Воскресенье, 31.05.2020, 20:24
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

INSTAGRAM КАК ЗЕРКАЛО ДЕМОНСТРАТИВНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАЗДНОГО КЛАССА

А.А.Лисенкова

INSTAGRAM КАК ЗЕРКАЛО ДЕМОНСТРАТИВНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАЗДНОГО КЛАССА

В статье говорится о влиянии социальных сетей на трансформацию форм демонстративного статусного потребления. «Праздный класс» в современном мире изменяется под влиянием новых средств коммуникации, приобретая всё более массовые черты и создавая фреймы эталонного потребления для различных групп, перенимающих данные привычки и способных мимикрировать под элиту. Гипервизуализированный контент социальных сетей, в частности сети Instagram, становится современным доступным средством самовыражения для миллионов пользователей, делая максимально зримым праздный образ жизни, тем самым порождая новую образность в процессе артикулирования и репрезентации собственного Я через различные стратегии презентации праздного образа жизни и статусного потребления, создавая моду на праздность и навязчивую демонстративность.

Ключевые слова: праздный класс, демонстративное потребление, репрезентация, социальные сети, цифровизация, автопроект, персональный брендинг.
 

Для господина, живущего в праздности, демонстративное потребление материальных ценностей есть средство достижения уважения
Т. Веблен

В эпоху бурного развития интернет-технологий и мобильных устройств, перманентной коммуникативности и связи «всего со всем» (М. Маклюэн) новые медиа становятся актуальной платформой для реализации горизонтальных связей и всеобъемлющей консьюмеризации. Данные трансформации оказывают влияние не только на изменение представлений о пространстве и времени, но и на процессы репрезентации и идентификации современного человека.

Гипертрофированное восприятие медиареальности становится определяющим фреймом развития новых отношений и стратегий достижения персонального успеха и признания, где «медиареальность становится более реальной, чем сама реальность» [3, с. 294], а отношения внутри виртуальной сети, где создаются и транслируются новые символические значения, единственно возможными и желаемыми. Данные трансформации формируют устойчивую потребность в конструируемой идентичности и различных стратегиях её сетевой виртуальной репрезентации, а «через символическое потребление в значительной степени происходят самоидентификация и социализация человека в современном мире» [4, с. 45]. Таким образом, умножение различного вида коммуникаций, постоянная потребность в заявлении о себе, подтверждении собственного присутствия и существования создают условия для появления новых, часто агрессивных стратегий репрезентации персонального опыта и создания гипертрофированных, фриковых эталонных героев новых медиа, которые выступают не только в роли информационных трансляторов, но и производящими реальности, формируя глобальное пространство с бесконечным количеством дискурсов. «Мир "явлений" - знаков, образов, интерпретаций становится миром медиа, а реальность всё в большей степени обретает черты медиареальности» [2, с. 143], где тотальная коммуникативность порождает новые смыслы, новые форматы репрезентации и идентификации.

Таким образом, новые медиа из инструмента для развлечений трансформируются в мощнейшие каналы воздействия и влияния, становясь механизмами формирования новых жизненных стратегий и управления общественным мнением, а цифровые мобильные устройства изменяют наши представления о себе и об окружающих.

Данный перманентный процесс публичной нарративизации, самопрезентации и коммуникации задаёт фрейм для идентификационных стратегий успеха в виртуальном мире Глобальной сети, где для современного человека цифровой эпохи мобильность, демонстративность и постоянная включённость стали неотъемлемым образом жизни. Потребность быть видимым, оценённым, признанным и востребованным становится одной из движущих сил современного общества. «Мы заявляем о своём присутствии лайками, комментариями, постами и репостами, фотографиями и изменениями статусов, предъявляя себя миру и другим людям в режиме реального времени и практически непрерывно, так как в мире тотальной визуализации и маркетизации всех сфер оставаться вне этого поля невозможно» [1, с. 217]. Как отмечает М. Мафессоли, вводя определение «новый трайболизм» по отношению к складывающимся явлениям, сегодня над потребностью в индивидуализации довлеют потребности в соучастии, совместном переживании эмоций, принадлежности, зре- лищности, символическом статусном поведении и признании. Благодаря развитию технологий и новых форм фиксации и репрезентации повседневного опыта именно эти потребности наиболее полно нашли своё удовлетворение в социальных сетях, где индивидуальный опыт становится не только достоянием многих, но и эталоном для подражания и статусного самоопределения. Символическое потребление в социальных сетях становится всё более демонстративным и гипервизуализированным, приобретая новые черты, выходя за рамки привилегированных сообществ и приобретая массовый характер. Особенно ярко данные тенденции проявляются в среде так называемого праздного класса, с его подчёркнутой перформативностью, активной демонстрацией статусного потребления, публичного утверждения актуальных и востребованных жизненных стратегий.

Сегодня коннотация термина «праздный класс» трактуется несколько иначе, чем первоначальное определение Тройстена Веблена [8], приобретая новые смыслы и значения. Так, например, в связи с развитием технического прогресса, появлением и развитием новых видов деятельности и новых профессий «праздный класс» эволюционирует и представляет уже не только военных, священнослужителей, спортсменов, ремесленников и управленцев, но и значительную часть современной непроизводственной сферы, в том числе фриланса, шоу-бизнеса, представителей различных творческих профессий и многих других отраслей, не связанных с непосредственным производством. Данный сектор в России с каждым годом всё увеличивается и сегодня составляет уже более 60% рынка, что связано с различными изменениями в экономических и политических сферах. Необходимо отметить, что стимулами роста увеличения «праздного класса» в России также выступают: низкая предпринимательская активность, рост государственного аппарата (чиновников), расширение влияния православной культуры (порицающей частную собственность), увеличение непроизводственной сферы (торговля, охрана, услуги и т.п.), а также то, что молодые люди быстро перенимают эталонные привычки элиты и создают так называемый побочный праздный класс, активно мимикрирующий под элиту.

Таким образом, современный «праздный класс» в России многочисленный, и его обыденные практики и способы организации досуга характеризуются наличием достаточного свободного времени и относительно высоким качеством жизни, что порождает спрос на новую структуру организации досуговой деятельности, способов её фиксации, репрезентации, а также стратегии и каналы трансляции.

Что же влияет на эту демонстративную образность потребления? Ответ, кажется, лежит на поверхности - социальные перемены, трансформации систем и каналов общения, технологии, размывание границ времени и пространства, процессы глобализации и мультикультурализма, а также всепоглощающая мобильность и гипервизуализация. Потребность постоянно быть включённым, быть «на связи», замеченным и одобренным формирует мировоззрение успеха современного человека поколения digital native, для которого цифровой способ передачи информации, коммуникации и презентации себя оказывается естественным и единственно возможным образом жизни, более того, опираясь на цифровые инновации и новые способы деятельности, современный человек конструирует себя и задаёт свою жизненную стратегию. В этом отношении виртуальные коммуникации и социальные сети позволяют не только быть всегда «в контакте», но и создают возможности для «обживания» и «очеловечивания» цифровой среды, в частности создавая условия для развития различных стратегий демонстрации праздности.

В данных условиях праздность становится не только маркером благосостояния и агрессивного финансового соперничества, как это было ранее, но и способом активной публичной репрезентации собственной идентичности в цифровом мире, вытесняя приватное в область публичного, реализуя потребность в признании и одобрении, в создании собственного сетевого автопроекта и персонального бренда.

Благодаря развитию визуальных форм фиксации повседневного опыта, начиная с фотографии и заканчивая современными сетевыми формами визуальной коммуникации, такими как Instagram или Facebook, индивидуальный опыт становится достоянием многих. А тотальная визуальность, порождая новые форматы образности, на первый план активно выводит жизнь тела и представление его физического присутствия в коммуникационном пространстве виртуальной среды через различные стратегии демонстрации праздности. В этом отношении конструирование социального профиля виртуальной личности в Глобальной сети становится автопроектом и персонализированным нарративом успеха через самосозерцание и отожествление себя с Другими в опосредованном взаимодействии череды телесных образов и одобряемых моделей поведения.

В этой связи показательным ресурсом, отражающим современные тенденции демонстративного потребления и организации различных форм досуга праздного класса, стала социальная сеть Instagram. Выступая в качестве цифрового аналога глянцевых журналов с открытым доступом и отсутствием редакционной политики, Instagram является доступной и открытой площадкой для миллионов пользователей, делая максимально зримым праздный образ жизни, тем самым порождая новую образность в процессе артикулирования и репрезентации собственного Я, задавая тем самым фрейм стратегиям репрезентации, ориентированным на массовость и интерактивность потребления глянцевых образов всеми пользователями сети ежечасно семь дней в неделю, находясь в любой точке мира. Обладая специфическими чертами, такими как массовость, интерактивность, гиперперформативность, партици- патность, модульность создаваемого нарра- тива, ритуальность, Instagram создаёт моду на праздность и чрезмерную визуализиро- ванность. При этом демонстрация праздного образа происходит по заранее заданным эталонным канонам и выстраивается в рамках определённых фреймов, играющих роль маркеров успешности и достатка.

Необходимо отметить что в роли маркеров могут выступать дети, любовные отношения и семья, создавая благополучно-сентиментальный фон для демонстрации успеха, подтверждая собственным присутствием в кадре статус презентуемого (как ранее успешность и статус праздного класса подчёркивался в том числе через статус «женщины-спутницы», сегодня эту роль выполняют также мужчины-спутники, дети, домашние животные и друзья, селебритиз). Особое место в Instagram-презентациях занимают фотографии путешествий и еды, которые служат не только безусловным маркером состоятельности, но и объектом самокатегоризации презентуемого через собственное присутствие (я не только то, что я ем и где путешествую, но и каким образом я это делаю), таким образом наделяя собственный образ образом места и утверждая себя как «пробующего новое, неизведанное» в окружении других статусных атрибутов (места путешествий, отели, пляжи; посуда и интерьер в процессе еды и т.д.). Фотографии еды и путешествий также служат не только подтверждением собственного существования, но и качества жизни и проведения досуга в глазах других - я ем, путешествую, следовательно, я есть, более того, я ем красиво и отдыхаю в красивом месте, активно демонстрируя и создавая эталон, выступая законодателем моды для аналогичного потребления других слоёв и социальных групп.

Отдельного внимания заслуживают телесные практики презентации демонстративного потребления, активно представленные в Instagram через различные косметические манипуляции и демонстрацию здорового образа жизни (фитнес, йога и т.п.). Образ тела здесь всегда рекламопривлекате- лен и служит подтверждением успеха, процветания, долголетия, красоты и статуса. Быть в форме модно, уделять время исключительно себе престижно, продавать образ тела выгодно. Таким образом, здоровый образ жизни становится одной из главных стратегий репрезентации, позволяя сочетать в себе презентацию и рекламу, вплетая в собственный проект популярные бренды, и самому становиться частью мейнстрим- ной культуры и продаваемым брендом.

Отличительной специфической особенностью современного «праздного класса» становится неразделённость досуга и работы, если ранее, как отмечал Т. Веблен, «праздный класс» характеризовался именно наличием времени для проведения досуга, то сегодня досуг часто становится органичной частью рабочего времени, так как само рабочее время перестаёт иметь чёткие временные характеристики рабочего дня (например, эти тенденции наиболее ярко проявляются в среде шоу-бизнеса, политики, фриланса и других).

Данные тенденции позволяют не только олицетворять себя с определённым видом деятельности, носящим престижный характер, но и благодаря собственному имиджу создавать престиж профессии. Эти факторы имеют единый вектор развития, взаимодополняя и обогащая друг друга, работая совместно на капитализацию и престиж как сферы деятельности, так и каждого её участника. Демонстрация процессов работы позволяет создавать целостный образ презентуемого, подчёркивая его состоятельность и успешную жизненную стратегию. Особенно ярко данные проявления можно наблюдать в публичных Instagram-блогах политиков, спортсменов, представителей шоу-бизнеса, писателей, журналистов и других.

Отличительной особенностью современного демонстративного потребления «праздного класса», в связи с массовостью новых медиа, становится тот факт, что максимальная публичная нарративность во всех сферах становится дополнительным источником роста его капитала, а постоянная визуализация повседневных практик в сетевом пространстве создаёт условия для эталонности различных форм репрезентации персонального опыта. Сегодня наиболее популярные Instagram-блогеры за счёт массовости и публичности своих аккаунтов получают возможности размещения рекламы, опосредованного продвижения, скрытой рекламы брендов, увеличивая и капитализируя собственные профили и бесконечно умножая яркие рекламные образы праздности. В отличие от журналов и фотоальбомов времён Т. Веблена, транслирующих привлекательность жизни «праздного класса» ограниченному сообществу, социальные сети создали доступную и всеобъемлющую платформу для возникновения моды на праздную жизнь во всех слоях общества, тем самым размывая границы демонстративного потребления. Таким образом, создавая моду на жизнь, подчинённую объективу, в стремлении быть востребованными и особенными, пользователи социальных сетей всё в большей мере становятся похожими на эталон, тиражируемый серийностью и сериальностью массовой культуры.

В итоге, создавая условия для демонстрации различных форм досуга, символического потребления, агрессивного статусного соперничества и престижного времяпровождения Instagram обеспечивает моду на праздную образность повседневности в современном мире. Праздность становится эталоном проведения не только свободного времени, так как границы работы и досуга всё более размываются, но и в целом успешной жизненной стратегией, а её навязчивая демонстративность является дополнительным источником финансового благополучия, порождая стремление подражать и становясь целью жизни многих молодых людей.

Примечания

1. Конева А. В., Лисенкова А. А. День без селфи прожит зря, или Цифровые визуальные стратегии самоидентификации // Вестник Томского университета. Серия: культурология и искусствоведение. 2018. № 32. С. 214-228.
2. Савчук В. Медиафилософия. Приступ реальности. Санкт-Петербург : Издательство РХГА, 2014. 350 с.
3. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. Москва : Аспект Пресс, 2004. 400 с.
4. Фуркин Б. А. Символическое потребление и человек в информационном обществе // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2012. № 6 (50). С. 45-50.
6. Kerwin Kofi Charles, Erik Hurst, Nikolai Roussanov Conspicuous Consumption and Race. Available at: https://www.nber.org/papers/w13392.pdf (In English)
7. Maffesoli M. Tribalismepostmoderne De l'identite aux identifications. Available at: https://www.cairn.info/revue-societes-2011-2-page-7htm# (In French)
8. Veblen T. (1994) Theory of the Leisure Class: An Economic Study in the Evolution of Institutions. New York: Macmillan. 400 p. (In English)

Источник: Лисенкова А. А. Instagram как зеркало демонстративного потребления праздного класса // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 4 (90). С. 80-86.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (24.04.2020)
Просмотров: 37 | Теги: социальные сети | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь