Суббота, 03.12.2016, 07:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ИХТИОЛОГИЧЕСКОГО ТЕРМИНА КЕТА

О.Е.Шепилева. Вестник Северо-Восточного государственного университета. Магадан 2013. Выпуск 19

ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ИХТИОЛОГИЧЕСКОГО ТЕРМИНА КЕТА

Рассматривается история становления ихтиологического термина кета.

Ключевые слова: ихтиологический термин, русские говоры, Крайний Северо-Восток. 

 

В системе традиционного хозяйства народов Сибири и Крайнего Северо-Востока России важное место всегда занимало рыболовство. В первую очередь рыбный промысел давал возможность коренным жителям успешно решать продовольственную проблему. Окружной врач Богородский, автор «Медико-топографического описания Гижигинского округа», в середине XIX века справед-

ся, что данное высказывание автора применимо не только к жителям Гижигинского округа, но и ко всем народностям, проживающим на Крайнем Северо-Востоке России. Рыболовство как особый вид деятельности появился на Крайнем Северо-Востоке очень давно. Поэтому неудивительно, что в русских говорах указанного региона можно выделить широкий пласт так называемой «промысловой» лексики.

Цель предлагаемой статьи - рассмотреть историю становления ихтиологического термина кета.

Кета (Oncorhynchus keta) принадлежит к роду тихоокеанских (или дальневосточных) лососей и является одним из самых распространенных видов красной рыбы в северо-восточных регионах нашей страны. Она обитает в северных водах Тихого океана, в Беринговом, Охотском морях (на Камчатке, Чукотке, Курилах, Сахалине, в Хабаровском и Приморском краях, а также в водах соседних стран - США, Корее, Японии). Длина тела кеты может достигать одного метра, масса - четырнадцати килограммов. Уже несколько веков все лососевые являются ценным объектом промысла. Тем не менее, в настоящее время уловы кеты значительно меньше по сравнению, например, с промыслом горбуши.

Надо сказать, что термин кета в настоящее время активно употребляется в особенности теми носителями языка, кто проживает на территории Крайнего Северо-Востока и имеет непосредственный опыт «общения» с данной природной реалией. Современные жители Крайнего Северо-Востока России, для которых рыба продолжает оставаться одним из основных компонентов в их рационе, относят кету к так называемой красной рыбе, опираясь на такой отличительный признак, как цвет мяса. Отметим, что семантическое наполнение словосочетания краснаярыба, закрепленное в сознании жителей нашего региона, отличается от значения, отмеченного современными толковыми словарями русского языка (исследование, посвященное этой проблеме, было проведено несколько лет назад ученицей гимназии № 13 г. Магадана Е. Цехош под руководством канд. филол. наук, доцента кафедры русского языка СВГУ Ю.Ю. Магерамовой).

Это отнесение кеты в разряд красной рыбы неслучайно: подобная практика на Крайнем Северо-Востоке имеет давнюю историю. Еще С.П. Крашенинников в своем «Описании земли Камчатки» (1755) отмечал:  

лососья роду, и просто называются красными» [7, с. 311]. Еще одним подтверждением этой мысли может явиться посвященный описанию быта жителей острова Кадьяк (сейчас шт. Аляска (США)) фрагмент из воспоминаний русского мореплавателя и путешественника Ю.Ф. Лисянского (17731837), в котором значится: «Кадьяк изобилует также белой и красной рыбой. К первому роду принадлежат палтус, треска, кала- га, бык, терпуг, камбала, гольцы, окуни, вахня, сельди и уйки, а ко второму: чевыча, сёмга, кижучь, хайко, красная горбуша и красные гольцы. Речки с мая по октябрь наполнены красной рыбой, так что ее в короткое время можно наловить руками несколько сотен» [20]. Отметим, что для обозначения кеты автор использует корякское наименование хайко, которое наряду с вариантом кайко было широко употребительно в историко-этнографических работах XVIII-начала XX вв. В начале XX века известный русский ученый В. Г. Богораз в своем «Областном словаре Колымского русского наречия» провел наиболее явное различие между всеми видами рыб, обитающими на Северо-Востоке России, положа в основу этого различия именно цвет мяса. Он отмечал:

Думается, что в основу этой классификации легли «наивные» ихтиологические представления, закрепленные в сознании местных жителей Крайнего Северо-Востока, которым необходимо было в хозяйственных целях различать один вид рыбы от другого.

Лексема кета является заимствованной. Большинство словарей (словарь Д.Н. Ушакова , Малый академический словарь, Большой академический словарь, Большой толковый словарь русского языка) указывают, что языком-источником послужил нанайский язык. Мы полагаем, что наиболее вероятной следует считать версию, предложенную исследователем А.Е. Аникиным. По его мнению, наименование кета, вероятно, было заимствовано уже в первой половине XVII века. Наиболее вероятным источником считается эвенский язык, в ольском и пенжинском говорах которого для обозначения это-

Лексическая единица кета известна русскому языку с XVII века. По данным составителей «Словаря русского языка XI-XVII вв.» и Л.Г. Панина, автора «Словаря русской народно-диалектной речи в Сибири XVII- XVIII вв.», впервые лексема кета в значении «название рыбы» была зафиксирована в 1655 году в Дополнениях к Актам историческим в следующем контексте: «А рыба на

Об употреблении данного наименования в XVIII веке свидетельствует фиксация лексемы в «Словаре русского языка XVIII века». Так, в «Словаре русского языка XVIII века» представлены фрагменты работ И.К. Кирилова «Цветущее состояние Всероссийского государства» (1727) и Леклерка де Монлино Ш.А.Ж. «Словарь ручной натуральной истории, содержащий историю, описание и главнейшие свойства животных, растений и минералов» (перев. с фр. яз. В. Левшина, 1788): «Обыватели питаются рыбою кетою.
 
Наиболее полное описание этот вид рыбы получил в работе С.П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»: «Кета или кайко есть третей родъ рунной тамошней

Любопытен следующий факт: несмотря на наличие данной лексемы в тексте С.П. Крашенинникова, а также неоднократное ее упоминание в различных работах XVIII века составители первого издания Словаря Академии Российской (1789-1794) не внесли наименование кета в словник указанного лексикографического источника (нужно сказать, что материалы «Описания земли Камчатки» в качестве одного из источников «Словаря Академии Российской» использовались составителями очень активно). Лишь замечание из САР - 1: «Кайко, несклон. Рунная рыба. См. Кета» [12, стб. 392] позволяет сегодня говорить о нереализованном намерении авторов словаря включить лексему в список толкуемых слов.

Вообще, лексема кета долгое время не получала лексикографического описания. Первое словарное определение, по нашим данным, наименование кета получает в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля. Словарную дефиницию автор посчитал нужным сопроводить параллельным наименованием хайко, латинским обозначением и территориальной пометой камчатское: «кета или хайко кмч. рыба изъ лососей Salmo lagocephalus» [6, с. 106]. Следует полагать, что приведенный латинский эквивалент и в то же время отсутствие иного наименования для данного вида рыбы в русском языке свидетельствует о вхождении наименования кета в ихтиологическую терминологию.

На наш взгляд, вряд ли можно согласиться с замечанием В.И. Даля об исключительно камчатском характере наименования кета, поскольку тексты XVIII-XIX вв. позволяют делать выводы о более широком территориальном употреблении слова. В качестве подтверждения приведем несколько фрагментов этнографических работ указанного периода. Так, в материалах СевероВосточной экспедиции 1785-1795 гг. при описании условий проживания жителей острова Кадьяк находим: «У них водится рыба вяленая, и, по-видимому, они сушат ее впрок на целую зиму, именно: кету, горбушу и белую рыбу. Мы видели у них два рода свежей рыбы: сельдь и небольшую камбалу. Однажды приметили большую белуху, плывшую недалеко от берега, и можно думать, что она служит им также пищею» [19, с. 54]. Исследователь Я. И. Линденау, рассказывая о быте чужеземцев среди коряцкого народа, писал: «Ясашные иноземцы здешнаго присутства обретаютца до Ижиги реки. Пропитаютца здешния обыватели рыбой - кетой, мальмой; кореньями, ягодой - брусницей, морошкой, рыбиной, голубелью, жимолосником» [8, с. 159]. Рассказ автора «Медико-топографического описания Гижигинского округа» также содержит интересующую нас лексему:

Думается, что в конце XIX-начале XX в. несмотря на свой сложившийся терминологический статус ограниченное территориальное употребление наименования кета в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке продолжало сохраняться. Одной из причин этого являлась экономическая ситуация в России того времени. Интересное замечание, подтверждающее эту мысль, было нами обнаружено в «Национальном корпусе русского языка» при анализе контекстов употребления слова кета. В статье «Распространение кеты» (газета «Коммерсант» от 20 декабря 1911 года) автор отмечает: «Г. Розанову удалось добыть очень интересные данные. В настоящее время рыба кета вывозится на запад до миллиона пудов, но из них 90 % размещается на сибирских рынках. В Европейской России рыба кета имеет малый спрос главным образом вследствие отсутствия организованной рекламы и незнакомства с нею населения (выделено нами. - О.Ш.)» [21].

Строительство и введение в эксплуатацию Транссибирской магистрали стало своеобразным толчком к развитию рыбной обработки в промышленных объемах на Дальнем Востоке (как известно, очень долгое время рыбное богатство северо-восточных регионов использовалось населением только для собственных нужд), сделало возможным быстро отправлять рыбопродукцию в Сибирь и европейскую часть России, что, безусловно, наряду с другими факторами способствовало вхождению лексической единицы кета в общенациональный фонд русского языка.

Кроме этого, по нашему мнению, нельзя не принимать во внимание еще одно обстоятельство: данное наименование стало активно использоваться в художественной и публицистической литературе, посвященной, главным образом, Дальнему Востоку. База данных «Национального корпуса русского языка» предлагает довольно много подобных примеров. Приведем только некоторые из них: «Кета, или кита, рыба из лососевых, имеющая размеры, цвет и вкус нашей семги, населяющая северную часть Великого океана, в известный период своей жизни входит в некоторые реки Северной Америки и Сибири и с неудержимою силой, в количестве буквально бесчисленном, мчится вверх против течения, доходя до самых верхних, горных потоков» [А.П. Чехов «Остров Сахалин», 1893-1895]; «.Рыба кета запала мне в голову. Я над этим и прежде много думал. Все мы такая же рыба. Но помни, о поэт и художник! - мы должны метать икру только в одно место» [Из дневниковых записей И.А. Бунина, 1915]; «Рыбы было так много, что местами за ней совершенно не было видно дна реки. Интересно наблюдать, как кета проходит пороги. Она двигается зигзагами, перевертывается с боку на бок, кувыркается и все-таки идет вперед» [В. К. Арсеньев «По Уссурийскому краю», 1917]; «Осенью по Амуру густой стеной шла кета метать икру, и река кишела громадными рыбами» [В. Кин «По ту сторону», 1928]; «Весной и летом по Амуру поднимаются менее ценные виды рыб (горбуша - весной, летняя кета - в июле), идущие на местный прокорм.» [А. Татищев «Земли и люди: В гуще переселенческого движения (19061921)», 1928)] [21].

Мы полагаем, что все указанные обстоятельства закономерно повлекли за собой фиксацию лексической единицы кета в толковых словарях советского и постсоветского периодов без каких-либо ограничительных территориальных помет. В значении «ценная промысловая рыба из семейства лососевых» она отмечена словарями Д.Н. Ушакова, С.И. Ожегова, малым и большим академическими словарями, «Большим толковым словарем русского языка» под ред. С.А. Кузнецова [4, с. 426; 9, с. 267; 10, с. 350; 14, с. 46; 17, стб. 930; 18, стб. 1351]. Кроме этого, уже став полноправным членом ихтиологической терминологии, данное наименование стало отмечаться в специальной литературе различного рода. Об утрате территориально ограниченного статуса лексемы кета свидетельствует отсутствие ее в диалектных лексикографических источниках («Словаре русского камчатского наречия» К.М. Браславца и Л.В. Шатуновой, «Словаре региональной лексики Крайнего Северо- Востока России» Г. В. Зотова, «Словаре русских народных говоров»). Можно предположить, что о диалектном прошлом наименования кета свидетельствует лишь вариант кэта в предполагаемом значении «лососина [?]», отмеченный «Словарем русских народных говоров» с пометой сибирское [13, с. 209].

История лексической единицы кета, заимствованной из языков коренных народностей Крайнего Северо-Востока, первоначально попавшей в описания путешествий русских естествоиспытателей, а затем - в научную терминологию (при этом сменив латинское обозначение в результате выделения на рубеже XIX-XX вв. самостоятельной лексико-семантической группы «Тихоокеанские лососи - Oncorhynchus» [5, с. 18]) и в литературный язык - одна из иллюстраций к общей картине интереснейшего становления ихтиологической терминосистемы.

Библиографический список

1. Аникин А.Е. Этимологический словарь русских диалектов Сибири: Заимствования из уральских, алтайских и палеоазиатских языков. - М. ; Новосибирск, 2000.
2. Богораз В.Г. Областной словарь Колымского русского наречия. - СПб., 1901.
3. Богородский. Медико-топографическое описание Гижигинского округа. Географическое положение, климат и др. естественные свойства края // Журн. Мин-ва внутр. дел. - 1853. - № 10.
4. Большой толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова. - М., 2000.
5. Герд А.С. Проблемы становления и унификации научной терминологии // Вопр. языкознания. - 1971. - № 1. - С. 14-22.
6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. - СПб. ; М., 1880. - Т. 2.
7. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки : в 2 т. - СПб., 1994. - Т. 1.
8. Линденау Я.И. Описание народов Сибири (первая половина XVIII века) : историко-этногр. материалы о народностях Сибири и Северо-Востока. - Магадан, 1983.
9. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1953.
10. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. - М., 2006.
11. Панин Л.Г. Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII-первой половины XVIII в. - Новосибирск, 1991.
12. Словарь Академии Российской, производным порядком расположенный: в 6 т. - СПб., 1792. - Т. 3.
13. Словарь русских народных говоров. - Л., 1980. - Вып. 16.
14. Словарь русского языка: в 4 т. - 3 изд., стереотип. - М., 1986. - Т. 2.
15. Словарь русского языка XI-XVII вв. - М., 1980. - Вып. 7.
16. Словарь русского языка XVIII в. - Л., 1984. - Вып. 10.
17. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. - М. ; Л., 1956. - Т. 5.
18. Толковый словарь русского языка / под ред. Д. И. Ушакова: в 4 т. - М., 1935. - Т. 1.
19. Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции (1785-1795). - Магадан, 1978.
20. URL: http://www. ricolor.org
21. URL: http://www.ruscorpora.ru.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2013. Выпуск 19

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (11.11.2016)
Просмотров: 21 | Теги: Кета, ихтиологический | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016