Пятница, 09.12.2016, 02:56
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

НОСИТЕЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ОБЪЕКТ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Е. В. Харченко, доктор филологических наук, профессор

НОСИТЕЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ОБЪЕКТ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность данного исследования обусловлена необходимостью в научном обосновании термина «носитель русского языка», который используется для того, чтобы получить российское гражданство. Делается попытка определить носителей русского языка, основываясь на теории речевой деятельности, характеристиках языковой личности, а также достижениях лингводидактики (в первую очередь касающихся ошибок у инофонов).

Ключевые слова: теория языка, теория речевой деятельности, языковая личность, типы ошибок, носитель русского языка.

 
Актуальность данного исследования обусловлена необходимостью научного обоснования понятия «носитель русского языка», активно используемого в последнее время. В прошлом году у иностранных граждан и лиц без гражданства появилась возможность получить гражданство РФ в упрощенном порядке, доказав, что они являются носителями русского языка (Федеральный закон от 20.04.2014 № 71-ФЗ). Решение об установлении этого факта принимается комиссией, в которую входят наряду с представителями Федеральной миграционной службы преподаватели и ученые. Автор статьи не только является членом такой комиссии, но и разрабатывал тестовый материал, который прошел апробацию в течение полугода.

Проанализировав сайты, соответствующие тематике, мы можем утверждать, что до сих пор сохраняется некоторая неопределенность: в каждом регионе установлены свои правила и формат проведения собеседования. В регламенте написано: «В ходе собеседования определяется способность иностранного гражданина понимать и уметь интерпретировать неадаптированные тексты на любую тематику, включая абстрактно-философские, профессиональной ориентации, публицистические и художественные, а также тексты, обладающие подтекстовыми и концептуальными смыслами. Кроме того, максимально полно понимать содержание, в том числе записей публичных выступлений, свободно воспринимая социально-культурные и эмоциональные особенности речи говорящих, интерпретируя фразеологизмы, известные высказывания и скрытые смыслы. Уметь достигать поставленных целей коммуникации, продемонстрировать полное знание языковой системы и свободное владение средствами выразительности языка во всем многообразии лексико-грамматических, стилистических, синонимических и структурных отношений» [15]. Однако в отзывах часто появляются сомнения в том, что такую проверку на знание родного языка пройдут даже коренные россияне.

Рассмотрим, как трактуется понятие «носитель русского языка» в интернет-источниках:

«Иностранные граждане, являющиеся носителями русского языка, - лица, владеющие русским языком и повседневно использующие его в семейно-бытовой и культурной сферах, в случае, если данные лица либо их родственники по прямой восходящей линии постоянно проживают или ранее постоянно проживали на территории Российской Федерации либо на территории, относившейся к Российской империи или СССР, в пределах Государственной границы Российской Федерации» [16].

«Носитель русского языка - лицо, владеющее русским языком и повседневно использующее его в семейно-бытовой и культурной сферах (по результатам специального собеседования) в случае, если данное лицо либо его родственники по прямой восходящей линии постоянно проживают или ранее постоянно проживали на территории Российской Федерации либо на территории, относившейся к Российской Империи или СССР, в пределах Государственной границы Российской Федерации» [17].

Таким образом, указаны два условия, необходимые для упрощенного получения гражданства: знание языка и проживание на определенной территории самого заявителя или близких родственников. Нас интересует только первая часть - знание языка, поскольку вторая часть, во-первых, четко оговаривается, во- вторых, лежит за пределами филологических компетенций.

В данной статье мы попытаемся обосновать свой подход к определению носителей русского языка, который базируется на теории языковой деятельности, характеристиках языковой личности и использует достижения лингводи- дактики (в первую очередь касающиеся ошибок у инофонов).

Теория речевой деятельности (базовая для российской психолингвистики) удачно вписалась в практику преподавания иностранных языков (А. А. Залевская, И. А. Зимняя, А. А. Леонтьев и др.). Под речевой деятельностью И. А. Зимняя понимает «активный, целенаправленный, мотивированный, предметный (содержательный) процесс выдачи и (или) приема сформированной и сформулированной посредством языка мысли (волеизъявления, выражения чувств), направленный на удовлетворение коммуникативно-познавательной потребности человека в процессе общения» [5]. Видами речевой деятельности являются говорение, слушание, письмо, чтение. Именно на них рассчитаны обучающие курсы и на их основе определяют уровень владения языком.

Автором термина «языковая личность» считается В. В. Виноградов, который впервые применил это понятие по отношению к личности писателя, отраженной в языке. Г. И. Богин рассматривает этот термин в рамках лингво- дидактики, и именно он поставил знак равенства между понятиями «языковая личность» и «человек как носитель языка» [2]. На основе своей теории ученый выводит пять уровней развитости языковой личности: уровень правильности речи (оценке подвергается степень владения языковой нормой); уровень интериоризации (оценке подвергается скорость речи, которая зависит от степени интериоризованности речевого поступка внутренним планом речи); уровень насыщенности (оценивается богатство лексикона и синтаксических конструкций в речи); уровень адекватного выбора (дается оценка точности подбора единиц речевой цепи); уровень адекватного синтеза (оценивается адекватность речевого поступка на уровне целого диалога, текста, дискурса).

Автор наглядно представил свой подход в виде параметрической модели языковой личности, которая представляет собой трехмерное изображение куба, на гранях которого «располагаются»: а) уровни языка (фонетика, грамматика, лексика); б) виды речевой деятельности (говорение, слушание, чтение, письмо), степенью готовности к которым и определяется уровень развитости языковой личности; в) уровни развитости языковой личности: правильность, интериоризация, насыщенность, адекватный выбор, адекватный синтез [2]. Таким образом, по Г. И. Богину, модель языковой личности представляет собой «модель готовностей действования» в различных ситуациях, связанных с применением отраженных в модели видов речевой деятельности.

Наиболее известной в российском языкознании является теория языковой личности, предложенная Ю. Н. Карауловым. При определении таковой он опирается на когнитивные способности человека: «языковая личность начинается по ту сторону обыденного языка, когда в игру вступают интеллектуальные силы, и первый уровень (после нулевого) ее изучения - выявление, установление иерархии смыслов и ценностей в ее картине мира, в ее тезаурусе» [8. C. 36]. Автор считает, что полное описание языковой личности предполагает: «а) характеристику семантико-строевого уровня ее организации (то есть либо исчерпывающее его описание, либо дифференциальное, фиксирующее лишь индивидуальные отличия и осуществляемое на фоне усредненного представления данного языкового строя); б) реконструкцию языковой модели мира, или тезауруса данной личности (на основе произведенных ею текстов или на основе специального тестирования); в) выявление ее жизненных или ситуативных доминант, установок, мотивов, находящих отражение в процессах порождения текстов и их содержании, а также в особенностях восприятия чужих текстов» [8. C. 43]. Функциональная модель языковой личности, предложенная Ю. Н. Карауловым, представлена тремя уровнями: вербально-семантическим, тезаурусным и мотивационно-прагматическим. Однако и сам автор признает, что выделить их сложно, так как все три уровня, составляющие структурную модель языковой личности, взаимосвязаны и взаимоподчинены друг другу: «В любом, даже элементарном речевом акте всегда проявляется взаимодействие всех трех уровней организации языковой личности - семантического (ассоциативно-вербальная сеть), лингво-когнитивного (тезаурус) и прагматического» [7. C. 189].

Для нашего исследования является важным тот факт, что при определении языковой личности ученые используют понятие «носитель».

«Языковая личность - любой носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире» [8. C. 71].

«Под языковой личностью мы будем иметь в виду наивного носителя языка, способного реализовать в речевой деятельности некую совокупность языковых средств, характеризующих определенную часть языкового коллектива (социальную группу) в данный промежуток времени» [11. C. 12].

«Языковая личность - человек как носитель определенных речевых предпочтений, знаний и умений, установок и поведения. Все эти свойства определяются на основе текстов, создаваемых данной личностью, и в совокупности характеризуют языковую способность индивида, его личное представление о мире и своем месте в этом мире» [10. C. 552].

Таким образом, можно говорить о том, что общим для всех определений является то, что языковая личность оценивается по ее речевому поведению и результатам речевой деятельности (по дискурсу, текстам и другим речевым произведениям). Можно предположить, что существует особый, национальный тип речевого поведения. Так, американская исследовательница М. Милз относит к специфичным для русской культуры инклюзивные конструкции типа «Подходим, выбираем». Мы также встретили в своей практике такой пример: «Берем утюг, включаем его в розетку. Ждем, когда он нагреется до нужной температуры (это зависит от того, какую вещь вы собираетесь гладить). После того, как он нагрелся, можно гладить вещь. После использования выключаем утюг». Однако ориентироваться на такие маркеры крайне сложно.

Еще одно направление - подход с позиций лингводидактики. В этом случае ученые предлагают считать носителями русского языка тех, кто владеет языком на 4 уровне в соответствии с приказом Минобрнауки России от 01.04.2014 № 255 «Об утверждении уровней владения русским языком как иностранным языком и требований к ним». Этим приказом установлены следующие уровни владения русским языком как иностранным: элементарный (ТЭУ/А1); базовый для трудящихся мигрантов (ТБУМ/ А1); базовый (ТБУ/А2); первый (ТРКИ-1/В1); второй (ТРКИ-П/В2); третий (ТРКИ-Ш/С1); четвертый (TPKM-IV/C2) [18].
На наш взгляд, для выявления неносителей языка особый интерес представляют ошибки, которые допускают иностранцы.

Одну из самых известных классификаций речевых ошибок в зависимости от отношения к двум основным формам речи (устной и письменной) предложила С. Н. Цейтлин. Она выделила ошибки, типичные только для устной формы речи — связанные с произношением (орфоэпические) и ударением (акцентологические); типичные только для письменной речи (орфографические и пунктуационные); не зависящие от формы речи, следовательно, свойственные обеим формам речи [14].

Т. М. Балыхина и О. П. Игнатьева, подробно описывая в своей статье типы ошибок в речи инофона, наряду с другими выделяют речевые ошибки, связанные с адекватностью решения коммуникативных задач, с умением выбрать нужные интенции и так далее - так называемые коммуникативно значимые и коммуникативно незначимые. Коммуникативно значимые ошибки нарушают смысл отдельной фразы, диалогического единства, разговора в целом, что делает затруднительным или невозможным продолжение коммуникации. При определении коммуникативно значимых ошибок оцениваются результативность речевого действия, формальные характеристики речи (нарушение нормы, узуса), стратегии и тактики речевого поведения. Коммуникативно незначимые ошибки чаще всего являются нарушением тех или иных норм изучаемого языка, которое не влияет на успешный ход коммуникации. Коммуникативно незначимые ошибки допускают и носители языка [1].

И. Ю. Усенко рассматривает грамматические ошибки в устной речи иностранцев, приводит их типологию, выявляет причины возникновения и предлагает пути коррекции (Усенко). Заслуживает внимание так называемое недостаточное различение, с которым мы также столкнулись в своей работе. Так, в первом письменном задании (продолжить предложение) мы получили: когда улетают птицы... утром. В этом случае произошло неразличение вопросительного слова когда и союзного слова. При понимании текста ожидаемыми продолжениями были бы: . становится холодно / наступает осень [13].

Е. В. Жендаренко в своей статье предлагает различные классификации ошибок, проводит анализ типичных ошибок, выявленных при тестировании по русскому языку как иностранному. Типичные ошибки представлены в соответствии с классификацией по видам речевой деятельности: при аудировании, при чтении, при говорении, при письме. Автор делает вывод, что главная причина таких ошибок состоит в том, что иностранец часто пытается подстроить русский язык под систему родного языка [4].

Интересный подход представлен в работе Е. Н. Гуц и Н. Н. Елисеевой, которые использовали ассоциативный эксперимент как инструмент выявления уровня сформированности языковой компетенции иностранных студентов, изучающих русский язык. Авторы представили анализ речевых ошибок и дали их классификацию [3].

При оценке уровня владения русским языком современные ученые используют также понятие коммуникативной компетенции, которая предполагает, что для взаимодействия необходимо знать не только систему языка, но и обладать лингвокультурной информацией, без которой общение, по словам Е. Ф. Тарасова, будет носить патологический характер [12]. Именно поэтому мы включили в тесты блок, позволяющий определить лингвокультурную грамотность, то есть умение различать культурно значимые символы (например, прецедентные феномены).

При составлении заданий мы опирались на все описанные теории, также были учтены требования, предъявляемые к четвертому уровню (TPKM-IV/C2) владения иностранным гражданином русским языком как иностранным и требования, установленные регламентом (они приведены выше). При выявлении носителя языка основное внимание мы уделяли всем видам речевой деятельности (говорению, слушанию, чтению, письму) и готовности конкретной языковой личности к речевой деятельности. При анализе допущенных ошибок уделялось также внимание наличию/отсутствию коммуникативно значимых ошибок.

Собеседование состоит из двух частей: выполнения письменного задания и устного собеседования. В письменной части предлагается выполнить три задания: 1) завершить предложения; 2) определить значение предложенных дат, имен, цитат; 3) в соответствии с описанной ситуацией создать текст (резюме, инструкцию, поздравление и т. п.). В ходе устного собеседования, которое проводится комиссией, как правило, предлагается рассказать о себе, своей семье, планах на будущее. Вопросы задают все члены комиссии, что позволяет проверить восприятие и понимание речи.

Приведем примеры заданий и ошибок при их выполнении неносителями языка. Первое задание предполагало продолжение предложений, например: Врачи должны на приеме. Мне нравится..., потому что...

Наиболее частыми ошибками, допускаемыми при выполнении этого задания, были нарушения графического оформления лексемы (пословеча (пословица), инструкчии (инструкции), согласования и другие грамматические недочеты: ... если мне принимает на работу. хорошим зарплата; . жарка на улитса; важные дело; потому что у меня начасство хорощий; необходимы одежда пиша еда и так далее; . уду со свойм детьми куда небудь сходи на море на хороши место; . я начинаю себя плохо чувстовать;... скоро будеть холодно; ... нужна хорошо трудится; ... предлагают хорошие работу; . нужна папрасит каго нибуд памоч вам; . чтобы узнат как ползватся.

Иногда ошибки связаны с неправильным использованием глагола: Осенью многие птицы летают на юг.

Второе задание было направлено на выявление уровня лингвокультурной грамотности. Так, нужно было опознать прецедентные феномены (даты, имена, высказывания), в этом же задании было одно иностранное слово.

Ошибки в данном случае были подобны тем, что допускались при выполнении первого задания: пысател, год отцествийной войны, повесть Антоно Павлечова Чехова, певица шов бизнеса, свободна место работы, 23 февраля - ден жуж. В некоторых случаях ошибки были связаны с незнанием даты или имени: 1914 - ре- валутся, А. И. Куприн - поет. Допускается повтор синтаксических конструкций: «Дизайнер Это очен хороший профессия мне очен нравится я очен хочу стать дизайнером».

В третьем задании описывалась ситуация и предлагалось создать текст: «Вас пригласили на свадьбу, но вы срочно улетаете в командировку. Напишите поздравление с Днем бракосочетания и подготовьтесь позвонить своему другу, чтобы извиниться и сообщить о том, что вас на самом мероприятии не будет, но вы бы очень хотели поздравить молодоженов после того, как вернетесь. Узнайте, собираются ли они в свадебное путешествие, и уточните, когда вы сможете их поздравить лично».

В некоторых случаях была попытка замены текста на описание своих действий: «Позваную и позравлю как пряду си командирофку паеду паздрвлу их».

Отметим излишний лаконизм неносителей языка. Для увеличения объема ответа они часто пытались переписать задание, при этом допуская ошибки: «Напишите поздравление с юбилеем коллеге по работе, отметите его достижения, сформулуируйте положение».

В текстах было много ошибок, связанных с влиянием родного языка: «Поздравляю Вас с днем рождения, желаю вас счастя, успехов, здоровие: вы замечателни человек, отличний спецалист, не заменими товарищ: Вы много достигли в этом жизне. Вы достойни, чтобы у вас потом всё получилос отлично». «Я, Ф.И.О., хочу устройтся вас на работу в связи с преездом в другой город. 3 года работала фирме ... переводчиком. Xарактеризуюс полоджително не какие вызыскания не имею». «Я, ФИО, хачу своего ребянка ФИ Барисовна Олга Владимировна принамала детский садик № 222». «Прошу перевести моего ребенку в другой школу ФИО с 15.02.2015».

Таким образом, при определении, является ли гражданин носителем русского языка, члены комиссии должны видеть перед собой конкретную языковую личность, при оценивании уделять внимание всем видам речевой деятельности (говорению, слушанию, письму, чтению), а также уровню лингвокультурной грамотности. Однако главным критерием, по которому можно определить носителей языка, является количество и качество допущенных ошибок.

Список литературы

1. Балыхина, Т. М. Типы ошибок в речи инофона / Т. М. Балыхина, О. П. Игнатьева. URL: http://www.testrf.ru/bibliote
ca/31-2011-4/108-2011-09-21-09-23-50. - Дата обращения: 06.01.2015.
2. Богин, Г. И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов : ав- тореф. дис. ... д-ра филол. наук / Г. И. Богин. - Л., 1984. - 38 с.
3. Гуц, Е. Н. Ассоциативный эксперимент как инструмент выявления уровня сформиро- ванности языковой компетенции иностранных студентов, изучающих русский язык / Е. Н. Гуц, Н. Н. Елисеева // Наука о человеке: гуманитарные исследования. - 2014. - № 1 (15). - С. 108-207.
4. Жендаренко, Е. В. Типичные ошибки, выявленные при тестировании по русскому языку как иностранному / Е. В. Жендаренко // «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» : сборник статей по материалам XXIX международной научно-практической конференции. - URL: http://sibac.info/10830. - Дата обращения: 06.01.2015.
5. Зимняя, И. А. Лингвопсихология речевой деятельности / И. А. Зимняя. - URL: http:// psychlib.ru/mgppu/zlp/ZLP-001-.HTM. - Дата обращения: 06.01.2015.
6. Караулов, Ю. Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения / Ю. Н. Караулов // Язык и личность. - М.: Наука, 1989. - С. 3-8.
7. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. - М., 2007. - 264 с.
8. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. - М., 1987. - 261 с.
9. Леонтьев, А. А. Некоторые проблемы обучения русскому языку как иностранному / А. А. Леонтьев. - М., 1970. - 88 с.
10. Матвеева, Т. В. Полный словарь лингвистических терминов / Т. В. Матвеева. - Ростов н/Д., 2010. - 576 с.
11. Наумов, В. В. Лингвистическая идентификация личности / В. В. Наумов. - М., 2006. - 240 с.
12. Тарасов, Е. Ф. Межкультурное общение - новая онтология анализа языкового сознания / Е. Ф. Тарасов // Этнокультурная специфика языкового сознания. - М., 1996. - С. 7-22.
13. Усенко, И. Ю. Грамматические ошибки в устной речи иностранцев: типология, причины возникновения и пути коррекции / И. Ю. Усенко. - URL: http://cyberleninka. ru/article/n/grammaticheskie-oshibki-v- ustnoy-rechi-inostrantsev-tipologiya-prichiny- vozniknoveniya-i-puti-korrektsii. -Дата обращения: 06.01.2015.
14. Цейтлин, /back2russia.com/docs/ grazhdanstvo-dlya-nositeley-russkogo-yazyika. - Дата обращения: 06.01.2015.
16. URL: http://www.fms-nso. ru/documents/ issuance/grajdanstvo/nositel_russkogo_yazika. - Дата обращения: 06.01.2015.
17. URL: http://www.fmsmoscow.ru/docs/ urovney_vladeniya_russkim_yazikom.pdf. - Дата nationality/committee-rus. Дата обращения: обращения: 06.01.2015.
18. URL: http://www.fms-nso.ru/upload/iblock/ acc/prikaz_%20aow255_dvb_%20utverldenii_

Вестник ЧелГУ № 15 (370) 2015. Филология. Искусствоведение. Выпуск 96

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (30.06.2016)
Просмотров: 109 | Теги: русский язык | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016