Суббота, 03.12.2016, 01:17
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ КЛАСТЕРОВ НА БАЗЕ УСПЕШНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТРАСЛЕЙ ЭКОНОМИКИ

Р.Р.Хафизов, В.В.Ананишнев, В В.Брижанин

ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ КЛАСТЕРОВ НА БАЗЕ УСПЕШНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТРАСЛЕЙ ЭКОНОМИКИ

Актуальность статьи определяется сравнительно низкой инновационной активностью компаний в России, а также высокой долей импортной продукции и технологий в большинстве производственных отраслей, что является угрозой экономической безопасности. В статье описан такой инструмент государственного стимулирования инновационной деятельности, как территориальные кластеры, которые призваны помочь в сложившейся ситуации. Приведена краткая история развития теории кластеров в экономике, выделена их ключевая особенность и способ формирования в России. Обозначены основные проблемы, с которыми может столкнуться Россия при реализации инновационной кластерной политики.

Ключевые слова: инновационный кластер, кластерная политика, кластерная стратегия, промышленность, инновационная деятельность, конкурентоспособность, кооперация, территориальное развитие, региональная экономика, бизнес.

 
В сложившихся условиях сложной внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации, а также сильной волатильности российской экономики в периоды мировых экономических спадов и других внешних шоков возрастает внимание государства к различным инструментам модернизации и активизации инновационной деятельности. Экономика России в настоящее время находится в замкнутом круге, который связан с тем, что высокие цены на энергоносители не стимулируют крупные корпорации к развитию инновационных отраслей, формируя лишь систему перераспределения унаследованного благосостояния (или ренты) [1]. Однако в последнее время проблема всё больше актуализируется, и поддержка инновационной деятельности в различных национальных долгосрочных стратегиях экономического развития уже выносится как одна из приоритетных задач государственной политики. Создание с этой целью территориальных кластеров поможет в преодолении структурных перекосов экономики России. Как социальное понятие кластер можно рассматривать как один из способов самоорганизации сообщества с целью выживания в условиях жёсткой международной конкуренции [2].

Кластерный подход уже давно успешно реализуется в странах Европы, США, Китае и др. и зарекомендовал себя как эффективный способ развития наиболее перспективных для конкретной экономической системы отраслей, что в долгосрочном периоде может привести к повышению условий и качества жизни населения, развитию инфраструктуры и предпринимательства, модернизации производства и роста производительности труда за счёт применения новых технологий и продуктов. Причём развитие таких отраслей идёт на локальном уровне — т. е. на уровне отдельных регионов и городов, поэтому кластеры рассматриваются как определённые точки роста экономики. Тем не менее они имеют потенциал не только для внутреннего развития, но способны оказать положительный эффект на ситуацию в отрасли в целом и дать импульс для развития всей экономики [3].

Концепция кластера имеет длительную историю развития и впервые упоминается в работах неоклассика А. Маршалла (1920-е гг.). Анализируя промышленные районы вокруг Лондона, Маршалл пришёл к выводу, что компании из определённой отрасли (или смежных отраслей), сконцентрированные на ограниченной территории, более производительны, чем те, что находятся на большом расстоянии друг от друга. Он объяснял данный феномен с помощью трёх факторов, которые получили название «маршал- лианской троицы» (Marshallian Trinity):
- образование пулов рабочей силы (labor market pooling): концентрация предприятий из одной отрасли на ограниченной территории формирует спрос на рынке труда на работников со схожей квалификацией, что обеспечивает преимущество данным компаниям;
- специализированные поставщики (supplier specialization): концентрация предприятий из одной отрасли на ограниченной территории формирует спрос на услуги поставщиков, в связи с чем появляется рынок специализированных поставщиков, что приводит к снижению издержек для данных предприятий;
- перелив знаний (knowledge spillovers): быстрый обмен знаниями и накопленным опытом между участниками кластера, что также благоприятствует их развитию.

Начиная с 1950-х гг. теорию кластеров изучали в различных областях знаний — политологии, урбанистике, градостроительстве, регионоведении [4].

Но наибольшее развитие теория кластеров получила в 1990-е гг. благодаря профессору Гарвардской бизнес-школы М. Портеру. Исследовав более 100 отраслей в 10 странах мира, М. Портер пришёл к выводу, что транснациональные компании не разбросаны хаотично по разным странам, а имеют тенденцию к концентрации в одной стране или даже регионе [5]. Эту закономерность он объяснял тем, что фирмы, достигающие конкурентоспособности на мировом рынке, положительно влияют на своё окружение: поставщиков, потребителей и конкурентов, и у них появляется потребность в кооперации. Таким образом, ключевой особенностью кластерного подхода является наличие между предприятиями и организациями, функционирующими в одной отрасли (или нескольких смежных отраслях) на ограниченной территории, тесных кооперационных связей, основанных на получении ими синергетического эффекта при решении общих задач, таких как развитие инфраструктуры, расширение рынков сбыта, повышение квалификации работников и т. п.

Также М. Портер отметил, что, во-первых, страны по-разному управляют своей конкурентоспособностью, во-вторых, конкурентоспособность не может быть высока одновременно во всех областях, она распределяется неравномерно и определяется уровнем конкуренции и промышленного роста в территориальных кластерах [1]. Для того чтобы достичь успеха на мировом рынке, представив конкурентоспособную продукцию, «необходимо соединение правильно выбранной конкурентной стратегии фирмы с конкурентными преимуществами страны» [6], что возможно за счёт создания кластеров на региональном уровне.

Первую волну целенаправленного развития кластеров относят ко второй половине XX в. Ярким примером можно назвать создание так называемого исследовательского треугольника в Северной Каролине [7]. Ещё век назад Северная Каролина считалась одним из беднейших районов США, а сегодня представляет собой один из крупнейших в мире технологических центров. Тяжёлая экономическая обстановка заставила власти штата по-другому взглянуть на сложившуюся ситуацию и искать новые пути развития региона. С этой целью был создан научно-исследовательский парк, который управлялся специально образованной для этого некоммерческой организацией. Идея сработала, и сейчас «исследовательский треугольник» получает в год более 2 млрд долл. только государственного финансирования НИОКР, в нём находится крупнейший научный парк США (170 компаний, включая мировых гигантов IBM, GlaxoSmithKline, Cisco Systems), а также создано более 40 тыс. высокотехнологичных рабочих мест.

Можно сказать, что в настоящее время кластеры рассматриваются не только как эффективная форма кооперации между предприятиями и различными организациями, но и как платформа для разработки и внедрения инноваций. Так, в 2006 г. Европейским союзом утверждён «Манифест кластеризации в странах Европейского союза», а в 2008 г.— «Европейский кластерный меморандум». Главная цель принятых документов — формирование большого количества кластеров с целью усиления конкурентоспособности не только экономик отдельных стран, но и Евросоюза в целом. В Европейском кластерном меморандуме под кластерами понимают группу взаимосвязанных специализированных компаний и учреждений, сконцентрированных в определённом регионе, что создаёт благоприятные условия для инновационной деятельности, поскольку снижаются барьеры для коммерциализации инноваций [8].

Как показывает мировой опыт, в последние два десятилетия процесс формирования кластеров происходил довольно активно (см. таблицу).

Кластеризация отдельных стран мира [10]

Если раньше кластеры больше специализировались на производстве потребительских товаров и создавались с целью повышения конкурентоспособности отдельных регионов и территорий, то сегодня они представляют собой более инновационно ориентированные образования, формируясь в отраслях, в которых намечается определённое «прорывное» движение в области разработки и внедрения на рынок новых продуктов и технологий [10]. Отличительной особенностью инновационных кластеров от промышленных является наличие тесных связей не только между предприятиями, потребителями и поставщиками, но и научно-исследовательскими организациями, которые являются неотъемлемым элементом инновационной деятельности и обеспечивают образовательный потенциал региона.

Сегодня возросла роль государства в формировании кластерных стратегий. Если первоначально кластеры формировались самостоятельно — под влиянием рыночных сил (как показывает в своей теории М. Портер), то сегодня органы исполнительной власти в различных странах, осознав преимущества кластеров в усилении конкурентоспособности экономики, «выращивают» их искусственно в тех отраслях, которые обладают наибольшим инновационным потенциалом. Именно по такому пути пошли в России. В 2012 г. Министерство экономического развития России в ходе конкурсного отбора, в котором участвовали 94 заявки из 49 регионов, сформировало перечень из 25 пилотных инновационных территориальных кластеров, которые присутствуют в 20 регионах 6 федеральных округов: Сибирском, Северо-Западном, Центральном, Приволжском, Уральском и Дальневосточном.

Основная цель конкурса — отбор наиболее перспективных инновационно ориентированных отраслей и их точечное развитие за счёт мер государственной поддержки (субсидии из федерального бюджета, со- финансирование программ развития кластеров из регионального бюджета, поддержка государственных институтов развития, развитие малого и среднего бизнеса и т. п.). В 2013 г. впервые были выделены межбюджетные субсидии на реализацию мероприятий, предусмотренных программами развития 13 инновационных территориальных кластеров, в общем объёме 1,3 млрд р. В 2014 г. объём поддержки был увеличен до 2,5 млрд р. с расширением числа поддерживаемых кластеров до всех 25 кластеров. Вместе с тем в 2015 г. в связи с кризисными явлениями в экономике объём поддержки был определён на уровне 1,25 млрд р. Также в перечень был включён кластер Республики Удмуртия «Удмуртский машиностроительный кластер» и общее количество поддерживаемых кластеров увеличилось до 26 [11]. Большая их часть реализуется в так называемых инновационных анклавах, которые уже имеют особые преференции: наукограды, ЗАТО, и технико-внедренческие зоны. Отобранные пилотные инновационные территориальные кластеры распределились по 6 направлениям: «ядерные и радиационные технологии», «производство летательных и космических аппаратов, судостроение», «фармацевтика, биотехнологии и медицинская промышленность», «новые материалы», «химия и нефтехимия», «информационные технологии и электроника», что соответствует цели, заявленной в принятой в 2011 г. «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года»,— достижение доли России на мировых рынках в высокотехнологичных отраслях не менее 5-10 % для 5-7 и более ключевых секторов экономики [12].

Главное ограничение российской экономики при реализации кластерной политики заключается в том, кластеры создаются в несвойственной для них бизнес-среде, а именно в условиях слабой конкуренции. В 2014 г. согласно международному рейтингу благоприятности условий для ведения бизнеса (Doing Business) Россия заняла 62-е место среди 189 стран. По отдельным компонентам, оцениваемым в данном рейтинге, Россия занимает последние места, например, по «получению разрешения на строительство» — 156-е, по «международной торговле» — 155-е, по «присоединению к электрическим сетям» — 143-е [14]. Таким образом, сложный доступ к инфраструктуре — это первое препятствие, с которым сталкиваются российские кластеры. Также эксперты отмечают «полурыночный» характер развития экономики России, при котором государство доминирует над наукой и бизнесом при отсутствии между ними обратных связей, что «блокирует развитие инноваций и процессов диверсификации, изначально загоняя кластерные проекты в русло безуспешной догоняющей индустриализации — вместо инновационного перехода» [10].
Кроме того, на федеральном уровне существуют определённые риски при оценке потенциала территорий для будущего формирования кластеров. Как утверждает соратник М. Портера К. Кетельс, государству не следует проводить отбор потенциальных участников кластеров, их проектов и приоритетов развития для целей субсидирования. Его участие в проведении кластерной политики должно ограничиваться со- финансированием и инициированием кластеров, поддержкой существующих и зарождающихся кластеров во всех секторах экономики (а не только в передовых или быстрорастущих), обеспечением на уровне каждого кластера доступной статистики и т.п. [13]. Сегодня участники кластеров в сложившихся условиях внешнеэкономических санкций не только ставят задачу по импортозамещению высокотехнологичной продукции, но и ориентируются на определение своих позиций на мировых рынках высокотехнологичной продукции, где уже существует большое количество эффективных кластеров.
Вместе с тем серьёзная перестройка российской экономики благодаря её кластеризации возможна в случае конкуренции инновационных территориальных кластеров не внутри страны, а на международном уровне с конкуренцией среди признанных центров компетенции в той или иной сфере. Также, учитывая масштаб влияния государства на экономические процессы внутри страны, идея кластеров может стать одним из драйверов развития конкурентоспособности страны на международном уровне.

 
Список литературы

1. Иванова, В. Н. Влияние кластеров на конкурентоспособность экономики субъектов Российской Федерации / В. Н. Иванова, В. В. Тарасенко, Р. Р. Хафизов // Изв. Волгоград. гос. техн. ун-та. - 2014. - № 17. - С. 88-93
2. Тарасенко, В. В. Анализ качества управления кластерной политикой в контексте регионального развития Российской Федерации / В. В. Тарасенко // Совр. проблемы науки и образования. - 2014. - № 5. - С. 311.
3. Тарасенко, В. В. Американская, европейская и азиатская модели реализации кластерной политики / В. В. Тарасенко // Экономика и предпринимательство. - 2014. - № 9. - С. 921-924.
4. Dan, M.-C. Innovative clusters: a solution for the economic development of Romania / M.-C. Dan // Theoretical and Applied Economics. - 2012. - № 9 (574). - P. 6.
5. Porter, M. E. The Competitive Advantage of Nations / M. E. Porter. - N. Y. : Free Press, 1990.
6. Иванова, В. Н. Европейский опыт реализации кластерной политики / В. Н. Иванова, В. В. Тарасенко, Р. Р. Хафизов // Изв. Волгоград. гос. техн. ун-та. - 2015. - № 3. - С. 43-49.
7. Сараев, В. Затерянный кластер [Электронный ресурс] / В. Сараев // Эксперт Online. - URL: http:// expert.ru/expert/2014/51/zateryannyij-klaster/ (Дата обращения: 20.02.2015).
8. European Cluster Memorandum (2008) [Электронный ресурс] // Центр кластерного развития Томской области. - URL: http://www.innoclusters.ru/uploaded/docs/european_cluster_memorandum.pdf (Дата обращения: 20.02.2015).
9. Ананишнев, В. В. Повышение заработной платы как результат сокращения нерациональных социальных расходов организации : автореф. дис. ... канд. экон. наук / В. В. Ананишнев. - М., 2012.
10. Хафизов, Р. Р. Механизмы государственной поддержки инновационных территориальных кластеров в России / Р. Р. Хафизов, Л. А. Байрамкулова // Бизнес. Образование. Право. Вестн. Волгоград. ин-та бизнеса. - 2015. - № 2. - С. 223-227.
11. Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации / под ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина. - М. : Издат. дом НИУ ВШЭ, 2013.
12. Распоряжение Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р. «Об утверждении Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года».
13. Смородинская, Н. Территориальные инновационные кластеры: мировые ориентиры и российские реалии [Электронный ресурс] / Н. Смородинская // Материалы конференции НИУ ВШЭ. - URL: http:// regconf.hse.ru/uploads/ede481990d3d34e296401e66fdf53518aa7e6ce6.pdf (Дата обращения: 20.02.2015).
14. Рейтинг Doing Business 2014 [Электронный ресурс] // Группа Всемирного банка Doing Business. - URL: http://russian.doingbusiness.org/rankings (Дата обращения: 20.02.2015).
 

Вестник ЧелГУ № 18 (373) 2015. Экономические науки. Выпуск 51

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443x (19.08.2016)
Просмотров: 62 | Теги: кластер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016