Воскресенье, 11.12.2016, 12:52
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ЯЗЫК КАК ФАКТ ИНОЯЗЫЧНОЙ КУЛЬТУРЫ

ЯЗЫК КАК ФАКТ ИНОЯЗЫЧНОЙ КУЛЬТУРЫ

Развитие высшего профессионального образования в условиях усиления экономической, политической и культурной интеграции стран приводит к объективной интернационализации современного образования, перед которым встает задача формирования личности, готовой к сотрудничеству и коммуникации с представителями других стран. Расширение международного делового сотрудничества требует от современного специалиста владения иностранным языком на принципиально новом уровне – как составной частью профессиональной культуры.

Одной из важнейших проблем, возникающих на «стыках» культур, является проблема языка. В известном научном определении языка как важнейшего средства человеческого общения также подчеркивается роль языка в развитии мышления и передачи от поколения к поколению культурных и исторических традиций [1].

В отечественной научно-теоретической литературе существуют разные подходы к решению проблем взаимоотношения языка и культуры:

- конструкт языковой личности, разработанный Ю.Н. Карауловым, включающий три уровня владения языком (вербально-семантический, когнитивный, прагматический);

этнопсихолингвистический подход, внутри которого самой плодотворной представляется «теория лакун»; её авторы Н.В. Уфимцева и Ю.А. Сорокин понимают лакуны как различия между лингвокультурными общностями («лакуны» свидетельствуют об избыточности или недостаточность языкового опыта одной лингвокультурной общности относительно другой);

подход с позиций межкультурной коммуникации разрабатывается московскими учёными В.В. Красных, Д.Б. Гудковым;

Ю.Е. Прохоров развивает идеи взаимоотношения языка и культуры в русле лингвострановедения, но с существенными изменениями, основанными на идее национальных социокультурных стереотипов общения;

решение проблемы взаимоотношения языка и культуры в духе диалога культур (М.М. Бахтин, В.С. Библер, Л.И. Харченкова и др.);

-  подход с позиций лингвокультурологии (В.В. Воробьёв, В.А. Маслова, В.В. Красных).

В последние годы в лингвокультурологическом аспекте большое внимание уделяется анализу соотношения языка и культуры с учетом человеческого фактора, анализу личности как высшей ценности, её замыслам и побуждениям, восприятию ею иноязычной культуры и изучаемого языка.

Связь языка и культуры можно характеризовать как отношения взаимопроникновения. Язык является одним из средств выражения культуры, материальным основанием для создания ее ценностей. Любое явление культуры только тогда входит в сознание людей, когда получает номинацию и сигнификацию, т.е. фиксируется в языке. Язык включен в культуру, поскольку тело языкового знака, его материальное выражение представляет собою культурный предмет, а значение знака – также культурное образование, т.к. возникает только в человеческой деятельности. Культура включена в язык в том смысле, что вся она может быть отображена в языке.

Язык как лингвокультурологический феномен впитывает в себя все богатство культуры, в то же время как любая национальная культура в немалой степени связана с характером и спецификой конкретного языка. «Язык не может существовать вне культуры, как и культура не может существовать вне языка, они представляют собой нерасторжимое целое, любое изменение каждой из частей которого ведет к обязательным изменениям другой его части» [2, с. 17].

В дидактическом плане описанное выше взаимоотношение языка и культуры выражается в том, что язык представляет собой факт культуры. В подтверждение этого тезиса можно отметить следующее.

Во-первых, язык является составной частью культуры, удерживает культуру как системную целостность, концентрирует культурные смыслы на всех уровнях бытия — от нации в целом до отдельной личности (Д.С. Лихачев). Именно язык как часть национальной культуры способствует формированию духовного мира человека, обеспечивает духовную интеграцию как общества в целом, так и различных его групп. Иными словами, язык обязательно вписан в человеческую культуру, немыслим вне нее, и, более того, реализуя ее требования, сам становится эталоном культуры.

Во-вторых, в процессе коммуникации личность передает, сохраняет и накапливает социальный и культурный опыт. Национально-культурная специфика речевой коммуникации складывается из системы факторов, обусловливающих различия в организации, формах и способах общения. Это социальные факторы, культурные традиции, специфические вербальные и невербальные средства.

Язык хранит культурные ценности в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, в фольклоре, в художественной и научной литературе, в письменных и устных текстах. Поэтому усвоение культуры связано с экспликацией понятий, отражающих видение культурной реальности в семантической структуре слова, или, еще шире, культурно-ориентированном содержании языка, и выступающих как источник культурных фоновых знаний [3].

Наконец, язык не просто отражает картину мира, но используется как универсальный культурный код. Его роль состоит не только в передаче информации, но и во внутренней организации того, что подлежит сообщению. Иначе говоря, язык как культурный код нации не только отражает реальность, но интерпретирует ее и создает тем самым особую реальность, в которой живет человек.

В лингводидактическом аспекте комплексное овладение иностранным языком и новой культурой в вузе осуществляется в ходе иноязычного образования под которым мы понимаем такой компонент высшего профессионального образования, который превращает владение иностранным языком в неотъемлемую интегративную часть профессиональной культуры.

Иноязычное образование в неязыковом вузе выполняет следующие функции: развивает у будущего профессионала способность участвовать в принятии групповых решений, нести ответственность, разрешать конфликты с помощью диалога; формирует мировоззренческие и нравственные качества личности (уверенность в себе, гражданский долг, принятие различий, уважение других культур, языков и религий); оно обеспечивает процесс формирования знаний, навыков и умений, творческих качеств личности, необходимых для полноценного владения устной и письменной коммуникацией на иностранном языке; обеспечивает владение информационными технологиями, понимание их применения, развивает способность к критическому суждению в отношении распространяемой информации, обеспечивает соблюдение нравственных условий пользования ею; и, наконец, ориентирует личность на непрерывное образование и самообразование в контексте профессиональной и социальной жизни.

Иноязычное образование есть одновременное усвоение родной культуры и вхождение в культуру народа-носителя изучаемого языка. Это позволяет уйти от упрощенного фактологического подхода к изучению разрозненных страноведческих и лингвострановедческих явлений и упрощенных национально-культурных особенностей страны.

Коммуникативная методика обучения языку актуализирует эту проблему, т.к. языковая коммуникация является необходимым условием существования и развития человеческой культуры, обеспечивая единство культурных процессов в рамках данной общности: создание, хранение и передачу культурных ценностей. Коммуникативная деятельность (общение с помощью языка) оказывается тем звеном, в котором пересекаются и взаимодействуют язык как знаковая система и культура, в которой язык существует и необходимым компонентом которой он является. Учет этой связи позволяет предупредить не только чисто языковые, но и культуроведческие помехи в речевом общении. Осознание языка как факта культуры, умение выделять в языковых единицах национально-культурный компонент значения интенсивно способствуют формированию языкового сознания студентов.

Содержание образования в широком смысле составляет культура, следовательно содержанием иноязычного образования является иноязычная культура.

Иноязычная культура представляет собой достаточно ёмкое понятие, которое определяется на современном методологическом уровне неоднозначно. Иноязычная культура понимается как характеристика материального и духовного уровня развития определенных общественно-экономических формаций, как специфическая сфера деятельности. Ее компоненты могут быть отнесены не только к предметному содержанию, но и к формируемым качествам личности, таким как ответственность, творчество, стремление к приобретению новых знаний, эстетическому восприятию действительности и т.д. (Н.И. Алмазова).

Вслед за Е.И. Пассовым, под иноязычной культурой мы понимаем ту часть общей культуры человечества, которой обучающийся может овладеть в процессе коммуникативного иноязычного образования в познавательном (культурологическом), развивающем (психологическом), воспитательном (педагогическом) и учебном (социальном) аспекта. Такое понимание иноязычной культуры оправдано и в лингводидактическом плане, поскольку оно включает в себя факт отражения культуры и в словарном запасе языка, и в речевой деятельности, и в невербальной коммуникации.

Определению сущности понятия иноязычной культуры посвящены многие научные исследования. Отмечается, что самоопределение личности представляет собой самоопределение ее культуры мышления, чувств, общения, поведения (В.А. Сластенин). Данный подход позволяет трактовать усвоение иноязычной культуры как процесс личностного открытия, присвоения культуры, реализации диалога культур.

Диалог культур есть потребность во взаимообогащении, взаимодействии, взаимопонимании. Через сопоставление себя с другой, иной культурой, осуществляется самоутверждение, осознание степени своей оригинальности. Поэтому диалог культур выступает как объективная необходимость, условие развития культур.

Названную задачу можно решить, если ориентироваться в иноязычном образовании на создание модели культуры того или иного народа, которая могла бы в функциональном плане замещать реальную систему культуры. Будучи, несомненно, меньше оригинала, по своему качественному наполнению она должна служить аналогом реальной культуры, для того чтобы дать обучаемому возможность «проникнуть» в культуру, в ментальное пространство народа, преодолеть культурный изоляционизм студента, стать преградой на пути ксенофобии и национализма, способствовать взаимопониманию. С точки зрения технологии разработки, минимизация фактов культуры в принципе не отличается от того, как составляют языковые минимумы. Разница заключается, однако, в том, что культурологические единицы вызывают больше эмоций, чем единицы языка. Поэтому при рассмотрении культурологических минимумов необходимо иметь в виду, что идея минимума не предполагает ограничения знаний, а задает круг знаний, обязательных для всех. Среди разновидностей языковых фактов культуры, подлежащих отбору, можно выделить лакуны, фразеологизмы, характерные грамматические явления, прецедентные тексты.

Подчеркнем, что главной задачей модели культуры должно быть не столько понимание другой культуры, сколько духовное совершенствование студентов на базе новой культуры в ее диалоге с родной.

В общественной жизни, вследствие существования множества культур, конфессий, идеологий, мировоззренческих и иных ценностных установок, постоянно идет диалог, который осуществляется на основе циркуляции в общественном сознании различных позиций. В ходе этого диалога происходит столкновение, взаимопроникновение, взаимовлияние идей. Для современного образования актуален диалог, в процессе которого важную роль играет культурная установка на взаимосвязь, сближение, взаимопонимание, взаимоуступчивость, обогащение идей и смыслов.

Существует ряд определений феномена «диалога культур». В положениях диалоговой концепции культуры М.М. Бахтина - B.C. Библера аргументирована идея всеобщности диалога как основы человеческого сознания. Через диалог происходит усвоение ценностно-смысловых компонентов обучения и воспитания. Диалог культур определяется как межсубъектный процесс, в котором происходит взаимодействие качественно различных ценностно-смысловых позиций с целью их выяснения, при котором необходимость встать на позицию другого не означает отречение от своих убеждений и принципов.

Подчеркивая важность взаимодействия, диалога двух культур («своей» и «чужой», то есть культуры страны изучаемого языка) в рамках коммуникативного иноязычного образования, скажем о том, что сопоставление элементов культуры другой страны со знанием родной дает возможность получить подтверждение идеи многообразия культур, уяснить особенности культурных проявлений, обусловленные спецификой экономического, политического,  социального  развития,  принять  эти  особенности,  учитывать  их  во взаимоотношениях с носителями других культур, испытывать уважение к культурным достижениям другого народа, сопричастность к его проблемам и трудностям, стремление к культурному сотрудничеству с зарубежными странами.

Следует заметить, что проблема культурной диалогизации является не только значимой в научном, теоретическом смысле, но и остро социальной. Действительно, в последние десятилетия характер общения между культурами и их представителями претерпел значительные изменения. В этой связи особое место заняла проблема «своего» и «чужого» – одна из сквозных тем социальной практики и гуманитарного познания.

Потребность человека или общности людей осознать и отличить себя в бескрайнем мире неизбежно порождает стремление маркировать все то, что относится к «своему», и то, что таковым не является. Пространством, в котором рассматривается вопрос о встрече своего/чужого в обозначенном контексте диалога культур, выступает практически весь мир социальной жизнедеятельности, в котором собственно культурный срез включает в себя совокупность регулятивных оснований всех форм и областей социальной практики, общественных отношений, конкретных видов деятельности, в которых находит свое выражение та или иная система ценностей и образцов, норм и идеалов, символов и смыслов. Эта совокупность культурных единиц образует своего рода систему координат, в рамках которой происходит оценка и «отнесение» себя/другого (своих/других позиций, взглядов, внешних атрибутов и т.п.) к «своим» или «чужим».

Таким образом, контактируя с чужой культурой, участник диалога видит ее через призму своей локальной культуры, чем в основном и предопределяется непонимание специфических феноменов незнакомой культуры. Расхождение или несовпадение в различных способах существования языков и культур, проявляющиеся при их сопоставлении, принято называть лакунами, «свидетельствующими об избыточности или недостаточности опыта одной лингвокультурной общности относительно другой» [4, с. 8].

Лакуны являются своего рода синонимами специфических реалий, процессов, состояний, которые противоречат узуальному опыту носителя иного языка и культуры. К основным признакам лакуны можно отнести: непонятность, непривычность (экзотичность), чуждость (незнакомость), ошибочность предметов, суждений и явлений культуры для реципиента. В этой связи выделяются различные типы лакун: культурологические, текстовые, фоновых знаний, поведенческие, кинесические, речевые и языковые.

В русле выдвинутой проблематики, нас интересуют в первую очередь культурологические лакуны, анализ, описание и классификации которых достаточно широко представлены в работах таких авторов, как Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина, Г.В. Быкова и др.

При систематизации культурологических лакун в соответствии с моделью процесса межкультурного общения их можно разделить на четыре большие группы: субъектные, или национально-психологические (возникают в результате несовпадения национально-психологических типов коммуникантов); деятельностно-коммуникативные (отражающие специфику различных видов деятельности, характерных для представителей того или иного этноса); лакуны культурного пространства, или культурного ландшафта (по культурным пространством понимается окружающий мир во всех его проявлениях, в котором существуют представители определенной лингвокультурной общности); текстовые лакуны, возникающие в силу специфики текста как инструмента общения. Каждая из этих групп и подгрупп может иметь в свою очередь более мелкие, конкретизирующие ее по различным признакам структурные элементы.

В отечественной и зарубежной литературе существование лакун часто объясняется механизмом «функционирования» лингвистических и культурологических универсалий. Эта точка зрения, по-нашему мнению, является наиболее приемлемой. Действительно, некоторые феномены культуры и языка, даже считающиеся универсальными, могут быть представлены в локальных культурах в специфически национальной форме. Но в культуре существуют и более лакунизированные феномены. Поэтому, даже при отсутствии лингвистических барьеров культурные расхождения могут стать препятствиями в межкультурном общении.

Свойственная каждой локальной культуре когнитивная база в соединении с психическими особенностями и национальным характером носителей данной культуры формирует определенный тип реципиента. Тип реципиента можно рассматривать как интеллектуально-эмоциональный тип личности со специфической структурой коммуникативного поведения, характерной для его культурной общности.

Вступая в контакт с «чужой» культурой, реципиент неосознанно оценивает ее в «кодах» своей культуры, чем и предопределяется глухота к специфическим проявлениям «чужой» культуры. Таким образом, особенности чужой культуры могут быть неадекватно интерпретированы реципиентом, либо не поняты (реципиент не может дать никакой интерпретации), либо вовсе не замечены именно в силу ее специфичности.

Все, что реципиент заметил в ходе межкультурного диалога, но не понимает, что кажется ему странным и требующим интерпретации, служит сигналом присутствия в сообщении лакун - национально-специфических элементов культуры, в которой создан текст.

Таким образом, лакуны представляют собой разновидность фактов культуры, подлежащих отбору и изучению в процессе коммуникативного иноязычного образования в вузе. Говоря о распределении лакун в учебном процессе, необходимо отметить, что при неизбежности присутствия лакун в текстах начального этапа, их основная концентрация приходится на средне-продвинутый и продвинутый этапы обучения английскому языку. Более того, именно на этих этапах, когда снижается сложность овладения грамматической системой, появляется возможность формирования у студентов философского взгляда на язык как на специфическое отражение национально-культурных реалий. В ходе коммуникативного иноязычного образования обращение к лакунам помогает оживить учебный процесс, активизировать ассоциативную память и способствует лучшему пониманию и более прочному запоминанию учебного материала. Лакуны также могут служить серьезным поводом для дискуссии, а также базой для организации системы упражнений, например, к тематически подобранным культуроведческим текстам.

Что касается основных иноязычных единиц культуроведческого характера, то к ним относят слова, словосочетания (в основном фразеологизмы) и тексты, имеющие этнокультурную ценность. Как подчеркивает Д.Б. Гудков, «различные уровни языка и принадлежащие им единицы обладают разной степенью культурной «насыщенности» и культурной обусловленности» [5, с.141].

Наиболее изученными с этой точки зрения оказываются фразеологические единицы, которые наиболее ярко передает самобытность языка и культуры. В отечественной лингвокультурологии признанным авторитетом в этой области является В.Н. Телия. Ее основополагающий труд по русской фразеологии [2], положения которого актуальны и для анализа английского языка, обосновывает тот факт, что средством воплощения культурно-национальной специфики фразеологизмов служит образное основание (включающее также культурно маркированные реалии), а способом указания на эту специфику является интерпретация образного основания в знаковом культурно-национальном пространстве [2, с. 215].

Далее автор отмечает, что «в языке закрепляются и фразеологизируются именно те образные выражения, которые ассоциируются с культурно-национальными эталонами, стереотипами, мифологемами и т.п. и которые при употреблении в речи воспроизводят характерный для той или иной лингвокультурной общности менталитет» [там же, с.233].

Таким образом, в сфере фразеологии отражается видение мира, национальная культура, традиции и обычаи данного народа. Это особенно характерно для идиоматики, где часто наблюдается полный отрыв слов-компонентов от их словарного значения. Идиоматика непосредственно соотносится с наивными представлениями о мире, фольклором, духовной жизнью и фантазией носителей языка.

Однако чтобы правильно понимать речь на данном языке, необходимо отчетливо осознавать этноспецифику его единиц как в денотативно-сигнификативном, так и в коннотативном аспекте их семантики, а также располагать фоновыми знаниями, не закрепленными в значениях и внутренней форме языковых знаков, но позволяющими понимать высказывания и тексты, апеллирующие к этим знаниям, поскольку смысл речи связан с семантикой и прагматикой языковой системы, уходящей корнями в родную культуру, а также с культурным фоном вербальной коммуникации.

В ходе естественного функционирования языка в культуре, слова и устойчивые словесные обороты объединяются в лексико-фразеологические поля, покрывающие соответствующие области внеязыковой действительности (М.А Шафиева). Значения языковых единиц в составе поля взаимосвязаны, они образуют этнически специфичную «сетку», сквозь которую носители языка видят и осмысливают данную предметную область согласно тем представлениям о мире, которые исторически выработаны народом и зафиксированы в языке. В своей совокупности семантика лексико-фразеологических полей и составляет языковую картину мира.

Этническое своеобразие семантики лексико-фразеологических полей проявляется в разных аспектах. В одном случае предметная область носит универсальный (межэтнический) характер, и специфика проявляется в особенностях осмысления предметной области, ее отражения в сознании, ее рациональной и эмотивной оценки. Обращаяcь к одной и той же предметной области, англичане и русские несколько по-разному мысленно делят ее на части, по-разному категоризируют ее фрагменты, по-разному переосмысливают их. Это своеобразие прослеживается в семантическом (сигнификативном) и прагматическом (коннотативном) аспектах.

В другом случае этноспецифика обнаруживается в сигматическом (денотативном) аспекте. В этом случае сама предметная область (сфера внеязыковой реальности) отмечена чертами национального своеобразия, что обусловливает безэквивалентность или неполную межъязыковую эквивалентность слов и устойчивых оборотов, входящих в состав поля, а значит, и специфику семантики и прагматики такого рода языковых единиц.

Говоря о грамматическом материале как составной части языка, следует отметить, что он тесно связан с изучаемым межкультурным содержанием и имеет ярко выраженную функциональную направленность. В центре внимания находится не форма, а культурологическая функция грамматичекого явления: каким образом данный грамматический материал выражает то или иное содержание, отражающее культуру изучаемого языка.

В состав модели иноязычной культуры входит и так называемый «прецедентный текст» (Ю.Н. Караулов) – законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, в котором зафиксированы смыслообразующие элементы национальной культуры (произведения художественной литературы, тексты песен, рекламы, анекдотов, политические публицистические тексты и т. д.).

Прецедентность как лингвистическое явление обусловлено национальными, социальными, историческими и другими факторами, поэтому может быть представлено на различных уровнях: национальном, социумном, универсальном, индивидуальном, и в разных сферах функционирования языка.

Прецедентные тексты (и шире – прецедентные феномены) рассматриваются нами как особая разновидность культурно-коммуникативных знаков, хранящая, организующая, трансформирующая и передающая дополнительную информацию, несводимую к их непосредственному значению и являющуюся принадлежностью этнокультурной группы. С этой точки зрения они преобразуют реальную коммуникацию в продукт культурной коммуникации – дискурс.

Прецедентные феномены культуры и могут быть классифицированы с различных точек зрения: в зависимости от актуализации высказываний в контексте того или иного уровня значения высказывания (поверхностного, глубинного и системного смыслов), по уровням прецедентности (индивидуальные, групповые, народные, универсальные), по их источнику (художественная литература, фольклор, религиозные тексты, тексты СМИ, речь выдающихся личностей, живое разговорное слово и т.д.), по семантическому содержанию и лексическому составу, грамматическому варьированию структуры, компонентному составу прецедентных высказываний, структурным изменениям, степени устойчивости в когнитивной базе носителей языка, сферам употребления, степени зависимости от исполняемой социальной роли.

Таким образом, прецедентные феномены культуры – укорененные в сознании определенного лингвокультурного сообщества ценностные представления об окружающей действительности, общественных и личностных взаимоотношениях, нравственных приоритетах, характерных для определенного социально-исторического этапа, выраженные в вербальных или письменных формах и без усилия декодируемые носителями этнических языков. Это позволяет рассматривать их как механизм конституирования коммуникативного пространства модели иноязычной культуры.

В свете сказанного, язык и культура находятся в отношениях постоянного взаимодействия и взаимопроникновения. Это имеет особое значение для решения вопросов повышения эффективности иноязычного образования студентов, поскольку современные условия подготовки специалиста требуют смены парадигмы профессионального образования в неязыковых вузах. Данная парадигма должна быть культуросообразной. При этом одним из важнейших факторов развития профессионала является иноязычная культура. Рассмотрение вопросов, связанных с культурообразующей функцией языка, позволяет нам сделать вывод о том, язык является одним из основополагающих фактов иноязычной культуры. Ее наиболее важными в дидактическом плане единицами в условиях неязыкового вуза можно назвать культурологические лакуны и прецедентные тексты.

Библиографический список

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: URSS, 2007. – 569 с.

2. Телия В.H. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. - М.: Языки русской культуры, 1996. – 288 с.

3. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: Слово, 2000. – 261с.

4. Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Культура и ее психолингвистическая ценность // Этнопсихолингвистика / под ред. Ю.А. Сорокина. – М.: Наука, 1988. – С. 5-18.

5. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: Гнозис, 2003. – 286 с.

Е.С. Кузнецова

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (30.01.2015)
Просмотров: 1115 | Теги: образование, иноязычное, язык, диалог, культуры, лакуна, факт, дискурс, лингвистические, прецедентный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016