Воскресенье, 11.12.2016, 16:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

НЕРЕГУЛЯРНЫЙ РИТМ СТИХА И ЕГО ВОССОЗДАНИЕ В ПЕРЕВОДЕ (НА МАТЕРИАЛЕ СТИХОТВОРЕНИЯ Э.М. РЕМАРКА «SCHELLZUG IN DER NACHT»)

Е.А.Ковынёва

НЕРЕГУЛЯРНЫЙ РИТМ СТИХА И ЕГО ВОССОЗДАНИЕ В ПЕРЕВОДЕ (НА МАТЕРИАЛЕ СТИХОТВОРЕНИЯ Э.М. РЕМАРКА «SCHELLZUG IN DER NACHT»)

Все системы стихосложения разделяются на две основные категории — метрические и дисметрические. Согласно классификации немецкого стиховеда К. Вагенкнехта в рамках дисметрического стихосложения выделяются белый стих, верлибр и стихотворение с нерегулярным ритмом [Wagenknecht, 1999, с. 101—102]. Кратко охарактеризуем эти подвиды свободного стиха. Основным признаком белого стиха является сочетание 5-стопного нерифмованного ямба с рифмованными строками того же размера. Отличительная черта верлибра — ритмическое ударение, отсутствие метра, рифмы, строфики, а также разная длина строк. Стихотворения с нерегулярным ритмом представляют собой симбиоз перечисленных типов. Поэтические произведения этого типа сочетают в себе как рифмованные, так и нерифмованные строфы (как в белом стихе), однако количество стоп — чаще ямбических — может увеличиваться; синтаксическое членение строки напоминает верлибр и отличается от традиционного частым использованием переносов, а также длиной строки, которая может варьироваться от сверхкороткой (в одно слово) до сверхдлинной. Кроме того, одним из основных требований к стихотворению с нерегулярным ритмом является ритмическое ударение. С точки зрения стиховедения дисметрические стихи считаются сложной формой поэтического творчества из-за своих специфических структурных и стилистических особенностей. Поэтому наличие такого типа, как нерегулярный стих в произведениях Э.М. Ремарка, говорит о многообразии стиховых форм, которые использовал автор для создания своих поэтических текстов, в связи с чем высказывания некоторых критиков о наивности его поэзии, на наш взгляд, несколько некорректны.

В одной из наших статей мы уже обращались к проблеме перевода свободных типов стихотворений на примере произведения Э.М. Ремарка «Er starb vor Mohaiszk» [Ковынёва, 2003, с. 21-28]. В настоящей статье мы обратимся к стихотворению «Schnellzug in der Nacht».

Время написания стихотворения Э.М. Ремарка «Schnellzug in der Nacht», по данным исследователей, приходится на 20-е годы прошлого века, т. е. на первый период его поэтического творчества. Однако по своим структурным и стилистическим характеристикам это произведение отличается от лирики начального этапа и отдаленно напоминает стиль модернистской поэзии. В нем автор пытается отказаться от традиционной строфики, рифмы, упорядоченного синтаксиса.

Особую роль в стихотворениях с нерегулярным ритмом играет ритмико-интонационный компонент. За счет использования коротких слов, по мнению В.Е. Холшевникова, сокращается длина строки, и ритм воспринимается как убыстренный и более отрывистый, а преобладание более длинных слов создают ощущение замедленного, более плавного ритма [Холшевников, 1959, с. 52]. Стихотворение «Schnellzug in der Nacht» как нельзя лучше подтверждает данное высказывание.

Само произведение уникально по своей природе. Используя технику потока сознания, поэт употребляет большое количество глаголов движения и деепричастий, которые он выносит в отдельные строки, повышая тем самым семантическую ценность этих слов. Показательна в этом отношении вторая строфа:

Da leuchtet grh n ein Licht, / Sticht / in die dunkle Seide, / Bricht / Vertiefter, weifier vor / Und reipt / Ein grelles, helles Lichtertor…

Приведем в качестве примера еще один отрывок, из третьей строфы:

Hin durch sie sth rmt / Eine blitzende / Spritzende / Sprh hende / Gh hende / Funkelnde Lichtschlange brausend / Sausend / Zu Sternen…

Как видно из приведенных примеров, поэтическая интуиция позволяет Ремарку представить движение ночного поезда в реальности. Читатель оказывается пассажиром этого мчащегося, сверкающего, летящего и ревущего в ночи экспресса. Если брать стихотворение в целом, то в нем можно проследить динамику движения поезда: первая строфа дает ощущение медленного и размеренного начала движения от станции; вторая и третья - летящий в темноте ночи состав; четвертая и пятая строфы - мысли и чувства пассажира, находящегося в вагоне и размышляющего под стук колес о своей жизни.

Перейдем теперь непосредственно к переводам этого стихотворения на русский язык. Но необходимо упомянуть еще и тот факт, что стихотворение с нерегулярным ритмом может представлять определенную сложность для переводчиков, поскольку это нетрадиционный метрический стих, воссоздание которого, как правило, не создает особых проблем при переводе. Мы имеем четыре версии указанного поэтического произведения на русском языке. Это переводы, выполненные А.С. Егиным, Н.Н. Кан, Г.И. Киселёвым и Р.Р. Чайковским.

Сразу отметим, что каждый из переводчиков стремился проникнуть в суть оригинала и представить наиболее адекватный вариант подлинника, который «максимально точно и без искажений воссоздает оригинал на языке перевода» [Чайковский, 1997, с. 63]. Такой перевод, естественно, будет значимым как для автора, так и для читателя. Разумеется, некоторым переводчикам не в полной мере удалось выполнить поставленную задачу. И тем не менее все переводы можно условно признать адекватными. Воспользовавшись типологией переводных поэтических текстов, разработанной РР Чайковским, мы, в свою очередь, расширим границы адекватного перевода и выделим внутри этого типа следующие подтипы: адекватный перевод с элементами вольного и адекватный перевод с элементами неэквиритмичности.

Рассмотрим сначала перевод Г.И. Киселёва, так как в его версии стихотворения нами обнаружены существенные отступления от структуры оригинала. Переводчик позволил себе неоправданно нарушить строфический рисунок авторского текста. Как мы уже писали выше, вторая и третья строфы отличаются большой степенью динамичности за счет переноса глаголов и деепричастий в отдельную строку. В своем варианте Г.И. Киселёв подтягивает эти слова в предшествующие строки, чем удлиняет и сглаживает стих, который теряет при этом свойство динамичности и звучит уже более сдержанно. Приведем фрагменты второй и третьей строф:

Вот свет зеленый влет бьет / По темному шелку, рвет / Глубже, белей подряд…

Сквозь нее мчит / Моросящая, блестящая / Брызгами быстрыми, / Искрами света змея, шипя…

Кроме того, Г.И. Кисёлев, включая в четвертую строфу вводные конструкции, перегружает строки знаками препинания. Это, конечно, не влияет на общий смысл оригинала, но тем не менее усложняет восприятие этого перевода читателями.

Исходя из выявленных замечаний, перевод Г.И. Киселёва можно назвать адекватным с элементами вольного.

К адекватному переводу с элементами неэквиритмичности принадлежит вариант Н.Н. Кан. У переводчицы также возникли проблемы с воссозданием второй и третьей строф оригинала. В авторском тексте во второй и четвертой строках второй строфы употребляются глаголы, состоящие из одного слога: sticht / bricht. Н.Н. Кан переводит данные слова — вразлет / разорвет, соответственно, т. е. увеличивает количество слогов, что приводит к удлинению строки и искажению ритма целой строфы. Такая же ситуация сложилась и с воссозданием немецких деепричастий, которые Н.Н. Кан заменяет причастиями и причастными оборотами, превышающими по слоговому составу оригинальную строку Ремарка. Сравним: spritzende переводится искры роняющий, sprhhende — жаром пылающий, glhhende — светом вскипающий, funkelnde — разгулявшийся.

Адекватными, насколько это возможно, являются переводы А.С. Егина и Р. Р. Чайковского. Эти переводчики более всего смогли приблизиться к стилистике оригинала и в полной мере передать всю модификацию ремарковской строки.

Проанализировав и сравнив переводы с оригиналом, можно сделать предварительный вывод о том, что несоблюдение требований при воссоздании нерегулярного ритма стиха может снизить или исказить художественный статус подлинника в переводе. По мнению М.Л. Лозинского, стремление дать перевод, оказывающий по возможности то же эмоциональное воздействие, что и оригинал, достигается тогда, когда ритм перевода подобен ритму оригинала или дает близкую ему аналогию, поскольку именно ритмом держится стих, именно ритмом он живет [Лозинский, 1987, с. 96]. И если рассматривать переводы стихотворения Ремарка «Schnellzug in der Nacht» на русский язык в целом, то следует отметить, что переводчикам удалось прочувствовать ритмико-интонационные и стилистические особенности оригинала и предоставить относительно адекватные версии этого стихотворения с нерегулярным ритмом.

Библиографический список

1. Ковынёва Е.А. Верлибр Э.М. Ремарка как переводческая задача // Идеи, гипотезы, поиск... Вып. X. Германистика и переводоведение. — Магадан, 2003. — С. 21—28.

2. Лозинский М.Л. Искусство стихотворного перевода // Перевод — средство взаимного сближения народов. — М., 1987. — С. 94—99.

3. Ремарк Э.М. Стихотворения / пер. с нем. Р. Чайковского. — Магадан, 1999. — Текст парал.: нем., рус.

4. Холшевников В.Е. Основы русского стихосложения. — Л., 1959.

5. Чайковский Р. Р. Реальности поэтического перевода (типологические и социологические аспекты). — Магадан, 1997.

6. Wagenknecht Ch. Deutsche Metrik. Eine historische Einfhhrung. — Mhnchen, 1999.

Вестник Северо-Восточного   государственного университета. — № 13. Спецвыпуск. — Магадан : Изд-во СВГУ, 2010. — 204 с.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (13.05.2016)
Просмотров: 73 | Теги: Ремарк | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016