем, что проблема борьбы с пре-
ступностью  имманентно  связана  с  полити-
кой,  политическими  идеями  и  политически-
ми  учреждениями  [11,  с.30].  А  надлежащая
реализация политических (в том числе - уго-
ловно-политических)  полномочий  возможна
только  в  условиях  стабильного  конституци-
онного строя.
В  Стратегии  национальной  безопас-
ности  Российской  Федерации  до  2020  года
среди  национальных  интересов  Российской
Федерации  на  долгосрочную  перспективу
указано обеспечение незыблемости ее кон-
ституционного  строя,  территориальной  це-
лостности и суверенитета.
Защита  данных  интересов  осущест-
вляется  в  том  числе  и  приданием  путем
криминализации  соответствующих  деяний
статуса объекта преступлений основам кон-
ституционного строя как общественным от-
ношениям, складывающимся по поводу реа-
лизации этих интересов.
К  числу  преступлений  против  основ
конституционного  строя  относятся  деяния,
предусмотренные  ст.ст.  277-280,  282-282.2
УК РФ.
В  настоящей  работе  будет  сделана
попытка  выяснить,  какие  же  интересы  ох-
раняются  указанными  уголовно-правовыми
нормами, поскольку «интересы являются де-
терминирующим  фактором  формирования
и развития права... Интересы - своего рода
база, поставляющая фактический материал
для создания норм права» [20, с.5-6].
Применительно  к  рассматриваемому
вопросу  необходимо  решить  две  задачи:  1)
определить соотношения интереса и объек-
та  преступления;  2)  определить  круг  инте-
ресов,  охраняемых  нормами,  предусматри-
вающими  ответственность  за  преступления
против основ конституционного строя.
В  тексте  уголовного  закона  неодно-
кратно находят свое отражение вопросы ох-
раны тех или иных интересов. Так, в ч.2 ст.12
и в примечании к ст.275 УК РФ указываются
интересы  Российской  Федерации.  Тем  са-
мым признается наличие интересов государ-
ства. В ч.1 ст.12 УК РФ действие уголовного
закона в отношении ряда лиц связывается с
совершением преступления «против интере-
сов, охраняемых настоящим Кодексом…». В
ст.ст. 37-42 УК РФ говорится о «причинении
вреда охраняемым уголовным законом инте-
ресам». Указания на интересы граждан, об-
щества и государства (в разном сочетании)
встречаются в ст.ст. 136, 140, 142, 163, 179,
202, 203, 252, 285, 286, 286.1, 288, 292, 293,
343 и в примечании к ст.201 УК РФ. В ст.332
УК РФ идет речь о причинении вреда инте-
ресам службы, в ст.340 и ст.340 УК РФ - о
причинении  вреда  интересам  безопасности
государства.  Данное  понятие  используется
и в названиях глав Особенной части УК РФ,
формируемых,  как  известно,  по  признакам
видового  объекта:  главы  23  «Преступления
против  интересов  службы  в  коммерческих
и иных организация»; главы 30 «Преступле-
ния  против  государственной  власти,  инте-
ресов  государственной  службы  и  службы  в
органах местного самоуправления». Все это
свидетельствует  о  возможности  признания
интереса элементом объекта преступления.
Традиционной  (хотя  и  не  единствен-
ной)  является  концепция,  согласно  которой
объектом  преступления  выступают  обще-
ственные  отношения.  Содержание  охраня-
емого  уголовным  законом  общественного
отношения во многом определяется тем ин-
тересом, по поводу которого оно складыва-
ется, поэтому мы солидарны с В.Я. Тацием,
утверждавшим,  что  изучение  интереса  по-
зволяет  выяснить  и  определить  сущность
соответствующего  ему  общественного  от-
ношения, которое в большинстве случаев не
«лежит на поверхности», а скрыто от непо-
средственного восприятия [18, с.76].
Структурно общественные отношения
включают  в  себя  субъекты,  предмет  и  со-
циальную  связь  между  субъектами  [5,  с.8].
В  теории  отмечается,  что  участники  обще-
ственного  отношения  всегда  являются  од-
новременно  носителями  соответствующих
охраняемых  правом  интересов  [18,  с.23],  а
общественно  значимое  поведение,  в  кото-
ром проявляются, реализуются или наруша-
ются  общественные  интересы,  составляет
главную заботу общества и всегда направля-
ется по желаемому для него курсу [13, с.30].
Однако интерес не следует отождествлять с
субъектами или поведением субъектов.
В  литературе  выделяют  три  основных
варианта  решения  вопроса  о  соотношении
интереса  с  общественным  отношением  как
объектом преступления: 1) интерес - один из
основных структурных элементов обществен-
ного отношения и вместе с ним выступает в
качестве  объекта  преступления;  2)  интерес
и общественное отношение - различные по-
нятия, поэтому категория «интерес» не может
быть использована для определения объекта
преступления; 3) интерес - не только элемент
общественного отношения, отражающий его
сущность, но и фактически само обществен-
ное отношение [18, с.66].
Как  видно,  понимания  соотношения
интереса  и  правоотношения  довольно  про-
тиворечивы.  Следует,  однако,  согласиться
с  В.Н.  Винокуровым  в  том,  что  противопо-
ставлять  интерес  и  общественные  отноше-
ния нет смысла: установление интереса как
направленности  деятельности  участников
отношений является способом определения
соответствующих  общественных  отноше-
ний,  выступающих  объектом  преступления
[3,  с.91].  Еще  Н.И.  Коржанский  указывал,
что тесная связь интереса с общественными
отношениями дает основание назвать обще-
ственные отношения «общественными инте-
ресами в действии» [13, с.41].
Если исходить из концепции, согласно
которой  общественные  отношения  подраз-
деляются  на  материальные  и  идеологиче-
ские, то в первой группе наличествует вещ-
ный  предмет,  по  поводу  которого  строятся
отношения,  во  второй  -  вещный  предмет
отсутствует, его место занимает какое-либо
социальное благо (ценность), по поводу ко-
торого люди вступают в отношения [6, с.28].
При  наличии  вещного  предмета  при-
емлемой  выглядит  точка  зрения,  согласно
которой интересы в общественном отноше-
нии объективизируются в социальную связь
между  субъектами  и  объектами  отношения
[17, с.48-49].
Предметом  общественного  отноше-
ния, выступающего объектом преступления,
называется то, по поводу чего или в связи с
чем существует само это отношение. Возни-
кая между субъектами, отношение возмож-
но только по поводу общего, единого для них
предмета, который, в свою очередь, взаимно
определяет соотносящиеся стороны. Отсюда
в науке делается вывод о том, что предме-
том отношений всегда является все то, что
входит в круг человеческих потребностей, а
это обстоятельство как раз и обусловливает
возникновение  и  функционирование  самих
отношений [18, с.42].
Представляется,  что  если  вещный
предмет отсутствует, то именно интерес яв-
ляется  предметом  соответствующих  обще-
ственных отношений, т.к. данные отношения
складываются  по  поводу  достижения  опре-
деленной  социальной  ценности.  А  осознан-
ная потребность в достижении такой ценно-
сти - это и есть интерес.
Данный вывод имеет важное значение
для определения объекта преступлений про-
тив основ конституционного строя, посколь-
ку  своеобразие  данных  преступлений  как
раз  в  том,  что  многие  из  них  не  предпола-
гают  обязательного  наличия  предмета  пре-
ступления  (как,  впрочем,  и  потерпевшего)
(ст.ст. 280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ). Тем не
менее возведение названных деяний в ранг
преступлений ставит вопрос о том, по поводу
чего складываются соответствующие обще-
ственные  отношения,  охраняемые  данными
нормами, что является их предметом.
Говоря о конституционном строе и его
основах как охраняемых уголовным правом
общественных  отношениях,  мы  неизбежно
ведем  речь  об  общественных  отношениях,
регулируемых  конституционным  правом,
т.е.  о  правоотношениях.  Они  проявляются
и как результат воздействия норм права на
уже  существующие  общественные  отноше-
ния, и как новые общественные отношения,
«продуцируемые»  нормами  конституцион-
ного  права.  При  этом  следует  исходить  из
единства правоотношения как юридической
формы и соответствующего общественного
отношения как его содержания.
Если в качестве одного из элементов
структуры  общественного  отношения  на-
зывают  его  предмет,  то  применительно  к
правоотношениям нередко в качестве сино-
нима  понятия  «предмет»  используется  по-
нятие  «объект  правоотношения»:  «объект
правоотношения  -  это  предмет,  на  который
направлена  деятельность  субъектов  право-
отношения,  осуществляемая  в  процессе
реализации ими своих юридических прав и
обязанностей»  [10,  с.68];  «объекты  право-
отношений - это материальные и нематери-
альные блага, по поводу которых возникают
правоотношения  и  на  что  направлена  дея-
тельность субъектов» [19, с.24]; «объект пра-
воотношения - это то, по поводу чего субъек-
ты вступают в юридическое отношение» [12,
с.53]; «общепринято под объектом понимать
то,  на  что  направлены  субъективные  права
и юридические обязанности участников пра-
вового отношения» [4, с.52]. Само же право-
вое общественное отношение предлагается
рассматривать как форму социального вза-
имодействия субъектов права с целью реа-
лизации  законных  интересов  и  достижения
того, что предусмотрено законом или иным
источником действующего права [7, с.58].
