Вторник, 24.10.2017, 10:53
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Сельское и приусадебное хозяйство

ОЦЕНКА РЕСУРСОВ ФИТОМАССЫ КУСТАРНИКОВ И КУСТАРНИЧКОВ В ГОРНЫХ ЛАНДШАФТАХ ЮГА МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Е.А.Тихменев, А.А.Пугачёв, Г.В.Станченко

ОЦЕНКА РЕСУРСОВ ФИТОМАССЫ КУСТАРНИКОВ И КУСТАРНИЧКОВ В ГОРНЫХ ЛАНДШАФТАХ ЮГА МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Приводятся данные по соотношению надземной и подземной фитомассы кустарников и кустарничков в широком диапазоне высот - от горных тундр до межгорных котловин северного побережья Охотского моря. Представленные материалы подтверждают известное положение, что с ухудшением экологических условий местообитания, растения реагируют на это увеличением массы подземных органов.

Ключевые слова: кустарники, кустарнички, фитомасса, рельеф, высотная поясность. 

 

Согласно физико-географическому районированию, Северное Охотоморье входит в состав тундрово-таежной (с участками лесотундры) горной области Охотского побережья [7]. Оно представляет собой интенсивно расчлененное низкогорье с абсолютными высотами 600-1200 м. Растительный покров рассматриваемой территории входит в состав гипоарктической тайги, включающей подзону северной тайги и лесотундры. По мнению А.П. Васьковского, этот регион относится к более суровой и обедненной части предтундровых редколесий, по сравнению с европейскими аналогами, поскольку в нем более многочисленны арктические и арктоальпийские элементы флоры в связи с чем он выделял ее в качестве «тундролесья» (или «арктолесья») [2]. Суровые климатические условия и низкогорный характер рельефа обусловливают здесь проявление вертикальной поясности поч- венно-растительного покрова даже на сравнительно небольших высотах.

Методика и объекты исследований

Определение запасов и структуры надземной фитомассы базировалось на методических указаниях, разработанных Л.Е. Родиным, Н.П. Ремезовым и Н.И. Базилевич [8]. Под фитомассой понимается количество живого органического вещества фитоценоза (высших растений, мхов и лишайников). Площадь пробных участков составляла 100 м2; непосредственные учеты проводились на репрезентативных площадках 0,25 м2 в 10-кратной повторности, но не менее 3-кратной для каждого элемента нанорельефа. За границу раздела фитомассы, на надземную и подземную, принималась линия перехода живых частей мхов в бурые (отмершие). У лишайников к подземной массе относились более темные (по сравнению с верхними) «омыленные» части.

Определение фитомассы доминантных видов кустарников и кустарничков проводилось репрезентативно в 10-кратной повтор- ности на площадках 1x1 м с последующим пересчетом полученных данных на га с учетом занимаемой площади.

Результаты исследований и обсуждение

Растительный покров рассматриваемой территории неравномерен по составу и проективному покрытию видов: на площадь, занятую кедровым стлаником приходится более 50 % общей площади. В куртинах доминанта высота стланика - до 1,6 м, возраст - более 100 лет. Проективное покрытие травяно-кустарничкового яруса достигает 30 %, в т. ч. Vaccinium vitis-idaea - 20 % и Ledum decumbens - 10 %. Диффузно распространены Calamagrostis lapponica и Vaccinium uliginosum. Лишайнки занимают около 70 % поверхности почвы, в т. ч. 50 % - Cladonia alpestris и 20 % - C. rangiferina. Наряду с этими видами некоторое распространение имеют Cetraria nivalis, C. cucullata, Cladonia elongate, C. sylvatica и C. deformis. Мхи занимают 3 % площади. Они представлены Polytrichum commune.

На межкуртинных полянах общее проективное покрытие лишайников и кустаничков равно 90 %, в т. ч. травяно-кустарничкового яруса 30 %: Cassiope ericoides - 10 %, Ledum decumbens - 15 %, Vaccinium vitis- idaea - 5 %. Arctous alpine и Empetrum nigrum распространены диффузно. Лишайники занимают 80% площади: Alectoria ochroleuca - 20 %, Cladonia alpestris - 20 %, C. rangiferina - 10 %, Thamnolia vermi- cularis - 10 %, Cetraria nivalis - 20 %. Кроме того в небольшом количестве встречаются Cetraria nivalis, C. laevigata, C. cucullata, C. chrysantha, Stereocaulon paschale.

Почвенный покров сформирован подзолами иллювиально-гумусовыми.
 

