Четверг, 27.06.2019, 01:43
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

ПЕРЕГОВОРНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ (ПО ПАМЯТНИКАМ ПИСЬМЕННОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА)

Г.И.Лобжанидзе, кандидат филологических наук, доцент, начальник адъюнктуры Восточно-Сибирского института МВД России
В.С.Олейников, доктор педагогических наук, кандидат философских наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, профессор кафедры педагогики и психологии Санкт-Петербургского университета МВД России

ПЕРЕГОВОРНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ (ПО ПАМЯТНИКАМ ПИСЬМЕННОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА)

Документирующий материал, речевое поведение, динамика действий, конфликтная ситуация, переговорная компетентность, переговорщик, ведение переговоров, памятники письменности русского языка.

В статье рассматривается возможность формирования качеств переговорной компетентности с использованием документирующих материалов из памятников письменности русского языка. Исследование документирующего материала раскрывает черты переговорщика, необходимые для ведения переговоров. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о совокупности свойств и способностей, необходимых для управления процессом переговоров, влияния на формирование модели поведения собеседников, противоборствующих сторон.

Сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации для успешного выполнения оперативно-служебных задач необходимо обладать переговорной компетентностью. К сожалению, программы подготовки сотрудников органов внутренних дел и войск национальной гвардии не предусматривают в тематических планах занятий по формированию переговорной компетентности. Учебно-методических пособий, содержащих задания на закрепление навыков использования переговорной компетентности в профессиональной деятельности, не существует. Активно ведутся научные исследования феномена переговоров. В правовой науке исследование переговорного процесса впервые было проведено В.П. Илларионовым. Им было осуществлено монографическое исследование [9]. Организационно-тактические способы и приемы проведения переговоров с правонарушителями в экстремальных условиях изучены Н.Н. Васильевым [1, с. 180], В.В. Вахниной [2], О.С. Возжениковой [3, с. 18], А.В. Загорским [8, с. 98], А.Ф. Майдыковым [10].

Методическим материалом для подготовки и проведения занятий с целью формирования переговорной компетентности сотрудников органов внутренних дел могут стать памятники письменности русского языка, содержащие документирующий материал, освещающий ситуации переговоров и поведения в них.

Для более полного изучения переговорной компетентности при исследовании памятников письменности нами были проанализированы ситуации как со словом «переговоры», так и с его производными, например со словом «переговорка». Орфография и грамматика отрывков из исторических источников переданы средствами современного русского языка.

Дериват «переговорка» использовался в значении «устранить конфликт, достичь согласия»: «Когда при- лучитца съ ними ворами у казаковъ быть переговорке, вашъ ...указъ сказать всемъ въ слухъ» [7, с. 29]. Представленный вариант поведения иллюстрирует речевую активность, требование ознакомления всех казаков с указом их предводителя. Переговорная компетентность в данном случае предполагает владение информацией об обстоятельствах конфликта (дела), корректное установление статуса противоборствующих сторон («воры и казаки»), необходимость ознакомления с нормативной базой («вашъ ...указъ сказать всемъ въ слухъ»).

Слово «переговорка» имело дефиницию «переговоры»: «Уже прислали к намъ казакамъ под Азовъ город для переговорки толмачей своих туретцких» [7, с. 36]. Данная модель поведения также определяет необходимость речевой активности, важность проведения переговоров специалистами («толмачами туретцкими»). Переговорная компетентность в представленном случае сопряжена с корректным определением сторон («казаки и толмачи туретцкие»), предмета переговоров и документов, регламентирующих процесс переговоров.

Слово «переговаривати» встречается со значением «заново вести судебное разбирательство»: «И темъ всемъ деламъ быть по тому, какъ те дела вершены до сего государева указу, а вновь техъ делъ не всчинать и не переговаривать» [14, с. 550]. Представленную ситуацию нужно отнести к категории критических, так как она иллюстрирует принятие решения, связанного с мыслительными операциями. В данном случае в качестве конфликтной ситуации выступает судопроизводство. Смысловая единица связана с рассмотрением дел в суде. Модель поведения участников - статичная, связана с необходимостью подчиниться решению царя: не рассматривать заново дела в суде и не пересматривать судебные решения. Проиллюстрированное поведение участников судебного конфликта связано с появлением указа государя. В данной ситуации переговорная компетентность связана со знанием законодательства, с точной датой вступления в силу указа государя.

Следующий пример также иллюстрирует поведение в суде: «А на которого послуха ис- тецъ послется, и послухъ не станетъ или ставъ на судъ по договорить въ ты ж<е> речи, или переговорить, ино тотъ послух не в послухъ») [12, с. 70]. Представленная модель поведения маркирует речевую активность участников, определяющую их возможный статус в суде. Переговорная компетентность подразумевает, применительно к рассматриваемой эпохе, знание участниками судебного разбирательства существовавшей в то время нормативной базы, правил поведения в суде, законов определения статуса участников рассмотрения дела в суде.

В исторических источниках сохранились свидетельства обозначения дериватом «розговорщик» (орфография источника) «лица, посланного для переговоров, увещеваний»: «И мы Василей и Максимъ что съ дороги роз- говорщиковъ къ нему Балтуге посылали, и то писано въ сей росписи» [6, с. 28]. В состав переговорной компетентности в данном случае входят осмысление ситуации, наличие прав для отправки переговорщиков и полномочий для оформления расписки. Изложенная форма поведения заостряет внимание на вербальной инициативности сторон, владеющих приемами ведения переговоров; на обозначении их отношения (может быть, нейтрального) к сформированной конфликтной ситуации. Действия разговорщиков предполагают концентрацию внимания, восприятия, активизацию нестандартного ассоциативного мышления. Представленный фрагмент иллюстрирует развитие событий («мы Василей и Максимъ ... розговорщиковъ ... посылали») и речевой активности («и то писано въ сей росписи»).

Существительное «разговор» в отдельных случаях встречается в контексте, описывающем формулирование чьего-то представления о сложившейся ситуации и выявление ее значимых обстоятельств. Представления могут отражать бытовавшее мнение об опасности вероятного военного взаимодействия или невмешательства, как, например, в следующем документирующем материале: «Асанчюку и Третьяку смотрити того, какъ бы въ разговоре, съ кемъ пригоже, съ магистровыми людми, та речь разговорити: похочетъ ли магистръ государя нашего оборони» [11, с. 84]. Переговорная компетентность в приведенном примере предполагает установление цели разговора (определение вероятности совместных военных действий Польско-Литовского государства и Российского государства), осведомленность в деталях ситуации, корректный подбор участвующих в разговоре («съ кемъ пригоже, съ магистровыми людми»), умелое ведение переговоров («смотрити того, какъ бы въ разговоре . та речь разговорити: похочетъ ли магистръ государя нашего оборони»). Проиллюстрированная ситуация относится к категории экстремальных, так как подразумевает сосредоточение внимания, восприятия участников разговора с одновременной активизацией нестандартного ассоциативного мышления; управление предметами обсуждения с целью выяснить сложившееся мнение относительно возможного военного альянса. Приведенный пример также убедительно показывает последовательность действий («Асанчюку и Третьяку смотрити того, какъ бы») и речевой активности («та речь разговорити: похочетъ ли ма- гистръ государя нашего оборони»).

Похожая ситуация представлена и в следующем отрывке: «И будучи у начального человека въ дому .. .разговорилъ онъ со мною о войне межъ тебя, великого государя, и польского короля» [4, с. 15]. Переговорная компетентность выявилась в подборе предмета разговора (переговоров): война между Польшей и Россией, дальнейшее развитие военных действий.

Проиллюстрировать использование слова «переговоры» в русском языке XI-XVII вв. можно следующим примером: «И того ваши . послы . нашимъ царского величества ближнимъ бояромъ ... во многихъ разговорахъ изустно и на писмахъ не объявили» [5, с. 75]. Приведенный отрывок демонстрирует ситуацию, когда переговоры не затронули все проблемы, о которых окружение царя должно было знать. Приведенный контекст иллюстрирует случай, когда ситуация подразумевает кумуляцию аналитического мышления для определения того, какую же информацию послы не раскрыли боярам. Текст описывает процесс вербальной активности («... во многихъ разговорахъ изустно и на писмахъ не объявили»). В комплекс переговорной компетентности в приведенном случае входит способность получить совокупность сведений, которые должны были до конца быть прояснены и доведены до собеседников устно и письменно.

Имеется в памятниках письменности употребление деривата «розговаривать» с дефиницией «уговоры, увещевания»: «И я Гришка ... велелъ розговаривать, чтобъ они ... ясакъ съ себя . дали бъ, и те немирные неясачные иноземцы розговору не послушали, и бой поставили» [5, с. 80]. Переговорная компетентность в данном случае включает такое свойство, как способность воздействия через убеждение. Задача указанных лиц в контексте переговоров - варьирование способа поведения с целью получения ясака. Приведенный пример демонстрирует эпизод, когда переговоры не достигли успеха. Избранная смысловая единица выявляет экстремальную ситуацию, так как в приведенном примере отмечена необходимость сосредоточения внимания с целью управления ходом переговоров («я Гришка ... велелъ розговаривать, чтобъ они ... ясакъ съ себя ... дали бъ»). Здесь же имеется описание дальнейших боевых действий («и те немирные неясачные иноземцы розговору не послушали, и бой поставили»). В тексте также прослеживается динамика событий («.велелъ розговаривать, чтобъ они ... ясакъ съ себя . дали бъ, и те немирные неясачные иноземцы . бой поставили») и речевая активность («И я Гришка . велелъ розговаривать ..., и те немирные неясачные иноземцы розговору не послушали.»).

Нижеприведенная смысловая единица иллюстрирует похожую ситуацию: «А будетъ они нашего великихъ государей указу не послушаютъ, и въ розговоръ не дадутца, и въ винахъ своихъ ... не добьютъ челомъ и я хо- лопъ вашъ велелъ ... чинить промыслъ» [6, с. 45]. Задача переговорщика, который, очевидно, является должностным лицом (в описанной ситуации) - поменять вариант поведения, вразумить противящихся собеседников обсудить сложившееся положение и повиниться. Переговорная компетентность в данном случае подразумевает наличие способности убеждения с целью изменения модели действий представителей противной стороны, дабы не применять к ним других принудительных мер. В приведенном примере вразумить противящихся указу Российского государя не получилось. Смысловая единица демонстрирует экстремальную ситуацию, так как в тексте прослеживаются рекомендации кумуляции внимания с целью координирования процесса переговоров («А будетъ они нашего великихъ государей указу не послушаютъ, и въ розговоръ не дадутца, и въ винахъ своихъ ... не добьютъ челомъ»), имеется описание дальнейших принудительных действий («и я холопъ вашъ велелъ ... чинить промыслъ»). Ситуация иллюстрирует развитие событий («.указу не послушаютъ, и въ винахъ своихъ ... не добьютъ челомъ») и необходимость вербального регулирования тематики переговоров («.. .указу не послушаютъ, и въ розговоръ не дадутца»). Словарь русского языка XI-XVII вв. имеет в содержании словарную статью с дефиницией, иллюстрирующей вышеприведенный пример: «Въ розговоре датися - пойти на переговоры или поддаться на уговоры» [13, с. 95].

В памятниках письменности зафиксированы ситуации, описывающие ведение разговоров с целью выявления степени обороноспособности города: «Да онъ же де Иванъ слышалъ въ разговоре въ дороге отъ станичниковъ ... что де ныне Азовъ передъ прежнимъ сталь некре- покъ» [13, с. 88]. В приведенном контексте описана ситуация выявления мнения населения относительно оборонных возможностей Азова. Переговорная компетентность в данном случае включает владение информацией о прежнем состоянии обороноспособности города, способность осуществить сравнительный анализ, уметь предвидеть развитие ситуации, связанной с возможностями города в сфере обороны. Смысловая единица в данном случае определяет экстремальную ситуацию, так как в тексте памятника письменности прямо указана необходимость концентрации внимания в дорожном разговоре на интересующей собеседника теме («Да онъ же де Иванъ слышалъ въ разговоре въ дороге отъ станичниковъ») и сформулировано умозаключение относительно обороноспособности города («что де ныне Азовъ передъ прежнимъ сталъ некрепокъ»).

Осуществленное исследование позволило сделать вывод о том, что переговорная компетентность содержит такие свойства, как понимание ситуации, выявление круга полномочий должностных лиц, наличие полномочий для направления переговорщиков с целью разрешения конфликта и фиксирования фактов направления переговорщиков и их вербальных действий в росписи; определение целей и задач разговора (переговоров), знание обстоятельств дела (в том числе судебного), корректный отбор участников судопроизводства, верный выбор собеседников в разговоре (переговорах), искусное ведение переговоров; грамотный выбор предмета разговора (переговоров) (например знание обстоятельств военных действий между Польшей и Россией, прогнозирование дальнейшего развития военных событий); локализация разговорной (переговорной) тематики, вызванная, например, сложившимися особенностями взаимоотношений Московского и иных государств; способность отобрать совокупность сведений, которые должны быть своевременно выяснены и доведены до противоборствующих сторон устно и письменно; наличие у переговорщика дара убеждения, умение изменить вариант поведения противоборствующих сторон, чтобы избежать иных мер принуждения; знание существующего состояния дел (например обороноспособности города), умение провести сравнительный анализ, создать прогноз (представление) (в приведенном примере - о возможностях города в сфере обороны).

 
Библиографический список:

1. Васильев Н.Н. Тренинг профессиональных коммуникаций в психологической практике. СПб: Речь, 2005.
2. Вахнина В.В. Совершенствование переговорной компетентности руководителей органов внутренних дел в ситуации захвата заложников // Труды Академии управления МВД России. 2008. № 2 (6). С. 95-98.
3. Возженикова О.С. Переговорная компетентность руководителей органов внутренних дел и психологические пути ее совершенствования: Автореф. ... дисс. канд. пс. н. М.: Академия управления МВД России, 2004.
4. Гурлянд И.Я. Иван Гебдон. Комиссариус и резидент // Временник Демидовского юридического лицея. Кн. 89. Ярославль, 1904.
5. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическим комиссией / В 12 т. Т. VI. СПб, 1857.
6. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическим комиссией / В 12 т. Т. XII. СПб, 1872.
7. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л.: Наука, 1950.
8. Загорский А.В. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве. М.: Наука, 1993.
9. Илларионов В.П. Переговоры с преступниками. М.: Инновация, 1993.
10. Майдыков А.Ф. Теоретические и организационно-правовые проблемы подготовки руководящих кадров органов внутренних дел в Академии управления МВД России // Труды Академии управления МВД России. 2008. № 2 (6). С. 41-44.
11. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. I. М.-СПб, 1882.
12. Псковская судная грамота // Памятники русского права. М.: Наука, 1953.
13. Словарь русского языка XI-XVII вв. Т. 18. М.: Наука, 1987.
14. Уложение, по которому суд и расправа во всяких делах в Российском государстве производится, сочиненное и напечатанное при владении государя царя и великого князя Алексея Михайловича. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1907.

Источник: Научно-теоретический журнал "Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России". № 1 (55) 2019.


Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (14.06.2019)
Просмотров: 14 | Теги: ведение переговоров, Переговорщик | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь