Понедельник, 05.12.2016, 07:25
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Институт исполнительного производства в отечественном праве

В.А.Головинов*

 

Институт исполнительного производства в отечественном праве

 

Традиционно изучение исполнительного производства начинается с анализа соотношения материального и процессуального в праве. Данное деление весьма условно и одно не может существовать без другого. Предполагаемые границы между этими видами норм проводятся по предмету и методу правового регулирования. Судебная и правовая реформы в нашей стране связаны, прежде всего, с совершенствованием конституционного, гражданского и процессуального законодательства. Реформа материального права показала необходимость обеспечения условий для реализации и принудительного осуществления прав всеми заинтересованными участниками публично-правовых отношений.

Следует согласиться, что исполнительное производство отвечает всем признакам процесса: имеет деятельностную природу, направлено на достижение определенной цели, осуществляется с учетом совокупности процедур, правил, требований, условий, регулирующих последовательность совершения процессуальных действий, подчиняется общему характеру процессуальных требований, промежуточные и окончательные его итоги закрепляются в официальных документах, осуществляется с участием органов власти, включает в себя несколько последовательно сменяющих друг друга стадий, требует определенных навыков от лиц, призванных им заниматься[1].

Принудительное исполнение судебных актов и актов других органов является важным составным звеном защиты прав граждан и организаций. Существующая до сих пор нерешенность вопросов обеспечения принудительного исполнения нередко сводят на нет большую работу, проделанную судом либо иным органом по рассмотрению и разрешению конкретного дела. Практика показывает, что исполнительное производство сейчас является слабым местом в механизме защиты прав и требует значительного совершенствования.

Анализ исполнительного производства показывает, что определяющим моментом в характеристике его места в российском праве, является положение Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»[2] согласно которому «непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов» (п. 2 ст.5).

Федеральные законы «О судебных приставах»[3] и «Об исполнительном производстве» стали нормативной базой для создания и функционирования службы исполнительной власти, занимающейся принудительным исполнением постановлений судов и других органов, а также обеспечением порядка деятельности судов.

Исполнительное производство является разновидностью правоприменительного процесса, имеет схожие черты с гражданским процессом, частью которого долгое время считалось, да и продолжает считаться многими исследователями[4], и с административным процессом[5], так как, согласно законодательству, служба судебных приставов, обязательных субъектов исполнительного производства, входит в систему органов исполнительной власти.

Но если согласиться с тем, что отношения, возникающие в исполнительном производстве, относятся к гражданским процессуальным отношениям и регулируются гражданским процессуальным правом, то пришлось бы значительно расширить круг субъектов гражданского процессуального права и признать, что участники арбитражного процесса, участники спора в товарищеском и третейском судах являются одновременно и субъектами гражданского процесса.

Однако приходится констатировать, что в систему законодательства об исполнительном производстве входили (и продолжают входить) нормы сразу нескольких отраслей (гражданского, административного, арбитражного, уголовного и др.), что и является отчасти причиной пробельности и коллизионности норм, регулирующих данную сферу.

На данную тему опубликовано значительное количество научных трудов. Тем не менее, исполнительное производство поныне является предметом научных дискуссий[6]. В науке не решены вопросы о правовой природе исполнительного производства, природе правоотношений в исполнительном производстве и отраслевой принадлежности норм, регулирующих эти правоотношения. Дискуссионными являются вопросы о путях систематизации законодательства об исполнительном производстве, о мерах принудительного исполнения, о перечне объектов имущества граждан, на которые не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, и иные вопросы.

Все изложенное подтверждает, что нормы, регулирующие порядок принудительного исполнения правоприменительных актов юрисдикционных органов, занимают самостоятельное место в правовой системе российского права и не являются составной частью системы только административного или только гражданско-процессуального права.

Действительно, категория права «исполнительное производство» универсальна по своему содержанию. Ее вряд ли можно рассматривать только в рамках цивилистической или административной науки, как это было принято раньше. Это диктует необходимость проведения теоретико-правового исследования, имеющего целью выявление общих закономерностей и особенностей в развитии данного института применительно к современному этапу развития российской правовой системы. Это обусловлено тем, что в отношениях исполнительного производства воплощаются весьма существенные социальные связи и процессы. Установление такого рода закономерностей позволяет правильно определить направление проводимой ныне судебной реформы, проанализировать опыт использования правового института исполнительного производства применительно к специфике российского общества.

Не следует рассматривать исполнительное производство как так называемый комплексный правовой институт, отличительными признаками, которого являются составной характер, качественная разнородность объединенных в нем норм[7], функциональный характер связей между правовыми нормами, определяемый неоднородностью отраслей права, частью которых они являются, субъективный подход к формированию данных правовых общностей, регулирование не вида, а комплекса разнородных общественных отношений. Такая разнородность допускает их сочетание, но не может привести к образованию единых, качественно однородных общественных отношений, характеризуемых ранее неизвестными признаками, не сводящихся к перечислению уже известных свойств[8], то есть не дает генетической возможности рождения новой отрасли или даже института права, регулирующих подобные отношения.

То, что нормы, составляющие исполнительное производство имеют в своем содержании административно-правовые и гражданско-правовые начала, является следствием усложнения правовой регламентации общественных отношений. Каждое из выше обозначенных начал имеет свое самостоятельное значение и наблюдается не только на стадии формирования отношений в исполнительном производстве, то есть является не только элементом фактического состава, но и характеризует содержание отношений в этой сфере. Исполнительное производство, сложившись изначально как институт гражданского процессуального права, затем, трансформировавшись в межотраслевой институт, набрало необходимую «критическую массу» для воплощения в самостоятельную отрасль права с особым предметом и оригинальным методом правового регулирования, со своими принципами и источниками. По мнению Уварова П.В., выделение института исполнительного производства в самостоятельную отрасль права формально еще не произошло, но фактически для этого уже имеются все основания[9].

Следовательно, на современном этапе развития правовой системы российского государства правовое регулирование института исполнения нуждается в значительном усовершенствовании. Принятие Федерального закона «Об исполнительном производстве» в 2007 году было своевременным (что относится и к внесению изменений в действующее законодательство РФ) и позволило приступить к решению ряда проблем, стоящих в настоящее время перед службой судебных приставов. Но, несмотря на существенные позитивные новеллы закона, многие из недостатков, содержащихся в Федеральном законе 1997 года «Об исполнительном производстве», не утратили своей актуальности: новый акт по-прежнему носит излишне общий характер; включает много отсылочных норм; в ряде случаев не содержит прямых указаний о совершении исполнительных действий, не уточняет их алгоритмов; включает много дублирующих норм – аналогичных положениям других Федеральных законов (ГПК РФ, АПК РФ, ТК РФ, СК РФ, УПК РФ и др.); не учитывает создания и реального существования в России двухуровневой судебной системы в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[10] и многое другое.

Так же одной из причин неэффективности исполнительного производства является отсутствие логически правильно построенного процесса. Исполнение судебных актов должно происходить с большей долей определённой законом последовательности. Поэтому обоснование и разработка стадийности исполнительного производства также являются в настоящее время актуальными вопросами российского права.

Наше мнение однозначно – дальнейшая работа над совершенствованием законов, регулирующих деятельность в сфере исполнительного производства, и своевременное внесение изменений в действующее законодательство Российской Федерации позволят разрешить проблемы, стоящие в настоящее время перед службой судебных приставов.

В научной и практической среде давно вынашивается идея создания исполнительного кодекса. Юридическое сообщество, которому приходится соприкасаться с исполнением судебных решений, давно нуждается в регламентированном исполнительно-процессуальном законодательстве. С учетом тенденций поэтапного развития функций принудительного исполнения, включающих розыскную деятельность, административную практику, дознание, а также в части обеспечения установленного порядка деятельности судов, хотелось бы, чтоб в скором времени такого рода документ все же был разработан и утвержден в установленном законом порядке.

 

 

* Головинов Владимир Алексеевич – аспирант кафедры теории и истории государства и права Юридического института (Санкт-Петербург). Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор А.Е.Епифанов.

[1] См., напр.: Горбунова Я.П. Исполнительное производство: проблемы реализации, взаимодействия и повышения эффективности // Вестник Воронежского гос. ун-та. Серия Право. – 2007. – №1 (2) – С. 176-184.

[2] Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. ‑ № 41.

[3] Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. ‑ № 30.

[4] См., напр.: Гришин И.П., Гришина И.И. Гражданский процесс: Вопросы и ответы Глава 21. Исполнительное производство / Под ред. д.ю.н. проф. М.К. Треушникова. – М., 2000. И другие учебники по гражданскому процессу.

[5] См., напр.: Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс: полный курс. ‑ М.: 2001.

[6] См.: Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). ‑ М.:, 1989. ‑ С. 23; Карпеев О.В. О месте норм исполнительного производства в системе российского права // Юрист. ‑ 1999. ‑ № 12. ‑ С. 17; Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции / Под ред. М.А. Викут. ‑ Саратов, 2002. ‑ С. 3 и сл.

[7] Алексеев С.С. Структура советского права: монография. ‑ С.С. Алексеев. ‑ М., 1975. ‑ С. 185-186, 193-195.

[8] Егоров П.Д. О хозяйственном законодательстве // Правоведение. ‑ 1981. № 6. ‑ С. 37.

[9] См.: Уваров П.В. Исполнительное производство как разновидность юридического процесса. – Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Тамбов, 2009. – С. 14.

[10] Собрание законодательства Российской Федерации – 1997. ‑ № 1.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 903 | Теги: отечественном праве, законном, исполнительного, производства, судебных, институт, приставов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016