Пятница, 22.09.2017, 09:11
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ИНСТИТУТ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Е.А. Зайцева. Профессор кафедры уголовного процесса Волгоградской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор.

ИНСТИТУТ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Судебная реформа затронула все институты уголовно-процессуального права, дав толчок развитию отдельных нормативных общностей, либо, наоборот – виду поспешности и непродуманности позиции законодателя по некоторым вопросам регламентации процессуальной деятельности привела к явным противоречиям в механизме правового регулирования определенных общественных отношений.

На практике нередко возникает значительное число проблем, обусловленных отсутствием четкой законодательной концепции использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Об этом свидетельствуют и лаконичность, а подчас − противоречивость некоторых нормативных установлений, регламентирующих участие в уголовном судопроизводстве сведущих лиц, и разноплановая, иногда не основанная на законе правоприменительная практика, и отсутствие современных, соответствующих потребностям практики, законопроектов по данным вопросам[1], определяющим перспективу развития рассматриваемого института.

Сложно переоценить значение для доказывания по уголовным делам безупречной нормативной регламентации процедур вовлечения в судопроизводство результатов процессуальной деятельности сведущих лиц на данном этапе развития уголовного процесса. Четкость нормативных предписаний - гарантия адекватного правопонимания и правоприменения. Не случайно Конституционный Суд РФ в п. 3 мотивировочной части постановления от 30 октября 2003 г. № 15-П подчеркнул, что нормы законов должны быть формально определенными, точными, четкими и ясными, не допускающими расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения, «чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации»[2].

Анализ уголовно-процессуальных норм, регулирующих участие в доказывании сведущих лиц, позволяет выявить следующие дефекты законодательной техники[3], которые снижают эффективность в целом института специальных познаний в уголовном судопроизводстве:

1) некорректность в использовании понятийного аппарата данного правового института (например, в ч. 1 ст. 144 УПК РФ специалистами названы участники доследственной проверки сообщения о преступлении, которые специалистами в уголовно-процессуальном смысле не являются – ревизоры, проводящие ревизии, сотрудники бюро судебно-медицинской экспертизы, проводящие исследования трупов; в ч. 1 ст. 178 УПК РФ специалисты в области судебной медицины, участвующие в осмотре трупа и эксгумации именуются судебно-медицинскими экспертами);

3) отсутствие в законе четких позиций по вопросу о процессуальных и непроцессуальных формах применения специальных познаний и возможностях их вовлечения в доказательственную деятельность в рамках производства по уголовному делу;

2) непоследовательность в формулировании новелл о заключении специалиста (нечеткость нормативного определения, закрепленного в ч. 3 ст. 80 УПК РФ, что на практике вызывает неверные ассоциации у правоприменителей с результатами предварительных исследований или несудебных экспертиз; отсутствие в законе процедуры получения заключения эксперта, что делает сомнительным данное доказательство с точки зрения допустимости[4]);

3) неверное наполнение дефинитивной нормы, содержащейся в ч. 1 ст. 58 УПК РФ, понятиеобразующими элементами – в части целей привлечения специалиста (в законодательной интерпретации специалист привлекается в том числе и для применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, в то время как исследование в уголовном процессе вправе осуществлять только судебные эксперты);

4) бессистемный подход к установлению уголовной ответственности эксперта и специалиста, что приводит к «нестыковке» уголовно-процессуальных норм (ч. 5 ст. 57, ст. 58, ч. 5 ст. 164 УПК РФ) и положений ст. 307 УК РФ;

5) поспешность при формулировании новелл о показаниях специалиста (также ввиду отсутствия в законе процедуры допроса специалиста правоприменители вынуждены использовать по аналогии положения о допросе эксперта и свидетеля);

6) нарушение законодательной техники и баланса разноплановых нормативных предписаний в тексте закона при конструировании норм о процессуальном статусе сведущих лиц - эксперта, специалиста, переводчика (в ст.ст. 57, 58 и 59 УПК РФ отсутствуют нормативно закрепленные обязанности данных участников уголовного процесса[5]);

7) нелогичность позиции законодателя в вопросе о возможности производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела (изначальная формулировка ч. 4 ст. 146 УПК РФ позволяла только назначить судебную экспертизу, но не производить экспертное исследование в стадии возбуждения уголовного дела, однако в 2007 г. в связи с изданием федерального закона № 87-ФЗ от 5 июня 2007 г. из текста ст. 146 УПК РФ вообще были удалены любые упоминания о судебной экспертизе. Теперь ранее упомянутые законопроекты № 632173-5 и № 33012-6 предусматривают возможность назначения и производства судебной экспертизы в ходе проверочных мероприятий, однако не отказываются от такой непроцессуальной формы применения специальных познаний, как предварительные исследования предметов и документов и исследования трупов);

8) лаконичность нормативных установлений, регламентирующих производство судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях, что приводит к неопределенности правового статуса руководителя соответствующего учреждения, препятствует эффективной организации судебно-экспертной деятельности (федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» [6] не может обеспечивать законченного уголовно-процессуального регулирования общественных отношений, возникающих при производстве судебной экспертизы в данных учреждениях, не содержит исчерпывающей регламентации производства судебных экспертиз в негосударственных (частных) экспертных учреждениях);

9) построение комплекса прав обвиняемого, подозреваемого, защитника в связи с назначением и производством судебной экспертизы (ст. 198 УПК РФ) в контексте «режима благоприятствования защите», что приводит к нарушению равноправия сторон при проведении данного следственного действия (по сути, потерпевшему предоставлены только права, закрепленные в п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 198 УПК РФ);

10) игнорирование интересов гражданского истца и гражданского ответчика в связи с назначением и производством судебной экспертизы (данные участники и их представители не наделяются правами, предусмотренными ст. 198 и 206 УПК РФ);

11) невнятность позиции законодателя по вопросу о круге судебных стадий, в которых возможно назначение и производство судебной экспертизы;

12) нечеткость формулировки ст. 282 УПК РФ, буквальное толкование которой приводит к выводу о возможности допроса в суде только эксперта, проводившего судебную экспертизу в стадии предварительного расследования (в тексте статьи не упоминается случай допроса эксперта, который производил экспертизу, назначенной судом).

Даже при первом приближении список обозначенных проблем нормативной регламентации правового института специальных познаний в его современном состоянии дает повод для скептических прогнозов относительно дальнейшего «совершенствования» указанной нормативной общности.

На традиционный российский вопрос - «Что делать?» - в указанной ситуации может быть только один ответ – необходима разработка четкой законодательной концепции развития правового института специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

Анализ имеющихся в научной литературе позиций по вопросам использования специальных познаний, уголовно-процессуального законодательства, нормативных актов, регламентирующих порядок участия сведущих лиц в доказывании, позволяет выделить базовые концептуальные положения[7], на которые надлежит обратить внимание законодателю при реформировании уголовно-процессуального права в этой части:

1. Четкое размежевание форм применения и форм использования специальных познаний.

2. Дальнейшая специализация и обособление в системе уголовно-процессуального права нормативных общностей – правового института судебной экспертизы и института специалиста.

3. Закрепление в законе критериев разграничения использования в доказывании познаний эксперта и специалиста.

4. Необходимость регламентации статуса сведущего свидетеля как особой процессуальной формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

5. Совершенствование процессуального статуса специалиста, судебного эксперта, руководителя экспертного учреждения.

6. Создание правового механизма действенной защиты прав участников процесса, имеющих в деле интерес, в связи с проведением экспертизы.

7. Закрепление в законе процедур использования специальных познаний в режиме состязательности, в том числе разработка регламентации альтернативной экспертизы.

8. Совершенствование формы заключения эксперта и правил оценки заключения эксперта в условиях состязательного судопроизводства.

9. Четкая регламентация способов доказывания на отдельных этапах производства по уголовному делу с привлечением сведущих лиц, расширение круга стадий уголовного процесса, на которых возможно проведение судебных экспертиз.

Эти основные положения, как представляется, составляют ядро общей концепции использования специальных познаний при производстве по уголовным делам и могут служить ориентиром для дальнейшего совершенствования нормативной регламентации вовлечения в доказывание сведущих лиц и использования результатов применения их специальных познаний для установления значимых обстоятельств уголовного дела.

______________________

[1] Например, обсуждаемые сейчас законопроекты о «сокращенном дознании» в части регламентации форм использования специальных познаний противоречивы и непоследовательны (см.: О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института сокращенной формы уголовного судопроизводства: законопроект № 632173-5. [Электронный ресурс]. URL: http://www. iuaj. net/node/945#comment-770 (Дата обращения 23.03.2012); О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект Федерального закона Российской Федерации № 33012-6 // Российская газета. Столичный выпуск № 5725 (52). [Электронный ресурс]. URL: http://www. rg. ru/2012/03/11/ponyatye.html (Дата обращения 20.03.2012).)

[2] По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003 г. № 15-П // Собрание законодательства РФ. 03.11.2003. № 44. Ст. 4358.

[3] На них мы ранее указывали в работе: Зайцева Е. А. К вопросу о законодательной технике при разработке норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Становление и развитие современного российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства (к 10-летию УК РФ, 5-летию УПК РФ и 40-летию ВА МВД России): сб. науч. тр. Волгоград: ВА МВД России, 2008.

[4] На это справедливо указал В.П. Божьев (см.: Божьев В. П. Изменения УПК РФ ― не всегда свидетельство его совершенствования // Законность. 2005. № 8. С. 3).

[5] О необходимости совершенствования статуса участников судебной экспертизы, иных лиц, обладающих специальными познаниями, и нормативного закрепления их обязанностей см.: Зайцева Е. А. Реализация состязательных начал при применении специальных познаний в уголовном судопроизводстве: Монография. Волгоград: ВА МВД России, 2006.).

[6] См.: О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон № 73-ФЗ 31 мая 2001 г. (ред. от 06.12.2011) // Собрание законодательства РФ. 04.06.2001. № 23. Ст. 2291.

[7] См. об этом: Зайцева Е.А. Концепция развития правового института судебной экспертизы в современных условиях // Судебная экспертиза. 2004. № 1; Зайцева Е.А., Садовский А.И. К вопросу о концепции использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве // Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях: матер. 3-й Международ. науч. практ-конф. (Москва, 25-26 января 2011 г.). Москва: Проспект, 2011.

К содержанию

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.04.2013)
Просмотров: 958 | Теги: СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ, институт, УГОЛОВНОМ, Судебная реформа, СУДОПРОИЗВОДСТВЕ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь