Вторник, 20.08.2019, 03:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ИМЕНА ПРЕФИГУРАЦИЙ ПЕТРА ВЕЛИКОГО В ПЬЕСАХ ШКОЛЬНЫХ ТЕАТРОВ

А.А. Дворянова

ИМЕНА ПРЕФИГУРАЦИЙ ПЕТРА ВЕЛИКОГО В ПЬЕСАХ ШКОЛЬНЫХ ТЕАТРОВ

Пропаганда необходима во все времена. При Петре I она заключалась в восхвалении царя, который стремился создать мощное независимое государство. Пропаганда способствовала донесению до народа важности проводимых реформ, сообщала о достижениях во внешней и внутренней политике. В работе мы обращаемся к школьному театру как одному из средств пропаганды. Непосредственно нас интересуют имена персонажей, аллегорически представляющих на сцене царя. В нашей работе мы рассматриваем номинативный и контекстный способы наименования данных образов.
 

Ключевые слова: школьный театр, поэтика, барокко, аллегория, номинативный способ, контекстный способ, префигурация, онимизация, трансонимизация, семантическая калька.

 

В петровское время особую роль играла пропаганда политической деятельности царя. Венценосному реформатору было необходимо донести до людей основные идеи своей политики и сообщить о значимости военных побед в Северной войне.

Существовало несколько способов пропаганды петровской политики. Одним из них был школьный театр, в который ходило множество «охотных смотрельщиков» [11, с. 15]. «Петр, - пишет В.П. Гребенюк, - в отличие от своего отца - царя Алексея Михайловича, стремился приохотить к театру самые широкие слои общества.» [3, с. 133]. Изучение наименований тех образов, которые на сцене представляли Петра I, дает возможность лучше понять особенности того времени.

После вступления на престол Петр I начал активное преобразование всех сторон жизни страны, благодаря чему Россия, как принято считать, стала могущественной и независимой страной.

По наблюдениям исследователей, «пропаганда новой преображенной России проводилась всеми существовавшими в те времена средствами идеологического воздействия: театр, панегирическая церковная служба, триумфальные врата, панегирические гравюры, конклюзии и т. п. Эта пропаганда была тесно связана с прославлением личности Петра, олицетворявшего в глазах современников прогрессивные идеалы эпохи, со строительством новой России.» [11, с. 11-12].

Школьный театр сформировался в Славяно-греко-латинской академии. Пьесы писались на сюжеты из Библии, но в них проводилась аналогия с современными политическими событиями [2, с. 64-70].

На развитие театра особое воздействие оказало барокко, которое «послужило мостом к новому времени» и развивалось в среде петровских реформ [7, с. 212].

Интересующие нас драматические произведения оказывали нравственное и культурное влияние на граждан, воспитывали их в соответствии с церковными традициями и вместе с тем отображали политические события страны. А.А. Морозов отмечает, что «петровский школьный театр посильно служит новому времени. Традиционные аллегорические фигуры становятся носителями злободневного содержания» [9, с. 189]. Д. Д. Благой утверждает, что «библейские события и библейские персонажи выбираются с таким расчетом, чтобы зритель все время ощущал тесную аллегорическую связь между ними и современностью» [2, с. 70].

Особенностью барокко также является «соединение несоединимого», что послужило созданию нового усложненного значения, что и стало одной из основных художественных задач барокко [16, с. 229]. В пьесах наблюдается смешение фигур, на сцену могли одновременно выходить библейские и античные персонажи, а также и разнообразные олицетворения добродетелей и пороков. Л.А. Софронова пишет: «Сблизить светское с сакральным - одна из самых смелых операций, которую проводили драматурги в эпоху барокко» [17, с. 177].

В пьесах пропаганда деятельности Петра I начиналась, конечно, с выбора персонажей, которые должны были показывать власть, силу, величие русского царя. Мы видим два способа наименования этих образов: номинативный и контекстный. Первый способ реализуется через выбор имени персонажей, которые непосредственно представляли Петра I на сцене. Второй способ подразумевает использование имен второстепенных персонажей, которые формируют в контексте дополнительные значения имени главного героя.

Номинативный способ представляет собой поэтическое иносказательное наименование Петра I. Этот способ реализуется через выбор имен тех героев, действия которых ассоциировалась с достижениями царя. Главные герои подбирались авторами так, чтобы зрители понимали, что перед ними именно царь.

Ниже представлен список пьес и имена персонажей, которые в пьесах указывали на царя-рефоматора [13]:

- «Страшное изображение втораго пришествия» (1702 г.) - Марс Российский;

- «Царство мира» (1702 г.) - Апостол Петр;

- «Торжество мира православного» (1703 г.) - Апостол Петр, Марс Российский;

- «Ревность православия» (1704 г.) - Иисус Навин;

- «Свобождение Ливонии и Ингерманландии» (1705 г.) - Ревность росская;

- «Божие уничижителей гордых уничижение» (1710 г.) - Давид;

- «Слава Российская» (1724 г.) - («петровская») Россия;

- «Слава печальная» (1725 г.) - («петровская») Россия;

- «Образ победоносия» (1728 г.) - царь Езекия.

В этом списке, как можно наблюдать, речь идет об аллегорической фигуре, мифологическом божестве и библейских героях.

Среди названных пьес текст сохранился только у четырех («Страшное изображение втораго пришествия», «Слава Российская», «Слава печальная» и «Образ победоносия»). Остальные произведения дошли в виде программ. Пьеса «Образ победоносия» относится к послепетровскому времени, но она также прославляет достижения Петра I. В пьесах «Слава Российская» и «Слава печальная» главным героем является Россия, но она не представляет аллегорически царя. Это образ новой державы, созданной Петром I.

Имена главных героев аллегорически соотносят подвиги и качества героев в пьесах с достижениями и качествами Петра Великого. Эти поэтонимы распределяются по трем семантическим типам: 1) библейские имена (апостол Петр, Давид, царь Езекия, Иисус Навин); 2) античные имена (Марс Российский); 3) аллегорические имена (Ревность росская). Рассмотрим поэтическую семантику этих антропонимов подробнее.

Апостол Петр. Петр - «при рождении названный Симоном, <...> рыбачил вместе с братом Андреем и братьями Иоанном и Иаковом, до тех пор пока его не призвал Иисус» [15, с. 427]. Это один из двенадцати учеников Иисуса Христа [8, т. 1, с. 355]. «Апостольская деятельность Петра, посрамляющего язычество, одерживающего победу над Симоном волхвом и Нероном, служит в пьесе аллегорическим изображением борьбы царя Петра с нечестивым шведским королем», - пишет В.В. Кусков [13, с. 493].

Петр I не раз уподоблялся современниками апостолу Петру [18, с. 136]. Так, топоним «Санкт-Петербург» обычно «переводят» как «Град Святого Петра», а его сокращенный вариант - «Петербург» - как «Петроград». В первом случае название соотносится с апостолом Петром, а во втором случае уже указывает на императора [18, с. 137].

Иисус Навин. Согласно ветхозаветным преданиям, Иисус Навин «был предводителем семитских племен, которые завладели Ханааном и расселились в Палестине» [15, с. 223]. Это «преемник Моисея в деле управления еврейским народом. носил первоначально имя Осии, но переименован был Моисеем в Иисуса в знак того, что он спасет народ от бедствий странствования в пустыне и введет в Землю Обетования. он в целом ряде сражений победил ханаанских царей, несмотря на то, что они выступали против него иногда целыми коалициями» [21, с. 589].

Стефан Яворский в одной из своих проповедей сопоставляет Петра I и Иисуса Навина: «Во всей библии не найдете так мужественнаго воина, якоже Иисус Навин. ... От стены Иерихонские одним трубным гласом испроверже, он пять царей амморейских пленил, Иордан пресече, солнце и луну от течения застонови, Амаликову силу Сиона, царя аммо- рейска, и Ога, царя васанска, и вся царствия он сокрушил» [13, с. 496-497]. Иисус Навин защищает Церковь и Благочестие (пьеса «Ревность православия») [13, с. 496].

Давид. Давид - «величайшая и яркая фигура ветхозаветной истории: легендарный герой, талантливейший полководец, мудрый государственный деятель, философ и великий поэт... Был царем иудейским и израильским.» [10, с. 92]. Это «второй царь израильский, приблизительно с конца XI и в первой четверти X в. до Р. Хр. ... Удалой предводитель отважной дружины, связавший свое имя с бесчисленными военными подвигами, гроза всех народов и племен. настоящий основатель еврейского царства и создатель его славы, национальный герой. <.> Давид притягивал к себе все мечты и чаяния последующих поколений, стал в центре народных идеалов, красотой и силой своего облика ободрял соплеменников в момент самых тяжелых испытаний» [21, с. 458].

По словам А.С. Елеонской, «аналогия между взаимоотношениями России со Швецией и ветхозаветным преданием была проведена самим Петром I» [13, с. 502]. В пьесе «Божие уничижителей гордых уничижение» Мужество приводит Давида на сражение с Голиафом. Героя сопровождают Помощь божия и Крепость. В битве Давид побеждает, после чего его венчают царем, что также связывает его с Петром I.

Царь Езекия. Езекия - «царь иудейский. смелый государственный и религиозный реформатор, глубоко чтимый в еврейском народе за то, что он искоренил поклонение языческим идолам.» [10, с. 124]. Это «известный благочестивый царь Иудейский, сын и преемник Ахаза. первым делом его царствования было восстановление истинного богослужения и истребление всех памятников и обрядов идолопоклонства.» [1, с. 193].
Как пишет А.С. Елеонская, «в заглавии пьесы он назван «подвигоположником» - термином, который впервые был применен к Петру I еще Иосифом Туробойским в предисловии к описанию триумфальных врат 1704 г. Во втором действии драмы прямо сказано, что Езекия - это Петр Великий» [13, с. 519].

Античные имена: Марс Российский. Марс - это «бог войны, один из двенадцати олимпийских богов» [20, с. 350]. В римской мифологии Марс считается символом войны, военной силы. «Существуют различные мнения о первоначальной природе Марса: его считают и божеством плодородия и растительности, и богом дикой природы, всего неизвестного и опасного, находящегося за пределами поселения, и богом войны»; «позднее Марс становится исключительно богом войны.» [8, т. 2, с. 119-120].

Марс в качестве главного персонажа встречается в двух пьесах: «Страшное изображение втораго пришествия» и «Торжество мира православного».

В первом произведении Марс Российский выходит на сцену один раз и сообщает зрителю о своей победе над врагами: «Победих гордящихся и ненаказанных.» [13, с. 107]. Таким образом, победа Марса отсылает к победе русских войск в одной из битв против Швеции. Пьеса была поставлена в 1702 г. в честь победы при Эрестфере, которая «была первым серьезным успехом русской армии в Северной войне [13, с. 481].

В пьесе «Торжество мира православного» сначала образ царя показан в облике апостола Петра. В третьем действии на место христианского образа «приходит российский Марс» [13, с. 494].

Аллегорические имена: Ревность росская. Имя этой аллегорической фигуры сопровождается эпитетами и пояснениями: «мужественен и крепок», «освободитель отечества росского», «храбрый воин». Именно такими качествами, по мнению драматурга, и должен был обладать российский царь [13, с. 500]. Ревность является главным персонажем в пьесе «Свобождение Ливонии и Ингерманландии».

Тот факт, что Ревность именно «росская» еще раз свидетельствует о светском характере этого драматического произведения, в котором пропагандируется государственное служение, а не религиозное [13, с. 500].

Пьесы были написаны в основном на библейские сюжеты, что и объясняет тот факт, что среди главных героев преобладают библейские образы. К тому же образы Ветхого и Нового заветов были хорошо известны народу, поэтому не требовалось дополнительных средств, чтобы показать, что эти персонажи представляют Петра I. Но Марс и Ревность были необычными персонажами для людей того времени. Поэтому, чтобы дать понять зрителям, что эти герои представляют на сцене именно Петра I, авторы прибавляли к их именам политические эпитеты «российский» и «росская». Теперь Марс и Ревность ассоциировались с «петровской» Россией. Это один из способов «русификации». Другой способ заключается в полном переводе слова (замещение иностранного слова русским аналогом). Так, имя «Фортуна» было переведено как «Счастье» [14, с. 44].

У Петра I сложились не лучшие отношения с Церковью. Царь пытался подчинить церковную власть государству и тем самым ослабить ее влияние. Способы достижения этой цели различны: восстановление Монастырского приказа [5, с. 370]; создание Всешутейшего собора (Б.А. Успенский отметил, что «основной задачей этого учреждения была, несомненно, дискредитация духовной власти и борьба с традиционным почитанием, которым эта власть пользовалась в России» [18, с. 259]); введение «реформы веселья» и создание «школы веселья» на основе таких форм искусства, как скоморохи, балаган и др. Церковь считала некоторые формы смеха, в том числе и скоморошье ремесло, антицерковными по происхождению [12, с. 355-356, 359].

В результате от церкви требовалось, чтобы она не вмешивалась в государственные дела [6, с. 48], но при этом в политике Петра присутствовало еще и «религиозное дисципли- нирование», царь «требовал от своих подданных, чтобы они были порядочными христианами» [6, с. 51].

Впрочем, противоречивое отношение царя к церкви не мешало использованию в пьесах школьных театров библейских персонажей для аллегорического представления на сцене Петра I, что было обусловлено не только политической необходимостью, но и эстетическими принципами барокко.

Использование имени древнегреческого бога (Марс) было хоть и экзотическим для культуры того времени, но не случайным. Как пишет Ф.Г. Фаткуллина, «уже в этот период встречается прямое использование мифологического имени для обозначения изображаемого лица, на которое тем самым переносятся свойства и качества мифологического персонажа» [19, с. 18]. «Авторов привлекали культурные герои античности, - указывает Л.А. Софронова, - потому что они оказывались способными замещать героев современности» [16, с. 182].

Итак, в номинативном способе доминируют библейские имена. Авторы пьес были тесно связаны с церковью и обращение к этим образам для них совершенно естественно. Сами образы хорошо известны народу, поэтому они помогали эффективнее реализовы- вать пропагандистские идеи. Также нужно отметить, что в этом способе преобладает трансо- нимизация (переход мифонимов в поэтонимы).

Контекстный способ. Роль второстепенных персонажей значительно отличается от роли главных. Второстепенные герои могли объяснять зрителям то, что происходит в пьесе, а также чем-либо помогать главному персонажу. Так, в пьесе «Царство мира» Благочестие и Рыдание плачут о плененном Мире. Они сообщают зрителю об умножении зла на земле. А в пьесе «Божие уничижителей гордых уничижение» Мужество приводит Давида (Петра I) на битву с Голиафом, а Помощь божия с Крепостью божию ему помогают.

Среди второстепенных персонажей выделяется особая группа, которую мы предложили именовать спутниками главного героя. В отличие от остальных второстепенных персонажей, они не имеют самостоятельной роли и не влияют на события. Их основная функция - сопровождать главного героя. Вместе с тем их имена усложняли лексическое значение имени главного героя [4].

В качестве примера можно привести такие персонажи, как Фортуна и Победа (пьеса «Страшное изображение втораго пришествия»), Марс православный и Мужество (пьеса «Ревность православия»).

Фортуна и Победа - спутники Марса Российского. Фортуна - это богиня счастья и удачи в римской мифологии [8, т. 2, с. 571]. Вместо лексемы «Фортуна» могли использовать слово «Счастье». У «Победы» также появился иностранный аналог - «Виктория». Виктория в римской мифологии - это богиня победы [8, т. 1, с. 236].

Имена этих спутников прибавляют к имени главного героя дополнительные семантические элементы («победитель», «счастливый», «удачливый», т. е. Марс Российский - это такой герой, на чьей стороне находятся удача/счастье и победа).

Марс православный и Мужество сопровождают Иисуса Навина. Эти герои также указывают на качества царя, подчеркивают его «мужественность» и «воинственность».

Образ Марса в пьесе «Ревность православия» используется с эпитетом «православный», поэтому он является уже помощником Петра I, в отличие от «Страшного изображения...» и «Царства мира», где римский бог войны представлял русского царя. Как пишет Л.А. Софронова, «в школьном театре очевидна тенденция не столько противопоставить, сколько слить античность с христианством, одно передать через другое, что так свойственно эпохе барокко» [16, с. 181].

В пьесах «Слава Российская» и «Слава печальная» нет персонажа, который представляет Петра. Здесь Марс, Паллада и Нептун сопровождают Россию, но это уже «петровская» Россия, сильная и могучая держава. Таким образом, основная функция спутников в «пропетровских» пьесах - указывать на величие Петра I. И это может происходить независимо от того, есть ли в произведении персонаж, представляющий русского императора.

Стоит отметить, что среди спутников отсутствуют библейские герои, но они преобладают среди наименований главных героев и встречаются среди остальных второстепенных персонажей. Спутники - часть светской культуры. Отсутствие здесь персонажей с библейскими именами указывает на светский характер произведений.

Особое внимание нужно обратить на образ Славы, который обнаруживает в себе черты спутника, но при этом не относится к данной группе. Как и спутники, Слава своим именем указывает на важные качества главного героя (т. е. «славный», «тот, кто достоин прославления»). Но при этом этот персонаж не сопровождает главного героя и играет самостоятельную роль в пьесе. Слава появляется в основном в конце пьесы и славит победителя.

Контекстный способ является дополнительным и заключается в указании на качества Петра через имена второстепенных персонажей (спутников), которые именно в контексте наделяют дополнительными значениями имя главного героя. Среди интересующих нас имен второстепенных персонажей активно используется перевод заимствованных слов, встречаются трансонимизация и онимизация.

Выводы. Итак, Петр I создал обновленное мощное государство. Как пишет В.М. Живов, «целью петровских преобразований было не только создание новой армии и нового флота, нового государственного управления и новой промышленности, но и создание новой культуры...» [5, с. 381]. Царь-реформатор вводил и использовал различные средства массовой пропаганды, которая сопровождалась его восхвалением, возвеличиванием.

В пьесах пропагандистское прославление начинается с выбора имен тех префигура- ций, которые представляли Петра I на сцене. В наименовании префигураций мы выделили два типа - номинативный и контекстный. Имена первого типа непосредственно называют главного героя, здесь речь идет о библейской традиции, что объясняется тем, что авторы пьес были тесно связаны с учебными заведениями церковного характера. Библеизмы здесь преобладают. Смешение генетически разнородных элементов соответствовало эпохе барокко. Имена второго типа создавали «правильный» контекст, в котором у зрителей формировались нужные пропагандистам ассоциации.

 

Библиографический список

1. Библейская энциклопедия / с ил. Г. Доре и цв. вкл. - М. : Локид-Пресс, 2002. - 768 с.
2. Благой Д.Д. История русской литературы XVIII века / Д.Д. Благой. - 2-е изд., перераб. - М. : Учпедгиз, 1951. - 687 с.
3. Гребенюк В.П. Публичные зрелища петровского времени и их связь с театром / В.П. Гребенюк // Новые черты в русской литературе и искусстве XVII-начало XVIII в. / под ред. А.Н. Робинсон. - М. : Наука, 1976. - 289 с.
4. Дворянова А. А. Спутники как префигурации / А.А. Дворянова, А.И. Семенов // Молодежный научный вестник. - 2017. - № 5(17). - С. 176-181.
5. Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры / В.М. Живов. - М. : Языки славянской культуры, 2002. - 760 с.
6. Живов В.М. Из церковной истории времен Петра Великого: Исследования и материалы / В.М. Живов. - М. : Новое литературное обозрение, 2004. - 360 с.
7. Лихачев Д.С. Развитие русской литературы X-XVII веков. Эпохи и стили / Д.С. Лихачев. - Л. : Наука, 1973. - 254 с.
8. Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. / под ред. С.А. Токарева. - М. : БРЭ, 2003.
9. Морозов А.А. Эмблематика барокко в литературе и искусстве петровского времени / А.А. Морозов // XVIII век. - Л. [СПб.] : Наука, 1974. - Сб. 9. Проблемы литературного развития в России первой трети XVIII века / под ред. Г.П. Макогоненко, Г.Н. Моисеевой. - С. 184-226.
10. Павловский А.И. Популярный библейский словарь : книга для чтения / А.И. Павловский. - М. : Панорама, 1994. - 464 с.
11. Панегирическая литература петровского времени / под ред. О.А. Державиной. - М. : Наука, 1979. - 311 с.
12. Панченко А.М. О русской истории и культуре / А.М. Панченко. - СПб. : Азбука, 2000. - 464 с.
13. Пьесы школьных театров Москвы / под ред. А.С. Демина. - М. : Наука, 1974. - 584 с.
14. Семенов А.И. Брауншвейгское «Счастие» / А.И. Семенов // Вестник СВГУ. - 2014. - № 21. - С. 42-45.
15. Словарь античности. - М. : Прогресс, 1989. - 704 с.
16. Софронова Л.А. Поэтика славянского театра XVII-первой половины XVIII в. Польша, Украина, Россия / Л.А. Софронова. - М. : Наука, 1981. - 263 с.
17. Софронова Л.А. Культура сквозь призму поэтики / Л.А. Софронова. - М. : Языки славянских культур, 2006. - 832 с.
18. Успенский Б.А. Избранные труды : в 3 т. / Б.А. Успенский. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Школа «Языки русской культуры», 1996-1997. - 1996. - Т. I. Семиотика истории. Семиотика культуры. - 608 с.
19. Фаткуллина Ф.Г. Мифологизмы в русском литературном языке XVIII века : автореф. дис. ... канд. филол. наук / Ф.Г Фаткуллина. - М., 1991. - 21 с.
20. Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве / Дж. Холл ; пер. с англ. А. Майкапара. - М. : АСТ ; Транзиткнига, 2004. - 655 с.
21. Христианство. Энциклопедический словарь : в 3 т. - Т. 1 : А-К / ред. кол.: С.С. Аверинцев [и др.]. - М. : БРЭ, 1993. - 863 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Северо-Восточного государственного университета" 2018. - Вып. 30.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (15.07.2019)
Просмотров: 22 | Теги: школьный театр | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь