Среда, 07.12.2016, 15:27
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

К ВОПРОСУ О МЕМОРАТИВНЫХ ТОПОНИМАХ ОХОТСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

К ВОПРОСУ О МЕМОРАТИВНЫХ ТОПОНИМАХ ОХОТСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

О.А. Иконникова

Названия географических объектов не обязательно мотивируются их природными свойствами. Непосредственное отношение к именуемому объекту имеют лишь его характерные очертания, величина, возможно, свойства воды (ее цвет, вкус, прозрачность, температура и пр.) или слагающих пород. Флора, фауна, эмоциональные ассоциации — сопутствующие явления. На процесс номинации влияют и социокультурные факторы, например, освоение и исследование данной территории. В этом случае часто появляются названия, которые, по ономастической терминологии, называются меморативами, т.е данными в честь какой-то личности или события и т. д. [Подольская, 1988, с. 79]. Сегодня мы остановимся на названиях, именующих объекты, находящиеся на побережье или в прибрежной акватории северовосточной части Охотского моря, т. е. в административной зоне Магаданской области и сопряженного с ней Корякского автономного округа. Эти топонимы — генетивная или номинативная формы фамилии или личного имени и в некоторых случаях являются результатом продуктивного процесса трансонимизации [Подольская, 1988, с. 138]. Все представляют интерес как для лингвистического анализа ономастической системы Крайнего Северо-Востока, так и для школьного (да и вузовского) лингвистического краеведения.

Создатели «Топонимического словаря Северо-Востока СССР» (далее ТС) В.В. Леонтьев и К.А. Новикова, придерживаясь определенной цели, не включили в состав словаря большинство меморативных названий, поскольку те имели «не местное» происхождение. Но эти названия существуют на картах мира, фиксируют память о людях, внесших значительный вклад в исследование Северо-Востока Азии либо заслуживших внимание другими поступками, например, участием в героических сражениях во славу Отечества или научными подвигами. Поэтому нам кажется необходимым внести такие топонимы в проектируемый «Школьный словарь топонимии Северо-Востока» и представить основные сведения как об их происхождении, так и о людях, память о которых сохранилась, кроме прочего, и таким образом, поскольку многие имена, зафиксированные в «памятных» названиях, далеко не столь известны и популярны, как, например, имя выдающегося исследователя Витуса Беринга, хотя и в данном случае статьи ТС, в которых говорится: «Названы в честь Витуса Ионассена (Ивана Ивановича) Беринга», содержат явно недостаточную информацию.

Итак, из 37 названий 48 географических объектов, названных (или предположительно названных) в честь исследователей побережья Охотского моря и сопряженных с ним территорий, отдельными статьями в ТС со ссылками на справочник Б.Г. Масленникова указаны гора, мыс, 2 бухты, п-ов Беринга, бух. Гертнера, о-в Добржанского, мыс и гора Евреинова, мыс и п-ов Елистратова, мыс Корнилова, пролив Лихачева, бух. Лужина, мыс Москвитина, бух. Нагаева, п-ов Онацевича, о-в Спафарьева, мыс Станюковича, п-ов Старицкого, мыс Чирикова, бух. Шельтинга, зал. Шелихова, бух. Шестакова. Остальные 19 топонимов остались вне зоны внимания ТС. Прокомментированы в справочнике П.В. Бабкина «Что, когда, почему?» топонимы: мыс Лисянского, мыс Елагина [Бабкин, 1968, с. 68, 77], в справочнике Масленникова: мыс Елагина, мыс Измайлова, п-ов Лисянского, мыс Ушакова, п-ов Хмитевского [Масленников, 1986, с. 85, 96, 131, 221, 216].

В данной статье мы предлагаем толкование еще четырех названий.

Бухта Ван-дер-Шкруфа - зал. Забияка, вост. берег п-ова Кони. В ТС и справочнике Масленникова отсутствует, описана в «Лоции Охотского моря» [Давыдов, 1938, с. 289]. Вандер-Шкруф - командир крейсера «Забияка», капитан 2-го ранга. «Промерные работы у Командорских островов, а также съемку острова Беринга продолжали в 1893-1894 гг. офицеры крейсера «Забияка». В 1897 г. офицеры этого клипера успешно справились с обзором северного берега Охотского моря от мыса Корнилова до мыса Восточного [т. е. в заливе Забияка, согласно «Лоции»] с рекогносцировочным промером. Аналогичные работы проводились в заливе Аян. В частности, командиром крейсера «Забияка» капитаном 2-го ранга Ван-дер-Шкруфом составлены планы залива Аян и бухты Ван-дер-Шкруфа» Алексеев, 1987, с.181].

Мыс Лелякина - западный входной мыс в бухту Ван-дер-Шкруфа, зал. Забияка [Давыдов, 1938, с. 299]. ТС предлагает комментарий со ссылкой на «Краткий топонимический словарь Камчатской области»: «Лелякина - потухший вулкан в Северном вулканическом районе Срединного хр., ледник. Названы в 1966 г. вулканологом Н.В. Огородовым по фамилии штабс-капитана Н.Н. Лелякина, топографа Охотско-Камчатской экспедиции 1897-1899 гг. [Кусков, 1967, с. 56]» [Леонтьев, Новикова, 1989, с. 232]. Интересующий нас географический объект не прокомментирован. У Масленникова этот топоним тоже отсутствует. В 1895 г. Министерством земледелия и государственных имуществ была организована горная экспедиция на побережье Охотского моря, которая получила официальное название Охотско-Камчатской. Ее возглавил известный российский геолог, действительный член Императорского Русского географического общества Карл Иванович Богданович. В своем «Очерке деятельности Охотско-Камчатской горной экспедиции 1895-1898 гг.» он писал: «Целью экспедиции… было поставлено геологическое исследование побережья Охотского моря от Николаевска на Амуре до Ольской губы, к востоку от Охотска, и западной части Камчатского полуострова в пределах, по крайней мере, от Тигиля до Большерецка и как результат такого исследования производство поисков золота... В состав экспедиции вошли кроме меня следующие лица: для производства астрономических и топографических работ корпуса флотских штурманов штабс-капитан Н.Н. Лелякин; в помощь мне для производства разведочных работ горный инженер СП. Кишенский; в качестве врача и натуралиста экспедиции и в то же время для изучения края в экономическом отношении по особому поручению от Министерства финансов - врач Н.В. Слюнин». Прежде чем начать работу на Камчатке, экспедиция К.И. Богдановича обследовала Охотское побережье от Уды до Пенжинской губы. 19 июля 1897 г. экспедиция Богдановича была доставлена военным крейсером «Забияка» в устье р. Тигиль, откуда начала работу на Камчатке. Не исключено, что название одному из входных мысов в бух. Ван-дер-Шкруфа в честь топографа штабс-капитана корпуса флотских штурманов Н.Н. Лелякина было дано этой экспедицией или офицерами крейсера «Забияка», которые «в 1897 г. успешно справились с обзором северного берега Охотского моря от мыса Корнилова до мыса Восточного (т. е. залива Забияка, в который входит и бух. Ван-дер-Шкруфа с мысами Лелякина и Входным) с рекогносцировочным промером» [Алексеев, 1987, с. 181].

Мыс Екатерины - западный берег верховьев Гижигинской губы [Давыдов, 1938, с. 364]. В ТС и справочнике Масленникова отсутствует. В сентябре 1791 г. Екатерина II подписала указ об организации экспедиции в Японию, которая должна была отправиться из Охотска. Начальником ее и первым официальным послом в Японию был назначен поручик Адам Лаксман - сын иркутского профессора «экономии и истории» Кирилла Лаксмана. А. Лаксман, находясь на службе в Гижиге, «в 1789 г. на кожаных байдарах обошел побережье Гижигинской губы и описал его... Командиром бригантины «Екатерина», предназначенной к плаванию (в экспедицию), был поставлен известный мореход Василий Ловцов» [Алексеев, 1958, с. 97]. По поводу этого топонима есть несколько предположений. Вероятно, оно связано с работой А. Лаксмана по описанию побережья Гижигинской губы и дано в честь императрицы Екатерины II. В то же время, возможно, что это название дано по названию бригантины «Екатерина». Отметим: обе эти версии требуют тщательного обоснования.

Мыс Надежды — зал. Пестрая Дресва, Гижигинская губа [Давыдов, 1938, с. 352]. В ТС и справочнике Масленникова отсутствует. Известны 6 подобных топонимов, именующих объекты в Японском и Охотском морях, а также в Архипелаге Александра на Тихоокеанском побережье Северной Америки. Все они названы в честь кораблей, носивших это имя [Масленников, 1986, с. 152]. Вероятно, не отмеченный в данном справочнике топоним северной части Охотского побережья появился по той же традиции в результате деятельности Гидрографической экспедиции Восточного океана, начальником которой в январе 1908 г. был назначен подполковник корпуса флотских штурманов Михаил Ефимович Жданко. «В 1908 г. под руководством М.Е. Жданко на "Охотске”, "Надежде” и "Шептуне” проводили съемку западного берега Камчатки от мыса Лопатка до р. Озерной, Ямских о-вов, Тауйской губы от р. Ола до бух. Волок (Нагаева). В этих же районах проводили триангуляционные работы 3-го класса, мензульную съемку, шлюпочный и судовой (на переходах) промеры». Работы по исследованию северного и северо-восточного побережья Охотского моря продолжались по 1912 г. включительно [Алексеев, 1986, с. 185—186]. В результате экспедиция М.Е. Жданко оставила значительный след в формировании топонимии Охотского побережья.

Библиографический список

1. Алексеев А.И. Береговая черта. — Магадан, 1987.

2. Алексеев А.И. Охотск — колыбель русского тихоокеанского флота. — Хабаровск, 1958.

3. Бабкин П.В. Кто, когда, почему? — Магадан, 1968.

4. Давыдов В.В. Лоция Охотского моря. — Л., 1938.

5. Кусков В.П. Краткий топонимический словарь Камчатской области. — Петропавловск-Камчатский, 1967.

6. Леонтьев В.В., Новикова К.А. Топонимический словарь Северо-Востока СССР / В.В. Леонтьев, К.А. Новикова. — Магадан, 1989.

7. Масленников Б.Г. Морская карта рассказывает. 2-е изд., испр. и доп. — М., 1986.

Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. — М., 1988.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (01.04.2016)
Просмотров: 90 | Теги: ТОПОНИМ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016