Воскресенье, 04.12.2016, 00:45
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

О ТРУДНОСТЯХ ПОНИМАНИЯ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИХ ТЕКСТОВ

О.Е.Шепилева

О ТРУДНОСТЯХ ПОНИМАНИЯ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИХ ТЕКСТОВ

В статье рассматривается проблема церковнославяно-русских паронимов на материале экспериментально полученных данных.

Ключевые слова: церковнославянский язык, церковнославяно-русские паронимы.

 

В настоящее время церковнославянским языком называется язык богослужения православных христиан. Сейчас сложно представить формирование русского литературного языка на протяжении всей его истории без непосредственного участия церковнославянского языка. Этот язык, сложившийся еще в IX в., долгое время продолжает оставаться основой религиозных и культурных отношений различных славянских народов - русских, украинцев, белорусов, болгар, сербов и других. Возникновение церковнославянской книжности связано с именами славянских первоучителей, святых Кирилла и Мефодия, которые приспособили славянскую речь к выражению сакрального содержания, диктуемого христианским учением.

В настоящее время корпус текстов, написанных на церковнославянском языке, велик. Для понимания различных богослужебных текстов, безусловно, необходимо знание графических, фонетических, грамматических и других особенностей церковнославянского языка. Не менее важным аспектом при изучении этого языка является освоение его лексического состава.

Заметим, что речь не идет о заимствованиях, встречающихся в церковнославянских текстах, хотя и заимствованная лексика в них является весьма интересным предметом лингвистических наблюдений. В случае неосведомленности относительно значения какого-либо иноязычного слова (например, ставрос, онагр, синкелл и др.) можно рекомендовать читателям обратиться к специальным словарям. Гораздо большую сложность представляют так называемые церковнославяно-русские паронимы, т. е. такие церковнославянские слова, которые схожи по звучанию и написанию с лексическими единицами русского языка, но имеют другое по сравнению с ним содержание; «слова, физически (своим звуковым и морфемным составом) совпадающие (или почти совпадающие) с русскими, но несущие другое значение» [5, с. 7, 8].

Приведем пример подобной языковой ситуации.

В повествовании о святом Герасиме, которое рассказывает о жизни христианского подвижника и его дружбе со львом, есть эпизод, повествующий о том, как лев, пасший осла, разморился на солнце и уснул. В это время некий мужчина, который сопровождал проходивший мимо караван, увел осла. Вот как описывается в житии продолжение этой

Обратим внимание на подчеркнутые слова. Форма воспрянув образована от глагола воспрянуть, который в современном русском языке имеет значение - «прийти в бодрое состояние, оживиться» [3, с. 124]. Заметим, что данная лексическая единица в настоящее время употребляется преимущественно в книжных текстах, в составе выражений воспрянуть духом, воспрянуть ото сна. В церковнославянском же языке глагол имеет значение «вскакивать, быстро вставать» [1, с. 97]. Следовательно, этот фрагмент мы должны понимать следующим образом: лев, вскочив и поискав осла, не нашел его.

Словарная единица дряхлый в современном русском языке имеет значение «слабый, немощный от старости», например, дряхлый старик [3, с. 230]. Несколько иной семантический объем у этого слова в церковнославянском языке. Согласно данным «Словаря трудных слов из богослужения: Церковно- славяно-русские паронимы» О.А. Седаковой, это слово может функционировать в церковных текстах в двух других значениях: 1) опечаленный, смущенный; 2) угрюмый, мрачный [5, с. 115]. Именно первое значение - «опечаленный» - и реализуется в приведенном фрагменте: лев пришел к старцу безнадежно опечаленный.

Таким образом, в приведенном выше фрагменте мы имеем дело с церковнославянскими словами, которые при совпадении своей внешней формы с русскими «аналогами» имеют явные различия в своем содержании. Именно такие лексические единицы часто становятся препятствием на пути к верному, адекватному пониманию церковнославянского текста: вряд ли у читателя без особой филологической подготовки при знакомстве с каким-либо церковнославянским текстом возникнет мысль, что такое обычное, родное, привычное для него слово может иметь иное толкование или отличаться некоторыми оттенками своего значения. Тем не менее, такая лингвистическая ситуация довольно распространенная (и не только при сопоставлении русского и церковнославянского языков).

