Среда, 20.09.2017, 23:03
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ - ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

СОКОЛОВ А.Н.,
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН,
профессор кафедры общеправовых дисциплин
Калининградского юридического института МВД России

СЕРДОБИНЦЕВ К.С.,
кандидат философских наук, доцент, докторант
кафедры теории и социологии управления органами
внутренних дел Академии управления МВД России


ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ - ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА



Институционализм как особое научное
направление  оформился  в  переломный  для
развития рыночного хозяйства период, каким
был  конец  XIX  и  начало  XX  вв.  Многие  об-
ратили  внимание,  что  экономика  переходит
в  новую  фазу  развития,  динамично  разви-
вается  гражданское  общество.  Анализ  этих
процессов потребовал совершенствования и
переосмысления  теоретических  и  методоло-
гических  подходов.  Сегодня  институциона-
лизм - одно из ведущих направлений научной
мысли, которое объединяет учёных, изучаю-
щих  любую  систему  (государственно-право-
вую,  экономическую,  политическую  и  т.д.)  в
развитии,  во  взаимодействии  с  социальны-
ми, политическими, правовыми, психологиче-
скими и другими общественными института-
ми. Об интересе к проблематике институтов,
институционализма,  неоинституционализма,
о далеко не завершённых дискуссиях свиде-
тельствуют  публикации  зарубежных  [7,  с.1-
53] и отечественных [1] авторов [2, с.66-67].
Институт  можно  понимать  как  учреж-
дение,  установление,  вообще  всякое  дли-
тельно  существующее  объединение  людей
или  обстоятельств  социального  характера.
М.  Вебер  отмечал,  что  государство  как  ра-
финированный  пример  института  составля-
ет  сообщество  людей,  поведение  которых
основывается  на  рациональных  установле-
ниях (нормах конституции, законах и т.д.).
Понятие  «институционализация»  не
имеет устоявшегося, общепринятого и одно-
значного  толкования,  так  как  изучается  и
используется в рамках различных сфер че-
ловеческой  деятельности.  Сложность  фор-
мулировки  данного  понятия  связана  также
с  принадлежностью  его  как  к  сфере  науки,
так и к сфере практики. Этот термин может
рассматриваться и как способ исследования
явлений, и как способ раскрытия процессов
становления  и  функционирования  изучае-
мых феноменов. Понятие «институционали-
зация»  тесно  связано  с  такими  понятиями,
как  «институт»  и  «институционализм».  По
определению многих справочников и слова-
рей, институт (лат. institutum - установление,
учреждение) - это 1) совокупность норм в ка-
кой-либо области общественных отношений
(например  институт  собственности);  распо-
рядок,  установленный  какими-либо  норма-
ми; 2) название учреждений [4, с.135].
Институты  являются  обозначением
двух  классов  политических  и  социальных
явлений: 1) политические и социальные уч-
реждения  с  организованной  структурой,
централизованным  управлением,  испол-
нительным  аппаратом  (институты)  власти:
правительство,  законодательное  собрание,
государственный или городской совет, пре-
фектура и т.д.; 2) формы и сущности функ-
ций, отношений, типов управления: институт
президентства  (президентской  власти),  ин-
ститут  представительства  (т.е.  процедуры
избрания  доверенных  лиц,  членов  предста-
вительных  органов  власти  -  парламента  и
правительства, представляющих в них инте-
ресы и волю избирателей), партии или пар-
тий,  ассоциаций  и  т.п.  (объединений  части
членов  общества  в  группы  по  каким-либо
причинам и признакам, вплоть до института
семьи, личной жизни человека и т.д.), что по-
зволяет говорить об институтах гражданско-
го общества [2].
Главное,  на  наш  взгляд,  что  характе-
ризует  процесс  институциализации,  -  это
переход  от  режима  ручного  управления  к
управлению формализованному, «автомати-
ческому». Это важно не только для полити-
ческой системы. Не менее важно это и для
экономики.  Йозеф  Шумпетер  показал,  что
капитализм  основан  на  ренте,  постепенно
распространяющейся по всей системе. Пер-
вым ренту должен получить инновационный
предприниматель,  который  затем  ею  де-
лится  с  выдавшими  инновационный  кредит
банками. А затем - с вовлекаемыми в произ-
водство квалифицированными работниками
и посредством налогов с властями, которые
обеспечивают  инновационную  среду,  в  том
числе  защиту  от  чрезмерной  конкуренции
на начальных этапах становления новых от-
раслей.  В  сущности,  капитал,  труд  и  госу-
дарство  с  трех  сторон  стремятся  к  разделу
олигополистической  ренты  инновационных
предпринимателей.
Правопорядок,  институциональное
обеспечение  предпринимательской  инициа-
тивы, инвестирование в коллективные блага
(включая  науку  и  образование)  и,  наконец,
наличие рабочих мест и достойного заработ-
ка есть важнейшие условия того, что три со-
циальные силы смогут действовать заодно в
направлении роста. Все три силы стремятся
укрепить себя олигополистическими преиму-
ществами:  капиталисты,  добиваясь  ренты;
государства,  наращивая  национальный  по-
тенциал налогообложения и управления; ра-
бочие  -  через  создание  профсоюзов.  И  это
нормально. Не всеобщая и максимальная, а
оптимальная олигополистическая конкурен-
ция - вот в чем суть капитализма.
Остается  только  помнить,  что  не  все
виды  роста  ведут  к  хозяйственному  разви-
тию  и  благосостоянию.  Развитие  в  различ-
ные эпохи и на различных этапах связано с
различными отраслями и типами деятельно-
сти. «И действительно, мы видим, что в прак-
тической жизни чисто технические моменты
должны отступать на задний план в сравне-
нии с экономическими, если они вступают в
коллизию с последними» [6, с.70].
Вот  почему  капитализму  требуются
стратегическая  координация  и  управление.
«Но экономические и технические комбина-
ции, комбинации, учитывающие существую-
щие потребности и средства, и комбинации,
в основе которых лежат идеи, методы, не со-
впадают друг с другом. Хотя и цель техниче-
ского производства задается технике эконо-
микой, техника тем не менее разрабатывает
только  методы  производства  требуемых
благ. Но в экономической действительности
они  не  внедряются  в  жизнь  необходимо  со
всей  последовательностью  и  наилучшим  с
технической точки зрения образом. Все это
происходит  непременно  с  учетом  экономи-
ческих  аспектов.  Идеальная  техническая
картина,  не  учитывающая  экономических
условий,  модифицируется.  Экономическая
логика  одерживает  верх  над  технической.
И поэтому в реальной действительности мы
зачастую  видим  веревки  вместо  стальных
тросов, плохой рабочий скот вместо выста-
вочных  образцов,  примитивнейшую  ручную
работу вместо совершенных машин, неуклю-
жее  денежное  хозяйство  вместо  чекового
оборота  и  т.д.  Наилучшие  с  экономической
точки зрения и технически наиболее совер-
шенные комбинации хотя и не с необходимо-
стью, но все же очень часто не совпадают,
причем  вследствие  приспособления  эконо-
мики  к  правильно  распознанным  условиям,
а  не  просто  в  силу  отсутствия  знаний  или
инертности»  [6,  с.72-73].  Институтами  стра-
тегического  управления  могут  быть  инве-
стиционные  банки,  как  считал  Шумпетер.
Это  может  быть  централизованный  план,
как действовали Сталин и многие успешные
правители ХХ века. Либо это может быть их
сочетание.  Какое  именно  сочетание  -  это
уже вопрос прагматики. Главное, вспомнить
уроки прошлых успехов.
И  ещё  один  принципиально  важный
момент.  Институционализация  важна  не
сама  по  себе,  а  лишь  как  средство.  Целью
же  является  создание  эффективного  спра-
ведливого  механизма  удовлетворения  по-
требностей  граждан.  Гражданина  можно
рассматривать в одном из аспектов как по-
требителя,  понимая  потребности  в  самом
широком  смысле.  Этот  гражданин-потреби-
тель  и  есть  управляющий  и  одновременно
цель  всех  реформ  «…  если  брать  в  расчет
наши  предположения,  то  окажется,  что  над
средствами производства и процессами про-
изводства вообще не стоит, собственно, ни-
какого управляющего. Таковым является по-
требитель» [6, с.82].
С этой же позиции можно рассматри-
вать  и  курс  на  модернизационно-иннова-
ционное  развитие.  Шумпетер  справедливо
отмечает, что изменения в процессе произ-
водства  нередко  предлагает  одна  сторона,
но  отклоняет  другая.  Например,  инженер
предлагает  внедрить  новый  процесс,  кото-
рый  коммерческий  руководитель  отклоняет
на том основании, что он не окупится. Сам
случай дает нам ключ для понимания дела.
Оба  -  инженер  и  коммерсант  -  могут  выра-
жать  свою  позицию,  заявляя,  что  целесо-
образность  работы  предприятия  -  цель  их
деятельности и что их суждения исходят из
понимания  этой  целесообразности.  Если
оставить  в  стороне  отдельные  недоразуме-
ния,  недостаточное  знание  дела  и  т.д.,  то
различие их суждений может основываться
лишь  на  том,  что  каждый  из  них  видит  эту
целесообразность по-своему. О чем думает
коммерсант, когда он говорит о целесообраз-
ности, ясно. Он имеет в виду коммерческую
выгодность. Иными словами, сказанное оз-
начает,  что  средства,  которые  необходимы
для приобретения новой машины, можно ис-
пользовать иным образом и с большей вы-
годой [6, с.70].
Итак, цель преобразований - справед-
ливое  удовлетворение  потребностей  и  ин-
тересов граждан. Механизм - создание со-
ответствующих институтов во всех сферах
социетальной  системы.  Развитие  граждан-
ского общества суть важная, но локальная
задача. Обеспечение надёжности функцио-
нирования  институционального  механизма
в целом - задача института определенности
и  предсказуемости  государственных  пред-
писаний.
Институт определенности и предсказу-
емости государственных предписаний важен
для России потому, что правогосударствен-
ный порядок только тогда может действенно
связать  государственную  власть,  когда  он
делает ее поведение предсказуемым, изме-
ряемым,  калькулируемым,  и,  следователь-
но, критикуемым и контролируемым. Право-
государственный порядок стремится в связи
с этим быть рациональным, наиболее опти-
мальным  правопорядком.  Сюда  относятся,
смотря  по  обстоятельствам,  необходимая
мера открытости, гласности (например обя-
зательное  опубликование  законов,  публи-
кация  административных  актов,  право  на
ознакомление  с  документами,  в  том  числе
собранными в отношении конкретной лично-
сти), отказ от мелочных (мнимых) секретов
в административных учреждениях и в юсти-
ции  (под  громкими,  нередко  надуманными,
лозунгами  о  государственной  или  военной
тайнах).
Решающим  средством  в  рассматри-
ваемой  среде  является  четкая,  ясная  не-
двусмысленная  определенность  государ-
ственных  мер,  естественно,  прежде  всего,
предельная  четкость  норм  права,  особенно
правил  поведения.  Требование  же  опреде-
ленности  вытекает  из  связанности  право-
вым  законом:  если  принципы,  относящиеся
к связанности законом (принцип господства
права, верховенства законов и принцип ого-
ворки), должны быть эффективны, то «вер-
ховенствующие нормы» и «нормы оговорки»
должны, следовательно, обусловливать дей-
ственную связанность, так как это предпола-
гает, что данные нормы достаточно опреде-
ленны и точны.
Используя богатый опыт зарубежных и
отечественных  юристов-правоведов,  можно
дать  конституционно-правовую  оценку  со-
знательных,  «систематических»  неопреде-
ленностей нормативно-правовых актов.
Таковыми  являются  полномочия  для
совершения  действий  без  обязательствен-
ности  действия  тех  или  иных  учреждений
(усмотрение); неопределенные правовые по-
нятия; комбинация из двух предыдущих, т.е.
генеральные  оговорки.  При  подобных  регу-
лированиях в большинстве случаев «право-
творцы»  ссылаются  на  то,  что  «весомые»
деловые причины вынуждают к этим неопре-
деленностям. Особенно характерно это было
в  период  слома  государственной  машины
СССР (и России в том числе) после 8 дека-
бря  1991  года  и  слома  российской  право-
вой системы в связи с этим. «Лучше любая
устойчивая социальная нормативность, - от-
мечал профессор В.Д. Зорькин, - чем ника-
кой. Общество и государство без тормозов
очень страшное (и, к счастью, очень редкое
в истории) явление» [3, с.4].
В действительности же после развала
СССР и разрушения правовой системы Рос-
сии, ядром которой был такой элемент, как
право и выражающее его законодательство,
возымело  действие  «указное  право»  Пре-
зидента  РФ  Б.Н.  Ельцина.  Какой  огромный
урон  оно  нанесло  государственности  Рос-
сии, общеизвестно. «Феноменом» стало ус-
мотрение Президента РФ и чиновников. Од-
нако в плане юридической оценки института
усмотрения  хотелось  бы  отметить  следую-
щее. Усмотрение - это своего рода юридико-
психологическая  пружина  всего  правового
механизма, приводящая в движение все его
составные части [5, с.72].
Учение  об  усмотрении  широко  разра-
ботано сегодня в общем административном
праве  как  зарубежном,  так  и  отечествен-
ном.  Это  вроде  бы  должно  снижать  опас-
ность в нарушении правовой безопасности
граждан и организаций. Но на деле в Рос-
сии чиновничий аппарат, да и предпринима-
тели, нередко злоупотребляют правом, при
этом  зачастую  довольно  цинично  и  бесце-
ремонно попирая нормы права. Это связано
с  тем,  что  усмотрение  имеет  две  взаимос-
вязанные грани: оно отражает границы ком-
петенции  субъекта  и  не  только  вводит  его
деятельность  в  правовое  русло,  но  и  обе-
спечивает необходимую самостоятельность
и  манёвр  [5,  с.72].  Иначе  управление  пре-
вратится  в  режим  механических  действий.
Усмотрение  в  аспекте  права  есть  гаранти-
рованный законом выбор уполномоченным
субъектом вариантов решений и действий в
пределах его компетенции.
Злоупотребление  усмотрением  име-
ет отправную точку, прежде всего, в форме
плохого, некачественного, нечеткого опреде-
ления  статусов  и  компетенций  служащих  и
должностных  лиц.  В  полной  мере  это  отно-
сится и к органам.
Базовым условием для правомерного
усмотрения  является  знание  и  неуклонное
применение принципов права как исходных,
ориентирующих,  основополагающих  и  ру-
ководящих  начал,  вытекающих  из  природы
правового  государства,  поскольку  они  име-
ют непосредственный выход на обществен-
ную  практику,  целенаправленную  деятель-
ность  людей.  Данные  принципы,  образно
говоря,  служат  «мерилом»  оценки  деятель-
ности: тогда усмотрение будет масштабным
не столько по объему, сколько по содержа-
нию, направленности действий.
В настоящее время в развитии инсти-
тута определённости и предсказуемости го-
сударственных предписаний существует ряд
проблем.  Во-первых,  до  сих  пор  не  принят
федеральный закон о концепции законопро-
екта.  Во-вторых,  не  решен  законодательно
вопрос о порядке ограничения нормами пра-
ва  правотворчества  Президента  РФ,  чтобы
не  было  условий  для  широкомасштабного
«указного  права».  В-третьих,  не  решен  за-
конодательно вопрос о «поголовном», неза-
висимо  от  принадлежности  к  той  или  иной
власти  субъекта  законодательной  инициа-
тивы,  обязательном  проведении  антикор-
рупционной  экспертизы  проектируемых  и
принятых законов. В-четвертых, необходимо
подвергнуть принятые ранее законы незави-
симой  антикоррупционной  экспертизе.  Все
это  задача  для  юристов,  обществоведов  и
практиков.  Причём  её  эффективное  реше-
ние  невозможно  без  глубокого  неангажи-
рованного  анализа  прошлого  и  настоящего
нашей страны.
Кроме того, не следует забывать ещё
об  одной  проблеме  -  профессиональных  и
патриотических качествах нашего высшего
слоя.  Институциональная  среда,  в  которой
существует  и  действует  элита,  сформиро-
вала  её  социально-психологические  осо-
бенности и тем самым повлияла на специ-
фику  многих  системных  проблем  нашей
страны. Современный российский крупный
бизнес и высшую бюрократию характеризу-
ют следующие черты: отсутствие стратеги-
ческих планов, мышление по принципу «но-
вый начальник, новая система отношений».
Соответственно  сиюминутное  «короткое»
личностное планирование и целеполагание.
Почти отсутствует мышление в надличност-
ных  категориях  и  соответствующее  плани-
рование. Во-вторых, поклонение деньгам и
предметам потребления, а не труду и твор-
честву.  Отсюда  культ  потребления,  а  не
приумножения  капитала.  В-третьих,  запад-
низм, стремление попасть в элиту Запада.
Хотя  успешное  развитие  возможно  только
как собственный путь, а не догонялки. Это
не спорт. Всё это, особенно в контексте вы-
шеизложенного,  делает  формирование  ин-
ститутов, дисциплинирующих элиту и инте-
грирующих её в российскую социетальную
систему, особенно актуальным.

Библиографический список:
1. Голосов Г.В., Шевченко Ю.Д. Политические институты и мотивация законодательной деятельности в российском парламенте // Общественные науки и современность. 2001. №6. С.94-100; Рыбаков А., Татаров А. Новый общественно-институциональный порядок в России: проблемы формирования и оптимизации // Власть. 2001. №7. С.9-14 и др.
2. Гриб В.В. Взаимодействие органов государственной власти и институтов гражданского общества в Российской Федерации: конституционно-правовые аспекты: монография. - 2-изд., доп. и перераб. М.: Издательство «Юрист», 2011.
3. Зорькин В.Д. Тезисы о правовой реформе в России // Законодательство и экономика. 2004. №2.
4. Словарь иностранных слов и выражений. М., 1998. С.183; Краткий политический словарь. М., 1978.
5. Тихомиров Ю.А. Усмотрение в фокусе права // Законы России. 2011. №4.
6. Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
7. Goodin R.E. Institutions and their design // The theory of institutional design / Ed. By R.E. Goodin. Cambridge: Cambridge University Press, 1996. P.1-53.










 

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (15.12.2012)
Просмотров: 616 | Теги: Правовое государство, институт определённости и предсказу, законотворчество, гражданское общество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь