Вторник, 18.06.2019, 16:58
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

«ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ» В ЗЕРКАЛЕ ЛИНГВИСТИКИ

Н.Н.Соколянская, доцент кафедры русской филологии и журналистики филологического факультета СВГУ; кандидат филологических наук, доцент

«ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ» В ЗЕРКАЛЕ ЛИНГВИСТИКИ

Исследуется терминологическое сочетание «иностранный агент», использующееся в сфере законотворчества. Анализируя данные словарей XIX–XXI вв. и употребление словосочетания в публицистической и художественной литературе, автор объясняет наличие в субъективном восприятие юридического термина «негативная коннотация».

Ключевые слова: термин, семантика, коннотация, системные связи, деривация. 

 

В русском языке недавно активизировалось словосочетание «иностранный агент». Сфера его употребления - это юридические документы, регулирующие деятельность некоммерческих организаций с иностранным финансированием. Закон о регулировании таких организаций, «выполняющих функции иностранного агента», принят в 2012 г., в 2014 г. он был дополнен, в январе 2018 г. началось обсуждение законопроекта, позволяющего признавать иностранными физических лиц.

Сам термин «иностранный агент» в международной юридической практике впервые был употреблен в 1938 г. в США в «Акте о регистрации иностранных агентов», т. е. это словосочетание не является новым. Однако, как признал В.В. Путин, выступая в июле 2012 г. на Селигере, в России в новом законе об НКО полемику вызвало не столько его содержание, сколько термин «иностранный агент». Практически Президент РФ указал на причины возникновения полемики, связывая слова «агент», «агентурный» и «агентура»: «Я, когда работал в известной организации, работал с несколькими резидентами, и у них на связи были агентурные группы и агенты. Но это были другие резиденты и другие агенты». Необходимость пояснения («другие агенты») как раз и выявляет двусмысленность юридического термина, который не хотят к себе применять потенциальные «иностранные агенты».

О негативном восприятии нового наименования пишут многие средства массовой информации: «приблизительно три четверти из 65 ныне зарегистрированных «иностранных агентов» добиваются того, чтобы с них сняли этот ярлык» (ВВС, 26.05.2015); «Деятельность "агента"» не запрещена. Но говорить, что в словах «иностранный агент» нет ничего оскорбительного - лукавство» (M^RU, 26.05.2015); «Иностранный агент - звучит почти как шпион» (ria.ru, 29.04.2016); «Деятельность "иностранных агентов"» юридически не запрещают, но общественников беспокоит негативная окраска нового статуса» (Lenta.ru, 13.04.2016).

Одной из особенностей терминов, наряду с однозначностью, является отсутствие экспрессии, эмоциональной оценочности.
Новый же юридический термин, похоже, трудно назвать абсолютно нейтральным, и его дополнительную коннотацию отмечают даже люди, не связанные напрямую с филологией. Что это - субъективизм или отражение процессов, происходящих в русской лексической системе?

В памятниках русской письменности слово «агент» встречается с XVI в. Так, в Актах Московского государства (Разрядный приказ) существительное «агент» употреблено в значении «доверенное лицо, представитель иностранного государства»: «Октября въ 9 день сказывалъ въ посольскомъ  голштинского Фридерика князя агентъ Балтазаръ Демушаранъ» (1638) [10, с. 20]. Как оттенок значения фиксируется «торговый представитель, посредник», и в качестве иллюстративного материала дается отрывок из «Памятников дипломатических сношений Московского государства с Англиею»: «Пожаловали есмя аглинские земли купцовъ... Ульяна Товерсона да Ульяна Трон- бура агента с товарыщи, ослободили есмя имъ ходити на кораблехъ въ свое государство въ Двинскую землю со всякими товары» (1584). Кроме этого, отмечены дериваты «агентский», «агентство», причем последний - как абстрактное существительное (=«посредничество»). «А буде... кто- нибудь станетъ на насъ мимо его Томаса и прикащиковъ его, за агентство спрашивать: и ему Томасу насъ отъ того очищать» (1667) [Там же].

Связь «агента» с деятельностью в другом государстве отмечена и в «Словаре русского языка XVIII века», где основной, главной является семантика «лицо без дипломатического звания, официально уполномоченное правительством для политических сношений и наблюдения при каком-л. иностранном дворе». Зафиксирован и такой оттенок лексического значения, как «лицо, посланное в иностранное государство с секретным политическим поручением» [11, с. 21].

Указаны и другие значения слова «агент»: «2. Представитель торгового общества, компании, торговый посредник. <...> 3. Лицо, выполняющее деловые поручения какого-л. частного лица. <...> 4. Хим. Действующий фактор химической реакции». Отмечены также словосочетания «агентский чин» (= комиссионерский, связанный с комиссионером - посредником в торговой сделке), «агентское звание» (агентство) [Там же].

Употребление сочетания «дипломатический агент» в XIX в. подтверждают эпистолярные и публицистические примеры. Так, А.С. Грибоедов из Персии (г. Тавриз) в письме к К.К. Родофиникину, русскому дипломату, служившему в Министерстве иностранных дел, сообщал: «Всякого новоприезжего дипломатического агента они встречают, как человека, облеченного в обширную власть» (письмо от 30 октября 1828 г.) [9].

В «Словаре языка Пушкина» также фиксируется это употребление («дипломатический агент»), но иллюстративный материал позволяет отметить и переносное значение лексемы «агент»: «Гримм, странствующий агент французской философии, в Лейб- циге застал русских студентов за книгою о Разуме» [16].

Сема «иностранный» в лексическом значении существительного «агент» фиксируется словарями XIX века: «1) Особа, находящаяся при иностранном дворе по делам какого-либо правительства, политическим или торговым. 2) У частных людей: прикащик, поверенный, стряпчий» [15, с. 2].

При выборе ядерного (первого) значения слова словари не демонстрируют единство подхода. Так, в «Словаре русского языка, составленного Вторым отделением Императорской Академии наук» (1891-1931), порядок презентации значений иной: «Агент. 1. Уполномоченный, поверенный; производитель дел; дозорщик. 2. При иностранном дворе доверенное лицо по дипломатическим, военным или торговым делам» [12, стб. 11]. Словообразовательное гнездо представлено словами агент, агентура, агентство, агентский, причем в дефиниции существительного «агентура» используется синоним «агентство»: «Агентура. То же, что агентство» [Там же].

Как известно, фразеологические ресурсы также дают представление о функционировании лексической единицы на основе ее переосмысления и воспроизводства с определенным фиксированным значением. Данные М.И. Михельсона конца XIX в., который изучал «ходячие» слова, т. е. известные цитаты, пословицы, пословичные выражения и иносказания, часто встречающиеся у нас, «как в устной речи, так и в литературе», фиксируют, в первую очередь, «полицейскую» составляющую семантики, принадлежность к структурам власти: «Агент (иноск.) полицейский чиновник (вообще - поверенный, ходатай, уполномоченный)» [6, с. 6].

Широкий круг сочетаний интересующего нас слова фиксирует «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова: агент уголовного розыска, секретный агент, дипломатический агент, агент по приему подписки, разъездной агент («лицо, исполняющее служебные и деловые поручения какого-н. учреждения, каких-н. органов»). В качестве оттенка лексического значения фиксируется значение «доверенное лицо, представитель какого-н. предприятия». Впервые в лексикографическом источнике появляется значение «шпион» с указанием на его разговорный устаревший характер [17, т. 1, стб. 12].

Серьезным нюансом стало появление качественно новых элементов словообразовательного гнезда, что свидетельствует о расширении деривационного поля лексемы «агент» и усложнении ее внутренней формы через новые системные связи. Как отмечал, Д.Н. Шмелев, «каждое слово, помимо парадигматических и синтагматических связей, характеризующих его лексическое значение, находится в деривационных отношениях с другими словами - как по линии смысловых ассоциаций, так и по линии словообразовательных (и шире вообще фонетических) сближений» [18, с. 11].

В словаре Д.Н. Ушакова представлен ряд однокоренных слов: агент, агентский, агентство, агентура, агентурный, агент- ша (слова даются в алфавитном порядке). Отношениями производное/производящее связаны слова агентство, агентский 9 агент: «Агентский. Прил. к агент в 1 значении. Агентская контора»; «Агентство. Местное отделение центрального учреждения или предприятия, выполняющее его поручения» [17, т. 1, стб. 12].

Особый интерес в этом словаре представляет лексема «агентура» и ее дериват «агентурный», которые только начинают семантически трансформироваться в начале ХХ в. Напомним, что в XIX в. «агентура» - «занятие или должность агента»; «агент» - «а) исполняющий поручение частных лиц; б) лицо, действующее в чью-нибудь пользу» [5, с. 17].

В начале ХХ в. у существительного «агентура» появляются другие значения: «1. Занятие или должность агента. 2. собир. Агенты какого-н. учреждения. || Лица, проводящие чьи-н. идеи или служащие чьим-н. интересам (газет.) А. иностранного капитала. 3. Сыскная служба» [17, т. 1, стб. 12].

Основой для выделения отдельного значения («сыскная служба») стали известные исторические реалии: образование сыскной части полиции Министерства внутренних дел Российской империи (1866-1917), ведение агентурной работы, наличие штата агентов- осведомителей у полицейских надзирателей.

Наблюдения над употреблением слова «агентура» в документах и художественной литературе начала ХХ в. также выявляют сему «тайный, скрытный»: «Кроме того, врачи имели еще тайную агентуру, которая давала знать о сомнительных больных. Агентура также влекла к злоупотреблениям (Д.Ф. Соколов. Поездка в город Джедду // «Исторический вестник», 1902); «А насколько, господа, такого рода секретная агентура губительна для революции, насколько она в революционное время необходима правительству, позвольте мне объяснить словами того же Бакая (НКРЯ: П.А. Столыпин. Речь о деле Азефа, произнесенная в Государственной думе 11 февраля 1909 года в ответ на запросы по 51 и 52 (1909)) [7].

Прилагательное «агентурный», образованное от слова «агентура» в значении «сыскная служба», при сочетании с существительными более полно раскрывает особенности этого вида деятельности: агентурный прием шпиона-разведчика, агентурный источник и т. д. [Там же].

Анализ лексикографических материалов является одним из эффективных способов изучения языка, и академические толковые словари, в которых дается «глубокая разработка смысловой структуры слова», - ценнейший источник познания системных отношений в лексике определенного временного периода [14, с. 5]. Мы использовали три издания БАС, которые маркировали в соответствии с выходом первого тома: БАС-1950, БАС-1991, БАС-2004.

В словаре современного русского литературного языка под редакцией В.И. Чернышева (БАС-1950) существительное «агент» зафиксировано с двумя значениями: «1. Представитель государства, организации, учреждения и т. п., выполняющий различные поручения, задания. Торговый агент. Страховой агент. <...> 2. Секретный сотрудник разведки какого-либо государства, направляемый для организации или проведения разведок с диверсионной, подрывной целью; шпион». Последнее значение, как свидетельствует иллюстративный материал, тесно связано с внелингвистическими факторами: «буржуазными вредителями», «агентами разведок фашистских и других иностранных государств», «организаторами и руководителями вредительства, диверсий и шпионажа» [13, т. 1, стб. 41-42]. Расширение семантического поля «враг» идет и за счет имеющегося дополнительного оттенка значения «секретный сотрудник царской охранки, провокатор», которое также имеет негативный оттенок. Пример употребления слова в словарной статье взят из краткого курса «Истории ВКП(б)», изданного в 1938 г., где четко обозначены недруги революции: «Царское правительство использовало поражение революции [1905 г.], чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты-провокаторы» [Там же, стб. 42]. Сочетаемость слова «агент» в последнем значении достаточно широкая: агент - жандармского управления, агент полицейский, тайный, секретный, и т. д. С этой семантикой связано одно из значений производного собирательного существительного «агентура» и прилагательного «агентурный».

В переработанном и дополненном незаконченном втором издании БАС-1991 структура многозначного слова «агент» представлена четырьмя значениями, из них нас интересуют 3 и 4. Третье значение - «тайный сотрудник полиции, занимающийся сыском и слежкой за политически неблагонадежными лицами; сыщик» - иллюстрируется:

а) примером из романа Г. Маркова «Сибирь» о революционных событиях начала ХХ в., в котором действует «тайный полицейский агент из Петрограда»;

б) цитатой из воспоминаний П.А. Павленко о зарубежной поездке, где описаны реалии США (Американские впечатления, 1949 ): «На этом торжественном обеде. агенты федеральной полиции арестовали двух гостей из Канады» [14, с. 78].

Можно заметить, что это значение исторически и территориально маркировано: полиции в середине ХХ в. еще не было в СССР.

Если же сравнить значения в академических словарях 1950 и 1991 гг., связанные с тайной и секретной деятельностью «агента», то заметным становится расширение семантики не только за счет выделения самостоятельного значения «тайный сотрудник полиции», но и за счет переработки содержания толкования «разведчик» (см. таблицу).

 

 

Демократизация внутриполитической и международной обстановки в конце 80-х-начале 90-х гг. XX в., попытка сгладить острое противостояние политических систем, новая риторика перестройки отразились в толковании слова.

С одной стороны - «диверсионная, подрывная», шпионская деятельность (БАС-1950) заслуживает большего неодобрения, связана с потерями для государства, проводится врагами, заслуживающими наказания, в отличие от действий, например, «сотрудника разведки», «разведчика» (БАС-1991).

С другой стороны - семантическое поле «агент» во втором издании академического словаря расширяется за счет деривационных связей с появившимся однокоренным существительным «агентка», связанным как раз с 3 и 4 значениями: «Агентка. Разг. Женск. к агент (Агент в 3 и 4 знач.)». Это приращение негативной семантики, на наш взгляд, демонстрирует выбранный иллюстративный материал - повесть В. Кожевникова «Особое подразделение»: «Гестапо приставило свою агентку наблюдать за инженером Битнером» [14, с. 78].

Примеры из художественной и публицистической литературы (по данным Национального корпуса русского языка) подтверждают употребление слова «агентка» как обозначение женщины, занимающейся диверсионной, враждебной, сыскной работой. Так, например, в воспоминаниях Л. Лопато (1914-2004), записанных в 2002-2003 гг. А. Васильевым, читаем: «Только потом мы узнали, что она была агенткой НКВД под кличкой «Фермерша». А. Нейман в автобиографической книге «Славный конец бесславных поколений» (1994) вспоминает влюбленных французских девушек, которые в 1970-х гг. с риском возили через границу запрещенную литературу для русского «героя-антисоветчика»: «когда его вызывали, не говоря уж арестовывали, <...> вдруг узнавала, что он обличил ее как агентку спецслужб, толкнувшую его на преступление против Р-р-родины...» [7].

В «Большом академическом словаре русского языка» под редакцией К.С. Горба- чевича (БАС-2004) мы обнаружили некоторые незначительные изменения по сравнению с предыдущим изданием (БАС-1991). Изменения коснулись презентации второго значения слова «агент» («тот, кто является ставленником кого-л., чего-л., служит чьим-л. интересам»). Несмотря на то, что в предисловии к словарю обращается внимание на «большую роль», которую играют иллюстрации («авторские речения и цитаты»), показывающие «как слово «живет» в речи или в каком словесном окружении проявляется его значение», именно это значение не проиллюстрировано примерами [1, с. 3]. Для сравнения: в 1991 г. абсолютно сходное толкование сопровождалось цитатой из работ В.И. Ленина («сторонники Керенского, опаснейшего агента империалистической буржуазии»). Видимо, в начале XXI в. возникло затруднение с поиском примеров из современной литературы и публицистики для демонстрации контекстуальной семантики этого слова.

Еще одно изменение в БАС-2004 касается расширения лексического значения 4. Как видим, именно оно в словарях имеет подвижки в лексическом значении:

Иллюстративный материал в БАС-1991 и БАС-2004 совпадает: цитата из романа Л.В. Никулина «Мертвая зыбь», в котором рассказывается о борьбе в 1921-1927 гг. советских разведчиков с монархической контрреволюцией. На наш взгляд, возвращение в толкование БАС-2004 синонима «шпион» отражает восприятие этой деятельности как враждебной, подрывающей основы государства. Основное значение лексемы «шпион» - «тайный агент, занимающийся шпионажем», т. е. такой деятельностью, которая предполагает собирание и похищение «материалов, составляющих военную или государственную тайну, с целью передачи их другому государству, фирме и т. д.» [2, с. 1504].

В словарях иностранных слов начала ХХ в. по-разному представлены структура и смысловые связи многозначного существительного «агент». Так, «Толковый словарь иноязычных слов» Л.П. Крысина фиксирует третью, производную, периферийную дефиницию: «То же, что шпион. А. разведки») [4, с. 37]. А в «Новом словаре иностранных слов» как первичное, основное, ядерное рассматривается значение «секретный сотрудник разведки какого-л. государства» [3, с. 23].

При этом оба словаря отмечают прямые словообразовательные связи с дериватом «агентура», в котором деятельность агентов представлена как враждебная: «Сеть агентов, организуемая с целью сбора секретных сведений, проведения подрывной работы» [3, с. 23; 4, с. 37].

При сочетании с некоторыми словами лексема «агент» в русском языке в значении «представитель организации, учреждения; уполномоченный, поверенный» тяготеет к устойчивости состава с приобретением свойств термина в какой-либо профессиональной среде - экономической, дипломатической, юридической, банковской, военной и других: генеральный агент, страховой агент, финансовый агент, банковский платежный агент, расчетный агент, торговый агент, налоговый агент, ипотечный агент, трансфертный агент, коммерческий агент, промышленный агент, таможенный агент, расчетный агент, судовой агент и т. д. [см.: 19].

Кроме того, оно входит в сложные терминологические образования с неполным согласованием существительного-приложения: банк-агент, индент-агент, трансфер- агент, агент-делькредере и др. Хотелось бы обратить особое внимание на то, что все эти наименования являются стилистически нейтральными, и в этом проявляется их функция как термина.

Укрепление слова «агент» в указанных специализированных сферах основано на его латинском происхождении (agens (agentis) - действующий), объясняющем интернациональность семантики, и развитии указанных профессиональных областей во многих странах в конце ХХ-начале XXI в. В английском языке формирование лексического значения слова «agent» имеет сходные черты [8].

Однако терминологическое словосочетание «иностранный агент», актуальное в юридических документах начала XXI в., направленных на упорядочение деятельности некоммерческих организаций, осложнилось на русской почве не только производным значением слова «агент» (шпион), но и усилением этой семантики с помощью определения «иностранный». Художественная и мемуарная литература подтверждает мысль о том, что еще задолго до разработки этих юридических законов этому сочетанию была присуща негативная окраска: «Проникающие на советскую территорию иностранные агенты обычно проходят тщательную подготовку и инструктаж..» (Володин И. Иностранный шпионаж на советском Дальнем Востоке, 1937); «Командир Б., боясь наказания за свое преступное ротозейство, вместо того чтобы немедленно заявить о случившемся своему командованию, принимает предложение иностранного агента и тоже становится разведчиком» (Заков-ский Л.М. Шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца! 1937); «Венька, признайся, что ты иностранный агент» (Ерофеев В. Записки психопата (1956-1957); «Из него надо было «сделать» не еврея, а поляка; поляк - это иностранный агент, засланный Пилсудским» (Хрущев Н. Воспоминания, 1971); «Тогда же бывший глава МВД Анджей Мильчановский сообщил в парламенте, что Олексы «был идентифицирован как иностранный агент» в марте 1995...» (Жихарев С. Следствие по делу польского премьера // Коммерсант-Daily, 1996.01.26); «- Если здесь есть иностранные агенты, которые немедленно передают в заграничные газеты все, что говорится в этом зале, пусть выйдут...» (Евтушенко Е. Волчий паспорт, 1999) и др. [7].

В бытовом сознании носителя русского языка превалирует неодобрительная коннотация словосочетания «иностранный агент» в связи с тем, что его лексическое значение формируется всем «пучком» системных связей, среди которых: а) ряд значений многозначного слова «агент»; б) деривационные и смысловые связи с такими производными словами, как «агентура» («подрывная работа»), «агентка» («гестапо»); в) синонимы «сыщик», «осведомитель», «стукач», «провокатор», «шпион»; г) семантика прилагательного «иностранный» («относящийся к другой стране»).

Свободный ассоциативный эксперимент, проведенный нами во время исследования, заключался в предъявлении стимула «иностранный агент», на который нужно было ответить первыми приходящими в голову словами. Взятое вне контекста, словосочетание должно было выявить основное, бытовое, «наивное» восприятие этого понятия. Среди 57 человек, принявших участие в эксперименте, 37 % дали первую ассоциацию «шпион»; еще 20 % респондентов назвали близкие понятия - «враг, опасность, убийство, угроза»; встретились ассоциации, связанные с «Америкой, США, Сноуденом, английским языком» - 14,8 %. Кинематограф повлиял на 11 % респондентов, для которых «иностранный агент» ассоциировался с «Джеймсом Бондом», «Агентом 007», «Брэдом Питтом», «кейсом, очками».

Применение наименования «иностранный агент» к юридическому, а не к физическому лицу в законотворческой сфере РФ достаточно ново (поправки к закону «О некоммерческих организациях» стали обсуждаться в 2012 г.). Для лексической системы новым является и метонимический перенос лексического значения «агент» - лицо, на «агент» - организация, поскольку эту позицию занимало существительное «агентство»: «Местное отделение какого-л. центрального учреждения или предприятия; название некоторых учреждений информационного, посреднического характера» [2, с. 28].

Вероятно, наложение неодобрительной коннотации семантического поля слова «агент» все же коснулись и юридического термина «иностранный агент».

Попытки разубедить обиженных (и даже оскорбленных!) представителей некоммерческих организаций в том, что ничего плохого в этом названии нет, пока не увенчались успехом. Наоборот, сочетание «иностранный агент» в СМИ используют для создания броских хэштегов с эмоционально-экспрессивной окраской: «Убийственный статус «иностранного агента» (svoboda.org; 05.03.2015) ; «Теперь и этих бабушек записали в иностранные агенты» (inosmi.ru; 07.10.2016) ; «В РФ могут признать McDonald's «иностранным агентом», подрывающим здоровье людей» (novostei.com; 23.08.2016); «Как маскируются иностранные агенты» (voprosik.net; 18.11.2016). В начале 2018 г. началась новая волна обсуждения: «Зачем приравнивать российских блогеров к СМИ-иностранным агентам» (gazeta.ru;
20.12.2017) ; «В России решили переловить блогеров - иностранных агентов» (fromnorth- cyprus. livejournal.com; 12.01.2018).

Как всякое новое наименование, термин «иностранный агент» должен пройти свой путь вхождения в юридическую сферу и, вероятно, примкнуть со временем к стилистически нейтральным лексическим ресурсам. А пока «специальное» (терминологическое), стилистически окрашенное публицистическое («ярлык!») и негативное бытовое («шпион»), представляя собой конгломерат ассоциативно-деривационных связей, оказывают влияние на употребление и восприятие актуального словосочетания.

 

Библиографический список

1. Большой академический словарь русского языка / гл. ред. К.С. Горбачевич ; науч. координатор издания А.С. Герд. - М. ; СПб. : Наука, 2004. - Т. 1. - 662 с.
2. Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С.А. Кузнецов. - СПб. : Норинт, 2002. - 1536 с.
3. Захаренко Е.Н. Новый словарь иностранных слов : 25 000 слов и словосочетаний / Е.Н. Захаренко, Л.Н. Комарова, И.В. Нечаева. - 2-е изд., стереотип. - М. : Азбуковник, 2006. - 784 с.
4. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов / Л.П. Крысин. - М. : Эксмо, 2005. - 944 с.
5. Михельсон А.Д. 3000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык с объяснением их корней / А.Д. Михельсон. - М. : Типография Э. Лис- снер и Ю. Роман, 1877. - 568 с.
6. Михельсон М.И. Русская мысль и речь: Свое и чужое: Опыт русской фразеологии : сб. образных слов и иносказаний : в 2 т. / М.Д. Михельсон. - М. : ТЕРРА, 1994. - Т. 1. - 792 с.
7. Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www. ruscorpora.ru/. - 27.01.2018.
8. Новый большой англо-русский словарь / под ред. Ю.Д. Апресян, Э.М. Медниковой : в 3 т. - М. : Русский язык, 1993-1994.
9. Поляков А.Е. Словарь языка А.С. Грибоедова / А.Е. Поляков. - М. : Языки славянской культуры, 2008. - Т. 1: А-З. - 432 с.
10. Словарь русского языка XI-XVII вв. - М. : Наука, 1975. - Вып. 1. - 372 с.
11. Словарь русского языка XVIII века / АН СССР Ин-т рус. яз.; гл. ред. Ю.С. Сорокин. - Л. : Наука, 1984. - Вып. 1. - 224 с.
12. Словарь русского языка, составленный Вторым отделением Императорской Академии наук. - СПб., 1891. - Т. 1. - Вып. 1 : А-Втас.
13. Словарь современного русского литературного языка / под ред. В.И. Чернышева : в 17 т. - М. ; Л. [СПб] : АН СССР, 1950-1965.
14. Словарь современного русского литературного языка : в 20 т. / Академия наук СССР, Ин-т русского языка. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Русский язык, 1991. - Т. 1. - 864 с.
15. Словарь церковно-славянского и русского языка, составленный Вторым отделением Императорской Академии наук : в 4 т. - СПб., 1847. - Т. 1. - 416 с.
16. Словарь языка Пушкина : в 4 т. / отв. ред. акад. В.В. Виноградов. - М., 1956. - Т. 1. - 808 с.
17. Толковый словарь русского языка : в 4 т. / под ред. Д.Н. Ушакова. - М. : Сов. Энцикл., 1935-1940.
18. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка) / Д.Н. Шмелев. - М. : Наука, 1973. - 280 с.
19. Юридический энциклопедический словарь / под ред. А.В. Малько. - М. : Проспект, 2016. - 1136 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Северо-Восточного государственного университета" 2018. - Вып. 29.


Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (04.06.2019)
Просмотров: 16 | Теги: коннотация, семантика, деривация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь