Суббота, 03.12.2016, 20:44
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Глава 6 ГК РФ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Подраздел 3. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Глава 6. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

Комментарий к главе 6

 

Изменения, внесенные в положения данной главы Законом N 142-ФЗ, носят преимущественно уточняющий характер. Новеллой является ст. 133.1 ГК, в которой получил закрепление новый объект гражданских прав - единый недвижимый комплекс. Изменилась и презумпция, установленная в ст. 136 ГК. В отличие от ранее действовавшего законодательства плоды, продукция и доходы по общему правилу принадлежат собственнику вещи, а не иному законному владельцу.

 

Статья 128. Объекты гражданских прав

 

Комментарий к статье 128

 

1. Комментируемая статья перечисляет объекты, права на которые могут принадлежать различным субъектам права (гражданам, юридическим лицам, государству и др.). При этом в комментариях к ст. 128 ГК традиционно утверждается следующее: к объектам гражданских прав следует относить все то, по поводу чего между гражданами и (или) юридическими лицами могут возникнуть гражданские правоотношения (вещные, обязательственные и пр.), содержание которых и составляют субъективные гражданские права и корреспондирующие с этими правами обязанности.

Вместе с тем последнее утверждение будет верным в отношении не всех объектов, перечисленных в данной статье. То есть по поводу имущества такое утверждение вряд ли вызывает возражения, но в отношении нематериальных благ, упоминаемых в комментируемой статье, такое утверждение не является верным.

Это связано с тем, что нематериальные блага, к которым в силу ст. 150 ГК в первую очередь относятся, в частности, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, не могут отчуждаться, не выпускаются в гражданский оборот, т.е. для них исключена возможность выступать объектом гражданских правоотношений и, следовательно, объектом субъективных гражданских прав. Соответственно, и права на указанные блага - неотчуждаемые права и свободы человека - вовсе не могут рассматриваться в качестве субъективных гражданских прав. Эти права принадлежат всем и каждому от рождения, они гарантированы Конституцией РФ и являющейся составной частью российской правовой системы Конвенцией о правах человека, т.е. это конституционные, конвенционные права граждан. Вследствие сказанного включение указанных объектов в число объектов гражданских прав противоречит их сути.

Кроме того, в ст. 150 ГК в качестве нематериальных благ упоминаются и другие объекты - объекты, в отношении которых у граждан возникают личные неимущественные права (право авторства и иные интеллектуальные права, возникающие у лиц в рамках конкретного гражданского правоотношения, в связи с созданием результатов интеллектуальной деятельности). Вместе с тем в комментируемой статье прямо названы как сами эти объекты (результаты интеллектуальной деятельности), так и права на них, входящие в состав интеллектуальной собственности, - личные неимущественные права (см. далее и комментарий к п. 4 ст. 129 ГК), вследствие чего упоминание их в качестве нематериальных благ по сути является дублированием.

Очевидным итогом сказанного является вывод об ошибочности сохранения нематериальных благ в числе объектов гражданских прав.

2. Помимо вышеуказанного следует подчеркнуть также ошибочность отнесения к нематериальным благам деловой репутации (подробнее см. комментарий к ст. 152 ГК).

В развитых правопорядках деловая репутация представляет собой ценный экономический актив, права на нее рассматриваются как разновидность имущества. Следуя такому подходу, Европейский суд по правам человека стабильно распространяет на деловую репутацию и деловые связи положения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о правах человека, защищающей право на имущество (см., например, дела "Ван Марле и другие против Нидерландов" (Van Marle and others v. Netherlands, жалоба N 8543/79), "Бузеску против Румынии" (Buzescu v. Romania, жалоба N 61302/00)).

Необходимость именно такого подхода к пониманию права на деловую репутацию вытекает и из п. 2 ст. 1027 ГК о договоре коммерческой концессии, в котором предусматривается право использования одной стороной (пользователем) деловой репутации другой стороны (правообладателя). Позиция признания за деловой репутацией имущественного значения прослеживается и в ст. 1042 ГК, согласно которой товарищ вправе вносить в общее дело не только деньги, иное имущество, знания, навыки и умения, но и деловую репутацию и деловые связи.

Однако законодательные нормы Общей части ГК, закрепившие устаревший подход к пониманию деловой репутации, также сохранили свое значение.

3. Комментируемая статья излагается следующим образом. В качестве объектов гражданских прав в начале статьи названы вещи (включая наличные деньги и ценные бумаги) и иное имущество (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права), а затем - через точку с запятой - перечисляются и иные объекты: результаты работ, оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, приравненные к ним средства индивидуализации, нематериальные блага. Такой прием изложения позволил многим заключить, что перечисленные после точки с запятой объекты не могут быть причислены к имуществу. Однако, думается, такая трактовка является далеко не бесспорной, подтверждением чего являются опыт развитых стран и практика Европейского суда по правам человека.

Изложение анализа практики Европейского суда по правам человека требует небольшого поясняющего отступления по поводу терминологии.

В официальном переводе упоминаемой выше ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о правах человека на русский язык, а также во многих переводах решений и постановлений Европейского суда по правам человека вместо понятия "имущество" используется понятие "собственность", что является последствием ошибки, допущенной при переводе понятий "property" (в названии и абз. 2 ст. 1 Протокола) и "possessions" (в абз. 1 ст. 1 Протокола). Между тем в данной статье Протокола N 1 к Конвенции о правах человека речь идет о защите не права собственности, а о защите именно имущества, принадлежащего гражданам и (или) юридическим лицам.

Анализ практики Европейского суда по правам человека свидетельствует о весьма широкой трактовке понятия "имущество". В частности, под имуществом понимаются не только материальные объекты, находящиеся во владении гражданина или юридического лица (движимое и недвижимое имущество, документарные ценные бумаги, деньги и пр.), но и:

- права требования, возникшие из договора или деликта (см., например, дела "АО "Прессос Компания Навьера" и другие против Бельгии" (Pressos Compania Naviera S.A. and others v. Belgium, жалоба N 17849/91), "Носов против России" (Nosov v. Russia, жалоба N 30877/02), "Герасимова против России" (Gerasimova v. Russia, жалоба N 24669/02) и "Компания "Регент" против Украины" (Regent Company v. Ukraine, жалоба N 773/03));

- будущие доходы, если они реальны и подтверждены (см., например, дела "Венденбург и другие против Германии" (Wendenburg and others v. Germany, жалоба N 71630/01), "Компания "Анхойзер-Буш Инк." против Португалии" (Anheuser-Busch Inc. v. Portugal, жалоба N 73049/01));

- право на заключение и продление договора (см., например, дело "Стретч против Соединенного Королевства" (Stretch v. the United Kingdom, жалоба N 44277/98));

- лицензии и разрешения на осуществление коммерческой деятельности и частной практики (см., например, дела "Компания "Мегадат.ком СРЛ" против Молдовы" (Megadat.com SRL v. Moldova, жалоба N 21151/04), "Компания "Бимер С.А." против Молдовы" (Bimer S.A. v. Moldova, жалоба N 15084/03), "Компания "Розенцвейг энд Бондед Вэрхаусес Лтд" против Польши" (Rosenzweig and Bonded Warehouses Ltd v. Poland, жалоба N 51728/99));

- права на объекты интеллектуальных прав (интеллектуальная собственность) (дело "Компания "Анхойзер-Буш Инк" против Португалии" (Anheuser-Busch Inc. v. Portugal, жалоба N 73049/01));

- упомянутые выше деловая репутация, сформировавшаяся клиентела, деловые связи и др.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ Конвенция о правах человека является составной частью правовой системы Российской Федерации, причем если она предусматривает иные правила, нежели предусмотрены отечественным законом, применению подлежат правила Конвенции. В силу п. 2 ст. 7 ГК Конвенция о правах человека применяется к отношениям, регулируемым Кодексом, непосредственно. При этом правоположения, формулируемые Европейским судом по правам человека по вопросам применения Конвенции о правах человека и Протоколов к ней, подлежат исполнению государствами - участниками Конвенции, с тем чтобы исключить возможность нарушений Конвенции, которые уже были предметом рассмотрения Суда. Следовательно, эти правоположения должны учитываться государством - участником Конвенции даже и в тех случаях, когда окончательное постановление Европейского суда было принято по делу против другого государства (см. об этом абз. 2 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" // Бюллетень ВС РФ. 2013. N 8).

С учетом сказанного, а также того, что комментируемая статья не определяет, что подпадает под понятие "имущество", а содержащийся в ней перечень является, бесспорно, открытым, можно заключить: понятием "имущество" охватывается все то, что обладает экономической ценностью (имеет объективную ценность) для участников гражданского оборота и допускает передачу (переход) от одного лица к другому.

Вследствие этого можно отнести к имуществу даже, например, права на индивидуализирующие человека черты: выделяющуюся внешность, своеобразный голос или особенности произношения, выдающиеся рост, вес или общее строение тела, специфичные способности в какой-либо области и пр., что делает его узнаваемым, отличает от других. Подобного рода объекты в развитых странах давно и успешно используются в коммерческих целях, а права на их использование (например, на распространение изображений) передаются и предоставляются на возмездной основе, т.е., по сути, вводятся в оборот.

4. Определение того, что подпадает под понятие "имущество", невозможно без изучения понятия "вещи" - единственного объекта, который может быть предметом права собственности и иных вещных прав.

Под вещами принято понимать предметы материального мира, основным признаком которых признается возможность их осязать (такое свойство предопределяет возможность физического обладания ими, что выражается основной характеризующей их существо юридической категорией владения). Учитывая различия в экономических и физических свойствах вещи, законодатель устанавливает для них различные правовые режимы - возможные способы приобретения прав на эти вещи, объем и содержание этих прав, допустимые формы использования, пределы распоряжения этими вещами и пр.

В гл. 6 ГК названы некоторые классификации, среди которых деление на:

- движимые и недвижимые вещи (см. комментарий к ст. 130);

- делимые и неделимые вещи (см. комментарий к ст. 133);

- сложные и простые вещи (см. комментарий к ст. 134);

- главную вещь и принадлежность (см. комментарий к ст. 135);

- основную вещь и плоды, продукцию, доходы (см. комментарий к ст. 136).

Помимо указанных в гражданском праве принято выделять и иные группы вещей, среди которых можно упомянуть следующие:

во-первых, вещи индивидуально-определенные (т.е. обладающие признаками, по которым они отличаются от других однородных вещей) и вещи, определенные родовыми признаками, или, иначе, родовые вещи (которые индивидуализируются только числом, весом, мерой и т.д., т.е. рассматриваются как определенное количество вещей одного и того же рода). Примером индивидуально-определенной вещи будет, в частности, дом, расположенный по конкретному адресу, или катер определенной марки под конкретным номером; примером родовой вещи - 3 куртки замшевых, 10 килограммов сахара тростникового, 6 кубометров пиломатериалов. Индивидуально-определенные вещи признаются незаменимыми, вследствие чего в случае их гибели или порчи их владелец вправе претендовать лишь на возмещение убытков, тогда как родовые вещи в случае их утраты допускают их замену такими же вещами;

во-вторых, потребляемые вещи (которые в процессе их использования перестают существовать или утрачивают свои первоначальные свойства) и непотребляемые вещи (которые в течение длительного времени служат по назначению). Примером потребляемых вещей являются продукты питания, лекарства, косметические средства; примером вещей непотребляемых - автомобили, оборудование, бытовая техника и пр. Потребляемые вещи не могут выступать предметом некоторых разновидностей договора (например, договора имущественного найма, договора аренды);

в-третьих, вещи, созданные трудом человека (например, строение), и вещи, созданные природой (лесные грибы, лесные ягоды). Эти группы вещей предполагают различные основания приобретения права собственности на них.

5. Признакам вещей в целом отвечают и такие специфические объекты гражданских прав, как наличные деньги и документарные ценные бумаги.

Следует отметить, что в ранее действовавшей редакции комментируемой статьи в качестве специфических разновидностей вещей упоминались "деньги и ценные бумаги". Однако при разработке Концепции развития гражданского законодательства был сделан вывод о необходимости введения в комментируемую статью указания на то, что правила о вещах могут применяться к безналичным деньгам и бездокументарным ценным бумагам лишь в том случае, если иное не установлено законом, иными правовыми актами и не вытекает из существа названных объектов (п. 3.2 разд. II).

С учетом этого комментируемая статья в редакции Закона N 142-ФЗ наличные деньги и документарные ценные бумаги относит к вещам, тогда как безналичные денежные средства и бездокументарные ценные бумаги включает в группу иного имущества.

6. В комментируемой статье упоминаются и такие объекты гражданских прав, как имущественные права.

В литературе зачастую предлагается относить к имущественным правам лишь права на вещи и права на результаты интеллектуальной деятельности. Однако на сегодняшний день такое понимание, безусловно, является слишком узким.

Исходя из того, что имущественные права относятся к имуществу, их обязательным признаком должна быть экономическая ценность для участников гражданского оборота (об этом признаке имущества говорилось выше). При этом экономическая ценность может усматриваться исключительно за теми правами, которые пригодны для оборота, т.е. допускают их переход (передачу) от одного лица к другому.

С учетом сказанного к числу имущественных прав должны быть отнесены:

- права на имущество (например, право собственности на вещь);

- права, связанные с имуществом (право требования, возникшее из обязательства);

- права, не связанные с имуществом, но претендующие на "отложенный" имущественный эффект (право на заключение договора в будущем).

Некоторые имущественные права ограничиваются законом в части их передачи (перехода): например, ст. 383 ГК запрещает переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (в частности, требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью). В подобных случаях имущественные права, оставаясь имуществом в широком смысле этого слова, изымаются из оборота, что позволяет причислять эти права к имуществу, изъятому из оборота (см. комментарий к ст. 129 ГК).

7. Комментируемая статья относит к объектам гражданских прав результаты работ и оказание услуг.

В ранее действовавшей редакции комментируемой статьи в качестве объектов гражданских прав упоминались "работы и услуги". Но при разработке Концепции развития гражданского законодательства был сделан вывод о том, что такое описание этих объектов некорректно, и "хотя существенных практических следствий эта некорректность, насколько известно, не влечет, более точным все же было бы описание соответствующих объектов как "результаты работ и оказание услуг" (п. 1.5 разд. III проекта Концепции совершенствования общих положений ГК). В связи с этим в п. 2.6 разд. III проекта Концепции совершенствования общих положений ГК вместо объектов "работы и услуги" предлагалось указать в комментируемой статье такие объекты, как "результаты работ и оказание услуг".

Законодателем было реализовано данное предложение. В обоснование необходимости его реализации нужно добавить следующее. И произведение работ, и оказание услуг требуют от исполнителя совершения определенных действий по заданию заказчика. Однако принципиальное различие между ними состоит в том, что объектом гражданских прав при производстве работ становится определенный результат этих работ (например, постройка дома, создание полезной модели), а при оказании услуг - сами действия по оказанию услуг (например, хранение вещи, перевозка пассажира). В связи с этим договор подряда имеет своим предметом достижение подрядчиком определенного результата, который и подлежит оплате заказчиком (п. 1 ст. 702 ГК), тогда как договор оказания услуг имеет предметом сами действия исполнителя (по оказанию услуг), которые и подлежат оплате заказчиком (п. 1 ст. 779 ГК).

8. Комментируя положение, согласно которому к объектам гражданских прав относятся охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), хотелось бы прежде всего отметить допущенную здесь неточность.

Под понятием "интеллектуальная собственность" (в достаточной мере условным) подразумевается совокупность прав в отношении нематериальных результатов творческой и иной интеллектуальной деятельности человека, а также в отношении приравненных к ним объектов - средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий. То есть под понятием "интеллектуальная собственность" понимается не разновидность права собственности (право собственности на объекты определенного вида), а права принципиально иного вида - интеллектуальные права, из которых в гражданский оборот вводятся только исключительные имущественные права (см. комментарий к п. 4 ст. 129 ГК).

Упомянутые результаты интеллектуальной деятельности, а также указанные средства индивидуализации представляют собой нематериальные продукты, которые воплощены (отражены) на материальном носителе. Эти продукты, представляя собой объекты интеллектуальной собственности (объекты, в отношении которых возникает совокупность прав), допускают возможность их использования, но не вводятся в гражданский оборот, т.е. не допускают их переход или передачу.

С учетом сказанного является бесспорным то, что выражения "интеллектуальная собственность" и "результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации" не совпадают по своему содержанию, их следует разграничивать.

Согласно п. 1 ст. 1225 ГК к объектам интеллектуальной собственности, права на которые охраняются законом, отнесены: произведения науки, литературы и искусства; программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ); базы данных; исполнения; фонограммы; сообщения в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания); изобретения; полезные модели; промышленные образцы; селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (ноу-хау); фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения.

Обозначенные объекты являются объектами гражданских прав (интеллектуальных прав), но к имуществу отнесены быть не могут, поскольку, как сказано выше, в силу своей нематериальной природы не допускают их переход или передачу от одного лица к другому. К имуществу относятся лишь права на них - интеллектуальная собственность.

9. Совокупность изложенного выше позволяет относить к имуществу:

- объекты, обладающие экономической ценностью для участников гражданского оборота и допускающие передачу (переход) этих объектов от одного лица к другому (это, в частности, вещи, результаты работы, оказание услуг, различные имущественные права (включая упомянутые выше интеллектуальную собственность, права на деловую репутацию, права на заключение договора и пр.), имущественные комплексы);

- объекты, обладающие экономической ценностью для участников гражданского оборота, предусматривающие возникновение в отношении их субъективных гражданских прав, но допускающие передачу (переход) только прав на эти объекты, но не самих этих объектов по причине нематериального характера последних (разновидность объектов, изъятых из оборота в силу их естественных свойств; см. комментарий к ст. 129 ГК). К таким объектам относятся прямо названные в комментируемой статье "охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации", и с учетом открытости в комментируемой статье перечня имущества к ним могут быть отнесены, например, деловая репутация, индивидуализирующие человека черты и пр.;

- объекты, обладающие безусловной экономической ценностью, но не являющиеся объектами гражданских прав вследствие прямого запрещения возможности принадлежать частным лицам. Они становятся объектами гражданско-правовых сделок и пр. (см. комментарий к ст. 129 ГК). Подтверждением того, что такое имущество не может рассматриваться в качестве объектов гражданских прав, стало изъятие Законом N 142-ФЗ упоминания об объектах, изъятых из оборота, из текста ст. 129 ГК.

С учетом сказанного и того, что нематериальные блага не могут рассматриваться в качестве объектов гражданских прав (о чем говорилось выше), можно констатировать неудачность определения понятия "объекты гражданских прав" через более широкое по содержанию понятие "имущество" (без указания необходимых критериев и с открытым перечнем такого имущества). Изложенное свидетельствует о том, что под объектами гражданских прав следует понимать любое имущество, в отношении которого отсутствует законодательный запрет на его принадлежность участникам гражданского оборота и совершение с ним гражданско-правовых сделок.

 

Статья 129. Оборотоспособность объектов гражданских прав

 

Комментарий к статье 129

 

1. По смыслу п. 1 комментируемой статьи под понятием "оборотоспособность" следует понимать такое свойство объектов гражданских прав (имущества), которое позволяет совершать в отношении их разного рода сделки и иные действия, направленные на их отчуждение и переход в рамках гражданских правоотношений (на основании договоров купли-продажи, мены, дарения и т.д., в порядке наследования, при реорганизации и пр.).

По общему правилу объекты гражданских прав являются свободными в обороте (оборотоспособные объекты). В то же время в ранее действовавшей редакции п. 1 комментируемой статьи прямо указывалось на возможность как полного исключения оборотоспособности из свойств объектов (объекты, изъятые из оборота), так и определенного ограничения свойства оборотоспособности объектов (ограниченно оборотоспособные объекты). В связи с этим в данном пункте комментируемой статьи предусматривалось, что объекты гражданских прав предполагают свободное обращение, если они "не изъяты из оборота или не ограничены в обороте".

В новой редакции п. 1 комментируемой статьи отсутствуют слова "не изъяты из оборота", п. 2 (абз. 1) - "виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе". То есть из комментируемой статьи Законом N 142-ФЗ исключено упоминание об объектах, изъятых из оборота, на что указывалось в комментарии к ст. 128 ГК, поскольку такие объекты можно с полным правом относить к имуществу, но не к объектам гражданского оборота.

2. Итак, имущество подразделяют на свободное в обороте, ограниченное в обороте и изъятое из оборота. Третья группа объектов представляет собой имущество, которое по общему правилу не допускает его отчуждения и передачи от одного частного лица к другому в рамках гражданско-правовых отношений.

Объекты третьей группы могут быть классифицированы следующим образом:

1) объекты, изъятые из оборота в силу их естественных свойств, в частности:

- континентальный шельф (ст. 5 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ (в ред. от 04.03.2013) "О континентальном шельфе Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4694);

- недра в границах территории Российской Федерации, которые не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме (ст. 1, 2 Закона РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 (в ред. от 07.05.2013) "О недрах" // СЗ РФ. 1995. N 10. Ст. 823);

- лесные участки в составе земель лесного фонда (п. 1 ст. 8 Лесного кодекса РФ от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ (в ред. от 28.07.2012) // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5278);

- животный мир в пределах территории Российской Федерации (ст. 4 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ (в ред. от 07.05.2013) "О животном мире" // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1462);

- результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (п. 4 ст. 129 ГК; см. комментарии к ст. 128, п. 4 ст. 129 ГК);

2) государственное имущество, обладающее большой публичной значимостью, в частности:

- Государственный фонд драгоценных металлов и драгоценных камней России; Алмазный фонд Российской Федерации как собрание уникальных самородков драгоценных металлов и уникальных драгоценных камней, имеющих историческое и художественное значение, а также собрание уникальных ювелирных и иных изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней; золотой запас Российской Федерации, состоящий из аффинированного золота в слитках (абз. 2 п. 1 ст. 6, п. 2 ст. 7, п. 1 ст. 8 Федерального закона от 26 марта 1998 г. N 41-ФЗ (в ред. от 21.11.2011) "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" // СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1463);

- запасы государственного резерва, относящиеся исключительно к федеральной собственности (п. 3 ст. 4 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ (в ред. от 28.12.2010) "О государственном материальном резерве" // СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 3);

- государственная наблюдательная сеть, в том числе отведенные под нее земельные участки и части акваторий (п. 1 ст. 13 Федерального закона от 19 июля 1998 г. N 113-ФЗ (в ред. от 21.11.2011) "О гидрометеорологической службе" // СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3609);

- объекты культурного наследия, отнесенные к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации, памятники и ансамбли, включенные в Список всемирного наследия, историко-культурные заповедники и объекты археологического наследия (п. 1 ст. 50 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ (в ред. от 23.07.2013) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2519);

- имущество государственной авиации и объекты единой системы организации воздушного движения (ст. 7 ВК);

- архивные документы, находящиеся в государственной или муниципальной собственности (п. 3 ст. 10 Федерального закона от 22 октября 2004 г. N 125-ФЗ (в ред. от 11.02.2013) "Об архивном деле в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 43. Ст. 4169);

3) объекты, изъятые из оборота из соображений общественной безопасности, в частности:

- химическое оружие, объекты по его хранению и уничтожению (абз. 1 ст. 5 Федерального закона от 2 мая 1997 г. N 76-ФЗ (в ред. от 21.11.2011) "Об уничтожении химического оружия" // СЗ РФ. 1997. N 18. Ст. 2105);

- наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в Список I (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ (в ред. от 23.07.2013) "О наркотических средствах и психотропных веществах" // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 219);

- пестициды и агрохимикаты, которые не внесены в Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории Российской Федерации (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 19 июля 1997 г. N 109-ФЗ (в ред. от 19.07.2011) "О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами" // СЗ РФ. 1997. N 29. Ст. 3510);

- суда с ядерными энергетическими установками (п. 2 ст. 12 КТМ);

- некачественные и опасные пищевые продукты, материалы и изделия (п. 1 ст. 24 Федерального закона от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ (в ред. от 19.07.2011) "О качестве и безопасности пищевых продуктов" // СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 150);

- этилированный автомобильный бензин (ст. 1 Федерального закона от 22 марта 2003 г. N 34-ФЗ "О запрете производства и оборота этилированного автомобильного бензина в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 12. Ст. 1058).

В то же время необходимо учитывать следующее.

Во-первых, запрет на отчуждение и передачу в рамках гражданско-правовых отношений не исключает вообще возможность отчуждения и передачи объектов, изъятых из оборота; в некоторых случаях это допускается, но не по гражданско-правовым основаниям и, как правило, в отношении отделимых частей таких объектов. Так, изъятие из оборота континентального шельфа не препятствует передаче его участков, в частности, для изучения, поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов; изъятие из оборота недр не препятствует предоставлению участков недр в пользование.

Во-вторых, отделимые части таких объектов в некоторых случаях могут передаваться и в рамках гражданско-правовых отношений (при общем запрете на отчуждение и передачу таких объектов в целом). Так, живое тело человека не может отчуждаться, но отделимые без вреда для него части (например, волосы) могут быть объектом сделки между частными лицами; животный мир исключен из оборота, в то время как отдельные животные могут быть объектом отчуждения и передачи в рамках гражданско-правовых отношений (о животных см. комментарий к ст. 137 ГК).

3. Свобода обращения оборотоспособных объектов не исключает обязательность в соответствующих случаях соблюдения подобающих требований, таких, как, например:

- государственная регистрация новых пищевых продуктов, материалов и изделий (п. 1 ст. 10 Федерального закона от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ (в ред. от 19.07.2011) "О качестве и безопасности пищевых продуктов" // СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 150);

- государственная регистрация лекарственных средств (ст. 13 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) "Об обращении лекарственных средств" // СЗ РФ. 2010. N 16. Ст. 1815);

- государственная регистрация прав на недвижимое имущество (см. комментарий к ст. 131 ГК).

Установление подобных требований не нацелено на лишение таких объектов свойства оборотоспособности (или его ограничение), поэтому в отношении таких вещей принято говорить, что они обладают осложненной оборотоспособностью.

Временное ограничение или обременение в интересах конкретных лиц объектов, свободных в обороте, осуществленное посредством договора, судебного акта, постановления судебного пристава или ненормативного правового акта (арест имущества, сервитут, залог, доверительное управление), также не позволяет говорить о каком-либо ограничении оборотоспособности объектов. Это обусловлено тем, что в силу п. 2 комментируемой статьи свойство оборотоспособности может быть ограничено только законом или в установленном законом порядке, т.е. подзаконными актами. Следовательно, названные выше акты (договоры, судебные решения, акты судебных приставов и пр.) не переводят соответствующий объект в категорию ограниченных в обороте, но временно "сковывают" его оборотоспособность.

4. Принципиально иной порядок предусмотрен для ограничения в обороте соответствующих объектов.

В соответствии с действующей редакцией п. 2 комментируемой статьи оборотоспособность объектов гражданских прав может быть ограничена либо законом, либо в установленном им порядке подзаконными актами. Объекты допускают их отчуждение и переход от одного лица к другому в рамках гражданско-правовых отношений, но (1) либо ограничивается субъектный состав правообладателей, (2) либо совершение гражданско-правовой сделки допускается только на основании специального разрешения (лицензии).

Первая группа объединяет объекты, которые могут принадлежать лишь определенным субъектам (по тексту п. 2 комментируемой статьи - определенным участникам оборота). К этой группе, например, можно отнести:

- некоторые виды имущества железнодорожного транспорта, находящиеся в собственности единого хозяйствующего субъекта - ОАО "Российские железные дороги" (п. 1 ст. 8 Федерального закона от 27 февраля 2003 г. N 29-ФЗ (в ред. от 21.11.2011) "Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта" // СЗ РФ. 2003. N 9. Ст. 805);

- объекты культурного наследия религиозного назначения могут передаваться в собственность только религиозным организациям (п. 2 ст. 50 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ (в ред. от 23.07.2013) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2519);

- табачные изделия, которые не могут быть проданы лицам, не достигшим возраста 18 лет (п. 1 ст. 4 Федерального закона от 10 июля 2001 г. N 87-ФЗ (в ред. от 22.12.2008) "Об ограничении курения табака" // СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 2942);

- оружие и патроны к нему могут без лицензии приобретаться и продаваться только государственным военизированным организациям (ст. 9 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) "Об оружии" // СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5658).

Вторая группа объектов прав, ограниченных в обороте, более многочисленна: отчуждение и передача этих объектов допускается только при наличии соответствующей лицензии или иного специального разрешения. К этой группе можно отнести, например:

- оружие, а также основные части огнестрельного оружия, патроны к оружию и составные части к патронам - торговля ими подлежит лицензированию (ст. 9.1 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) "Об оружии" // СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5658);

- опасные отходы производства и потребления (I - IV классов опасности), могут быть приобретены или получены во владение лицом только при наличии у него лицензии на осуществление деятельности по использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов такого класса (п. 3 ст. 4 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ (в ред. от 28.07.2012) "Об отходах производства и потребления" // СЗ РФ. 1998. N 26. Ст. 3009);

- этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, производство и оборот которой осуществляются на основании лицензии (п. 1 ст. 18 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ (в ред. от 23.07.2013) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" // СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4553).

Помимо указанного п. 3 комментируемой статьи специально выделяет землю и другие природные ресурсы из числа прочих объектов, устанавливая, что оборот в отношении данных объектов допустим в той мере, которая предусмотрена законами о земле и других природных ресурсах.

5. Пункт 4 комментируемой статьи предусматривает, что отчуждаться и иным образом переходить от одного лица к другому могут не сами результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (см. о них комментарий к ст. 128 ГК), а, во-первых, права на такие результаты и средства (интеллектуальная собственность) и, во-вторых, материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты и средства.

Поясняя данное положение, надо отметить, что по общему правилу для получения правовой охраны объекты интеллектуальной собственности должны быть объективированы, т.е. должны найти воплощение в материальном предмете (т.е. материальном носителе). Так, литературное произведение объективируется в виде рукописи, программа для ЭВМ записывается на дисковый или флэш-накопитель, изобретение отражается в чертежах и т.д.

Такого рода материальные предметы (рукопись, дисковый накопитель, чертежи и спецификации) могут выступать объектами вещных и обязательственных прав. Следовательно, правовые отношения, возникающие по поводу материального предмета, в котором воплощен объект интеллектуальной собственности, - это отношения по поводу вещи (имущества), которые регулируются нормами вещного или обязательственного права.

В то же время правовые отношения, возникающие по поводу самих объектов интеллектуальной собственности, воплощенных в упомянутых материальных предметах, и прав на эти объекты, подпадают под действие норм части четвертой ГК, регулирующей интеллектуальную собственность.

Как и в любом другом гражданско-правовом отношении, в правоотношении по поводу интеллектуальной собственности выделяют субъективные гражданские права (меру дозволенного поведения субъекта) и юридические обязанности (меру должного поведения субъекта). Субъективные гражданские права на объекты интеллектуальной собственности принято называть интеллектуальными правами.

В составе интеллектуальных прав следует выделить три группы прав:

- личные неимущественные права - субъективные гражданские права, которые неотделимы от личности автора (создателя, изготовителя) результата интеллектуальной деятельности и не имеют экономического (имущественного) содержания. К ним, в частности, относятся право авторства, право на авторское имя, право на неприкосновенность произведения. Эти права возникают в момент создания объекта интеллектуальной собственности и не допускают возможности их отчуждения (распоряжения ими); отказ от этих прав ничтожен (п. 2 ст. 1228 ГК). Носителем (субъектом) этих прав может быть только автор - физическое лицо, творческим трудом которого был создан объект интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1228, ст. 1347 ГК). При этом право авторства и право на авторское имя охраняются бессрочно (п. 2 ст. 1228 ГК) даже и после смерти автора (п. 1 ст. 150 ГК);

- исключительные (имущественные) права - субъективные гражданские права, которые имеют экономическую ценность и допускают переход (передачу) от одного лица к другому. Обладателями исключительных прав могут стать как физические, так и юридические лица, а в некоторых случаях - государство и его субъекты. Нередко первоначально эти права возникают у автора (соавторов), но могут быть им переданы (или перейти) другому лицу по договору или по основаниям, установленным законом (наследование, реорганизация юридического лица, обращение взыскания на имущество). При этом исключительные права, в отличие от личных неимущественных, охраняются только в течение установленного законом срока (ст. 1230 ГК);

- сопутствующие права - субъективные гражданские права, которые не могут быть отнесены ни к личным неимущественным, ни к исключительным правам. Так, ст. 1226 ГК признает существование иных прав, к которым, в частности, относятся право доступа, право следования, право на получение патента и др. Эти права, как правило, сопутствуют личным неимущественным правам, сами по себе не имея экономической ценности, но допуская их переход (передачу) от одного лица к другому (исключением из общего правила является, в частности, право следования, не допускающее его переход (передачу), но имеющее при этом экономическую ценность). Сопутствующие права в большинстве своем допускают возможность перехода вместе с исключительными правами, часто они охраняются в течение того же периода, что и личные неимущественные права.

Изложенное свидетельствует о том, что в гражданский оборот могут быть введены не все разновидности интеллектуальных прав, а только исключительные права.

Содержание

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (07.02.2015)
Просмотров: 462 | Теги: право, гражданский, кодекс | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016