Воскресенье, 11.12.2016, 12:55
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Глава V. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ СПОРОВ

Глава V. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ СПОРОВ

 

§ 1. Особенности доказывания по антимонопольным спорам

 

Рассуждения об особенностях доказывания по антимонопольным спорам, по нашему мнению, стоит начать с определения того, что же является таким (антимонопольным) спором. Говорим ли мы о спорах, обязательным участником которых является антимонопольный орган. Или речь идет о спорах, связанных исключительно с нарушением антимонопольного законодательства. Необходимость эта вызвана не столько желанием ввести еще одну юридическую дефиницию, сколько необходимостью обозначить границы того, о чем пойдет речь ниже в этом главе.

В первом случае определением "антимонопольные споры" поглощаются споры, связанные с нарушением законодательства о рекламе, законодательства о государственных закупках, частично законодательства в сфере электроэнергетики законодательства о торговле, законодательства об иностранных инвестициях. Для каждой из этих отраслей характерно весьма специфичное регулирование, что накладывает существенный отпечаток на методику доказывания. По этой же причине отсутствует возможность выработать относительно универсальные подходы к этой процедуре и дать читателям универсальные рекомендации. Изучение отраслевых особенностей доказывания скорее является предметом для отдельного исследования. По этой же причине за пределами нашего исследования остаются и дела об оспаривании решений антимонопольных органов о привлечении к административной ответственности (гл. 25 АПК РФ).

Во втором случае к "антимонопольным спорам" могут быть отнесены собственно сами споры, возникающие в связи с нарушением Закона о защите конкуренции, а также споры, возникающие в связи с нарушением антимонопольных запретов, установленных иными нормативно-правовыми актами, например, ст. 13 Закона о торговле. В рамках таких споров хозяйствующими субъектами в подавляющем большинстве случаев оспариваются решения и/или предписания, вынесенные/выданные антимонопольными органами по результатам рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства. Именно этот подход представляется автору более уместным в нашем случае. Он дает возможность выявить и предоставить читателям практические рекомендации универсального характера.

 

1.1. Цель доказывания по антимонопольным делам

 

Прежде чем говорить о доказывании по антимонопольным делам, необходимо определиться с целями, которые ставит перед собой заявитель, оспаривая действие (решение) антимонопольного органа. Наличие ясной цели дает возможность определиться с не менее ясными средствами.

Казалось бы задача не сложная: в любом арбитражном деле у истца (заявителя) цель одна - удовлетворение заявленных требований в полном объеме. Глобально эта цель преследуется заявителями и по антимонопольным делам, однако с весьма существенными оговорками.

Автор полагает, что в последнее время задачи защитника в делах о нарушении антимонопольного законодательства во многом сродни задачам адвоката по делам уголовным. Что в России в 99% случаев считается хорошим результатом по уголовному делу? Ответ очевиден - не вынесение оправдательного приговора, а присуждение наиболее мягкого наказания.

В антимонопольных делах в последнее время ситуация практически аналогичная. Конечно, встречаются вопиющие случаи, когда правовая позиция антимонопольной службы не выдерживает никакой критики. В такой ситуации, естественно, необходимо и правильно добиваться полной победы. Однако справедливости ради необходимо отметить, что в большинстве случаев действия хозяйствующего субъекта действительно в той или иной степени не соответствуют установленным законом антимонопольным запретам. Вопрос только в том, насколько очевидны и серьезны эти нарушения, насколько серьезна может быть санкция за их совершение. Особенно характерна такая ситуация для больших дел с участием компаний федерального масштаба, производство по которым осуществляется центральным аппаратом ФАС России. И дело здесь не в том, что компании умышленно не соблюдают антимонопольное законодательство, а в том, что этим законодательством не установлены четкие и однозначные границы допустимого поведения в рамках существующего регулирования. В этой ситуации очень часто не запрещенные законом действия, осуществляемые компанией в рамках своей текущей хозяйственной деятельности, вдруг оказываются формально не соответствующими антимонопольным требованиям. Встречаются и такие ситуации, когда компания совершенно сознательно не следует нормам антимонопольного регулирования, учитывая потенциальные регуляторные риски.

Нельзя не учитывать и тот фактор, что помимо существенных штрафов, суммы которых могут исчисляться сотнями миллионов рублей, антимонопольные органы вправе выносить обязательные для исполнения предписания. Накладываемые такими предписаниями ограничения зачастую оказывают гораздо более значительное негативное влияние на бизнес-процессы компании, нежели самый крупный административный штраф.

В совокупности нередко эти факторы создают ситуацию, когда, во-первых, формально нарушение налицо и компания об этом знает, веских правовых аргументов у компании нет, потенциально возможное наказание весьма серьезно.

В этой ситуации речи уже не идет о том, чтобы полностью дезавуировать действия антимонопольного органа. Основной задачей становится облегчение санкции, "смягчение" содержания предписания, получение достаточного количества времени для исполнения предписания и выплаты штрафа и пр.

 

1.2. Специфические принципы доказывания по антимонопольным делам

 

Общие принципы доказывания по антимонопольным делам можно сформулировать в нескольких тезисах.

Первый тезис является, пожалуй, главным из всех, отражающих специфику доказывания в антимонопольных спорах, - доказывание следует начинать еще на стадии рассмотрения вопроса антимонопольным органом в рамках антимонопольного разбирательства, проводимого по правилам Закона о защите конкуренции. Более того, вступая в сделку, бизнес-проект и т.п. сразу же следует подумать, может ли в перспективе эта сделка или проект привлечь внимание антимонопольного органа и чем хозяйствующий субъект сможет обосновать свою позицию.

Долгое время популярной была тактика участия в антимонопольных спорах, основанная на полном игнорировании проводимой антимонопольной службой процедуры рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Это делалось, во-первых, в надежде на процессуальные ошибки, которые позже дадут веские основания для отмены вынесенных актов, во-вторых, из расчета, что в отсутствие информации и документации от компании-ответчика решение антимонопольной службы в любом случае не будет обоснованным. В последующем при оспаривании в арбитражном суде оглашались сразу все возможные аргументы, причем акцент обычно делался именно на процессуальных нарушениях, самым "любимым" из которых был довод о том, что антимонопольный орган не разъяснил компании-ответчику сути вменяемых ей нарушений. Какое-то время такой подход давал результаты, так как процессуальных ошибок действительно допускалось много, да и не была еще сформирована устойчивая судебная практика относительно последствий такого "игнорирования" процедуры в антимонопольной службе. Однако со временем антимонопольные органы накопили достаточно опыта проведения и процессуального оформления разбирательств, да и суды разъяснили, что ответственность за отказ компании-ответчика от доказывания в рамках антимонопольного разбирательства лежит на этой самой компании, а ФАС России вправе вынести решение на основе имеющейся у него информации, если компанией-ответчиком иной не предоставлено.

В настоящее время в идеале доказательственная база должна быть полностью сформирована уже при рассмотрении дела в ФАС России. Конечно, за исключением той части обстоятельств, которые, будучи отраженными в решении антимонопольного органа, фактически не исследовались при рассмотрении дела, что также часто случается. Для этого есть ряд причин.

Первая заключается в том, что Закон о конкуренции гораздо в меньшей степени формализует процесс доказывания и в части относимости, допустимости доказательств, и в части способа и формы их представления. Многое из того, что может быть представлено в материалы дела, пока оно находится на рассмотрении в антимонопольном органе, с высокой долей вероятности не сможет быть приобщено в качестве доказательства после того, как дело перекочует в арбитражный суд. При этом те же документы и материалы, поступающие в суд как часть материалов производства антимонопольного органа, уже являются доказательствами по делу.

Речь в данном случае идет о таких доказательствах, как, например, материалы переписки по электронной почте. В арбитражном процессе они будут являться относимым доказательством в двух случаях: если суд осуществил их осмотр и исследование в порядке ст. 78 АПК РФ или если они зафиксированы нотариально, а доказательство оформлено в виде протокола осмотра доказательства. Во всех остальных случаях у суда всегда существует процессуальная возможность отказать в принятии доказательств.

Закон о защите конкуренции в своей процессуальной части подобных требований к материалам переписки по электронной почте не предъявляет. Если участвующие в деле лица не оспаривают ее достоверности, антимонопольный орган традиционно принимает ее в качестве доказательства, просто распечатанной на бумажном носителе. Когда впоследствии материалы антимонопольного дела попадают в суд, вместе с ними туда попадают и материалы переписки, которые в этом случае судами обычно принимаются и оцениваются.

Вторая причина обусловлена тем, что антимонопольные споры рассматриваются в рамках гл. 24 АПК РФ. Это значит, что рассматривается законность уже вынесенного антимонопольным органом решения (и/или предписания). Предполагается, что еще на досудебной стадии рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства заявитель (хозяйствующий субъект) должен был сформировать свою правовую позицию и подкрепить ее надлежащими доказательствами. Это ни в коем случае не означает, что заявитель каким-либо образом ограничен в представлении доказательств в рамках судебного процесса. Однако чем больше в судебном процессе будет возникать аргументов материально-правового характера, которые заявитель не высказывал в ходе рассмотрения дела антимонопольным органом, и доказательств, которые не были представлены на этой стадии, тем чаще у арбитражного суда будут возникать сомнения в добросовестности заявителя как участника процесса.

Второй тезис - рассмотрение арбитражным судом антимонопольных споров в порядке, установленном гл. 24 АПК РФ, дает возможность определить перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию. Для этого необходимо обратиться к ч. 1 ст. 198 АПК РФ, в которой указано, что ненормативные правовые акты (действия, решения) государственных органов признаются недействительными (незаконными) при совокупном наличии двух условий: (1) они не соответствуют закону или иному нормативному акту и (2) они нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на заявителя какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Говоря об антимонопольных делах, мы имеем в виду обжалование решения (и/или) предписания антимонопольной службы по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Таким образом, указывая суду на его (их) незаконность, необходимо быть готовым доказать наличие обоих вышеуказанных условий.

Третий тезис - всегда необходимо помнить о том, что бремя доказывания по таким делам лежит на государственном органе, в данном случае на антимонопольной службе. Это отнюдь не означает, что нужно полностью отказаться от доказывания и строить свою позицию исключительно на недоказанности тех или иных обстоятельств. Однако в силу этой процессуальной особенности при рассмотрении таких дел суды руководствуются следующим подходом - устанавливают, что доказано, а что не доказано антимонопольным органом. Эта ситуация влечет за собой одно сугубо практическое следствие, заключающее в том, что в любом антимонопольном деле существуют два основных "направления" доказывания. Первое - обосновать, что антимонопольным органом не доказаны существенные для дела обстоятельства. Второе - с помощью встречных доказательств обосновать, что якобы доказанные антимонопольной службой обстоятельства не соответствуют действительности.

Четвертый тезис - общепринятые гражданско-правовые подходы к толкованию тех или иных норм применимы в антимонопольных делах с существенной оговоркой. Несмотря на то, что в силу прямого указания ст. 2 Закона о защите конкуренции антимонопольное законодательство основывается на Гражданском кодексе Российской Федерации, зачастую соответствующие ему действия могут квалифицироваться как серьезные нарушения антимонопольных правил. Яркий тому пример - принцип свободы договора, декларируемый ст. 421 ГК РФ. Гражданско-правовой договор, добровольно подписанный сторонами в полном соответствии с этим принципом, по мнению антимонопольной службы, вполне может содержать положения, дискриминирующие одну из его сторон, что, в свою очередь, может являться серьезным нарушением Закона о защите конкуренции.

Пятый тезис - любое нарушение антимонопольного законодательства имеет своего рода "состав", по аналогии с административными правонарушениями и уголовными преступлениями. Конечно, Законом не закреплены элементы состава антимонопольных нарушений, не установлена обязанность антимонопольного органа по доказыванию их наличия. Однако каждая категория нарушения антимонопольного законодательства имеет более или менее характерные признаки - они же основные обстоятельства, на доказывании которых необходимо сосредоточиться в каждом конкретном случае. Подобная условная классификация по составам сама по себе не имеет материально- и процессуально-правового значения. Однако она позволяет структурировать процесс доказывания по антимонопольным делам, сделать его более системным и эффективным.

 

1.3. Специфика исчисления сроков обжалования решений и предписаний антимонопольного органа

 

При расчете срока, отведенного на обжалования решения и предписаний антимонопольного органа, следует помнить о том, что Законом о защите конкуренции предусмотрен особый порядок начала его исчисления.

Часть 4 ст. 198 АПК РФ содержит диспозитивную норму о том, что срок на обжалование ненормативных правовых актов составляет три месяца со дня, когда гражданину или организации стало известно о нарушении их прав или законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

В соответствии с ч. 1 ст. 52 Закона о защите конкуренции решение и (или) предписание могут быть обжалованы в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня принятия решения или выдачи предписания. В силу положений нормы ч. 2 ст. 49 Закона о защите конкуренции датой принятия решения является дата его изготовления в полном объеме. Эта же норма определяет, что в полном объеме решение должно быть изготовлено антимонопольным органом в течение десяти дней со дня оглашения его резолютивной части. Предписание должно быть изготовлено одновременно с решением (ч. 2 ст. 50 Закона о защите конкуренции). Решение и предписание должны немедленно отправляться или вручаться антимонопольной службой всем лицам, участвующим в деле.

В идеале, при условии соблюдения антимонопольной службой своих процессуальных сроков, даже с учетом пробега почты, у хозяйствующего субъекта должно оставаться достаточно времени для того, чтобы обратиться в суд.

Однако, к сожалению, на практике антимонопольные органы не всегда соблюдают десятидневный срок на изготовление решения и выдачу предписания. Встречаются случаи, когда эти документы поступают хозяйствующим субъектам за пределами срока на обжалование. При этом дата изготовления указывается антимонопольным органом так, как будто оба документа были выпущены в срок. Причина этого кроется в том, что в судебной практике достаточно давно сложилось мнение о том, что несоблюдение антимонопольной службой процессуальных сроков по общему правилу не является существенным процессуальным нарушением, которое может повлечь отмену обжалуемых актов.

Таким образом, в значительном количестве случаев заявление в суд об обжаловании решения и предписания должно сопровождаться ходатайством о восстановлении срока на его подачу. Традиционными доказательствами в пользу восстановления срока служат конверты с почтовыми штампами о датах отправки и получения корреспонденции, в которых решения и предписание поступили в компанию. В подавляющем большинстве случаев суды удовлетворяют ходатайства о восстановлении срока, если антимонопольный орган действительно грубо нарушил сроки подготовки и направления актов хозяйствующему субъекту.

Необходимо, однако, иметь в виду, что не стоит ждать все три месяца с момента получения решения и предписания и обжаловать их в последние несколько дней. Суды исходят из разумности и добросовестности заявителя, рассматривая ходатайство о восстановлении срока. Поэтому, если на подготовку небольшого заявления было потрачено три месяца, такое ходатайство имеет существенные шансы остаться без удовлетворения. И уж тем более не стоит пропускать трехмесячный срок не только с момента вынесения решения (выдачи предписания), но и с момента получения их на руки или по почте. Суд и в этом случае может посчитать уважительными причины пропуска срока, однако вероятность такого исхода событий в этом случае значительно ниже.

При подготовке к обжалованию следует учесть также следующий немаловажный аспект. Как известно, обжалование предписания антимонопольного органа в суд приостанавливает его исполнение (ч. 2 ст. 52 Закона о защите конкуренции). В соответствии с ч. 1 ст. 51 Закона о защите конкуренции срок исполнения предписания определяется антимонопольным органом в самом предписании. Зачастую этот срок меньше, чем три месяца. На практике часто возникают ситуации, когда срок исполнения предписания уже наступил, при этом срок на обжалование еще не истек и предписание по тем или иным причинам не обжаловано. Это означает, что, несмотря на сохраняющееся право на обжалование предписания, оно подлежит исполнению. В противном случае хозяйствующий субъект может быть подвергнут мерам административной ответственности, предусмотренным ст. 19.5 КоАП РФ.

Таким образом, при исчислении сроков на обжалование предписания всегда целесообразно помимо установленного Законом трехмесячного срока учитывать установленный самим предписанием срок на его исполнение.

Содержание

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (24.06.2014)
Просмотров: 761 | Теги: спор, АПК РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016