Четверг, 20.02.2020, 04:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

СИМВОЛИКА ИГРЫ В ДРАМЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА «МАСКАРАД»

М.А.Юрина, Д.Д.Пальчикова

СИМВОЛИКА ИГРЫ В ДРАМЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА «МАСКАРАД»

В работе рассматривается своеобразие символики игры в драме М.Ю. Лермонтова «Маскарад». Анализируется ее концептуальная многоаспектность. Приводятся точки зрения ведущих исследователей данного вопроса, высказывается и последовательно доказывается мысль о том, что символика игры в драме является знаковой не только в социальном
и психологическом аспектах, но и в философском.

Ключевые слова: образно-символическая система, художественный мотив, психологизм, трагизм, концептуальность, художественное своеобразие. 

 

По общепринятому определению, «символ - то, что служит условным знаком какого- нибудь понятия, явления, идеи» [8, с. 937]. В художественном произведении он приобретает особое значение для осмысления проблематики, авторской позиции. Так, романтизм создал свою обширную образно- символическую систему. Море и ветер у романтиков символизируют свободу и вольность. Символ идеального мира находит свое выражение в образах звезды, утренней зари, пробуждающейся природы. Весьма сложна в романтизме символика цветов и растений, отражающих разные этапы жизни человека (прежде всего его юности), его различные душевные состояния.

В произведениях М.Ю. Лермонтова мы неоднократно сталкиваемся с символами - как в поэзии, так и в прозе. Символизация - излюбленный прием художника-романтика, размышляющего о судьбе человека в широком контексте мировой, вселенской жизни. Поэт находит сюжеты драм в современной ему действительности, тем самым расширяет возможности жанра, однако новое сочетает с хорошо известным, узнаваемым. В этом контексте особый смысл приобретает «цитатность» Лермонтова. Исследователи находят множество сюжетных поворотов, заимствованных у Шиллера, Шекспира, Пушкина и др. Однако в каждом случае Лермонтов пытается выявить новые, скрытые возможности «чужой» сюжетной ситуации.

Целью нашей работы является анализ символа игры в драме «Маскарад», что обусловливает и задачи исследования: выявить в драме «Маскарад» значение мотива игры; определить его символическое наполнение и концептуальную роль.

Изучение темы карт и карточной игры нашло свое отражение в творчестве русских писателей в работах Ю.В. Манна, Ю.М. Лотмана, С.Н. Зотова и других исследователей. Так, Ю.М. Лотман [5] рассматривал тему игры, рока, фатума в качестве сюжетообразующе- го фактора, формы моделирования природных конфликтов, влияющих на поведенческие реакции героев в повести А.С. Пушкина «Пиковая дама». Ю.В. Манн [6], С.Н.Зотов [2] указывали на значение рассматриваемой тематики в творчестве М.Ю. Лермонтова. Однако о символике мотива игры именно в драме Лермонтова сказано очень мало, вскользь. Мы предпринимаем попытку своего анализа этого художественного явления.

Настоящая мода на карты началась во времена так называемого «золотого века российского», т. е. в последние годы царствования Екатерины II. Историк М.И. Пыляев писал: «Карточная игра усилилась до необычайных размеров; дворяне почти только и делали, что сидели за картами; и мужчины, и женщины, и старые, и молодые садились играть с утра, зимою еще при свечах и играли до ночи, вставая лишь пить и есть; заседания присутственных мест иногда прерывали, потому что из самого заседания вдруг вызывали членов к кому-нибудь на карты; играли преимущественно в коммерческие, но много и в азартные игры...» [9, с. 11]. Но истинный расцвет карточной игры пришелся на XIX в. Блюстители морали били тревогу, утверждая, что «ежедневно семь десятых петербургской мужской публики с десяти часов вечера садится за карты. Потребность игры стала столь привычной, что в некоторых кругах оценивают человека по критерию: "он играет", "он не играет"» [9, с. 15].

Мотив карточной игры нередко встречается в русской классике. Так, например, в произведении А.С. Пушкина «Пиковая дама» главный герой сходит с ума от азарта и желания заполучить богатство легким путем. В итоге он заканчивает свою жизнь в больнице. В драме же М.Ю. Лермонтова «Маскарад» главному герою азарт просто застилает сознание. Арбенин так же, как и пушкинский Германн, сходит с ума - и это его наказание за «игру» с жизнью и собственной душой.

Один из ведущих символических «игровых» мотивов в произведении М. Ю. Лермонтова - мотив шулерства, обмана. Характеристика карточной игры как шулерской основывается на диалоге главных персонажей. Казарин сетует, что нынешние игроки не умеют «ни кстати честность показать, ни передернуть благородно» [4, с. 176]. Фраза из монолога Арбенина: «Годы употребить на упражненье рук» [6, с. 214] - «также явный намек на шулерство». Данный мотив тесно связан с проблематикой произведения и с трагедией главного героя - привыкнув ко лжи, исполненный подозрения, он не верит даже самому дорогому ему человеку.

Арбенин когда-то был страстно увлечен карточной игрой; от этого пагубного увлечения его спасла любовь. Он оставил игру и «позабыл товарищей своих». Однако заснувшая, но еще не умерщвленная страсть требует пищи, она напоминает иногда о себе - и Арбенин едет, как ему кажется, просто так, взглянуть на игру. Но как только он появляется в игральной комнате, так тут же к нему подскакивает Шприх: «столько я о вас слыхал того-сего, что познакомиться давно желаю» [4, с. 130]. Так как душа Арбенина в целомудренной жизни очистилась немного от прежней грязи, то он сразу заподозрил что-то неладное:

Он мне не нравится... Видал я много рож,
А этакой не выдумать нарочно;
Улыбка злобная, глаза... стеклярус точно,
Взглянуть - не человек, - а с чортом не похож [4, с. 130].

Герой понял, что перед ним не человек, а бес-соблазнитель, который искушает, склоняя к карточной игре. «Портрет хорош, - оригинал-то скверен!» [4, с. 131] - отвечает Арбенин Казарину на предложение уважать Шприха. Так в пьесе возникает еще один символический мотив - мотив греховного соблазнения, ведущего к нравственному падению.

И вот среди игроков Арбенин видит проигравшегося князя Звездича. Главный герой знает, что такое игра и какова цена выигрыша:

Но чтобы здесь выигрывать решиться,
Вам надо кинуть всё: родных, друзей и честь,
Вам надо испытать, ощупать беспристрастно
Свои способности и душу: по частям... [4, с. 133]

Князь в недоумении, но все же собирается сесть за карточную игру. И в этот момент Арбенин говорит князю:

Погодите.
Я сяду вместо вас.
Дайте мне на счастье руку смело,
А остальное уж не ваше дело! [4, с. 134].

Мы видим, как Арбенин несколько раз останавливается, перед тем как сесть за стол, он знает, что такое игра, знает ее жестокое правило: садящийся за стол должен продать душу - и это несколько раз останавливает его. Но бес лукав - он внушает герою, что тот совершает благородный поступок, спасает жизнь проигравшегося князя. Очень интересно, что Арбенин перед тем, как сесть за стол, просит Звездича дать ему руку. Рукопожатие в данном случае - это символ передачи бесовской страсти игры от Звездича к Арбенину.

Душа Евгения Александровича снова попала в сети, хотя он о том и не подозревает. Недаром один из игроков символически называет здесь Арбенина «Ванькой Каином» - герой перед началом убийства в себе чистоты, целомудрия. Главный герой выигрывает, но этот выигрыш дорого ему достается, приходится заплатить душой - в итоге она запятнана, и образ Божий в ней растоптан.

Значение игры может быть вполне понято лишь в «большом времени» культуры. Характеризуя эпоху Рабле, М. Бахтин пишет: «Игра очень тесно связана с временем и с будущим. Недаром основные орудия игры - карты и кости - служат основными орудиями гадания, то есть узнавания будущего... Живо осознавался универсализм образов игры, их отношения к времени и будущему, к судьбе, к государственной власти, их миросозерцательный характер» [1, с. 259].

Таким образом, карты в драме являются символом внешних роковых сил, властвующих над человеческими помыслами и устремлениями. Игра в карты сродни маскараду, здесь надо лукавить, надевать на себя маски - и вот надетая для игры личина влечет уж в маскарад - в маскарад светской жизни, на парад мертвых масок. До того момента, как Арбенин сел за карточный стол, он умел под личиной обнаружить истинный образ, а теперь он сам вовлечен в эту игру. Маскарад поначалу разочаровывает Арбенина, игра масок не производит такого волнения в крови, какое произвела в нем карточная игра. Но через князя Звездича он постепенно втягивается и в маскарадную игру.

Название самого произведения несет в себе символический характер. Слово «маскарад» означает не только реальное увеселение (костюмированный бал, на который являются в масках), но и нечто большее: с одной стороны, под «маскарадом» понимается жизнь «света» и жизнь вообще (в реальной действительности лица людей - «приличьем стянутые маски», как сказано в стихотворении Лермонтова), где маски скрывают либо подлинные чувства, либо пороки; с другой стороны, «маскарад» - это условная, искусственная жизнь, игровое зрелище и развлечение; надев маску и на какое-то ограниченное время оставаясь неузнанным, человек «света» может приоткрыть душу и показать свое истинное лицо.

В основе драмы - любовная интрига, тоже своего рода «игра», схожая с карточной. В ней существуют свои «правила», свое шулерство, свои испытанные приемы. Она осложнена мотивом мнимой измены. Однако если со стороны Звездича встреча на маскараде - всего лишь очередное любовное приключение, бытовая интрижка, то со стороны Арбенина - это вызов высшим силам, освятившим брак романтического героя. И потому ставка в такой «игре» - участь человека, жизнь или смерть. И в этом смысле мотив игры глубоко символичен - игра с жизнью приводит главного героя к страшной трагедии, от которой он сходит с ума, погибает духовно. Так судьба мстит дерзнувшему с ней играть.

Евгений Александрович - фатальная личность, участвующая в заранее проигранной схватке. Он ставит чрезвычайно рискованный эксперимент с судьбой, которая играет наверняка. И доказательством тому является ошибка, совершенная им. К ней героя привели стечение обстоятельств и чрезмерная уверенность в знании законов, нравов и психологии «света».

Арбенин убежден, что смог победить судьбу - 7 лет он наслаждается покоем, домом, семьей, любовью Нины и не намерен был что-либо менять в своей жизни. Уверенность в том, что он одержал верх над роком, заставила героя преувеличить могущество своих сил и воли. Арбенин уверовал, что ему все подвластно, что обстоятельства подчинены ему, а не он - обстоятельствам, что он - высший нравственный суд. Это право он безоговорочно признал за собой. А раз так, то никакому другому суду, думал он, кроме собственного, не подвластен.

Арбенин полагал, что его ошибка - вера в Нину. На самом деле ошибка состояла в исчезновении этой веры и в возникшей уверенности в измене жены. И такая убежденность - следствие светской морали, где каждый человек верил только себе, считая себя единственным носителем истины. Если жизнь - игра, если жизнь - маскарад, то поневоле нет доверия ни к кому и ни к чему. Так Арбенин стал жертвой обстоятельств и своего светского воспитания.

Внешнее действие произведения опирается на напряженную любовную интригу, в ней Лермонтов использует типичные для мелодрамы того времени атрибуты: здесь и предмет, играющий роковую роль в судьбе героев (потерянный браслет), и многочисленные ошибки, заблуждения, и трагические совпадения, вестники из прошлого героя. Да и такие сцены, как маскарад, карточная игра, пение героини, были типичны для романтической литературы той эпохи. Однако у Лермонтова все происшествия, которые имеют семейно-бытовую природу, утрачивают однозначность, тем самым приобретая более глубокий смысл. Символический план возникает вследствие того, что в драме обозначается внутреннее действие: Арбенин ведет свой спор с Богом, небом, вступает в поединок с судьбой, и этот конфликт задан уже первой сценой. Спасая Звездича, Арбенин, по сути, исправляет то, что предписано роком, и этим уподобляет себя Творцу.

Монологи Арбенина представляют собой рефлексию не только по поводу собственной судьбы - это, прежде всего, онтологический спор. В этом контексте важна финальная реплика Арбенина: «Я говорил тебе, что ты жесток!» [4, с. 238]. Финальная реплика - итог спора. В этот момент спадает «шелуха» быта, заблуждений и ошибок - и наступает прозрение.

Вся логика развития действия в «Маскараде» показывает: как бы ни вторгался человек в поток жизни, какие бы поступки ни совершал, не он меняет жизненную ситуацию, а «свершается судьбы определенье»; человек лишь мнит, что может повлиять на ход жизни, изменить если не мироустройство, то хотя бы свою частную судьбу. Мир жесток, несправедлив; в нем нет места для искренних человеческих чувств, в нем невозможны сильные страсти. Ответственность за это Арбенин возлагает не только на общество, но и на высшие силы.

Итак, мотив игры в драме «Маскарад» глубоко символичен. М.Ю. Лермонтов продолжает пушкинскую традицию: подобно Германну из «Пиковой дамы», Арбенин бросил вызов судьбе, посчитал себя властелином мира и жестоко за это поплатился. Так, казалось бы, внешний сюжетный мотив приобретает глубоко философский смысл, является ключевым и в понимании концепции драмы, и в осмыслении мировоззрения ее автора.

Библиографический список

1. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса / М.М. Бахтин. - М. : Худож. лит., 1990.
2. Зотов С.Н. Художественное пространство - мир Лермонтова / С.Н. Зотов. - Таганрог : Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2001.
3. Коровин В.И. Творческий путь М.Ю. Лермонтова / В.И. Коровин. - М. : Просвещение, 1973.
4. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: в 4 т. / М.Ю. Лермонтов. - Л. [СПб.] : Наука, 1979-1981.
5. Лотман Ю.М. В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь / Ю.М. Лотман. - М. : Просвещение, 1988.
6. Манн Ю.В. Игровые моменты в «Маскараде» Лермонтова / Ю.В Манн. - М. : Наука, 1977. - Т. 36. № 1. - С. 27-38.
7. Манн Ю.В. Поэтика русского романтизма / Ю.В. Манн. - М. : Наука, 1976.
8. Ожегов С.И. Словарь русского языка : ок. 53000 слов / С.И. Ожегов ; под ред. Л.И. Скворцова. - 24-е изд., испр. - Москва : ОНИКС 21 век : Мир и Образование, 2004. - 1198 с.
9. Пыляев М.И. Азартные игры в старину / М.И. Пыляев. - М. : Эксмо, 2008.

Источник: "Научный журнал "Вестник Северо-Восточного государственного университета", 2019. Выпуск 32


Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (08.02.2020)
Просмотров: 27 | Теги: концептуальность, Лермонтов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь