Пятница, 09.12.2016, 06:53
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ И ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА ЧЛЕНОВ ВТО В РАМКАХ СОГЛАШЕНИЯ ПО ИНВЕСТИЦИОННЫМ МЕРАМ, СВЯЗАННЫМ С ТОРГОВЛЕЙ

ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ И ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА ЧЛЕНОВ ВТО В РАМКАХ СОГЛАШЕНИЯ ПО ИНВЕСТИЦИОННЫМ МЕРАМ, СВЯЗАННЫМ С ТОРГОВЛЕЙ

Современное международно-правовое регулирование на многосторонней основе охватывает лишь часть инвестиционных операций. Кодекс либерализации движения капиталов, принятый Организацией экономического сотрудничества и развития в 1961 г., касается лишь части прямых инвестиций и применим к не очень широкому кругу стран - членов ОЭСР. Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров между государственными и иностранными лицами и Сеульская конвенция 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций также не могут претендовать на регулирование всего комплекса проблем международного инвестирования по своему предмету. Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей (ТРИМС), принятое в рамках ВТО в 1994 г. <1>, ограничивается лишь некоторыми торговыми аспектами регулирования инвестиционных национальных режимов. Из всех торговых аспектов выбран единственный, развивающий основную идею ВТО принцип максимально неограничиваемой свободы конкуренции. Согласно положениям ТРИМС запрещаются так называемые инвестиционные меры, принимаемые в государствах - импортерах инвестиций. Под такими мерами понимаются внутринациональные меры правового регулирования, относящиеся именно к иностранным инвестициям, ограничивающим торговые возможности свободного использования инвестиций. Формально речь идет лишь о мерах, рассматриваемых как противоречащие правилам системы ВТО, причем направленных не на регулирование торговли как таковой, а на регулирование режима иностранных инвестиций, косвенно затрагивающего торговлю. Вырабатываемые на современном этапе подходы к регулированию инвестиционных отношений, безусловно, должны быть основаны на сбалансированном регулировании, предполагающем учет в равной мере интересов государства и иностранного инвестора, а также равные условия для внутреннего и внешнего инвестора.

--------------------------------

<1> Текст ТРИМС размещен на сайте "Россия и Всемирная торговая организация" (http://www.wto.ru).

 

Однако в целом из анализа международных многосторонних и двусторонних соглашений по инвестициям следует, что в международной практике и доктрине сложилась позиция, которая уделяет большее внимание защите интересов иностранного инвестора, чем интересов принимающего инвестиции государства. Например, в законодательстве большинства стран содержится так называемая дедушкина оговорка, которая относится к стабилизационным оговоркам и традиционно признается одной из стимулирующих инвестиции мер. Такая оговорка содержится и в российском законодательстве - в п. 1 ст. 9 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" <1>. Впрочем, в международной практике инвестирования указывают на устаревание такой модели стимулирования иностранных инвестиций в экономику страны - реципиента инвестиций, и все большее распространение получают оговорки, обеспечивающие экономический баланс, которые считаются более целесообразными. Применение таких оговорок, направленных на сохранение экономического баланса, существовавшего при заключении инвестиционного договора, не содержит риска ограничения суверенитета государства, заключившего инвестиционный договор.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493.

 

Недостатком таких старых классических оговорок, как "дедушкина оговорка", которая содержится в российском законодательстве, является предоставление более благоприятных условий для инвестирования иностранному инвестору по сравнению с инвестором внутренним. На указанный недостаток правового регулирования, в частности, обратил внимание в своем выступлении на III Петербургском Международном Юридическом Форуме Председатель Правительства РФ Д. Медведев, подчеркнув, что дифференцированный подход к внутреннему и внешнему инвестору ставит иностранного инвестора в более привилегированное положение и позволяет ему избегать действия новых законодательных актов в налоговой и иной сферах. По мнению Д. Медведева, ближайшей задачей в сфере привлечения инвестиций в российскую экономику будет разработка новых правовых механизмов, обеспечивающих одинаковые права внешних и внутренних инвесторов <1>.

--------------------------------

<1> Полный текст выступления содержится на официальном сайте Правительства РФ (http://government.ru/news/1860).

 

Большинство стран за последние 20 лет либерализировали регулирование прямых иностранных инвестиций и установили правовой режим, который предоставляет различную защиту иностранным инвесторам. Тем не менее исследователи отмечают, что за последние несколько лет по разным причинам, в том числе из-за террористической угрозы, страны изменяют инвестиционный климат, развивая протекционизм под видом национального интереса, национальной безопасности и т.п. Протекционизм регулирования инвестиций основан на позиции отстаивания национальных интересов, вопросов национальной безопасности и иных подобных концепциях и часто связан со стратегическими секторами экономики и деятельностью крупных компаний. Так, например, в США, которые все еще остаются одной из наиболее открытых стран для прямых инвестиций, после событий 11 сентября 2001 г. существенно ужесточились правила национальной безопасности. В 2007 г. в США был принят Акт об иностранных инвестициях и национальной безопасности, в соответствии с которым была определена роль Комитета по иностранным инвестициям США в аспекте слияний и поглощений (далее - сделки M&A). Полномочия Комитета состоят в изучении сделок M&A, ведении переговоров и осуществлении иных действий, направленных на смягчение любой потенциальной угрозы национальной безопасности. Так, сделка должна быть проанализирована, если: 1) есть предположение, что ее последствия ослабляют национальную безопасность США; 2) так или иначе в нее вовлечена иностранная собственность, особенно контролируемая правительством; 3) она отражается на управлении важнейшей инфраструктурой; 4) Комитет находит, что сделка должна быть исследована в любом случае.

В Германии в 2009 г. были приняты поправки к Закону об иностранной торговле и платежах, установившие аналогичный США механизм защиты немецких компаний от отдельных инвесторов M&A. Сделка M&A по приобретению доли участия, составляющей 25% и более, иностранным инвестором не из Европейского союза и Европейской ассоциации свободной торговли будет рассматриваться правительством с точки зрения угрозы безопасности или публичному порядку. Иностранные инвесторы могут уведомить правительство о предстоящей сделке и тем самым удостовериться, что сделка возможна.

Во Франции в 2005 г. было принято Постановление <1>, выделившее 11 стратегических секторов экономики, в которых инвестиционные предложения обязательно должны быть проанализированы. В 2008 г. было выделено 20 млрд. евро для нового государственного инвестиционного фонда, который, среди прочего, должен защитить французскую стратегическую промышленность от иностранных поглощений.

--------------------------------

<1> Правовое регулирование отношений по поощрению и взаимной защите капиталовложений: Учебное пособие для студентов 4 - 5 курсов д/о МПФ и слушателей 3 курса в/о МПФ / Под ред. А.С. Комарова, Л.Б. Забелова // СПС "КонсультантПлюс".

 

Россия - не исключение из данного процесса протекционизма (= "защиты"), с одной стороны, национальных интересов безопасности, а с другой - привлечения инвестиций в экономику, в ее "стратегические" отрасли. Более пяти лет назад был принят Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" <1> (далее - Закон).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2008. N 18. Ст. 1940.

 

Существенные поправки, направленные на либерализацию указанного Закона, были приняты 16 ноября 2011 г. и введены в действие 18 декабря 2011 г. (Федеральный закон от 16 ноября 2011 г. N 322-ФЗ "О внесении изменений в статью 6 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" и Федеральный закон "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства").

Принятие указанных поправок было вызвано неоднозначностью, широтой трактовки ряда положений, ограничивающих иностранные инвестиции в стратегические отрасли на практике, в том числе судебной, и критическим отношением к Закону иностранных инвесторов.

Отметим, что в Законе нет запрета на осуществление иностранными инвесторами или группой лиц инвестиций в форме приобретения акций (долей), составляющих уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение, а также путем совершения иных сделок, в результате которых устанавливается контроль иностранных инвесторов или группы лиц над такими хозяйственными обществами. Закон содержит так называемое разрешительное регулирование данного вопроса путем необходимости согласования определенных сделок, введения контроля, а также предусматривает последствия совершения сделок с нарушением установленного Законом порядка.

Несмотря на реформу, направленную на либерализацию Закона, конкретизацию его отдельных положений, в нем остается не решенным ряд проблем, в отношении которых существует правовая неопределенность.

Закон содержит два основных правила для иностранных частных инвесторов или группы лиц, намеревающихся инвестировать через участие в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение. Первое правило: необходимость предварительно согласовать сделку или установление контроля с уполномоченным органом исполнительной власти (ст. 7 Закона); второе правило: необходимость уведомить уполномоченный орган исполнительной власти о совершаемой сделке (ст. 14 Закона). Уполномоченным органом исполнительной власти в смысле Закона является Правительственная комиссия по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации, действующая на основании Постановления Правительства РФ от 6 июля 2008 г. N 510.

В ст. 7 Закона содержатся условия, при которых возникает необходимость предварительно согласовать сделку по приобретению доли в уставном капитале общества, имеющего стратегическое значение.

В ст. 14 данного Закона содержатся условия, при которых возникает необходимость уведомить Правительственную комиссию по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации, при приобретении иностранным инвестором пяти и более процентов акций (долей), составляющих уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение. Порядок уведомления установлен Постановлением Правительства РФ от 27 октября 2008 г. N 795 и предусматривает раскрытие информации не только непосредственно о компании, которой принадлежат акции (доли) российского хозяйственного общества, но и о лицах, под чьим контролем оно находится. Санкций за неуведомление о совершении сделки Закон не предусматривает.

К недостаткам регулирования, в отношении которых существует неопределенность, также относятся:

- обширный перечень видов деятельности, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства (42 пункта);

- неоднозначность используемых в Законе основных понятий.

Для подтверждения последнего тезиса приведем в качестве примера понятие группы лиц иностранного инвестора и определение контроля. Закон распространяет свое действие на приобретение контроля в российских стратегических обществах не только самими иностранными инвесторами, но и группами лиц, в которые входят иностранные инвесторы. Само понятие "группа лиц", которое часто в правоприменительной практике толкуется неоднозначно, содержится в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (ст. 9) <1>. Перечень оснований для формирования такой группы очень широк. Результатом применения Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ с учетом понятия группы лиц, содержащегося в ст. 9 Федерального закона "О защите конкуренции", стало широкое формальное толкование положений Закона о предварительном согласовании сделок с участием "иностранного инвестора". По сути, сам факт нахождения в группе приобретателя - российского юридического лица, контролируемого как прямо, так и косвенно российскими лицами иностранной компании, является достаточным для признания ничтожными сделок по приобретению акций в хозяйственном обществе, имеющем стратегическое значение <2>. Такое буквальное широкое толкование Закона, согласно которому российские хозяйственные общества признаются иностранными инвесторами на том только основании, что в их группе лиц находятся иностранные лица, с одной стороны, накладывает необоснованные ограничения на российского инвестора, а с другой - позволяет в конечном счете использовать положения Закона в каждой конкретной ситуации в свою пользу и произвольно менять статус общества. В данной части Закон требует доработки, внесения в него изменений, устанавливающих четкие критерии признания того или иного инвестора иностранным.

--------------------------------

<1> Российская газета. N 162. 2006. 27 июля.

<2> Решение Арбитражного суда г. Москвы от 28 июля 2009 г. по делу N А40-58081/09-83-445 ООО "Корес Инвест", оставлено в силе Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2009 г., Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 мая 2010 г.

 

Также требует конкретизации критерий "определять решения органов управления общества", содержащийся в Законе.

В Законе отсутствуют какие-либо ограничения по оспариванию уполномоченным органом сделок и принятых собранием акционеров (участников) хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение, решений. Частью 3 ст. 15 Закона предусмотрена возможность оспаривания уполномоченным органом решения общего собрания акционеров (участников) и иных органов управления хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение, а также сделки, совершенной таким обществом после установления иностранным инвестором или группой лиц контроля с нарушением требований Закона.

Полагаем, что данную норму Закона необходимо дополнить положениями, предусматривающими основания, при наличии которых суд отказывает в удовлетворении иска уполномоченного органа об оспаривании сделок общества, подобно тем, которые содержатся в законодательстве об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью применительно к крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью, или установить в Законе критерии, при наличии которых такая сделка может быть оспорена.

То же самое можно отнести и к оспариванию решений общего собрания акционеров (участников) и иных органов управления хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение. Необходимы критерии, при наличии которых то или иное решение органа управления хозяйственного общества может быть оспорено, или необходимо прямо предусмотреть перечень решений органов управления, которые могут быть оспорены уполномоченным органом; прежде всего это, безусловно, решения, способные повлиять на "судьбу" такого общества (реорганизация, ликвидация, смена адреса места нахождения и т.д.). Технические, необходимые для осуществления каждодневной жизни общества решения органов управления не должны находиться "под сомнением" и угрозой оспаривания.

Еще одним недостатком регулирования Закона является неясность формулировок положений ч. 2 и 3 ст. 15 Закона, устанавливающих иные, чем ничтожность, последствия совершения сделки, совершенной с нарушением предписаний Закона. Часть 2 ст. 15 Закона предусматривает возможность лишения иностранного инвестора или группы лиц права голоса на общем собрании участников хозяйственного общества, имеющего стратегическое значение, решением суда, вынесенным по иску уполномоченного органа. Из положений приведенной нормы Закона невозможно сделать вывод о том, на какой именно срок суд может лишить иностранного инвестора или группу лиц права голоса на собрании: навсегда или до продажи пакета акций либо доли, посредством приобретения которых был установлен контроль; не ясно, следует ли лишать инвестора права голоса лишь по акциям, долям, посредством которых контроль установлен, или в принципе по всем приобретенным пакету акций и долям. Кроме того, неоднозначность формулировки положений ч. 2 ст. 15 Закона позволяет лишить иностранного инвестора или группу лиц права голоса по всему принадлежащему им пакету акций, долям, в том числе и по тем долям и акциям, которые они приобрели до вступления в силу рассматриваемого Закона, т.е. в сделках, на которые Закон по идее не распространяется.

Наконец, еще одним немаловажным недостатком регулирования Закона будет его несоответствие положениям Гражданского кодекса РФ <1> (далее - ГК РФ) о недействительности сделок с 1 сентября 2013 г.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

 

7 мая 2013 г. был принят Федеральный закон N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса РФ". Указанные изменения касались в том числе правил ГК РФ о сделках и их недействительности и вступили в действие 1 сентября 2013 г. Данным Федеральным законом изменяются положения ст. 168 "Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам" ГК РФ.

Согласно действующей редакции ст. 168 ГК РФ сделка, несоответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Редакция ст. 168 ГК РФ, вступившая в силу 1 сентября 2013 г., содержит иное регулирование последствий совершения сделок, нарушающих требования закона или иного правового акта. По общему правилу такая сделка является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделок. Исключение составляют случаи, когда сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, одновременно посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц; такая сделка будет ничтожна.

Статьей 15 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ установлено, что сделки, указанные в ст. 7 данного Закона и совершенные с нарушением его требований, ничтожны. Соответственно после 1 сентября 2013 г., если Закон не будет приведен в соответствие с положениями ГК РФ, встанет вопрос: являются ли сделки, совершенные с нарушением его требований, ничтожными или оспоримыми? По общим правилам действия Закона по юридической силе и во времени применять следует ГК РФ в новой редакции, и такие сделки должны считаться оспоримыми.

С другой стороны, может встать вопрос о квалификации сделки, совершенной с нарушением Закона, как о сделке, посягающей на публичные интересы и являющейся в связи с этим ничтожной. Необходимо определиться, будет ли сделка, совершенная с нарушением Закона, посягать одновременно на публичные интересы и являться в связи с этим ничтожной.

Согласно пояснительной записке к проекту Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <1> (далее - проект изменений в ГК РФ) в целом изменения правового регулирования недействительности сделок направлены на ограничение многочисленных случаев безосновательного оспаривания сделок по формальным основаниям. Авторы проекта изменений в ГК РФ подчеркивали, что в судебном порядке должно проверяться реальное нарушение сделкой прав и охраняемых законом интересов лица, обращающегося с иском об оспаривании сделки.

--------------------------------

<1> Текст пояснительной записки можно найти на официальном сайте Министерства юстиции РФ (http://minjust.ru/sites/default/files/basetype/2012/04/poyasnitelnaya_zapiska.doc).

 

Представляется, что указанные изменения ГК РФ, касающиеся регулирования недействительности сделок, совершенных с нарушением закона, иных правовых актов, направлены на последовательную реализацию принципа стабильности гражданского оборота, предотвращение случаев злоупотребления своими гражданскими и процессуальными правами субъектами гражданского оборота (например, когда по формальным основаниям, в силу сложившейся судебной практики за пределами срока исковой давности суд приходит к выводу, в том числе и по собственной инициативе, о ничтожности сделки, совершенной с нарушением закона и иных правовых актов). Ожидаемым последствием внесенных в ГК РФ изменений в указанной части является в том числе повышение привлекательности российской экономики для внутреннего и внешнего инвестора.

Тем не менее законодатель сохранил правила о ничтожности сделок, совершенных с нарушением предписаний закона и иных правовых актов, в двух случаях: 1) если сделка посягает на публичные интересы и 2) если сделка посягает на права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Закономерно встает вопрос: что понимается под публичным интересом, посягательство на который сторон по сделке делает ее ничтожной при одновременном нарушении нормы права?

Определимся, что же в цивилистике понимается под категорией интереса. С.В. Михайлов указывает, что интерес - это объективная категория, по форме представляющая собой общественное отношение, содержанием которого является потребность, имеющая социальный характер (значение) и проявляющаяся в сознании и реализации целей. Социально-экономические интересы субъектов, выраженные в общественных отношениях, представляют собой явления, по поводу которых и устанавливаются нормы права. Социальные интересы определяют предмет, метод и содержание гражданского права <1>. Д.И. Дедов пишет, что интерес является объективной категорией, наполняющей волю определенным смыслом и содержанием. Целью правотворчества является закрепление в законах положений, учитывающих объективные общественные отношения субъектов права, их интересы, а не только волю <2>. В.П. Грибанов определяет интерес как "потребность, принявшую форму сознательного побуждения и проявляющуюся в виде желаний, намерений, стремлений, а в конце концов - в тех отношениях, в которые вступают лица в процессе своей деятельности" <3>.

--------------------------------

<1> См.: Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 12 - 32, 60, 64.

<2> См.: Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 5.

<3> Грибанов В.П. Интерес в советском гражданском праве // Советское государство и право. 1967. N 1. С. 53. Цит. по диссертации: Бублик В.А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности: Дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

 

Резюмируя приведенные теоретические положения, можно предположить, что интерес - это некая потребность, желание, лежащее в основе воли. Именно желание получить удовлетворение какой-либо своей потребности, например извлечь прибыль, формирует волю и побуждает лицо совершить определенное действие, например сделку. Категория интереса учитывается и в положениях гражданского законодательства: к примеру, интерес в систематическом извлечении прибыли из своей деятельности является признаком предпринимательской деятельности, закрепленным в ст. 2 ГК РФ. В.А. Бублик пишет об интересе как об одном из краеугольных "камней" цивилистического фундамента: "Именно через интерес в гражданском праве реализуется такое основополагающее качество гражданско-правового метода, как правовая инициативность субъектов: потребность в удовлетворении тех или иных интересов является внутренним побудительным фактором, инициирующим активные действия субъектов и побуждающим их вступать в отношения друг с другом" <1>.

--------------------------------

<1> Бублик В.А. Указ. соч.

 

Интересы могут быть разными - имущественными или неимущественными; субъекты гражданского права сами выбирают, оценивают интерес. Итак, частный, субъективный интерес возникает и определяется самим субъектом гражданского права. Как определить, что понимается под публичными интересами в смысле вступившей в силу с 1 сентября 2013 г. редакции ст. 168 ГК РФ? Является ли публичный интерес синонимом интереса государственного?

Если разложить указанное словосочетание на составные части, публичный интерес - это интерес публики, т.е. общества. Слово "публичный" происходит от латинского слова publicus - "общественный" и означает совершающийся в присутствии общества, публики, открытый, гласный, общественный, находящийся в распоряжении общества, устроенный для общества, не частный <1>. Ю.А. Тихомиров под публичным интересом понимает признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит гарантией ее существования и развития <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Ушаков Д.Н. Толковый словарь Ушакова // http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/991006.

<2> См.: Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 55.

 

Е.А. Суханов указывает, что различие частного и публичного интереса, которое в свою очередь легло в основу разделения частного и публичного права, известно в течение многих веков. Согласно мнению Ульпиана, изложенному в Дигестах, публичное право относится к положению Римского государства, частное - к пользе отдельных лиц, поскольку "существует полезное в публичном отношении и полезное в частном отношении" <1>. Е.А. Суханов высказывает мнение, что, поскольку в основе права, особенно права частного, лежит справедливость, нравственность, а не снижение экономических издержек, интересы отдельных бизнес-сообществ, которые на сегодняшний день нередко транслирует государство, в том числе и через принятие законов, отождествлять государственный и публичный интерес нельзя. Под публичным интересом следует понимать интерес общества, "выраженный в традиционных для всякого цивилизованного правопорядка требованиях справедливости, нравственности, добросовестности и законности" <2>. На связь справедливости, права и интереса указывает С.В. Романовский: "Справедливость имеет своей основой оценку интересов, а интересы получают отражение в праве лишь в том случае, если они не противоречат требованиям справедливости. Справедливость требует от субъекта, чтобы он не только понимал свои интересы, но и рассматривал их с точки зрения соответствия более широким интересам, которыми, в конечном счете, являются интересы общества" <3>.

--------------------------------

<1> Суханов Е.А. О частных и публичных интересах в развитии корпоративного права // Журнал российского права. 2013. N 1 (приводится по публикации в СПС "КонсультантПлюс").

<2> Там же.

<3> Романовский С.В. Принцип сочетания частных и публичных интересов в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Московская академия экономики и права. М., 2008.

 

Присоединимся к приведенной точке зрения Е.А. Суханова, согласно которой под публичным интересом прежде всего следует понимать не интерес государства, а интерес общества, выраженный в традиционных для всякого цивилизованного правопорядка требованиях справедливости, нравственности, добросовестности и законности.

Если оценивать с данной позиции положения Закона, то можно ли говорить о том, что он воплощает публичный интерес и направлен на его защиту?

Обратимся к тексту Закона. Согласно ст. 1 посредством закона устанавливаются изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов и для группы лиц, в которую входит иностранный инвестор (далее - группа лиц), при их участии в уставных капиталах хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, и (или) совершении ими сделок, влекущих за собой установление контроля над указанными хозяйственными обществами в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Если рассматривать государство не как абстрактную совокупность органов власти, существующих отдельно от общества, а как образование, которое через "неписаный" общественный договор призвано управлять и защищать проживающих на его территории людей ("общество"), то интересы обороны и безопасности государства - это интересы защиты и безопасности общества. В данном случае, безусловно, Закон направлен на защиту публичного интереса - интереса общества, соответственно сделки, совершенные с нарушением предусмотренного в Законе порядка, можно рассматривать как сделки, посягающие на публичный интерес, и расценивать их как ничтожные. С другой стороны, отнесение 42 видов деятельности к стратегически важным для обеспечения обороны страны и безопасности государства, на наш взгляд, является чрезмерным и не отвечающим общественным интересам. Представляется, что далеко не все из перечисленных в Законе видов деятельности действительно являются стратегически важными для обороны страны и ее безопасности. Повторим, что указанный перечень, на наш взгляд, необходимо сократить.

ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ И ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА ЧЛЕНОВ ВТОВ любом случае считаем, что Закон в указанной части необходимо привести в соответствие с изменениями, внесенными в ГК РФ Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, например, указав, что сделки, совершенные с нарушением закона, являются сделками, посягающими на публичные интересы, и ничтожными.

Итак, из анализа международных многосторонних и двусторонних соглашений по инвестициям следует, что в международной практике и доктрине сложилась позиция, уделяющая большее внимание защите интересов иностранного инвестора, чем интересов принимающего инвестиции государства. Однако на современном этапе осознается, что при разработке международных подходов к регулированию иностранных инвестиций создаваемые правовые нормы должны отражать необходимость сбалансированного регулирования, одновременного учета в равной мере интересов государства и иностранного инвестора, в том числе интересов национальной безопасности государства - реципиента инвестиций, сбалансированной защиты стратегически важных для него (государства) секторов экономики. Полагаем, что на современном этапе необходимо вырабатывать общие, одинаковые для всех государств подходы к регулированию мирового инвестиционного процесса. Обязательство государств - членов ВТО следовать определенному направлению правового регулирования в данной сфере является одним из наиболее эффективных способов унификации в области правового регулирования внешнеэкономической деятельности и иностранных инвестиций.

Безусловно, вырабатываемые на современном этапе подходы к регулированию инвестиционных отношений должны быть основаны на сбалансированном регулировании, предполагающем учет в равной мере интересов государства, общества и иностранного инвестора, а также должны обеспечивать равные условия для внутреннего и внешнего инвестора.

Степанченко А.В.

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443x (09.04.2014)
Просмотров: 418 | Теги: ВТО | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016