Суббота, 14.12.2019, 16:10
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ФОРТИФИКАЦИОННЫЙ КОМПЛЕКС КАК ЧАСТЬ ИСТОРИКО- АРХИТЕКТУРНОГО ЛАНДШАФТА СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА: К ВОПРОСУ СОХРАНЕНИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

В. А. Семенов

ФОРТИФИКАЦИОННЫЙ КОМПЛЕКС КАК ЧАСТЬ ИСТОРИКО- АРХИТЕКТУРНОГО ЛАНДШАФТА СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА: К ВОПРОСУ СОХРАНЕНИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Вместе с историческим развитием города, изменялись и подходы к осмыслению и определению городского пространства. Современный этап развития города характеризуется исследователями, как один из переходных моментов, когда он снова изменяет свою структуру и систему связей внутри себя. Изначально идея города заключалась в объединении человеческих масс, защиты городского жителя от неопределенности мира «за городскими стенами», придании им устойчивой структуры и мобилизации этой живой силы для дальнейшего экономического, социального, культурного и политического развития [1, с. 26]. Современный же город, например, постоянно принимает в себя потоки иммигрантов, которые привносят «внешнее», инаковое в пространство города, чем нарушают его стабильность, делают практически невыполнимым обещание безопасности по отношению к жителям, а «шоковое состояние» - обыденным. Реальное пространство современного города постепенно, начиная со второй половины XX в., распадалось на отдельные самодостаточные территории, в границах которых образовывались и образовываются свои собственные локальные центры - общественные, культурные, досуговые и т. д. Этот распад вызван активным научно-техническим прогрессом (например, развитие железнодорожной сети и сети автострад), который дал человеку возможность в краткие сроки перемещаться на большие расстояния. Однако по-настоящему сильный удар по структурному единству городской среды нанесло развитие сетевых технологий, создавших новые каналы для построения связей и объединения людей [2, с. 2-3]. Процессы конструирования и структурирования начали свой переход из реального пространства в виртуальное, привнося, соответственно, новые закономерности в построении актуальной городской среды, оставшейся, казалось бы, на периферии интереса человека.

Современный крупный город, такой как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Самара и др. постепенно отходит от классического определения понятия «город». Например, голландский архитектор Рем Колхас называет это новое нечто «мусорным пространством», которое более неспособно объединять людей, а наоборот превращает их в безликую массу без общих интересов [3, с. 84]. Однако, в противовес пессимистическому взгляду на современный город, исследователи противопоставляют новые виртуальные связи. Такое сочетание реального разрушающегося пространства города и нитей новых невидимых сетей виртуального, сшивающих город заново и по новым законам, исследователи характеризуют понятиями «расширенной реальности», «смешанной реальности», «сте- реореальности» и др. Так Скот Маккуайр называет пространство современного города «пространством отношений», т. к. медиа, наполняющие его, становятся все более всеохватывающими, мобильными, интерактивными и обязательными в социальном опыте городского жителя [1, с. 19].

Проблема сохранения историко-культурного наследия в пространстве современного города является одной из самых сложных и одновременно требующих своего скорейшего решения. Динамика городской среды вторгается в статичный историко-культурный ландшафт, которому приходится приспосабливаться к изменяющимся реалиям современности. Решение проблемы актуализации историко-культурного наследия в городе происходит в различных направлениях - от полного сохранения и консервации исторической застройки до придания объектам наследия новых утилитарных функций, не связанных с раскрытием их историко- культурного значения. В этих условиях необходимо продолжать искать компромисс между нуждами современного развивающегося города и желанием сохранить историко-культурный «багаж», являющийся важным экономическим, социальным, политическим и культурным ресурсом. В качестве возможного разрешения возникающего противоречия можно предложить вычленить в структуре города такие объекты, в которых в концентрированном виде содержатся смыслы, достаточные для фиксации и дальнейшей трансляции историко-культурного кода города. Однако чтобы представить наиболее полно и ярко идею города, помочь людям увидеть трансформации, которые происходили и происходят с городом в течение его исторического развития, важно выделить в городском ландшафте единый, пространственно ограниченный объект или ансамбль. Одним из такого рода объектов может быть крепостной ансамбль как комплекс, изначально исторически сформировавший понятие и пространство города [4, с. 205-211].

Среди вопросов, стоящих перед специалистами в области урбанистики, градостроительства, сохранения и актуализации историко- культурного наследия, проблемы сохранения объектов наследия в пространстве современного города выделяются отдельным блоком. Это обусловлено тем, что в пределах города сохраняться и использоваться сообразно нуждам актуализации историко-культурного потенциала объекта наследия могут лишь отдельные объекты и ансамбли [5, с. 51-52]. Сегодня в России на уровне федерального законодательства (ФЗ-73 от 25.06.2002 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ») оформлены принципы сохранения «исторических поселений», в предмет охраны которых входят исторически ценные градоформирующие объекты, планировочная структура, объектно- пространственная структура и т. д., однако приходится говорить о неизбежном конфликте между историко-культурным ландшафтом и современной городской средой [6].

Обозначенное выше противоречие заложено в изначальной антиномии понятий историко-культурного ландшафта и городской среды. Городская среда - это полисемантическая динамическая сущность, выражающая нужды и особые закономерности построения связей, возникающих между современными городскими жителями и городским пространством, которой приходится выстраивать компромиссные отношения со сформированным в результате исторического развития историко- архитектурным ландшафтом [7, с. 209-210]. Изменяясь, городская среда входит в конфликт с её историко-архитектурным ландшафтом, который одновременно представляет в концентрированном виде историю изменений «социокультурного портрета» общества и ограничивает возможности приспособления города под нужды изменяющейся действительности.

В сложившейся ситуации городскому сообществу и государству в целом приходится брать на себя ответственность за сохранение историко-культурного багажа и примирять агрессивную динамику современности с кажущейся консервативной статикой историко-архитектурной среды. Для этого архитектурные памятники наделяются новыми смыслами - как музейными, в процессе музеефикации архитектурно- градостроительных объектов и ансамблей, так и не связанными напрямую с проблематикой сохранения и репрезентации культурного наследия. Появление учреждений музейного типа, развитие музейной инфраструктуры, преобразование архитектурных объектов наследия в «культурные комплексы» говорит о том, что сегодня человек способен расширять представление о наследии, используя его как инструмент для выстраивания единого культурного ландшафта, о чем пишет, например, Умберто Эко. Автор отмечает, что человек активно изменяет первичные и вторичные функции объекта наследия [8, с. 220-222]. Так, например, многие дворцовые ансамбли утратили свои первичные функции резиденций знатных фамилий или административных учреждений, получив новую первичную функцию музейных учреждений, что повлекло за собой корректировку вторичных функций данных объектов сообразно специфике музейного института. Примером адаптации и музеефикации градостроительного наследия может послужить город Саванна, штат Джорджия. Это яркий пример того, с какими проблемами может столкнуться город, поставивший своей целью сохранить максимально большое количество исторических зданий и сооружений путем их адаптации в качестве туристско-рекреационых ресурсов. Практически полное сохранение ис- торико-архитектурной среды города Саванна, начиная с монументов XVIII в., силами преподавателей и студентов Колледжа искусств и дизайна Саванны, а также активного местного «комьюнити», оказало противоречивое влияние на развитие городского пространства. Постепенно город превращается в туристический аттракцион, в то время как встраивание новой, современной инфраструктуры для повышения уровня жизни местного населения, а также развития современных направлений целого ряда индустрий, оказывается невозможным в силу жёсткого охранного зонирования и планировочного предписания. Это негативно сказывается на сохранении нематериальной составляющей городского пространства - местной городской культуре, субкультурных группах, без которых говорить о сохранении городского наследия не представляется возможным [9]. То есть сохранение материальной основы урбанистического пространства в данном случае разрушает специфику Саванны как самобытного исторического поселения, обладающего своей самобытной системой социальных, экономических и культурных связей. Подобные примеры говорят о необходимости с осторожностью подходить к проектам сохранения историко- архитектурной среды, учитывая живую динамику развития городского пространства.

Однако история города как такового и история отдельных городских поселений насчитывает сотни, даже тысячи лет, и именно в них специалистам по сохранению историко-культурного наследия приходится столкнуться с объектами, давно утратившими свои генетические функции, но при этом глубоко связанными с истоками явления городской среды. Такими средовыми объектами, например, являются элементы долговременной фортификации, а также сохранившиеся замковые и крепостные комплексы [10, с. 232-234].

Для определения специфики и особого положения фортификационных сооружений как части историко-архитектурного ландшафта в сравнении с другими типами архитектурных сооружений и ансамблей, важно определить, что такое город и какие свойства наиболее характерны для него как феномена культуры. Типологически понятие «город» всегда характеризовалось набором признаков, выделяющих его среди других способов объединения людей с целью совместного проживания, труда и концентрации сил для решения глобальных задач, которые не могли быть разрешены на уровне меньших общественных объединений [11, с. 99-100]. Город всегда обеспечивал интенсивность социальных связей: экономических, культурных, межличностных, общественных и т. д. Наконец, городское пространство на протяжении своей истории не теряло своей функции созидания структурного единства общественных масс в противовес внешнему распыленному, хаотичному и размытому сельскому пространству, более близкому к «природному состоянию» [12, с. 10-15].

В условиях активных трансформаций современной городской среды, описанных ранее, важной задачей в области сохранения и актуализации культурного наследия становится необходимость сохранить и донести совокупность смыслов, составляющих семиосферу городского пространства, но разрушающихся нарастающим уровнем безразличия в обществе к проблемам органичного развития города. С учётом антиномии историко-архитектурного ландшафта и городской среды, необходимо вычленить в пространстве города такой объект или ансамбль, в котором максимально полно содержится комплекс смыслов, определяющих классическое понимание города, и в котором возможно выстраивание связей между историко-культурным прошлым города и современной динамикой его изменений. Таким дискуссионным пространством может быть фортификационный комплекс, исторически вписанный в городской ландшафт и его оформляющий. Данное предположение может найти своё подтверждение в определениях «города», которые были даны, например, в первых словарях. Определение города, данное в Словаре Академии Российской в 6 томах, относит к городу лишь такие поселения, которые окружены рвом или стеною, то есть укреплённые поселения [13, с. 295-296]. Так же, согласно исследованию Агеевой, определяет понятие города словарь Фюретьера [12, с. 25]. Стена и другие фортификационные элементы придают городу обособленность, непохожесть на открытую, уязвимую местность. Крепостная стена, стена кремля или монастыря, городские башни и ворота - это, прежде всего, символ независимости и готовности городского сообщества отстаивать свои интересы [14, с. 258-259].

Постепенно многообразие символических кодов, заключённых в ансамблях долговременной фортификации, оформилось в новой идее идеально спланированного города-крепости, в котором бы обнаруживался окончательный триумф упорядоченной культуры над природным хаосом, получила своё широкое распространение в проектах архитекторов Ренессанса и Нового Времени XV-XVII вв. Ренессанс является эпохой, когда человек осознает себя в качестве творца, созидающего свой особый мир, способного перекроить реальность. Отсюда повышенный интерес к точным наукам, в том числе к математике и геометрии. Пропорциональность и геометрическая выверенность проектов идеальных городов-крепостей - это победа человека над природной случайностью, мир культуры. В результате, в идее города-крепости слились архаическая функция города как щита, ограждающего человека от внешних угроз, и как идеи превосходства над природой, потенции к переустройству мира на рациональных, эстетических началах [15, с. 70-73]. Ошибочно воспринимать архитектуру лишь с какой-то одной стороны - как функцию или как идею - она воплощает идеи в реальности, максимально близко сводит эти два мира вместе [16, с. 12-13]. Именно так в крепостном сооружении, исходя из точных математических расчётов, воплощается идея города как пространства единения, упорядоченности, сплочённости перед вызовами «внешнего», всего того, что в ходе исторической эволюции города вытеснялось и заменялось на раздробленность, разобщённость, превалирование индивидуального над коллективным и т. д.

Подводя итог, ещё раз отметим, что историко-архитектурный ландшафт является хоть и крайне важной, но лишь частью того, что исследователи называют городской средой. Существует большое количество подходов к изучению феномена города, каждый из которых рассматривает одну или несколько сторон этого полисемантического явления. Обращаясь к проблематике сохранения историко-архитектурного ландшафта важно учитывать динамику урбанистических процессов, протекающих в современном городе, и то, как эти процессы влияют на сознание городского жителя, его темп жизни и потребности. Пренебрежение учётом тенденций развития городской среды в процессе выбора стратегии сохранения и актуализации историко-архитектурного ландшафта грозит нарушением естественных процессов, протекающих в ней. Как результат, невозможность комплексного сохранения историко-архитектурного ландшафта требует серьёзной работы по выявлению в пространстве города объектов или ансамблей, содержащих в себе свойства, которые определяют суть городского феномена и позволяют проследить динамику его развития. В качестве таковых объектов могут выступать крепостные ансамбли, представляющие собой комплексы, идейно и пространственно контрастирующие с современной городской средой, и одновременно с этим заключающих в себе важные семантические характеристики города. Обширный смысловой и интерпретационный багаж, которым обладают фортификационные ансамбли, расположенные в городском пространстве, может расширить возможности их адаптации не только в качестве музейных комплексов историко-военной направленности, но также как музейные и культурные пространства, тематически сосредоточенные на проблематике истории развития градостроительных идей прошлого и их эволюции вплоть до современного состояния.

Список литературы

1. Маккуайр С. Медийный город: медиа, архитектура и городское пространство. Москва, 2014. 207 с.
2. Митчел У. Я++: человек, город, сети. Москва, 2012. 148 с.
3. Колхас Р. Гигантизм, или проблема Большого. Город-генерик. Мусорное пространство. Москва, 2015. 84 с.
4. Иконников А. В. Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве. Москва, 2006. 352 с.
5. Медведь А. Н. Музеефикация памятников археологии в России (прошлое и настоящее). Москва, 2004. 80 с.
6. Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 29.12.2017).
7. Белышева А. С. Сохранение городского историко-архитектурного ландшафта как проблема современной музеологии // Омский научный вестник. 2014. № 4 (131). С. 208-211.
8. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. Санкт- Петербург, 1998. 432 с.
9. История, проблемы и перспективы самого охраняемого города Америки - Саванны // STRELKA MAG. URL: https://strelkamag.com/ ru/article/projective-preservation-a-manifesto-for-savannah (25.08.2018).
10. Тихомиров М. Н. Древнерусские города. Изд. 2-е, доп. и перераб. Москва, 1956. 476 с.
11. Лобанкова И. Б. Древний город как объект культурологического исследования // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 11. С. 96-104.
12. Агеева Е. Ю. Город как социокультурное образование : монография. Новгород, 2004. 212 с.
13. Словарь Академии Российской. Ч. II. Санкт-Петербург, 1790. 589 с.
14. Сванидзе А. А. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 1. Феномен средневекового урбанизма. Москва, 1999. 392 с.
15. Витюк Е. Ю. Идеальные города XV-XVII веков : фортификация в градостроительстве // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. 2014. № 1. С. 70-73.
16. Джейкоб С. Архитектура как воссоздание. Москва, 2012. 22 с.

Источник: Инновационные технологии в гуманитарной сфере: материалы VII Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и соискателей (28 февраля 2019 г.) / редкол.: Е. А. Полякова [и др.]; Алт. гос. ин-т культуры. – Барнаул : Изд-во АГИК, 2019.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (20.11.2019)
Просмотров: 23 | Теги: историко-культурное наследие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь