Воскресенье, 04.12.2016, 17:14
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ И ЕГО УЧЕТ ПРИ ПЕРЕВОДЕ

Л.Ц.Санжеева

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ И ЕГО УЧЕТ ПРИ ПЕРЕВОДЕ

В последние десятилетия большой интерес со стороны многих исследователей вызывает проблема взаимодействия культур и языков. Это проявляется в появлении публикаций, посвященных интегральным филологическим дисциплинам. В работах данного рода те или иные языковые явления рассматриваются с разных позиций: лингвокультурологии, психолингвистики, этнолингвистики, социолингвистики, истории, литературоведения, переводоведения и т.д. Стремление многих исследователей описывать функционирование языка во взаимодействии с культурой вполне оправданно и актуально, поскольку язык и культура представляют собой относительно постоянное единство. Язык является выражением и хранилищем культурных ценностей, он воплощает в себе своеобразие народа, национальной культуры или национальной картины мира.

Наиболее зрима интегративная связь языка и культуры в обучении иностранным языкам. Усваивая родной язык, человек постепенно погружается в национальную культуру, обретает ее традиции и обычаи, а, овладевая иностранным языком, человек постигает картину мира другой нации, другого народа.

Одной из основных целей обучения иностранному языку на современном этапе является коммуникативное и социокультурное развитие личности обучаемых, формирование у них представлений о диалоге культур.

В контексте взаимодействия культур важную роль играет перевод, один из сложных психолингвистических, речемыслительных процессов, который направлен на поиск лингвистических средств выражения исходной информации. Этому предшествуют некие когнитивные процессы, связанные со структурированием нашего видения мира в соотнесении и своеобразном сопоставлении с иноязычной культурой.

Известный отечественный лингвист А.Д. Швейцер определяет перевод как «процесс межъязыковой и межкультурной коммуникации, характеризуемый установкой на передачу коммуникативного эффекта первичного текста, частично модифицируемый различиями между двумя языками, двумя культурами и двумя коммуникативными ситуациями»[1].

Переводческая деятельность представляет собой уникальное явление, которое позволяет единообразно воспринимать мир людям разных культур. Это тем более актуально в отношении родственных языков, представляющих одну языковую семью. К таковым относятся английский и русский языки, входящие в единую индоевропейскую семью языков. Одинаковое видение мира представителями разных культур объясняется и некоторыми универсальными свойствами человеческого восприятия и мышления, что в свою очередь, отражается в языковых универсалиях. Однако языковая картина мира включает в себя не только универсальность, но и этно-специфические особенности его восприятия. Поскольку способы репрезентации мира в сравниваемых языках могут быть различными, «переводчик должен опираться на установленные компаративистами структурно-типологические сходства и расхождения между языками» [2].

Практика преподавания иностранных языков в вузе показывает, что лингвистическая и коммуникативная компетенции студентов не всегда являются достаточными для корректного владения иностранным языком. Студенты, достаточно хорошо владеющие языком на грамматическом и лексическом уровнях, зачастую оказываются беспомощными в ситуациях, где требуется знание национально-специфических явлений, находящих отражение в языковых единицах.

Неправильное представление о социокультурной специфике языка может послужить причиной неполного понимания художественной литературы, зарубежной прессы, неэквивалентного перевода текста, искусственной устной речи. В этой связи формирование лингвострановедческой компетенции студентов должно стать обязательным условием адекватного владения всеми видами речевой деятельности. В данной статье рассматриваются некоторые аспекты обучения переводу как одному из сложных и особых видов речевой деятельности, в интерпретации которой обязательно должен присутствовать контрастивный подход к языковым явлениям. Такой подход с самого начала подразумевает формирование у студентов понимания того, что перевод – это не переход от слов и фраз одного языка к словам и фразам другого, а передача смыслового содержания средствами другого языка.

Одной из важных особенностей обучения будущих переводчиков иностранным языкам является то, что «… в отличие от других изучающих, которые должны стремиться «оторваться» от родного языка, и по возможности полностью погрузиться в иноязычную среду, переводчик в процессе обучения иностранному языку должен сохранить и укрепить его связь с родным языком» [2]. Особое внимание при этом должно уделяться междисциплинарным связям. Преподавание иностранных языков (например, английского как первого и французского как второго) и родного языка должно быть скоординированным не только в коммуникативном, прагматическом и контрастивном планах, но и в технологиях работы с текстами, в обучении стратегиям восприятия, запоминания и передачи смысла того или иного текста. Вместе с тем, на занятиях не следует злоупотреблять упражнениями на перевод (специфика преподавания иностранных языков будущим переводчикам проявляется не в количестве упражнений на перевод), важно привлекать больше заданий на сопоставление грамматических структур, на перефразирование, на оперирование синонимическими и антонимическими средствами, на способность прогнозировать смысл и ситуацию (например, завершить незаконченную фразу), на воспроизведение по памяти ассоциативного ряда слов в заданном порядке и т.д.

Безусловно, в процессе преподавания большая роль должна отводиться формированию переводческой компетенции (семантической, интерпретативной, текстовой). Методически это достигается особыми видами устных и письменных упражнений креативного характера: творческие и свободные диктанты, изложения, реферирование, компрессия, комментарий, аннотирование и адаптация текста и т.д.

Перевод – явление многоаспектное. Он может рассматриваться как процесс и как результат. «Переводной текст является производным от исходного текста, т.к. он создается на основе переводных характеристик исходного текста и воспроизводит их средствами иного языка в условиях иной культуры» [1]. Вместе с тем, очевидно, что переводной текст неизбежно чем-то должен отличаться от исходного текста, хотя бы в силу различий двух языков, их возможностей.

В свете всего вышесказанного, важную роль при переводе играет прагматический подход, который проявляется тогда, когда одно и то же средство выражения может быть понято по-разному, причем эти различия в интерпретации не произвольны, а обусловлены определенными установками говорящих. Данный аспект составляет важный компонент любого высказывания и предопределяет адекватность перевода.

Коммуникативно-посредническую деятельность переводчика в разрешении переводческих проблем нельзя недооценивать. Ведь успех адекватного перевода во многом зависит от того, насколько правильно переводчик выбирает способ перевода, применяет соответствующую стратегию и определяет единицы перевода.

В процессе взаимодействия культур и языков, а, следовательно, и при переводе человек неизбежно сталкивается с именами собственными (далее ИС), составляющими значительный пласт фоновой лексики. Каждый этнос в каждую эпоху имеет свой ономастикон – реестр ИС, которым отводится особая роль в раскрытии значимых концептов конкретной культуры. Между тем, нередко ИС, особенности их функционирования в речи, передачи на иностранный и родной языки оказываются вне сферы внимания исследователей и изучающих иностранный язык, переводчиков. К тому же недостаточно специальной литературы (словарей, пособий, учебных изданий). Подтверждение тому находим в работах Д.И. Ермоловича. Автор отмечает, что ИС «обладают сложными формальными, содержательными и ассоциативными характеристиками, знание которых совершенно необходимо людям в процессе преодоления языковых и межкультурных барьеров» [3].

ИС в отличие от имен нарицательных характеризуются универсальностью использования, что, в свою очередь, объясняется универсальной чертой человеческого мышления и необходимостью давать имя себе подобным.

ИС являются неотъемлемым компонентом смысловой и структурной организации высказывания, выполняя свое основное назначение – идентификацию объектов действительности. Вместе с тем большинство ученых традиционно считали, что ИС не обладают лексическим значением, переводятся автоматически. В некоторых вузовских и школьных учебниках ИС вообще рассматривались в классе имен существительных, где выделялись лишь некоторые специфические особенности их грамматического функционирования (грамматический род, употребление артикля, наличие или отсутствие множественного числа). Такое отношение к проблемам ИС усугублялось недостаточным количеством учебной литературы по ономастике.

На наш взгляд, теория и практика обучения иностранным языкам и переводу должна уделять онимической лексике более пристальное внимание, соответствующее ее лингвострановедческому потенциалу и удельному весу в языковой системе. Это тем более актуально в рамках сопоставительно-типологического анализа ИС, который позволяет проникнуть в общие закономерности человеческого мышления и вместе с тем выявить специфические особенности каждого из сопоставляемых языков.

Известно, что способы репрезентации мира в сравниваемых языках могут быть различными, поэтому в обеспечении успешной межкультурной коммуникации особую роль играет переводчик. Иногда одна и та же языковая единица в родном языке имеет разные соответствия в языке перевода, и наоборот, конкретное явление в языке оригинала передается разными способами на тот или иной иностранный язык. Задача переводчика заключается в том, что «он должен примерять каждую лексему иностранного языка как «одежду» [2].

Очевидно, что качество перевода текста любого типа, адекватность его восприятия читателем или слушателем во многом зависит от личности переводчика, уровня владения им концептуальной картиной мира, под которой понимается целостная, многоуровневая система знаний и представлений человека о мире, других людях и о себе. Сюда же включаются и оценочные знания, выражающие отношение к реальности. Данный подход основан на сравнении и сопоставлении предметов, явлений, процессов, состояний в плане их социальной значимости. Иосиф Мандельштам писал по этому поводу: «Качество переводчика – это безошибочный показатель культурного уровня страны». В этом же русле высказывался известный французский ученый – транслитеролог Жан Бордье: «Если человек не воспринимает себя как продукт определенной культуры и не подчиняет свою практическую деятельность постоянному анализу, он может оказаться в плену иллюзий, пытаясь бессознательно экстраполировать на мир свой личный человеческий опыт». Думается, эти слова можно вполне отнести и к деятельности переводчика, к его качествам, имея в виду тот факт, что переводчик, по мнению В.В. Набокова, «должен быть столь же талантлив, как и писатель, должен знать языки, авторский стиль, быть образованным»[1].

Перевод как вид речевой деятельности – это частный случай проявления психолингвистических способностей индивида, члена определенного социума. Переводчик, производя лексико-грамматическое структурирование, должен стремиться сохранить смысловую структуру высказывания (текста). Иными словами он «должен стремиться к смысловой эквивалентности, а не к формально-грамматической тождественности исходного текста и перевода. При этом могут создаваться различные ментальные структуры, способные породить закономерные соответствия между лексико-грамматическими уровнями разных языков»[1].

В любом языке есть слова, отражающие важные для жизни общества понятия. Исследование лексики в ракурсе представления ею культурных ценностей является исключительно важным. Эта проблема находит широкое отражение в работах отечественных и зарубежных исследователей (И.А. Стернин, Ю.Д. Апресяна, А. Вежбицкой, Г.В. Елизаровой, Г.Д. Томахина, В.Г. Костомарова, Е.М. Верещагина, Н.Д. Арутюновой, В.В. Кабакчи, В.В. Красных, И. Филмора, Э. Сэпира, Дж. Палмера, Дж. Лакоффа и др.).

Лексика, являясь своего рода отражением человеческой культуры, помогает обнаружить и идентифицировать культурно специфические концептуальные понятия, характерные для различных народов мира. В раскрытии значимых концептов конкретной культуры особую роль играют ИС. Выступая культурными доминантами, ИС позволяют смоделировать портрет нации, выявить специфику функционирования человека в обществе, его неразрывную связь с ним, а также влияние общества на жизнь человека.

Передача ИС с одного языка на другой – проблема сложная и многогранная. Дело в том, что ИС, как носители фоновой информации имеют свои особенности, так как они могут приобретать вторые, «нарицательные» значения, являться знаками большого смыслового потенциала, целой совокупности признаков, характеризующих носителя имени, например, имена исторических деятелей, персонажей известных литературных произведений, а также распространенных у данного народа имен (Elizabeth II, Nelson Horatio, Thomas Jefferson, Claude Monet, Петр I, Михаил Ломоносов и т.д.). Фоновый потенциал ИС заключается в отражении ими исторических факторов, событий (Мэлс, Октябрина, Владлен), социальной принадлежности (Агафья, Марфа, Прокоп, Похом), также выделяются ассоциативные имена (Алексий, Добрыня Никитич, Владимир Ильич и т.д.).

Традиционно проблема перевода ИС рассматривается, во-первых, с точки зрения референтности имен; во-вторых, по типу номинации; в-третьих, в плане соотнесения номинативного и коннотативного аспектов; в-четвертых, в плане межкультурной коммуникации.

Существуют разные точки зрения по поводу передачи ИС с одного языка на другой. Так, по мнению Джона Милля, ИС не переводимы, их нельзя перефразировать. Они не должны рассматриваться в отрыве от референта, их коннотативного значения.

В.Г. Гак утверждает, что ни в коем случае нельзя подменять ИС исходного языка именами языка, на который мы переводим, так как в них заложена самобытность языка данного народа. В качестве наиболее адекватных способов передачи иноязычных имен разными авторами выдвигаются транскрипция и транслитерация.

Т.А. Казакова выделяет лексические приемы перевода ИС. Выполняя свою основную функцию идентификаторов индивидов, ИС сравнительно автономны (не зависят от контекста), хотя в зависимости от выбора переводчиком конкретного способа их передачи, ИС способны придавать переводимому тексту различную направленность. Такой двойственный характер ИС позволяет отнести их к нестандартным единицам, в случае с которыми необходимы специальные приемы преобразования в переводном тексте (языке) [4]. Наиболее распространенными из них являются: транскрипция, калькирование, семантическая модификация, описание, комментарий.

Несмотря на тот факт, что в переводческой практике выработаны определенные правила передачи иноязычных имен посредством транскрипции и траслитерации, существует ряд проблем, связанных с культурными традициями того или иного языка, функциональными особенностями имени и специфическими признаками именуемого объекта (или денотата).

Во-первых, речь идет о межъязыковой транскрипции (имена монархов религиозных деятелей: James Stuart традиционно передается на русский язык формой Яков I; Ивану Грозному соответствуют в английском языке два варианта - Ivan the Terrible, John the Terrible; John Lackland – Иоанн Безземельный; Charles I – Карл I; William the Conqueror – Вильгельм Завоеватель).

Во-вторых, при передаче некоторых ИС наряду с переводческой транскрипцией и транслитерацией требуются дополнительные способы перевода, например, семантический способ или калькирование (название ресторана в Бостоне No Name Restaurant возможно передать как ресторан Ноу Нейм, ресторан Безымянный или ресторан No Name).

Наиболее распространенными способами являются переводческая транскрипция и транслитерация, с помощью которых передают различные классы ИС: антропонимы, топонимы, наименования фирм и компаний, образовательных учреждений, этнонимы, хоронимы, названия музыкальных инструментов и многие другие.

Интерес представляют имена, содержащие смысловые компоненты, отражающие те или иные реальные свойства объекта. Как правило, они передаются смешанным способом, либо калькированием:

Кощей Бессмертный – Koshey the Deathless (или Immortal);

Earthsea – Земноморье;

Mirkwood – Лихолесье.

Проблема осложняется тем фактом, что до сих пор в переводческой практике нет единодушия в применении определенных соответствий, схем в передаче ИС каким-либо из упомянутых способов перевода. В большинстве случаев от переводчика требуется высокая языковая и общекультурная компетентность. Как правило, ему приходится варьировать, сочетать эти способы в зависимости от тех или иных форм имени, принятых в мировой или переводящей культуре.

Таким образом, процесс передачи ИС в межъязыковой и межкультурной коммуникации – сложный и неоднозначный. Нет единой точки зрения среди самих переводчиков в отношении правил использования тех или иных способов передачи ИС с одного языка на другой. А если такие правила и существуют, то немало случаев, в которых они частично не работают. В силу данных обстоятельств не всегда удается подобрать полное соответствие иноязычному имени в родном языке и наоборот.

Трудности, возникающие при передаче ИС, обусловлены и объективными причинами (особенностями функционирования ИС в языке и речи), и субъективными (языковая и общекультурная компетентность переводчика, его способность принять правильное переводческое решение, умение адекватно ситуации выбрать определенную форму передачи ИС, стратегию для осуществления языкового посредничества. Осознание и учет перечисленных проблем, возникающих при передаче ИС с одного языка на другой, призваны обеспечить успешную межъязыковую и межкультурную коммуникацию.

Далее остановимся подробнее на именах собственных, функционирующих в составе рекламных текстов и выступающих в качестве своеобразного средства отражения национально-культурных особенностей народа. Нас в большей степени интересует выяснение того, как имя собственное, используемое в рекламе, способствует выявлению национальных традиций, обычаев, мировидения, материальной, духовной или социальной культуры данной языковой общности.

Несомненно, имена собственные важны для общения и взаимопонимания людей. Они исполняют функцию межъязыкового, межкультурного мостика. К сожалению, это ценное свойство имен собственных породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и при переводе с него. Считаем, что такой подход основан на глубоком заблуждении. Имена собственные помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, способностями к видоизменению и словообразованию, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другой язык большинство этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти особенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени.

Семантика имени собственного по-разному проявляется на уровне языка и речи. Обладая определенным значением в языке, имя собственное, функционируя в тексте, обогащается дополнительным содержанием и приобретает определенную семантическую структуру.

Аллюзивные имена собственные, реально существующие в языке, обладают устойчиво закрепленным за ними содержанием. Аллюзивными именами собственными могут быть имена литературных, библейских, мифологических героев или имена исторических лиц. За этими именами закреплен определенный, фиксированный набор признаков, который остается постоянным при различных использованиях этих имен. Аллюзивное имя собственное имеет постоянную предметную отнесенность к денотату аллюзии, т.е. обозначает определенное лицо и вызывает цепь ассоциаций, отсылающих читателя к исходному образу. При этом отмечается преобладание индивидуально-значимых ассоциаций над общественно-значимыми.

В лингвострановедческом аспекте для имени собственного характерен национально-культурный компонент его содержания, который свойствен ему в большей степени, чем именам нарицательным. Содержание национально-культурного компонента имен собственных определяется их функциональным статусом в ономастической системе языка, а также особенностями коннотаций, возникших на основе культурно-исторического развития имени (Верещагин, Костомаров 1980, Бельчиков 1988, Томахин 1988). В одной культуре одно и тоже имя может быть коннотирующим, аллюзивным, в другой - лишенным коннотаций или обладать коннотациями вплоть до прямо противоположных. Специфика семантики имени собственного может проявляться не только на национальном уровне (например, в британском и американском вариантах английского языка), но и на уровне более крупных и более мелких социумов (например, в английских диалектах).

Все лингвистические и экстралингвистические средства, используемые в языке рекламы направлены на выполнение основной - прагматической - функции рекламных текстов (Феофанов 1974, Тонкова 1980, Розенталь, Кохтев, 1981, Баркова 1983, Лочмеле 1988, Leech 1966, Cook 1992 и др.). Языку рекламы свойственны повышенная экспрессивность текста, широкое использование изобразительно-выразительных средств, простота, краткость и конкретность языка, смысловая емкость используемых лексических, грамматических и графических средств, компрессия информации. Важной является активная позиция авторов рекламных текстов, которая проявляется в сознательном языкотворческом процессе.

Аллюзивные имена собственные относятся к тому слою лексики, который, функционируя в рекламных текстах, может эффективно способствовать успеху рекламы. Прежде всего, это хорошо известная лексика, которая может привлечь внимание потенциального покупателя, это слова, обладающие большой смысловой емкостью благодаря своим разнообразным ассоциативным связям, в то же время это лексемы, способные "работать" на компрессию информации в рекламной тексте. Функционируя в рекламных текстах, аллюзивное имя собственное наполняется специфическим контекстуальным значением, кодирует определенную информацию, что усиливает прагматичность рекламных текстов.

Аллюзивные имена собственные обладают определенной семантической структурой. Семантика аллюзивных имен собственных не сводится только к указанию на объект. Все дополнительные сведения и ассоциации, вызываемые аллюзивными именами собственными, конкретизируются и актуализируются в речи и являются его речевыми значениями. Ассоциации, вызываемые аллюзивными именами собственными, можно условно разделить на три группы:

ассоциации, связанные с личной характеристикой денотата аллюзии (внешность героя, его интеллект, проницательность, его склонности, образ его жизни и т.д.);

ассоциации, связанные с эпохой, в которую жил денотат аллюзии (характер эпохи, ее колорит, стили, возникшие в данную эпоху), или же имя собственное может служить просто маркером какой-то исторической эпохи; большую долю имен собственных, вызывающих ассоциации этого типа и употребляющихся в англоязычной рекламе, составляют имена, связанные с историей англоязычных    стран;

ассоциации, связанные с деятельностью денотата аллюзии (профессиональные характеристики носителя имени, сфера его деятельности).

Как показал исследованный материал, наблюдается определенное различие в восприятии одного и того же имени носителями не только разных языков, но и носителями разных вариантов английского языка.

Язык рекламы дает богатый материал для исследования переносного употребления имени собственного. В каждом функциональном стиле тропы выполняют специфические функции, обусловленные задачами стиля. Тропы в рекламе имеют ценность не сами по себе, как украшение слога, средство оживления материала, а, прежде всего, с точки зрения того эффекта, который они производят - эффекта воздействия и побуждения к приобретению рекламируемого товара.

Функциональный аспект аллюзивных имен собственных в языке рекламы включает набор функций, которые выполняет аллюзивное имя собственное в рекламных текстах. Основной функцией аллюзивного имени собственного в языке рекламы является аттрактивная функция, поскольку одной из основных целей рекламных текстов является привлечение внимания покупателя к рекламируемому товару. Наряду с доминирующей аттрактивной функцией аллюзивного имени собственного реализуются также информативная, квалификативная, описательная, символическая функция, функция локализации по времени, функция стилизации. Выполняя информативную функцию, аллюзивное имя собственное может характеризовать товар с точки зрения его престижности.

Таким образом, реклама является своего рода «питательной средой, где культивируются и обыгрываются стереотипные представления о национальном характере разных народов, в нашем случае британского и русского народов. Проведенный анализ подтвердил тот факт, что успех рекламы во многом зависит от адекватного восприятия рекламных текстов потенциальными покупателями. Для этого, в частности, необходимо, чтобы аллюзивные имена собственные употреблялись в рекламном тексте в такой форме, которая бы точно указывала на носителя имени.

Библиографический список

1. Швейцер А.Д. Общая теория перевода / А.Д. Швейцер. - М., 1971.

2. Поршнева Е.Р. О профессиональной переводческой компетенции на младшем этапе обучения языковым практическим дисциплинам // Вопросы теории и практики перевода. Вестник ИГЛУ. Серия Лингвистика, № 6, 2001, с.98-101.

3. Ермолович Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур/ Д.И. Ермолович. -М.: Издат. «Р. Валент», 2001.

4. Казакова Т.А. Практические основы перевода / Т.А. Казакова. - СПб, 2002. - с.51-52.

5. Анисимова Е.Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов) / Е.Е. Анисимова.- М.: Издат. центр «Академия», 2003.

6. Корнева Е.В. Национально-культурные стереотипы в рекламе (на материале немецких рекламных текстов) //Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 2. М., 2002.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (13.05.2016)
Просмотров: 128 | Теги: ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016