Следует сказать, что в лингвистике такое языковое явление не получило однозначного толкования. Внутри какого-то одного языка (мы подчеркнем - именно одного языка) - русского или церковнославянского - эти слова могли бы называться в зависимости от конкретных фактов омонимами или паронимами: омонимами - в том случае, если написание и звучание слова окажется одинаковым, паронимами - в случае некоторого орфографического и фонетического расхождения слов. «Но для классификации фактов двух разных языков оба термина, строго говоря, неприменимы», - отмечает О.А. Седакова [5, с. 8].

При сопоставлении подобных слов церковнославянского и русского языка можно говорить о двух возникающих языковых ситуациях.

Церковнославянское слово по сравнению с русским может иметь суженное лексическое значение. Так, например, словарная единица изощренный в церковнославянском языке означает «острый, отточенный» [5, с. 142], в современном русском языке - «1) хорошо воспринимающий; острый, тонкий (изощренный слух, изощренный взгляд); 2) хитро придуманный, затейливый (изощренные произведения, изощренные решения)» [6, стб. 240-241]. Значение «острый, отточенный» отмечается как устаревшее, поэтическое.

Церковнославянское слово может иметь по сравнению с русским расширенное лексическое значение. Так, например, глагол оскорблять в церковнославянском языке имеет значения: 1) «огорчить, причинить горе»; 2) «вытеснить» [5, с. 230]. Тогда как в русском языке - «тяжело обижать, унижать» [3, с. 590]. Интересный пример приводит также Т.Л. Миронова - автор учебника «Церковнославянский язык»: «Широкое понятие, стоящее за церковнославянским , которое включает в себя все, что связано с испытанием человека (даже болезнь в этом смысле тоже обозначается словом ), в русском языке сужается до конкретного значения «работа» [2, с. 32].
Очень часто при сужении или расширении значения именно в русском языке у слова появляется негативный оттенок, отрицательные коннотации, явно сниженная стилистическая окрашенность. Например: у слова противный в церковнославянском языке два значения: 1) враждебный, сопротивный, дьявольский; 2) противоположный [5, с. 289]. В толковых словарях современного русского языка у лексической единицы противный в указанных выше значениях имеется омоним в значении «очень неприятный» - противный человек, противный запах [3, с. 810]. Слово тварь в словарях современного русского языка приводится с пометами просторечное, грубое, презрительное в значении «недостойный, подлый человек» [3, с. 1035]; в отличие от этого в церковнославянском языке этим словом именуют «творение, создание, сотворенное» [5, с. 353].

В чем же состоит главная сложность при работе с такими словами? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, мы провели лингвистический эксперимент, в котором участвовали 20 информантов (преподаватели, студенты и магистранты филологического факультета). Всем опрашиваемым в письменном виде было предложено объяснить смысл пяти высказываний из различных церковнославянских текстов, выбранных нами в произвольном порядке из словаря О.А. Седаковой. Отдельно респондентам предлагалось дать толкование подчеркнутым словам. Итак, проанализируем полученные результаты.

12» - первое высказывание, которое имеет следующий перевод: «Блажен человек, которого ты, Господи, вразумишь и в законе своем наставишь его» [5, с. 187]. Почти все опрашиваемые понимали данную фразу таким образом: блажен человек, который наказан Господом; блаженный человек, которого накажет Господь. Как можно увидеть, трудности при переводе вызвал глагол наказать, что повлекло за собой неверное понимание этого фрагмента текста. Полученные толкования вполне объяснимы, поскольку в современном русском языке известны два значения глагола наказать: 1) подвергнуть наказанию; 2) простореч. вводить кого-либо в непредвиденный расход [7, с. 239]. Только четверо опрашиваемых верно поняли данное высказывание, правильно семантизировали слово наказать, дав ему объяснение посредством глаголов наставлять, научить, указать. Значение «дать наставление, обучить, вразумить» имеется у лексической единицы наказать и в современном русском языке, толковые словари чаще сопровождают его пометой устаревшее, и, как показывают наши наблюдения, слово в данном значении используется рядовыми носителями языка крайне редко, в отличие от церковнославянского языка.

щее высказывание, предложенное нашим информантам и имеющее перевод: «Войска сатаны, захватившие в плен город моей души» [5, с. 301]. Практически все респонденты правильно поняли смысл этого несложного, на наш взгляд, церковнославянского высказывания и объяснили причастие распленившие как взявшие в плен, пленившие, захватившие, завоевавшие, занявшие, например: полки сатаны, родной мой город захватившие; полки сатанинские, душевный мой город пленившие. Два человека ушли от ответа, один респондент предложил следующий вариант перевода данного фрагмента: полки сатаны, душу мою освободившие. Это по нашему мнению, вполне объяснимо. Скорее всего, респондент опирался на знание приставки рас-, которое в русском языке имеет множество значений, одно из которых связано с идеей освобождения, реализуемой в таких словах, как расплести, распустить.

славянское высказывание, которое следует понимать так: «Чужим был я братьям моим и посторонним сыновьям матери моей» [5, с. 341]. Только двое правильно поняли смысл предложенной фразы и объяснили значение подчеркнутого слова посредством синонимов неродной, чуждый. Заметим, что в церковнославянском языке данное слово многозначно, одно из его значений - посторонний, чужой. В современном русском языке слово отличается от церковнославянского варианта своим лексическим наполнением: «Необычный, непонятный, вызывающий недоумение», например, странный характер, странный вид [3, с. 1011]. Опрашиваемые при попытке перевести предложенное высказывание опирались прежде всего на знание этого значения слова: чужд был братьям моим и странен сыновьям матери моей.

евод: «И с превосходным (человеком) ты станешь превосходным, и с лукавым испортишься» [5, с. 344]. Нужно отметить, что ни один из респондентов не предложил адекватного перевода и, как следствие, правильного перевода лексической единицы строптивый. Значение слова в церковнославянском языке «изогнутый, кривой, лукавый» оказалось неизвестным для опрашиваемых, поэтому вполне закономерно, что они пытались семантизировать слово, исходя из значения, известного современному русскому языку: строптивый - «упрямый, любящий действовать наперекор кому-чему-н., непокор-  рыбный» [3, с. 1015]. Результат - появление таких объяснений: несмиренный, своевольный, непослушный, непокорный, неукротимый - и следующих переводов: «и с избранным избран будешь, и с непослушным развратишься», «и с избранным избран будешь, и со своевольным развратишься» и под.

Последнее высказывание, предложенное

агнцев) ни сырым, ни вареным в воде, но печеным на огне» [5, с. 349]. У большинства опрашиваемых понимание слова суровый и перевод данного фрагмента вызвал явные затруднения. Из правильных вариантов можно отметить следующие: «не ешь сырого, вареного, но печеного огнем», «не берите от них сырого и вареного, а только печеного на огне». Большей части респондентов значения слова суровый в церковнославянском языке - 1) свежий, сырой; 2) сырой, не вареный - оказались незнакомы, что повлекло за собой следующие ошибочные трактовки данного текста: «не жди от них сурового, если сварено в воде», «не снесете от них жестокого, если сварено в воде и испечено на огне» и др. Появление подобных переводов объяснимо и связано с языковым опытом информантов, которые опирались на знание тех значений лексической единицы суровый, которые им известны: «1. Холодный, неблагодарный для жизни. Суровый климат. Суровая зима. 2. Очень тяжелый, трудный, тяжкий. Суровые дни войны. Суровое испытание. 3. Угрюмый, сердитый. Суровый взгляд. 4. Очень строгий, серьезный. Суровый приговор. Подвергнуть суровой критике» [3, с. 1022].

Как видим, почти все предложенные фрагменты из религиозных текстов вызвали у опрашиваемых определенные трудности, которые связаны не только с незнанием толкований конкретных церковнославянских лексических единиц, но и с тем фактом, что читатель знакомстве с текстом и необходимости его понять прежде всего исходит из тех значений слов (или морфем), которые известны его родному языку. Иначе говоря, носитель языка часто вынужден пользоваться собственным языковым опытом, опираясь на свои знания в области повседневного пользования языком, что может часто приводить к неадекватной, ошибочной трактовке текста.

Что можно порекомендовать читателям? Конечно же, при желании правильно понять церковнославянский текст пользоваться необходимыми словарями, справочными изданиями. Один из них - «Словарь трудных слов из богослужения. Церковнославяно-русские паронимы» О.А. Седаковой, который поможет добросовестному читателю церковнославянских текстов справиться с препятствиями на пути понимания церковных текстов.

Библиографический список

1. Дьяченко Г.М. Полный церковнославянский словарь. - М., 1900.
2. Миронова Т.Л. Церковнославянский язык. - М., 2011.
3. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. - М., 2006.
4. Плетнева А.А. Церковнославянский язык / А.А. Плетнева, А.Г. Кравецкий. - М., 2012.
5. Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. - М., 2008.
6. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. - М. ; Л., 1956. - Т. 5.
7. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. - М. ; Л., 1958. - Т. 7.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2014. Выпуск 21

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (22.08.2016)
Просмотров: 72 | Теги: Церковнославянский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016