Понедельник, 05.12.2016, 07:25
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Информационная модель, как основа, процесс и результат расследования преступлений

Р.И.Могутин

Информационная модель, как основа, процесс и результат расследования преступлений

Профессионализм правоохранительных органов, опирающейся на современные достижения науки, является наиболее весомым аргументом в противодействии преступности. В расследовании преступлений наибольшие трудности возникают, когда оно протекает в условиях неопределенности – дефицита доказательственной информации.

Познать какой-либо объект – значит построить его мысленную модель[1], Под моделью (в широком смысле) понимается образ (в том числе условный или мысленный — изображение, описание, схема, чертёж, график, план, карта и т. п.) или прообраз (образец) какого-либо объекта или системы объектов («оригинала» данной модели), используемый при определённых условиях в качестве их «заместителя» или «представителя»[2].  

В философском понимании, образ – это результат и идеальная форма отражения объекта в сознании человека, возникающая в условиях общественно-исторической практики, на основе и в форме знаковых систем. На чувственной ступени познания образами являются ощущения, восприятия и представления, на уровне логического мышления — понятия, суждения и умозаключения. Образ имеет своим объективным источником предметы и явления материального мира; в этом смысле образ вторичен по отношению к своему оригиналу.[3]

Приведенное понятие лишено специфики в различных отраслях знания, и в криминалистике в том числе, —  «мысленный образ в виде определенной совокупности признаков отражен в нашем сознании, которое является свойством высокоорганизованной материи – человеческого мозга; этот образ имеет материальную природу (фиксируется клетками мозга) и представляет собой не что иное, как материально-фиксированное отображение определенных признаков».[4]

Сказанное позволяет привести процесс расследования преступления к очевидной схеме: расследование преступления – познание преступления – отражение преступления субъектом доказывания (психическое отражение) – модель конкретного (расследуемого) преступления. Таким образом, приходим к тому, что в гносеологическом аспекте расследование преступления является процессом формирования системы определенного объема информации  о преступлении или другими словами – мысленной модели преступления.

Всякое моделирование - является информационным и всякая модель есть – средство фиксации информации, заключает в себе определенную порцию информации о моделируемом объекте[5].

При этом считаем необходимым сделать следующее замечание. Поскольку психическое отражение, вне зависимости от уровня функционирования психики, завершается формированием образа, то любой человек, объективно существуя в реальном мире, на уровне  своей психики живет среди совокупности субъективных моделей-образов, отражающих объективную реальность. Образ субъективен – «не имеет самостоятельного бытия вне отношения к своему материальному субстрату — мозгу и к объекту отражения. Образ объективен по своему содержанию в той мере, в какой он верно отражает реальный объект,  но он никогда не в состоянии исчерпать всего богатства его свойств и отношений: оригинал всегда богаче своей копии» [6].

В этой связи специфика формирования любой модели, в том числе и модели расследуемого преступления, всегда определяется целью (целеполаганием) познавательной деятельности субъекта, что находит отражение в формулировании понятия моделирование – «исследование объектов познания на их моделях; построение и изучение моделей реально существующих предметов и явлений (живых и неживых систем, инженерных конструкций, разнообразных процессов — физических, химических, биологических, социальных) и конструируемых объектов (для определения, уточнения их характеристик, рационализации способов их построения и т. п.)»[7].

Естественно возникающее требование к модели — это полное тождество ее строения и «оригинала». Но абсолютное тождество, увы, недостижимо и, в этом случае, его надо понимать как тождество некой определяемой целью познания совокупностью свойств  и отношений (признаков) оригинала и его модели.

Данное требование может быть реализовано в условии изоморфизма модели и «моделируемого» объекта относительно интересующих исследователя их свойств:  две системы, рассматриваемее отвлеченно от природы составляющих их элементов, являются изоморфными друг другу, если каждому элементу первой системы соответствует лишь один элемент второй и каждой связи  в одной системе соответствует связь в другой и обратно[8]. Однако выполнение этого условия является, как правило, затруднительным и нецелесообразным, поскольку при этом невозможно достичь упрощения познавательной задачи, - теряется практический смысл в моделировании[9]. Поэтому практика пришла к необходимости формирования упрощённого образа моделируемого объекта, т. е. к требованию гомоморфизма модели «оригиналу». Гомоморфизм, как и изоморфизм, «сохраняет» все определённые на исходной системе свойства и отношения, но, в отличие от изоморфизма, это отображение, вообще говоря, однозначно лишь в одну сторону: образы некоторых элементов «оригинала» в модели оказываются «склеенными».[10]

Представление о моделировании как орудии познания, необходимым образом связано с использованием абстрагирования, т. к. без него невозможно постижение сущности познаваемого объекта. Абстракция (от латинского abstractio — отвлечение):

1) Метод научного исследования, основанный на том, что при изучении некоторого явления, процесса не учитываются его несущественные стороны и признаки; это позволяет упрощать картину изучаемого явления и рассматривать его как бы в «чистом виде»;

2) Продукт познания (понятие, описание, закон, модель, идеальный объект и т. п.), рассмотренный в сопоставлении с конкретной эмпирической действительностью, которая не фиксируется в этом продукте во всём богатстве своих свойств и связей;

3) Познавательная деятельность — процесс абстрагирования, — направленная на получение абстракции. Применение абстракции, как и всякого метода исследования, определяется типом ситуации, с которой сталкивается исследователь, и перечнем процедур, необходимых или допустимых в данной ситуации[11].

В настоящее время существуют различные классификации моделей, как общенаучные[12], так и используемые в криминалистике[13]. Однако, с учетом того, что один и тот же «оригинал»,  с позиций адекватности цели исследования, может быть представлен различными по своей природе моделями, то вопрос об их классификации (который, по сути, сводится к вопросу о выборе классификационных признаков) следует признать открытым и, к тому же, бесперспективным с точки зрения возможности окончательного решения.

Вместе с тем, все возможные модели объединяет гносеологический аспект – любое моделирование завершается, трансформируясь в мысленный образ-модель, формируемый в сознании субъекта познания (в процессе расследования преступления – субъекта доказывания), являющийся совокупностью признаков отражающей познаваемый объект реальности (преступную деятельность).

Сказанное позволяет говорить о возможности формирования информационной модели расследуемого преступления достаточно высокого уровня общности. Предлагаемая модель (рис. 1) фактически отражает  его информационную, а значит, по нашему мнению, криминалистическую сущность.

В данной модели «доказанность» понимается в самом общем смысле, как критерий достаточности (информационной) процесса познания, когда объем информации (установленные факты плюс, сформированная совокупность гипотетических, предполагаемых признаков расследуемого события), на основе которой формируется суждение, достаточен для положительного вывода о доказанности состава преступления. Версия – конкретная комбинация, составленная из возможных значений всех не установленных фактически признаков расследуемого преступления, но необходимых для положительного вывода о его доказанности. В указанную комбинацию включаются только по одному значению каждого признака. Множество всех возможных комбинаций и составляет совокупность всех версий.

Криминалистическая (информационная) модель расследуемого преступления

Рис. 1. Криминалистическая (информационная) модель расследуемого преступления.

 

Предлагаемая криминалистическая модель расследуемого преступления, по сути, отражает:

1. Информационный аспект следственной ситуации[14], как соотношения между известной и еще неизвестной информацией о расследуемом преступлении;

2. Ее непосредственную связь и зависимость с моделями преступления, применяемыми в уголовном праве – преступление как четырехэлементная система, состоящая из объекта, предмета, объективной и субъективной сторон, и уголовно-процессуальном праве – предмет доказывания, которые выступают основой целеполагания для процесса расследования (познания) преступления.

3. Сам процесс расследования как познавательную (информационную) деятельность субъекта доказывания, осуществляемую путем последовательного уточнения модели расследуемого преступления – проверке выдвигаемых версий (установления неизвестных признаков на уровне фактов) до тех пор, пока из модели не будет исключена гипотетическая составляющая. То есть модель станет необходимой и достаточной для положительного вывода суждения о доказанности состава конкретного преступления, основанного только на фактических данных. Другими словами, данная модель, отражает динамику процесса расследования преступления с криминалистической (познавательной) точки зрения, как динамику восхождения от абстрактного к конкретному.

Следует отметить, что абстрактная (гипотетическая) составляющая модели формируется на основе закономерностей преступной деятельности, изучаемых криминалистикой и позволяющих вырабатывать обоснованный прогноз относительно недостающих фактов, определяемых из гомоморфного соответствия между данной моделью и моделями преступлений, создаваемых уголовным и уголовно – процессуальным правом. Нетрудно видеть, что сказанное отражает существо такого понятия криминалистики как криминалистическая характеристика преступлений. В своей последней работе Р.С. Белкин пришел к выводу, что «криминалистическая характеристика, не оправдав возлагавшихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя, и из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминалистический фантом». [15] Тем не менее, возьмем на себя смелость утверждать, что криминалистическая характеристика преступлений не только не изжила себя, а с учетом реализации данной концепции в сочетании с корректным использованием методов математической статистики и возможностями современной вычислительной техники, способна стать достаточно универсальным инструментом, как научного познания преступной деятельности, так и практической деятельности по ее расследованию.[16]

__________________

[1] Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М. 1997. С. 16.

[2] Гастев Ю.  А. Модель. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[3] Спиркин А. Г. Образ. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[4] Дубровин С. В. Методологические аспекты криминалистической диагностики.// Закон и право. М. 2002. С. 15.

[5] Батороев К. Б. Кибернетика и метод аналогий. М, 1974, С. 34.

[6] Спиркин А. Г. Образ. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[7] Слинько М. Г. Моделирование. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[8] См.: Изоморфизм. // Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 1987.

[9] Полный изоморфизм может быть лишь между абстрактными, идеализированными (не существующими в реальности) объектами.

[10] Гастев Ю.  А. Модель. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[11] Розов М. А. Абстракция. // БСЭ. М., 1970 – 1977.

[12] См. например:   Штофф В.  А.  Моделирование и философия.  М,   1966, С. 341; Глинский Б.   А., Грязное Б.   С.   и др.   Моделирование как метод научного исследования. М, 1965, С. 71.

[13] См.: См.: Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981; Селиванов Н. А.   Математические методы в собирании   и   исследовании доказательств  М., 1974, с 79;    Он   же.   Криминалистическая идентификация. // Советская криминалистика. М., 1978, С.110—114; Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика и    доказывание. М., 1969, С. 194; Хлынцов М. Н.  Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982. С. 12 – 26. и др.

[14] Копылов И. А. Следственная ситуация и принятие тактических решений (Общие положения): Автореф. дисс….канд. юрид. наук. М., 1984. С. 9 и др.

[15] Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. С.223.

[16] Более подробно см.: Могутин Р. И. Метод формирования информационной модели преступления (криминалистической характеристики) на основе единой базы данных. // Вестник криминалистики, Вып. 2 (18), 2006. с. 36 – 42; Могутин Р. И. Статистическая модель преступления как основа формирования следственных версий. // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 5. Том 3. М., 2005. с. 148 – 151.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (12.01.2016)
Просмотров: 345 | Теги: Расследование преступлений | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016