Вторник, 06.12.2016, 08:44
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ТОЛКОВАНИЕ УСЛОВИЙ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА И СУДЕБНО-ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

М.В.Жижина

ТОЛКОВАНИЕ УСЛОВИЙ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА И СУДЕБНО-ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ


Участники гражданского оборота постоянно вступают в различного рода отношения, наиболее частыми из которых являются договорные.

Договором в соответствии с доктриной гражданского права является соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Заключить договор - значит достичь соглашения по всем его существенным условиям. Это - условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ч. 1 ст. 432 ГК РФ).

Условия договора, как правило, облекаются в словесную форму, в подавляющем большинстве случаев - письменную.

При заключении договора закон исходит из презумпции соответствия воли и волеизъявления [1, 2]. Согласно презумпции предполагается, что волеизъявление соответствует внутренней воле лица, совершившего сделку. Поэтому необходимо, чтобы использованные в договоре слова и выражения ясно и недвусмысленно выражали волю его сторон. Такой же принцип свойствен гражданскому праву Германии, Голландии, скандинавских стран, где придают значение не тому, что предполагала сторона, а лишь тому, что она реально выразила в договоре: люди связывают себя словами, а не мыслями [3].

Однако на практике уже после заключения договора между сторонами часто возникают разногласия относительно понимания смысла отдельных его условий. В таких случаях появляется необходимость рассмотрения спора в судебном порядке и правомерного толкования положений договора.

 

Техника толкования гражданско-правового договора, ее способы и методы


Технике толкования гражданско-правового договора, ее способам и методам уделено значительное место в теории гражданского права [4 - 6].

Меняющиеся реалии и новые потребности практики рассмотрения гражданских и арбитражных дел способствуют дальнейшей разработке указанной проблемы в несколько ином аспекте и проявлению интереса к ней не только со стороны специалистов в области материального и процессуального гражданского права, а также криминалистики и судебной экспертизы.

Толкованию условий договора посвящена ст. 431 ГК РФ, в соответствии с которой судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если первый способ не позволяет определить содержание договора, необходимо перейти к применению второго способа - толкованию договора путем выяснения действительной общей воли сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон (ч. 2 ст. 431 ГК РФ).

Таким образом, основным и приоритетным способом является буквальное толкование, или грамматический способ, именуемый также языковым, филологическим, текстуальным, словесным.

Мы присоединяемся к мнению специалиста, что законодатель совершенно обоснованно отдал преимущество именно данному способу толкования [6]. Предполагается, что стороны договора действовали разумно, добросовестно и выразили свою действительную волю именно в использованных в договоре словах и выражениях. Защищая принцип свободы договора и недопустимости вмешательства кого-либо в частные дела, в том числе ограждая от возможных искажений волеизъявления со стороны судьи, законодатель обязывает последнего выяснить смысл договора, исходя из тех слов и выражений, которые стороны использовали в момент его заключения.

Уяснение смысла любого письменного текста начинается с его прочтения. При буквальном толковании текст договора анализируется с позиций грамматики (науки, изучающей грамматический строй языка, закономерности построения правильных осмысленных речевых отрезков на этом языке (слов, предложений, текстов) и лексики (уяснения значений отдельных слов и их терминологического смысла)).

Поскольку каждое условие договора представляет собой предложение, т.е. мысль, выраженную словами, то при толковании необходимо прежде всего обратиться к выяснению значения слов, выражающих мысль, а затем - к содержанию самой мысли, выраженной этими словами [7]. При этом, как отмечал немецкий ученый Бласс, "словесное толкование не обращает внимания ни на цель, ни на обстоятельства, при которых писалось произведение, ни даже на предметы, о которых в нем толкуется, а только на слова и их взаимную связь, насколько ими выражаются мысли" [4, с. 38].

Применение грамматического способа толкования необходимо начинать с исследования каждого слова, установления его основного значения, грамматической формы и смыслового оттенка в определенном контексте.

Слово "буквальный" означает - дословный, точный, прямой, непереносный [8]. Буквальное значение слов и выражений - тот смысл, который обычно имеют эти слова и выражения в используемом при заключении договора языке.

Когда возникает необходимость выяснить толкование того или иного слова, необходимым инструментом судьи становится словарь соответствующего языка. В решениях английских и американских судов ссылки на словари английского языка (например, словарь Уэбстера), как указано в [6], - распространенное явление.

В практике российских судов в первую очередь должны применяться правила русской орфографии и пунктуации [9], а суды в своих решениях и постановлениях - ссылаться на словари русского языка. Например: "Инспекция ссылается на то, что Налоговый кодекс РФ не дает определения, что следует понимать под словом "восстановить". Поскольку Кодекс написан на русском языке, то следует руководствоваться пониманием данного слова, которое имеется в русском языке. В словаре русского языка С.И. Ожегова дается следующее толкование данного слова: восстановить - привести в прежнее состояние. В прежнем состоянии при принятии ЗАО "СФБМ" НДС к вычету при приобретении данного имущества налог фактически находился в бюджете (вычеты приводили либо к уменьшению налога к уплате в бюджет, либо к возврату налога из бюджета). Задекларированный ЗАО "СФБМ", но фактически неуплаченный налог не может считаться восстановленным, следовательно, требование Кодекса для принятия налога к вычету не соблюдено" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Московского округа от 7 июля 2009 г. N КА-А40/6019-09 по делу N А40-65165/08-111-330 (СПС "КонсультантПлюс").

 

Правила буквального толкования условий договора


Буквальное толкование условий договора должно осуществляться с учетом следующих правил.

Смысл технических и иных специальных выражений и терминов понимается в их техническом (специальном) смысле.

Помимо общего и технического значения слов необходимо учитывать, что смысл слов может быть изменен в зависимости от круга лиц, к которому обращена норма или который она имеет в виду. Поэтому словам должно придаваться то значение, которое обычно используется в данном сообществе. В договорах между субъектами предпринимательской деятельности должен приниматься во внимание обычно употребляемый смысл в отношениях данного рода. Для установления такого смысла можно, в частности, основываться на сложившейся между сторонами практике и обычаях делового оборота.

3. Однако общим при толковании является подход, согласно которому словам необходимо придавать тот смысл, какой они имеют в обыденном словоупотреблении [7]. Таким образом, содержанием того или иного слова будет такое значение, которое ему обычно придается и неюристами. Это правило (literal rule) широко применяется, например, в Англии, в соответствии с ним судьи должны придавать словам и терминам их обыкновенное, общеупотребительное и буквальное значение [10]. Российские суды при толковании также следуют этому правилу. Например: при рассмотрении спора о защите деловой репутации "истец сообщил в рекламе заведомо ложные сведения с целью получения выгоды. Требуя признать не соответствующим действительности указание в протоколе N 35 на мошеннический характер действий истца как организатора игры, последний ссылается на то, что понятие мошенничества используется исключительно в уголовно-правовом значении (ст. 159 УК РФ). Однако термин "мошенничество" используется не только в уголовно-правовом значении, но так же и в литературной и разговорной речи. Суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что слово "мошенничество" применительно к действиям организатора игры в протоколе N 35 используется в смысле "обыкновенного обмана людей". Такое толкование указанного термина соответствует определению мошенничества как обмана с корыстной целью в соответствии с Толковым словарем русского языка (С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 3 издание. Москва, "АЗЪ", с. 360)" <2>.

--------------------------------

<2> Постановление ФАС Уральского округа от 24 сентября 2001 г. N Ф09-1738/01-ГК по делу N А60-5311/01-С2.


4. В определенных случаях следует учитывать и особое словоупотребление, используемое лицом. Например, Л. Эннекцерус приводит следующий казус: говоря в завещании об отделе винного погреба, завещатель называет его "моя коллекция редкостей", или, имея в виду портретную галерею, он указывает "зверинец" [10].

5. При толковании необходимо учитывать как временной, так и пространственный факторы: словам должен придаваться тот смысл, который они имели в данный момент и в данной местности их написания. Термины и выражения должны пониматься в том смысле, в каком они употребляются в местном языке или диалекте, из которого они заимствованы.

6. Применяя принцип буквального толкования, помимо установления смысла терминов и выражений, часто необходимо интерпретировать положения, содержащие вводные слова и союзы (и, или, либо, например, а также, в том числе).

При толковании положений договора необходимо выяснить не только смысл отдельных слов, но и предложений, из которых состоит условие договора, проанализировать их общую и смысловую структуру. На этом этапе устанавливается текстуальное выражение условий договора, исследуются грамматические и синтаксические связи, существующие внутри предложения.

 

Типовые судебные ситуации, возникающие при толковании условий договоров


Для достижения цели толкования - определения содержания договора в целом и его отдельных положений - дополнительно к грамматическому могут применяться и другие способы толкования: логический, систематический, исторический.

Как свидетельствует практика толкования положений договора, при рассмотрении судебных споров существуют определенные сложности.

В настоящее время наметились две типовые судебные ситуации, возникающие при толковании условий договоров:

суд, реализуя ст. 431 ГК РФ, самостоятельно осуществляет буквальное толкование положений договора;

для толкования условий договора привлекаются лица, обладающие специальными знаниями в области лингвистики (эксперты, специалисты).

Для каждой из указанных судебных ситуаций характерны свои проблематичные моменты.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ субъектом толкования условий договора является суд (судья).

Как правило, буквальное толкование положений договора осуществляется судом самостоятельно путем обращения к словарям русского языка, как было проиллюстрировано выше.

На практике данная ситуация может генерировать следующие проблемы.

Во-первых, юридически значимым является вопрос: каким именно словарем должен пользоваться судья при толковании положений договора - общеизвестным или наисовременнейшим?

Суды воспринимают словари как наиболее легитимные источники. Но в разных изданиях толкование слов и выражений зачастую различается.

Например, "ООО "Аванта" обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании недействительными решений Щелковской таможни о классификации ввозимого товара - брелков для ключей - в соответствии с ТН ВЭД по коду 7117900000. Суд обратился за толкованием слова "брелок" к трем различным источникам: в соответствии с толкованием Русского толкового словаря В.В. Лопатина, Л.Е. Лопатиной "брелок" означает украшение, привешиваемое к браслету, связке ключей и т.п.; согласно толкованию Малого энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона "брелок" (фр.) означает привеску к часам для украшения; в Толковом словаре В. Даля дано следующее определение слову "брелок": "брелока - подвеска, бирюлька, побрякушка" <3>.

--------------------------------

<3> Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 17 мая 2005 г., 24 мая 2005 г. N 10АП-854/05-АК по делу N А41-К2-1388/04.


Затруднительной является трактовка по словарям слов иностранного происхождения. Например: "При рассмотрении искового требования ЗАО "Евроазиатская финансовая компания" об обязании не чинить препятствия в пользовании помещением доводом ответчика было то, что помещение использовалось не по назначению. В соответствии с п. 1.1 договора помещение подлежало использованию под офис. В Новейшем словаре иностранных слов и выражений (Москва: ООО "Издательство "АСТ", 2002) слово "офис" толкуется как контора, канцелярия, административный отдел предприятия, служебное помещение.

Однако размещение в помещении стоматологического и косметического кабинета не может являться использованием по назначению помещений, сданных в аренду под офис, так как к административным помещениям и медицинским помещениям предъявляются различные требования. Довод истца о том, что в переводе с английского слово "офис" означает "кабинет", не может быть принят судом, так как употребляемые в русском языке иностранные слова приобретают смысловое значение, не совпадающее с переводом" <4>.

--------------------------------

<4> Решение Арбитражного суда города Москвы от 27 июня 2006 г., 3 июля 2006 г. по делу N А40-40795/05-89-347 (СПС "КонсультантПлюс").


Когда данные словарей русского языка носят ясный и прямой характер, тогда суд, как субъект толкования, успешно справляется со своей задачей. Но опираться только на пометы толковых словарей при толковании положений договора в сложных конфликтных судебных ситуациях недостаточно.

Филологический словарь не призван выполнять юридическую функцию, он не может быть основанием судебных решений. Как было подчеркнуто одним из специалистов, автор словаря в данном отношении слишком волен, пометы в словаре слишком прихотливы и приблизительны, чтобы отвечать требованиям объективности, однозначности, системности, пригодности для принятия правовых решений [11].

Во-вторых, возможны ситуации, когда собственно договор, памятки, правила, инструкции, являющиеся приложением к нему, оперируют понятиями, которые имеют несколько значений (в том числе обычно употребляемых), обширны по своему содержанию, неточны, приблизительны либо требуют раскрытия их содержания.

К сожалению, более детальный лексический и грамматический анализ текста договоров судьями проведен быть не может в силу того, что для этого требуются углубленные специальные знания в области лингвистики и языкознания.

Однако суды, следуя букве закона, как правило, высказывают следующее мнение: "Ссылка заявителя на то, что суды не дали оценки заключению лингвистической экспертизы, несостоятельна, поскольку по смыслу статьи 431 Кодекса толкование условиям договора дает суд" <5>.

--------------------------------

<5> Определение ВАС РФ от 12 марта 2009 г. N 2293/09 по делу N А66-3545/2007 (СПС "КонсультантПлюс").


Ситуации бывают разными, порой очень сложными и неоднозначными, поэтому полностью отвергать возможность назначения лингвистической экспертизы для толкования условий договора неправильно, равно как и игнорировать представляемые сторонами заключения специалистов-лингвистов.

Поэтому все чаще в судебной практике можно встретить использование соответствующего вида специальных знаний для целей толкования условий договора.

 

Роль и значение судебной экспертизы при рассмотрении гражданских и арбитражных дел


Роль и значение судебной экспертизы при рассмотрении гражданских и арбитражных дел велики и хорошо известны. Экспертиза является инструментом решения коллизионных ситуаций между субъектами права и, следовательно, инструментом защиты охраняемых правом интересов личности, общества и государства [12]. В соответствии с ч. 1 ст. 82 АПК РФ она назначается для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний.

Под специальными знаниями понимаются знания в области любой научной, творческой и практической деятельности, выходящей за пределы правовой компетенции органов суда и следствия, и сведений об общеизвестных фактах [13].

Относительно недавно появился новый, динамично развивающийся вид (род) судебной экспертизы - судебная лингвистическая экспертиза, в рамках которой проводится анализ текста с целью выявления выраженных в нем смыслов (семантические исследования). В качестве задачи судебной лингвистической экспертизы в том числе заявлено толкование спорных положений коммерческих и некоммерческих договоров, соглашений, меморандумов и т.п. для установления того, какие варианты пониманий этих положений в принципе возможны с точки зрения обычного носителя современного русского литературного языка и какие из возможных вариантов наиболее вероятны [14].

Таким образом, криминалистика и судебная экспертиза обеспечили соответствующую научную основу для осуществления возможности толкования юридических текстов.

Еще десять лет назад было отмечено, что в судебной практике случаи назначения такой экспертизы неизвестны [6]. Однако сегодня можно с уверенностью сказать, что лингвистические (иногда называемые филологическими) исследования с целью толкования текстов договоров при рассмотрении гражданских споров проводятся.

Рассмотрим подробнее вторую намеченную нами типовую судебную ситуацию, возникающую при необходимости толкования условий договора, - с привлечением эксперта (специалиста). При ее реализации возможны два варианта.

Первый вариант предусматривает самостоятельное обращение стороны к специалисту-лингвисту для проведения несудебного исследования по вопросам, требующим специальных лингвистических знаний, необходимых для толкования условий договора, которое оформляется заключением специалиста. Следует отметить, что стороны, реализуя принцип состязательности, все чаще прибегают к такой возможности на практике. Иногда даже в процесс представляются несколько заключений специалистов-лингвистов: "По мнению налогового органа, слова "законсервированные и не используемые в производстве" относятся как к мобилизационным мощностям, так и к объектам мобилизационного назначения. При этом стороны представили противоположные филологические заключения о толковании приведенной нормы" <6>.

--------------------------------

<6> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 октября 2003 г. N А56-9719/03 (СПС "КонсультантПлюс").


Во втором варианте суд назначает судебную лингвистическую экспертизу в предусмотренном законодательством порядке при необходимости толкования условий договора. Например: "В связи с противоречиями сторон в толковании пункта 4.2.2 договора судом первой инстанции назначалась филологическая экспертиза, которая не дала однозначного ответа по толкованию указанного пункта" <7>.

--------------------------------

<7> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 июля 2007 г. по делу N А44-1998/2005 (СПС "КонсультантПлюс").


Однако практика привлечения специалистов-лингвистов для толкования условий договора очень неоднозначна. Ее анализ свидетельствует о том, что зачастую настоящей необходимости в назначении лингвистической экспертизы для рассматриваемых нами целей нет.

Так, при рассмотрении гражданского дела по иску о взыскании займа суд назначил судебно-лингвистическую экспертизу <8> и поставил на разрешение эксперта в том числе следующий вопрос: каково лексическое значение употребленных в тексте договоров глаголов "передает" и "принимает"?

--------------------------------

<8> Заключение эксперта от 1 июня 2007 г. N 02/10, выполненное в Пермской ЛСЭ Минюста России.


Одним из условий рассматриваемых договоров являлось следующее: займодатель передает денежный заем до 02.09.05, а заемщик его принимает до 02.09.05. В связи с данным условием на разрешение судебно-лингвистической экспертизы судом был поставлен такой вопрос: указывает ли дата "02.09.05" на определенный срок, до которого денежная сумма передается займодателем и принимается заемщиком, либо на определенный срок, до которого денежная сумма должна быть возвращена заемщиком займодателю?

По нашему мнению, в указанной ситуации судья мог бы самостоятельно осуществить буквальное толкование данных условий договора займа: в первом случае путем обращения к словарям русского языка, а во втором - проанализировав общую и смысловую структуру предложения.

Более того, толкование условий договора экспертом-лингвистом проводится с точки зрения правил русского языка. С юридической же точки зрения, отдельные формулировки подобного рода типовых документов (того же договора займа) традиционно могут трактоваться несколько иначе, в результате чего возникают инотолкования и расхождения в понимании смысла отдельных положений, что ведет к еще большему запутыванию дела.

Таким образом, данная судебная ситуация чревата проблемой злоупотребления возможностью привлечения лиц, обладающих специальными лингвистическими знаниями, для толкования условий договора.

Суды, оценивая доказательства при вынесении решения, также неоднозначно относятся к использованию лингвистических исследований.

Судебная практика свидетельствует, что это отношение может выражаться в прямом игнорировании. Например: "Представленное ответчиком экспертное заключение филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета по вопросу толкования пункта 3.3 договора аренды не может быть принято во внимание исходя из того, что толкование договора производится самим судом с соблюдением положений статьи 431 ГК РФ" <9>.

--------------------------------

<9> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 марта 2002 г. по делу N А56-28689/00 (СПС "КонсультантПлюс").


В то же время заключения специалистов-лингвистов используются и ложатся в обоснование судебных решений: "При этом суд обоснованно учел заключения: Федерального государственного учреждения "Всероссийский государственный центр качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов" от 30 декабря 2004 г., в котором указано, что в силу входящих в их состав компонентов корма консервированные для кошек и собак считаются мясными продуктами; Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, согласно которому вареные корма для животных относятся к продовольственным непищевым товарам; филологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по результатам проведенного лингвистического исследования, из которого следует, что с позиции лингвистического толкования термина "продовольственные товары" корма, предназначенные для употребления в пищу представителями животного мира, относятся к продовольственным товарам; письмо Госстандарта России от 30 марта 2001 г., из которого следует, что мясные корма для животных с кодом 92 1920 классифицируются как мясопродукты; письмо Министерства финансов Российской Федерации от 9 августа 2004 г. N 03-04-01/63, согласно которому в соответствии с Общероссийским классификатором продукции ОК 005-93 корма вареные и сухие отнесены к группе "Продукция мясной промышленности прочая" и при реализации кормов для домашних животных подлежит применению ставка НДС в размере 10%" <10>.

--------------------------------

<10> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 октября 2005 г. N А56-13149/2005 (СПС "КонсультантПлюс").


Подобная нестабильность в применении данного института не способствует осуществлению правосудия в целом. Необходима выработка определенных правил при реализации использования специальных лингвистических знаний в целях толкования условий договора.

Проблема шире, чем кажется на первый взгляд. Вопрос в том, когда действительно необходимо назначение экспертизы, а когда судье можно ограничиться выяснением смысла того или иного слова с помощью словаря без ущерба для правосудия.

Следует провести четкое разграничение ситуаций, чтобы, с одной стороны, оградить судопроизводство от затягивания и запутывания судебного процесса со стороны недобросовестных участников путем инициирования назначения лингвистических экспертиз или представления результатов несудебных исследований в тех случаях, когда это не нужно, а с другой - способствовать полному, объективному, справедливому разрешению гражданских споров.

Представляется, что если для уяснения вопросов предполагается выход за пределы собственно правовой проблематики и обращение к лингвистическим, психологическим и другим научным понятиям и критериям, то необходимо привлечение лиц, обладающих специальными знаниями. Однако во избежание злоупотреблений общим и единственно верным должен быть классический подход: "где смысл виден ясно и определенно из самого слова, там больше нечего искать другого смысла" [15].


Список литературы


1. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 21.

2. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 8.

3. Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Юристъ, 2004 (СПС "КонсультантПлюс").

4. Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М.: ЦентрЮрИнфоР, 2002.

5. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М.: Юнити, 2003.

6. Эрделевский А. Толкование договора // Российская юстиция. 1999. N 4.

7. Шершеневич Г.Ф. Применение норм права // Журнал Министерства юстиции. 1903. N 1. С. 64.

8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1983. С. 58.

9. Правила русской орфографии и пунктуации, утв. Академией наук СССР, Министерством высшего и среднего специального образования СССР и Министерством просвещения РСФСР. М., 1989.

10. Костикова А.В. Толкование юридических текстов и основные подходы к толкованию // Арбитражные споры. 2006. N 2.

11. Голев Н.Д. Значение лингвистической экспертизы для юриспруденции и лингвистики. Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. проф. М.В. Горбаневского. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002 (в соавторстве с О.Н. Матвеевой).

12. Колдин В.Я. Экспертиза как инструмент права // Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000. С. 691.

13. Жижина М.В. Юрист - представитель стороны при назначении экспертизы документов в арбитражном процессе: тактика и практика. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 20.

14. Галяшина Е.И. Понятийные основы судебной лингвистической экспертизы: Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах // Материалы научно-практического семинара. Ч. 2. М., 2003.

15. Ривье Д.А. Учебник международного права / Пер. П. Казанского; под ред. Л. Комаровского. М., 1893. С. 228.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (13.05.2016)
Просмотров: 171 | Теги: договор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016