Кедровник шикшево-лишайниковый расположен в средней части склона сопки на южном склоне Хасынского хребта, абсолютная высота 350 м, уклон 15°. Сомкнутость кедрового стланика (Pinus pumila) 0,7, высота 2,0-2,5 м. Разреженно встречается Larix cajanderi, высотой 5-10 м и диаметром 810 (15) см, а также кусты Betula Middendorffii высотой 0,5-0,7 м. Проективное покрытие травянисто-кустарничкового яруса составляет 50 %. Основное участие приходится на Empetrum nigrum, Ledum decumbens и Vaccinium vitis-idaea, наряду с ними присутствуют Calamagrostis lapponica, Loiseleuria procumbens, Phyllodoce caerulea, Vaccinium uliginosum, Carex globularis, Lycopodium dubium. Проективное покрытие лишайникового покрова 60 %. Мхи занимают не более 2 % поверхности почвы и представлены Pleurozium schreberi, Polytrichum commune и Dicranum sp. В этих условиях развиваются различные подтипы и виды подзолов ил- лювиально-гумусовых, образующих сочетание двух групп пятнистостей.

Кедровник багульниково-брусничный находится в нижней части склона экспериментальной сопки, абсолютная высота 275 м, уклон 26°. Сомкнутость кедрового стланика 0,7-1,0, высота 2,5-3,0 м. Встречаются пни лиственницы до 30 см в диаметре в количестве 75 шт. на 1 га, отдельные экземпляры отстоят друг от друга на расстоянии 2535 м.

Наряду с кедровым стлаником распространены Duschekia fruticosa высотой 2,5-3,5 м и Betula Middendorffii 2,0-2,5 м. Во втором ярусе кустарников (1 0 % поверхности почвы), обычны Rhododendron aureum и Spiraea betulifolia. Проективное покрытие травяно-кустарничкового яруса составляет около 50 %, при этом на Vaccinium vitis-idaea приходится 20, Ledum decumbens - 20, Empetrum nigrum - 5, на остальные виды приходится не более 5 %. Мхи и лишайники распространены диффузно. Мхи представлены Pleurozium schreberi, Polytrichum commune, Brium sp. и Dicranum sp.; лишайники - Cladonia rangiferina, C. alpestris и C. amauro-craea, Cetraria nivalis. Почвенный покров образован различными видами подзолов иллювиально-многогумусовых, различающихся между собой характером нижней части органогенного горизонта (торфянистый или перегнойный) и мощностью гор А2 .

Кедровник шикшево-долгомошный расположен в межгорной долине у подножья склона, абсолютная высота 240 м, уклон 5°. Сомкнутость кедрового стланика 0,9-1,0, высота 3,0-4,8 м. Среди стланика встречаются Betula Middendorffii и Sorbus sambu-cifolia. Лиственница образует верхний разреженный полог леса. Пни диаметром до 50 см встречаются в 5-10 м друг от друга. Возобновление лиственницы хорошее, высота подроста от 2,5 до 14,0 м. В третьем ярусе произрастают Rhododendron aureum и Spiraea betulifolia - 0,1-0,2 м. Проективное покрытие травяно-кустарничкового яруса не превышает 70 %: Empetrum nigrum - 30 %, Ledum decumbens - 20 %, Vaccinium vitis-idaea - 10 %, Carex globularis - 5 %. Около 5 % проективного покрытия дают Vaccinium uliginosum, Lucopodium sp., Linnea borealis и Phyllodoce caerulea. Мхи занимают более 80 % поверхности. Лишайники распространены диффузно.

Почвенный покров здесь более сложный, чем в предшествующей экосистеме. Его образуют различные подтипы, роды и виды подзолов иллювиально-гумусовых, различающихся между собой по мощности органогенных и подзолистых горизонтов, наличию или отсутствию в почвенном профиле многолетней мерзлоты и, соответственно, присутствию надмерзлотного оглеения.
Рассматриваемый экологических ряда ассоциаций характеризуют изменение видового состава растений и их фитоценотической роли в зависимости от элементов рельефа и абсолютных высот над уровнем моря. Обследование территории показало, что в верхней части кедрово-стланикового пояса в напочвенном покрове преобладают лишайники, в средней и нижней частях - кустарнички, у подножия склона - осоки, а также долгомошные и зеленые мхи. Лиственница на верхнем пределе своего произрастания представлена единичными низкорослыми экземплярами, а по мере снижения высотных отметок принимает вид полноценных деревьев, увеличивает свою густоту [3].

Анализ представленных данных (табл. 1) свидетельствует, что в поясе горных тундр соотношение запасов надземной фитомас- сы к фитомассе корневых систем в сообществе кустарничково-лишайниковой тундры возрастает в ряде: Ledum decumdens< Luaseleuria procumbens<Vaccinium vitis- idaea<Cassiope ericoides. Под куртинами кедрового стланика следующая последовательность: Cassiope ericoides<Ledum decumbens<Vaccinium vitis-idaea< Betula Middendorffii.

Таблица 1
Фитомасса растений горно-тундрового пояса, сухого вещества


В ландшафтах кедрового стланика (табл. 2; 3) отмечается закономерное увеличение участия надземной фитомассы у Betula Middendorffii и Vaccinium vitis-idaea. У Cassiope ericoides отмечается обратная закономерность. Sorbus sambucifolia, Rhododendron aureum и Ledum palustre встречаются, в основном, в межгорных долинах (см. табл. 3). Для этих растений характерны минимальные запасы фитомассы корней.

Таблица 2
Фитомасса растений кедрово-стланикового пояса, сухой массы

Таблица 3

Фитомасса растений межгорных долин, сухой массы

Таким образом, представленные материалы подтверждают известное положение, что с ухудшением экологических условий местообитания, растения реагируют на это увеличением массы подземных органов [1; 5]. Нами получены данные по соотношению надземной и подземной фитомасс кустарников и кустарничков в ряде экосистем от горных тундр до межгорных долин северного побережья Охотского моря. Для кедровников здесь складываются благоприятные условия благодаря близости морского побережья. Видовой состав других массовых кустарников разнообразен. Они формируют богатую надземную и подземную фитомассы. Активное участие в составе фитомассы принимает ряд доминантных кустарничков - Luaseleuria procumbens и Cassiope erico- ides - на верхних частях горных склонов, для Ledum decumbens - в средних частях горных поднятий, наиболее обильна Vaccinium vitis-idaea в нижней части гор. Анализ фитомасс изученных сообществ на разных высотах подтверждает положение, что с ухудшением экологических условий местообитания, растения реагируют на это увеличением массы подземных органов.

Библиографический список

1. Базилевич Н.И. Биологическая продуктивность экосистем Северной Евразии / Н.И. Базилевич. - М., 1993. - 293 с.
2. Васьковский А.П. Новые данные о границах распространения деревьев и кустарников-ценообразователей на Крайнем Северо-Востоке СССР / А.П. Васьковский // Материалы по геологии и полезным ископаемым Северо-Востока СССР. - Магадан, 1958. - Вып. 13. - С. 187-204.
3. Запасы и структура общего органического вещества в кедрово-стланиковых зарослях Охотского побережья / И.В. Игнатенко [и др.] // Биология и продуктивность растительного покрова Северо- Востока СССР - Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1976. - С. 138-158.
4. Поздняков Л.К. Даурская лиственница / Л.К. Поздняков. - М. : Наука, 1975. - 312 с.

5. Пугачёв А.А. Биопродуционные параметры экосистем Крайнего Северо-Востока / А.А. Пугачёв // Пути совершенствования сельскохозяйственного производства на Крайнем Северо-Востоке : сб. науч. тр. - Новосибирск : РАСХН. Дальневост. отд-ние ЗНИИСХ СВ, 1992. - С. 3-13.
6. Пугачёв А.А. Структурно-функциональная организация и динамика почвенно-растительного покрова Северо-Востока России : монография / А.А. Пугачёв, Е.А. Тихменев. - Магадан : СВГУ, 2011. - 197 с.
7. Ракита С.А. Природное районирование / С.А. Ракита // Север Дальнего Востока. - М. : Наука, 1970. - С. 335-406.
8. Родин Л.Е. Методические указания к изучению динамики и биологического круговорота в фитоценозах / Л.Е. Родин, Н.П. Ремезов, Н.И. Базилевич. - Ленинград [СПб.] : Наука, 1968. - 144 с.
9. Стариков Г.Ф. Леса северной части Хабаровского края (низовья Амура и Охотское побережье) / Г.Ф. Стариков. - Хабаровск, 1961. - 206 с.

Вестник Северо-Восточного государственного университета. - № 27. - Магадан : СВГУ, 2017.

Категория: Сельское и приусадебное хозяйство | Добавил: x5443x (12.10.2017)
Просмотров: 19 | Теги: кустарник, фитомасса | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь