Суббота, 23.03.2019, 10:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

ОТРАЖЕНИЕ В ПАМЯТНИКАХ ПИСЬМЕННОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА ПРОЦЕССА ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРЕГОВОРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

ЛОБЖАНИДЗЕ Г.И., кандидат филологических наук, доцент

ОТРАЖЕНИЕ В ПАМЯТНИКАХ ПИСЬМЕННОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА ПРОЦЕССА ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРЕГОВОРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

Качества переговорной компетентности, формирование переговорной компетентности, памятники письменности, русский язык, модели поведения, национальная гвардия, переговорщик, ситуации общения.

В статье исследуется возможность использования памятников письменности русского языка при формировании переговорной компетентности у сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации. С целью анализа качеств переговорщика автором рассмотрены материалы, описывающие переговоры в разных ситуациях общения. Обращается внимание на компоненты формирования и развития переговорной компетентности. Представлены модели поведения в ситуациях, касающихся решения спорных вопросов и ведения переговоров.

 

Статья 8 Федерального закона от 3 июля 2016 г. «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» [13] определяет полномочия войск национальной гвардии как общие, специальные полномочия по обеспечению режимов чрезвычайного положения, военного положения и правового режима контртеррористической операции, полномочия, связанные с участием в контртеррористической операции, и иные полномочия, предусмотренные федеральными конституционными законами, указанным федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Практически все полномочия войск национальной гвардии связаны с общением в критической или экстремальной ситуации. В. А. Носковым [9, с. 152] предложены терминологические значения критической и экстремальной ситуаций. Экстремальная ситуация - это созданное в силу объективных обстоятельств положение, при котором попавший в указанное положение участник вынужден вовлечь в ее решение физиологические возможности и учесть, что все когнитивные процессы и духовные ценности в этот период видоизменены. Критическая ситуация - ситуация, мобилизующая из когнитивных функций только лишь ассоциативное, наглядно-действенное мышление, рекомендующее способ решения возникшей проблемы.

Общение в критической или экстремальной ситуации требует от сотрудника войск национальной гвардии владения навыками переговорной компетентности, а именно такими ее составляющими, как: прогнозирование поведения граждан, выбор речевых приемов общения, умения оказывать воздействие на лиц, препятствующих выполнению необходимых действий при осуществлении сотрудниками таких общих полномочий, как требование от граждан соблюдения общественного порядка; требование от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий; пресечение преступлений, административных правонарушений и противоправных действий [11, с. 118]; проверка документов, удостоверяющих личность граждан [11, с. 117], если имеются данные, дающие основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, либо если имеются основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом; реализация иных оперативно- служебных задач.

Общение с лицами, указанными в вышеперечисленных ситуациях, может начаться без предварительной подготовки, внезапно, но должно проводиться психологически корректно и юридически грамотно. Для этого нужно сформировать у сотрудников войск национальной гвардии переговорную компетентность. Методик формирования названной компетентности для сотрудников органов внутренних дел (далее - ОВД) и войск национальной гвардии (далее - Росгвардия) Российской Федерации пока не существует. Предлагаемые тренинги переговорной деятельности адресованы в первую очередь предпринимателям и иным лицам, занятым в бизнесе [5, с. 102]. Тексты проведенных ранее сотрудниками ОВД и Росгвардии переговоров недоступны, так как они проводились в рамках оперативно-разыскных мероприятий с целью пресечения преступлений или их раскрытия. Поэтому для формирования переговорной компетентности сотрудников ОВД и Росгвардии необходимо либо моделировать ситуации, либо пользоваться описаниями ситуаций переговоров, имеющимися в научных изданиях [4, с. 116-125], либо использовать памятники письменности, содержащие примеры проведения переговоров.

Для выявления описания ситуаций переговоров нами было проанализировано более 200 памятников письменности русского языка. Проведен лексикографический анализ слов «переговоры», «разговоры», «заложник» и их дериватов в повестях и грамотах русской литературы XVI-XVII вв. и официальных источниках памятников русского языка XI-XVII вв. (протоколах, договорах). Результаты проведенного исследования семантического и словообразовательного значений рассматриваемых ниже слов и групп слов русского языка XI-XVII веков опубликованы нами в научных статьях, в том числе и в «Вестнике Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России» [6, 7, 8].

В настоящей статье использованы наиболее емкие примеры, демонстрирующие исторические свидетельства, историю и происхождение значения слова «переговоры». В случаях, связанных со сложностями прочтения и верного осмысления древнерусского материала, читателю предложен вариант изложения фрагмента средствами современного русского языка. Полные названия источников приведены в списке литературы. Приведенные фрагменты текстов иллюстрируют своеобразие сложившейся ситуации и особенности эпохи. Для подбора примеров выбор пал на источники русского языка, отражающие события внутренней и международной жизни.

Переговорная компетентность - неотъемлемое качество лиц, уполномоченных вести переговоры в конфликтной ситуации, связанной как с военными событиями, так и с решением вопросов международной торговли.

В памятниках письменности используется дериват «переговор» - производное существительное от глагола «переговаривати». Дериват «переговор» употреблен в значении «способ разрешения конфликтной ситуации»: «Тако ж х корабЪлному каравану к адмиралом ... отписать .чтобы .ни города, ни дворов, ни кора- блеи, ни нарядовъ, ни единого, которое может воинским обычаем взято быть, и то тотчасъ после того, как мир записан будет, безо всякого переговору отдану быть» [1, с. 74]; «Приказать адмиралам корабельного каравана, чтобы ни города, ни жилища, ни корабли, ни имущество, ни одного трофея, которые могут быть захвачены в результате боевых действий и были захвачены, должны быть возвращены без всяких условий немедленно после того, как будут подписаны перемирие или мирный договор». Описание иллюстрирует экстремальную ситуацию, так как она сопряжена с мобилизацией физиологических усилий личного состава моряков указанной вереницы кораблей, их готовностью к исполнению обязанности по защите кораблей с применением силы, огнестрельного и иного оружия в случае неподчинения приказу. При этом из всех познавательных психических процессов доминируют: произвольное, непроизвольное, послепроизвольное внимание; преднамеренное, непреднамеренное восприятие; общее, единичное и систематизированное представление. Поведение динамичное, так как предполагает реализацию репараций - возврат завоеванных населенных пунктов (городов, поселений), военных трофеев (кораблей, иных имущественных объектов) после подписания перемирия или мирного договора. Переговорная компетентность в данном случае включает в себя прочные знания обязательств, условий репараций и иных вопросов правового урегулирования возникающих проблем при заключении перемирия или мирного договора. В состав переговорной компетентности также входят знание особенностей завоевывания объектов, верная оценка состояния духа участников боевых действий. Жестокость уточнения («безо всякого переговору») предполагает, что реализация оговоренных репараций, возможно, будет производиться в условиях вспышек непокорности, провокаций со стороны участников боевых действий. Анализ описанной ситуации поможет выработать необходимые качества сотрудников войск Росгвардии, таких как прогнозирование ситуации, выбор правильной модели речевого поведения.

Отглагольный дериват «переговоры» в значении «решение военного конфликта» употреблено и в следующем контексте: «И мало время спустя приехали ко Азову два полковника на переговор, и стали нам говорить, чтобы здали Азов град» [10, 77]; «Спустя некоторое время приехали к городу Азов два полковника для ведения переговоров и стали нам говорить, чтобы сдали город Азов». Приведенный отрывок иллюстрирует положение, адекватное критической ситуации, так как подчеркивает доминирование таких психических познавательных процессов, как мышление и речь. В данном случае речь идет о процессе убеждения представителей противоположной стороны, способах нахождения решения. Модель поведения - речевая активность - иллюстрирует поиск решений, возможно, нестандартных, применение наглядно-действенного мышления в поиске нестандартного решения проблемы и вербальную реализацию указанного вида мышления - убеждения, цель которого - отдать город Азов. Поскольку поиск решения в подобных ситуациях происходит безостановочно, указанная модель поведения также может быть отнесена к категории динамичных. Переговорную компетентность в данном случае составляет развитое систематизированное представление, помогающее верно оценить ситуацию, корректно вычислить момент начала переговоров («мало время спустя»), точно сформулировать цели переговоров («чтобы здали Азов град»).

Невозможно обойти вниманием в документирующем материале - памятниках письменности, отражающих процесс переговоров, - тексты с упоминанием прославленных героев, участников известных исторических событий, например кардинала Гаспаро Контарини. Кардинал Контарини в период католической реформы XVI в. занимал позицию несогласия с применением жестоких, разрушительных мер в отношении лютеран и тем самым способствовал предотвращению конфликта лютеран и протестантов. Приводим следующий фрагмент памятника письменности: «Преж помянутои граф господину Контарини мимоЪздомъ на дорогЪ встречю попадет .. .и для францужсково миру с нимъ переговорить» [2, с. 127]; «Кроме вышеупомянутого нужно помнить, что если граф господин Контарини проездом мимо на встречу по дороге встретиться, ... нужно будет с ним переговорить о мире на французской земле». Проиллюстрированная модель поведения - вступить в разговор с кардиналом Контарини по теме мирного урегулирования конфликта протестантов с лютеранами - относится к категории динамичных, так как требует мгновенных действий для организации вступления в переговоры. Переговорная компетентность в данном случае рецидивирует когнитивные познавательные процессы, способствующие созданию тематической палитры переговоров, корректному выбору личности эксперта. Своеобразие переговорного процесса в данном случае сопряжено с мгновенным выбором места проведения переговоров, определенного уточняющим обстоятельством («мимоЪздом на дороге»). Отсюда следует, что переговорщик, начиная переговоры, должен предвидеть настроенность кардинала Канторини, его самочувствие (утомленность, физиологическую усталость, слабость), а также учитывать объективные обстоятельства (атмосфера развития католической реформы) и возможные субъективные умозаключения кардинала о вероятности достижения договоренности, установления мирных уважительных отношений между лютеранами и протестантами. Описанная модель поведения при аналитическом рассмотрении формирует у сотрудников войск Росгвардии когнитивный (познавательный) компонент переговорной компетентности.

Особого внимания заслуживает фрагмент текста, иллюстрирующий инициирование одной из тем переговоров, а именно добровольное прекращение военных действий в случае, если будет гарантировано помилование их участников: «На томъ де бою они измЪнники говорили, чтобъ болши того не битись и съ ними переговорить, и на переговоре де были у нихъ слова, чтоб великий государь къ нимъ ... милость свою показалъ» [14, 45]; «В том бою они, изменники, уговаривали прекратить военные действия, но в процессе этого разговора они выразили желание получить помилование от государя». Описанная модель поведения участников переговорного процесса динамична. Указанные участники с риском для жизни, сопровождающим инициативу переговоров, стремятся к прекращению военных действий и к тому, чтобы достичь благосклонности государя. Данный отрывок текста иллюстрирует вербальное поведение, свидетельствующее об активности участников конфликтного общения. Приведенное речевое поведение пропитано потребностью вызвать милость государя к людям, изъявившим желание прекратить бои. Составляющими переговорной компетентности в данном случае являются: умение предусмотреть опасность сложившейся ситуации (вероятность оказаться казненным за измену), умение собраться, мобилизовать свои возможности для нахождения убедительных доводов для благоприятного решения государя. Это предполагает наличие качеств, позволяющих прогнозировать обстоятельства, при которых возможно добровольное изменение инициаторами переговоров поведения в бою и прекращение боевых действий. Переговорная компетентность предполагает учет особенностей момента ситуации (возможность быть непонятым и убитым), и в связи с этим наличие у переговорщиков особых личностных качеств, таких как смелость, упорство, уверенность в своих силах, убежденность в правильности выбора. В описании ситуации передана уверенность в том, что государь выслушает их, примет решение не продолжать боевые действия и проявит свою милость к ним.

В приводимом нами фрагменте текста слово «переговоритися» имеет контекстное значение «устранить конфликт, достичь согласия»: «А которая дела учиняться межи нами, и намъ отослати своихъ бояръ, они перегово- ряться» [3, с. 95]; «По случившимся между нами делам и событиям в случае спорных ситуаций нужно нашим обоюдным сторонам прислать своих бояр, они переговорятся, устранят конфликтные противоречия». Великие и удельные князья намерены как можно скорее объясниться, обсудить и решить спорные вопросы. Представленная модель поведения статична, так как иллюстрирует выработанность позиции по решению спорных вопросов. Переговорная компетентность включает знание предыстории споров, прогнозирование течения развития ситуации, предупреждение негативных результатов или вероятных повторений нежелательных событий.

В памятниках письменности русского языка XI-XVII вв. встречается употребление отглагольного деривата «переговоритися» со значением «одолеть в споре». Следует отметить, что кроме указанной дефиниции, слово «переговоритися» имеет значение «оказать воздействие, убедить» [12, с. 209]. Встречается в исследованном нами материале случай словоупотребления деривата «переговорить» со значением «одолеть в споре»: «Надобе тебе вперед беречися, чтоб тебе не дати себя прельстити и переговорит<ь>, какъ наперед сего учинилъ» [1, с. 98]; «Надо бы тебе заранее остерегаться искушений в споре, чтобы не дать себя обольстить речью и уступить в переговорах». Среди смысловых значений слова «переговорить» усматривается значение «оказать воздействие, убедить». Проиллюстрированная модель поведения демонстрирует речевую активность наступательного характера, обязательность обоснования своей позиции и проявления собственной убежденности в процессе проведения переговоров. Следовательно, можно допустить, что ведение переговоров еще в глубокой древности было сопряжено с методами оказания психологического давления с целью отказаться от стремлений, то есть изменить модель поведения.

Исследование памятников письменности русского языка XI-XVII вв., иллюстрирующих переговорный процесс, привело нас к выводу о том, что переговорная компетентность в период своего формирования и дальнейшего развития состояла из следующих компонентов: выявление стимула вербального стремления, прогнозирование течения развития событий, осмысление возможных негативных результатов в развитии международной торговли, предвидение характера протекания событий, навыки доказывания несправедливости решения или необъективности в оценке событий, точное знание условий перемирия или мирного договора, знание особенностей и своеобразия театра военных действий, особенностей завоевывания объектов вооруженного конфликта, учет морально-психологической готовности участников боевых действий, знание ситуации, учет особенностей момента, корректное осознание целей и задач переговоров, знание душевного состояния участников переговорного процесса, понимание сложившегося положения, причин споров, прогнозирование течения развития ситуации, своевременное принятие во внимание факторов, повлиявших на изменение технологии переговоров, а соответственно, и поведения при переговорах, учет обстоятельств, повлиявших на поведение в бою, приводящих к отказу от продолжения боевых действий, наличие у переговорщиков таких качеств, как храбрость, целеустремленность, настойчивость, убежденность в своей правоте, непоколебимость, авторитетность, предупреждение развития событий, предотвращение нежелательных последствий.

Библиографический список:

1. Вести-Куранты, 35, 1645 г. / изд-е подгот. Н.И. Тарабасова, В.Г. Демьянов, А.И. Сумкина; под ред. С.И. Коткова. М.: Наука, 1976.
2. Вести-Куранты, 70, 1649 г. / изд-е подгот. Н.И. Тарабасова, В.Г. Демьянов, А.И. Сумкина; под ред. С.И. Коткова. М.: Наука, 1978.
3. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л.: Наука, 1950.
4. Кабаков М.Г. Проблемы психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел при подготовке и несении службы в зоне социально-политической нестабильности (из опыта служебных командировок в Республику Дагестан в 1997 и 1998 годах и Чеченскую республику в 2000 и 2001 годах) // Криминология и юридическая психология в развитии толерантности: мат. междунар. науч.-практ. конф. Омск: Омская академия МВД России, 2002.
5. Ковров А.В. Психологические аспекты ведения переговоров. М.: Бератор-Пресс, 2004.
6. Лобжанидзе Г.И. Русские двукорневые дериваты в толковых и передовых словарях XVII века // Русский вопрос: история и современность: мат. докладов II Всерос. науч. конф. Омск, 1994. С. 164-166.
7. Лобжанидзе Г.И., Олейников В.С. Формирование переговорной компетентности (по памятникам письменности русского языка) // Вестник Калининградского филиала Санкт- Петербургского университета МВД России. 2016. № 3 (15). С. 76-79.
8. Лобжанидзе Г.И. Переговорная компетентность сотрудников органов внутренних дел и конфликтная речь // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 3 (15). С. 90-92.
9. Носков В.А. Психотехника общения. М.: Академия управления МВД СССР, 1997.
10. Орлов А. История об Азовском взятии и осадном сидении от турецкого царя Брагима донских казаков // Российский филологический вестник. 1906. Т. LVI. Кн. 3, 4.
11. Сальников В., Борисов О., Кондрат Е. Комментарии к Федеральному закону от 03.07.2016 № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации». М.: Юстицинформ, 2016. 312 с.
12. Словарь русского языка XI-XVII вв. / гл. ред. Д.Н. Шмелев. М.: Наука, 1988. 311 с.
13. Федеральный закон от 03.07.2016 № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» (в ред. от 05.12.2017 № 391-ФЗ) // Российская газета. 2016. 16 июля // СПС «КонсультатнПлюс».
14. Шишонко В.Н. Пермская летопись 1263-1881 гг. Периоды I-V. V пер. (ч. 1). 1682-1694 гг. Пермь, 1885.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2018. № 3 (53)


Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (12.03.2019)
Просмотров: 14 | Теги: переговороная компетеность, письменность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь