Воскресенье, 04.12.2016, 11:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

СИНЕРГЕТИКА ЯЗЫКА

Н. С.Олизько

СИНЕРГЕТИКА ЯЗЫКА

Затрагивается проблема метаязыка лингвосинергетики. В рамках данного подхода язык трактуется как нелинейно-саморазвивающееся единство открытых и подвижных, разомкнутых в интердискурсивном пространстве семиосферы интертекстуальных структур.

Ключевые слова: лингвосинергетика, семиосфера, дискурс, интертекстуальность, интердискурсивность, самоорганизация, точка бифуркации, креативный аттрактор, иерархичность, неустойчивость, нелинейность, эмерджентность, симметричность, асимметричность, открытость.

 
Лингвистика как наука находится в постоянном поиске новых подходов к изучению своего объекта, применяя методы и методики различных дисциплин к исследованию организации и функционирования языковой системы. Современное состояние науки о языке характеризуется синергетической направленностью, способствующей изучению языка как самоорганизующейся нелинейной динамичной системы.

Открытия в области естественнонаучных дисциплин (прежде всего, физики, химии и биологии) во второй половине ХХ в. привели к появлению синергетики как науки об открытых неравновесных развивающихся системах различной природы. Развитие синергетическо- го подхода в языкознании подготовлено открытиями в области сравнительно-исторического языкознания, структурной и функциональной лингвистики.

Синергетика, выступая синтезом многочисленных теорий системности мира, требует особого внимания к метаязыку науки. Основу метаязыка лингвосинергетики составляет определенный комплекс терминов, заимствованных из многих точных и гуманитарных наук. Остановимся на некоторых из них.

Иерархичность. В лингвосинергетике речь идет о структурной иерархии, подчеркивающей составную природу вышестоящих уровней по отношению к нижестоящим: «то, что для низшего уровня есть структура-порядок, для высшего есть бесструктурный элемент хаоса, строительный материал» [2].

С точки зрения иерархичности язык как сгусток семиотического пространства, или семиосфера, состоит из микро- (интертекст), макро- (дискурс) и мега- (интердискурс) уровней. Способность каждого уровня находиться в состоянии относительного равновесия определяется параметрами порядка - факторами, управляющими его функционированием.

Порядок в системах с взаимными связями между элементами возникает вокруг так называемых «аттракторов» (от англ. to attract - притягивать) - «притягивающих множеств, которые помогают создавать и поддерживать устойчивое состояние системы» [1]. Параметры порядка, задающие язык макроуровня, ассоциируются с авторским замыслом как креативным аттрактором, обеспечивающим устойчивое состояние дискурса. Короткоживущие переменные, задающие язык нижележащего микроуровня, - различного рода интертекстуальные включения - служат для макроуровня дискурса бесструктурным хаотическим материалом. Вышележащий над макроуровнем мегауровень интердискурса образован сверхмедленными «вечными» переменными (системообразующими концептами), которые выступают для макроуровня управляющими параметрами. Другими словами, интердискурсивное пространство семиосферы языка образовано разнородной совокупностью дискурсов, среди которых мы можем выделить, например, художественный дискурс, состоящий из множества текстов-интертекстов, обеспечивающих многомерную связь частей соответствующего текста между собой, текстов одного автора с другими текстами данного автора, а также текста с прецедентными феноменами.

Неустойчивость. Лингвосинергетическая трактовка состояния неустойчивости связана с «точками бифуркаций, которые появляются в любой ситуации рождения нового качества и характеризуют рубеж между старым и новым» [5. С. 89].

Система «интертекст-дискурс-интердискурс» характеризуется неустойчивостью в том смысле, что изменения в сфере интертекстуальных включений приводят к преобразованию соответствующего типа дискурса, трансформирование которого в свою очередь оказывает воздействие на интердискурс семиосферы. В процессе восприятия художественного произведения динамические процессы на уровне автор-текст-читатель, формирующем художественный дискурс, приводят к возникновению случайных хаотических колебаний (флуктуа- ций), которые, усиливаясь, могут так влиять на систему, что она приближается к точке ветвления (бифуркации) - переломному моменту в выборе дальнейшего пути понимания произведения. Поведение системы в точке бифуркации кажется парадоксальным: она подчиняется вроде бы случайным, второстепенным факторам, которые начинают играть главную роль и оказывают решающее воздействие на переход всей системы на тот или иной эволюционный сценарий. Речь идет о возможности привлекать к интерпретации художественного произведения практически неограниченное количество смысловых элементов, как-либо связанных с доминантным смыслом. Это в частности объясняет тот факт, что в момент бифуркации состояния системы возможно не одно, а множество вариантов структурного преобразования дискурса.

Благодаря своим внутренним энергоресурсам в результате реакций на информацию, поступающую как извне, так и изнутри, художественный дискурс самоорганизуется. «По мере "взросления" замысла его развитие во все большей степени начинает зависеть не от художника, а от самого созревающего произведения, то есть становится в точном смысле этого слова процессом самоорганизации» [10. С. 100]. Как отмечает Дж. Д. Эткинс, на определенном этапе в жизни текста наступает самопроизвольный момент, когда «текст начинает отличаться от самого себя, выходя за пределы собственной системы ценностей, становясь неопределимым с точки зрения своей явной системы смысла» [4. С. 187]. В результате провозглашается принципиальная относительность «правильности» любого понимания и право каждого на свое собственное толкование. Каждое прочтение текста дает прирастание нового смысла, что приводит к «бездне» возможных смысловых значений и «свободной игре активной интерпретации», а значит - и «интерпретирующего сознания» [8. С. 54].

Нелинейность следует трактовать как нарушение принципа суперпозиции в некотором явлении: «результат суммы воздействий на систему не равен сумме результатов этих воздействий» [2]. В лингвосинергетике нелинейности может быть эксплицирована посредством идеи многовариантности, выбора из данных альтернатив.

Текстовое значение в рамках художественного дискурса в принципе не может быть воспринято и оценено как линейное: методология текстового анализа Р. Барта эксплицитно «требует, чтобы мы представляли себе текст как ... переплетение разных голосов, многочисленных кодов, одновременно перепутанных и незавершенных» [9. С. 334]. В силу своей имманентной нелинейности и неустойчивости текстовая среда интерпретируется как непредсказуемая, всегда готовая породить новые версии смысла.

Эмерджентность. Термин «эмерджент- ность» (от emergent - неожиданно возникающий) означает самопроизвольное возникновение таких свойств, которые присущи некоторому образованию в целом, но не свойственны ни одному из его элементов в отдельности.

Принцип эмерджентности описывает возникновение нового качества системы по горизонтали, то есть на одном уровне, когда медленное изменение управляющих параметров мегауровня-интердискурса приводит к бифуркации, неустойчивости системы на макроуровне - уровне дискурса и перестройке его структуры. В точке бифуркации параметры порядка макроуровня возвращают свои степени свободы в хаос микроуровня-интертекста, растворяясь в нем. Затем в непосредственном процессе взаимодействия мега- и микро- уровней рождаются новые параметры порядка обновленного макроуровня. Другими словами, под эмерджентностью языка следует понимать появление спонтанно возникающих свойств, не характерных для отдельно взятых иерархических уровней (интертекста, дискурса или интердискурса), но присущих системе как целостному функциональному образованию.

Симметричность/асимметричность. Симметрия и асимметрия как диалектическое единство повторяющегося и различного обладают универсальностью на всех известных современной науке масштабных уровнях организации систем. Элементы языка также способны «взаимодействовать на разных уровнях организации как симметричные или асимметричные.

При этом факт симметричности какого-либо проявления структуры или функции позволяет квалифицировать его как стандартный и малоинформативный. Асимметрия несет высоко информативное разнообразие» [6. С. 61]. Под симметрией понимается соразмерность между частями целого, образуемая повтором соответствующих языковых структур. В случае «выпадения» (перехода в разряд скрытых смыслов) одного или нескольких элементов симметрии речь идет об асимметрии, характеризующейся «отступлением от упорядоченности, регулярности в строении и функционировании языковых единиц» [10. С. 94].

В современной науке категория симметрии объединяет в себе, наряду с классическим понятием симметрии как соразмерности, довольно разнообразные виды симметрии, такие как диссимметрия, антисимметрия, изометрия и прочие. Мы останавливаемся на разграничении упомянутых выше симметрии и асимметрии, так как «выявляя симметричные - асимметричные моменты и оценивая их значимость в системном развитии, можно установить законы динамики смысловой системы художественного произведения и на их основе достаточно объективно охарактеризовать мировоззренческую концепцию автора» [7. С. 51].

Учитывая тот факт, что живому - самоорганизующемуся - организму симметрия менее свойственна, Г. Г. Москальчук отмечает, что в тексте (составляющем элементе дискурса) наиболее вероятны асимметричные структуры. Однако обнаружить последние можно только на фоне инвариантных (симметричных) проявлений структурной организации текста, так как только «симметричный фон, существующий на всех уровнях языка, служит стабилизатором системы, синхронизатором текста и рече-мыслительной деятельности» [6. С. 62]. Отсюда очевидно: «чтобы сохранить феноменальную целостность, текст должен стремиться к симметрии, но никогда ее не достигать, поскольку симметрия его структуры ведет к резкому снижению информативности, свойственной открытым нелинейным диссипативным, то есть синергетическим системам» [3. С. 52]. Другими словами, субстанция дискурса организуется, стремясь к симметрии, но одновременно и самоорганизуется, стремясь к асимметрии. Доминантный смысл, синхронизирующий симметричные (находящиеся в динамическом равновесии) и асимметричные (находящиеся в динамическом неравновесии) компоненты, выступает креативным аттрактором, организующим художественный дискурс.

Открытость предполагает взаимодействие системы со своим окружением и позволяет эволюционировать от простого к сложному, так как каждый иерархический уровень может развиваться и усложняться только при обмене веществом, энергией, информацией с другими уровнями.

Принципиально открытое художественное пространство вбирает в себя максимальное число текстов, написанных в различные эпохи. Любое художественное произведение может быть рассмотрено как место пересечения уже существовавших текстов - «нитей ризомы», то есть место преломления и переплетения всего многообразия текстов культуры.

На языке иерархических уровней принцип открытости подчеркивает два важных обстоятельства. Во-первых, это возможность явлений самоорганизации в форме существования стабильных неравновесных структур макроуровня - уровня дискурса (открытость дискурса к интертексту при фиксированных управляющих параметрах). Во-вторых, возможность самоорганизации становления, то есть возможность смены типа неравновесной структуры, типа аттрактора (открытость дискурса к интердискурсу меняющихся управляющих параметров системы).

Подводя итог, отметим, что в рамках лингвосинергетической трактовки язык выступает открытой, нелинейной, иерархически организованной эволюционирующей системой.

Список литературы

1. Аршинов, В. И. Синергетика как феномен постнеклассической науки / В. И. Арши- нов. - URL: http://www.i-u.ru/biblio/archive/ arshinov%5Fsinergetika/02.aspx.
2. Буданов, В. Г. Синергетика: история, принципы, современность / В. Г. Буданов. - URL: http://spkurdyumov.narod.ru/SinBud.htm.
3. Герман, И. А. Введение в лингвосинер- гетику / И. А. Герман, В. А. Пищальникова. - Барнаул: Алтайский университет, 1999. - 130 с.
4. Ильин, И. П. Постструктурализм. Декон- структивизм. Постмодернизм / И. П. Ильин. - М.: Интрада, 1996. - 251 с.
5. Князева, Е. Н. Основания синергетики. Синергетическое мировидение / Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов. - М.: КомКнига, 2005. - 240 с.
6. Манаков, Н. А. К основаниям тексто- симметрики / Н. А. Манаков, Г. Г. Москальчук // Лингвосинергетика: проблемы и перспективы : материалы второй школы-семинара. - Барнаул: ААЭП, 2001. - С. 57-63.
7. Мышкина, Н. Л. Внутренняя жизнь текста: механизмы, формы, характеристики / Н. Л. Мышкина. - Пермь: Пермский университет, 1998. - 152 с.
8. Нестерова, Н. М. Текст и перевод в зеркале современных философских парадигм / Н. М. Нестерова. - Пермь: Пермский государственный технический университет, 2005. - 203 с.
9. Постмодернизм : энциклопедия / отв. ред. А. И. Мерцалова. - М.: Интерпрессервис; Книжный дом, 2001. - 1040 с.
10. Фещенко, В. В. Autopoetica как опыт и метод, или о новых горизонтах семиотики / В. В. Фещенко // Семиотика и Авангард : антология. - М.: Академический Проект; Культура, 2006. - С. 54-122.

Вестник ЧелГУ № 15 (370) 2015. Филология. Искусствоведение. Выпуск 96

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (10.05.2016)
Просмотров: 160 | Теги: СИНЕРГЕТИКА | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016