Нетрудно  заметить,  что  в  приведен-
ных  цитатах  авторы  исходят  из  понимания
объекта  правоотношения,  аналогичного  по-
ниманию  предмета  общественного  отно-
шения,  которое  приводилось  выше:  это  то,
по поводу чего или в связи с чем субъекты
вступают в отношения между собой. Подоб-
ная терминологическая ситуация может по-
рождать  определенные  трудности  в  сфере
уголовно-правового воздействия, поскольку
понятие «объект» используется в ином зна-
чении - объекта преступления. Поэтому сле-
дует  согласиться  с  утверждением  В.К.  Гли-
стина о том, что «применительно к нуждам
уголовного права все то, по поводу чего или
в связи с чем (выделено автором) существу-
ют общественные отношения, целесообраз-
но называть предметом отношения (выделе-
но автором), в отличие от объекта, которым
обозначают  само  общественное  отношение
как целостную систему» [6, с.47].
В  теории  конституционного  права  к
объектам  (предметам)  конституционно-пра-
вовых  отношений  относят  политическую,
экономическую  и  социальную  системы,  на-
ционально-государственное  устройство,  на-
циональный суверенитет [8, с.13]; духовные,
материальные и иные социальные ценности
и  блага,  деятельность  и  явления  действи-
тельности,  по  поводу  которых  государство
вступает  в  конституционно-правовые  отно-
шения  [2,  с.161];  основы  конституционного
строя; человека, его права и свободы; инте-
ресы  общества  и  государства;  националь-
ный  и  государственный  суверенитет,  феде-
рализм и др. [16, с.131].
Все это, на наш взгляд, позволяет ут-
верждать,  что:  а)  основы  конституционного
строя  как  общественные  отношения,  охра-
няемые  уголовным  законом,  предполагают
наличие  определенных  интересов;  б)  дан-
ные  интересы  выступают  предметом  соот-
ветствующих  конституционно-правовых  от-
ношений, охраняемых уголовным законом.
Основы  конституционного  строя  до-
вольно  многообразны.  М.В.  Баглай  предла-
гает разделять их на четыре группы: гумани-
стические  основы  конституционного  строя;
основные  характеристики  Российского  го-
сударства;  экономические  и  политические
основы конституционного строя; основы ор-
ганизации государственной власти [1, с.116].
Однако  не  все  основы  конституцион-
ного строя охраняются нормами главы 29 УК
РФ. Как уже указывалось, на основы консти-
туционного  строя  посягают  деяния,  предус-
мотренные ст.ст. 277, 278, 280, 282, 282.1 и
282.2.  Анализ  диспозиций  данных  норм  по-
зволяет сделать вывод о том, что ст.ст. 277,
278 и 279 УК РФ охраняют политические ос-
новы конституционного строя, а именно устои
государства, определяющие организацию и
порядок осуществления власти в стране [21,
с.8],  распространения  ее  на  определенную
территорию,  поскольку  в  них  предусмотре-
на  ответственность  за  посягательство  на
жизнь государственного или общественного
деятеля; насильственный захват власти или
насильственное  удержание  власти;  насиль-
ственное изменение конституционного строя
Российской Федерации и за организацию с
той же целью (либо с целью свержения кон-
ституционного строя) вооруженного мятежа.
Нормы же, содержащиеся в ст.ст. 280, 282,
282.1  и  282.2  УК  РФ  устанавливают  ответ-
ственность за преступления, посягающие на
общественные отношения, складывающиеся
по поводу реализации конституционных за-
претов (например ч.5 ст.13 и ч.2 ст.29 Кон-
ституции РФ) на осуществление экстремист-
ской  деятельности.  Здесь-то  и  проявляется
то, что мы называем интересом.
Интерес  рассматривается  нами  как
осознанная  потребность  в  каком-либо  со-
циальном  благе,  социальной  ценности.  В
качестве таких ценностей в анализируемых
общественных  отношениях,  полагаем,  вы-
ступают  отраженные  в  Конституции  наро-
довластие,  суверенитет,  территориальная
целостность и иные ценности, реальное на-
личие  которых  обуславливает  надлежащую
организацию и порядок осуществления вла-
сти в государстве, а также фактическая ре-
ализация конституционных запретов на осу-
ществление экстремистской деятельности.
Изложенное  позволяет  сделать  следу-
ющий вывод: предметом основ конституцион-
ного строя как конституционно-правовых от-
ношений, охраняемых нормами главы 29 УК
РФ, выступают определенные интересы - по-
требности в реальном наличии закрепленных
в Конституции социальных ценностей, опре-
деляющих  организацию  и  порядок  осущест-
вления власти в государстве (народовластие,
суверенитет, территориальная целостность и
т.д.),  а  также  социальных  ценностей  в  виде
недопущения экстремистской деятельности.
Носителями  соответствующих  интере-
сов  является,  с  одной  стороны,  государство,
осуществляющее  конституционно-правовое
регулирование  в  целях  достижения  соответ-
ствующих социальных ценностей, потребность
в которых и есть интерес. С другой - неопреде-
ленный круг лиц, также обладающих потреб-
ностью в этих социальных ценностях (гражда-
не, их объединения, общество в целом).
Устанавливаемые  между  названными
субъектами социальные связи по поводу ре-
ализации  этих  интересов  вместе  с  самими
субъектами  и  соответствующими  интереса-
ми  и  составляют  в  совокупности  традици-
онную  трехэлементную  структуру  консти-
туционно-правовых  отношений,  которые
охраняются нормами главы 29 УК РФ.
Библиографический список:
1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. 6-е изд., изм. и
доп. М.: Норма, 2007. 784 с.
2. Бутусова Н.В. Российское государство как субъект конституционно-правовых отноше-
ний: вопросы теории. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2005. 197 с.
3. Винокуров В.Н. Объект преступления: теория, законодательство, практика: Моногра-
фия. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2010. 224 с.
4. Вопленко Н.Н. Правовые отношения: Учебное пособие. Волгоград: Издательство Вол-
ГУ, 2004. 64 с.
5. Глистин В.К. Общее учение об объекте преступления: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук.
Л., 1981. 30 с.
6. Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений (объект
и квалификация преступлений). Л.: Издательство Ленинградского университета, 1979. 127 с.
7. Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права. Л.: Издательство Ленин-
градского университета, 1987. 128 с.
8. Губенко Р.Г. Конституционные правоотношения (вопросы теории и советской государ-
ственно-правовой практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1981. 22 с.
9. Донцов А.И., Перелыгина Е.Б. Социальная стабильность: от психологии до политики.
М., 2011. 544 с.
10. Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов: Издательство Сара-
товского университета, 1980. 81 с.
11. Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. М.:
«Юридическая литература», 1973. 288 с.
12. Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ч.6. Право-
вые отношения и связи в юридической практике и правовой системе общества: Текст лекций.
Ярославль: Ярославский государственный университет, 2000. 72 с.
13.  Коржанский  Н.И.  Объект  и  предмет  уголовно-правовой  охраны.  М.:  Академия  МВД
СССР, 1980. 248 с.
14. Леонов Б.Д. Интерес и его значение для определения объекта преступления // Уголов-
ное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 7-й Международной научно-практической
конференции 28-29 января 2010 г. М.: Проспект, 2010. С. 156-160.
15. Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголов-
ный закон, уголовно-правовая политика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. 339 с.
16. Лучин В.О. Конституционные нормы и правоотношения: Учебное пособие для вузов.
М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1997. 159 с.
17. Мотин О.А. Частный интерес в системе объектов уголовно-правовой охраны: Моногра-
фия / Под. общ. ред. д.ю.н., проф. Н.И. Пикурова. Самара: Самарская гуманитарная академия,
2006. 180 с.
18. Таций В.Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков:
Издательское объединение «Выща школа», 1988. 183 с.
19. Фастов А.Г. Правовые отношения: учебное пособие. Волгоград: ВА МВД России, 2009. 40 с.
20. Шайенков Н.А. Категория интереса в советском праве: Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. М., 1980. 16 с.
21. Янюшкин А.С. Политические основы конституционного строя Российской Федерации в кон-
ституциях и уставах субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 20 с.

















 

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (13.12.2012)
Просмотров: 915 | Теги: преступления против основ конституц, Объект преступления, интерес | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь