Воскресенье, 19.11.2017, 08:05
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

«ИМПЕРСКИЙ МИФ» В ЭЛЕГИЯХ Ж. ДЕ НЕРВАЛЯ И ТВОРЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПОЭТА

В.И.Пинковский

«ИМПЕРСКИЙ МИФ» В ЭЛЕГИЯХ Ж. ДЕ НЕРВАЛЯ И ТВОРЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПОЭТА

В статье рассматривается воплощение «имперского мифа» в ранних произведениях Ж. де Нерваля. Автор исследует причины несоответствия таланта поэта и воплощаемой в его элегиях тематики. В работе делается вывод об изначальной ограниченности дарования любого поэта определенными заданными качествами.

Ключевые слова: французская поэзия эпохи Реставрации, «имперский миф», Наполеон Бонапарт, «национальная элегия», природа дарования поэта, нюансы психологии человека, ограниченность таланта. 

 

Жерар де Нерваль (1808-1855) - выдающийся французский писатель-романтик, известный прежде всего как автор лирических стихотворений и нескольких прославленных новелл, среди которых наибольшее значение имеют «Сильвия» (1853) и «Аурелия» (1855).

По своей значимости творчество Нерваля выходит за границы французской литературы и романтической эпохи в целом: будучи представителем той линии романтизма, которая ориентировалась не на внешнюю сторону действительности, а на отражение нюансов и парадоксов человеческой психологии («autre romantisme (другой романтизм)» - по определению А. Леметра [3, с. 130]), поэт стал предтечей многих явлений в литературе уже XX столетия, в частности - сюрреализма (по словам главного теоретика сюрреализма А. Бретона, Нерваль обладал «духом» сюрреализма [1, с. 56]).

Было бы логично ожидать от такого автора проявления хоть каких-нибудь черт его оригинального дарования уже в первых произведениях, но этого не происходит. Почему? Лежащее на поверхности объяснение - был слишком молод, талант еще не сформировался... - совершенно необоснованно: параллельно с собственными ранними произведениями Ж. де Нерваль работал над переводом первой части «Фауста» Гёте и опубликовал свой перевод, вызвавший одобрение немецкого поэта, в 1828 г. Надо сказать, что перевод этой трагедии на французский язык вызывал не только технические трудности - сам дух французской культуры, рационалистической в своих основаниях, вступал в противоречие с художественными принципами, на которых базируется «Фауст». Достаточно сказать, что автор первого перевода гётевского шедевра на французский язык (1823) Л.-К. де Сент- Олер выбросил из текста целые сцены («Кухня ведьм», «Вальпургиева ночь»), пояснив свою вольность не нуждающимся в переводе словом «galimatias». Двадцатилетний же Нерваль не только справился с сугубо поэтологическими трудностями, но сделал нечто большее - он привел из немецкой в национальную культуру те элементы, которые резонировали с тенденциями романтической эпохи. Так что говорить о какой-либо поэтической несостоятельности молодого автора не приходится. И все же оригинальные произведения Нерваля 1820-х гг. не поднимаются над уровнем посредственной стихотворной продукции того времени.

Ж. де Нерваль, сын врача наполеоновской армии, утративший мать в раннем детстве, воспитывался в атмосфере почитания свергнутого императора. В 1826 г. он издал сборник «национальных элегий», проникнутый бонапартистскими симпатиями, выдержавший два издания. Поэт признается:

Oui, j'aime mon pays: de s ma plus tendre enfance, Je che rissais de ja la splendeur de la France; De nos aigles vainqueurs j'admirais les soutiens; De loin, j'applaudissais a leur marche e clatante, Et ma voix e pelait la page triomphante Qui contait leurs exploits a mes concitoyens [6, p. 9].

(Да, я люблю мою страну: с самого нежного детства я дорожил уже великолепием Франции; я восхищался теми, кто нёс наших победных орлов; издалека я аплодировал их блистательным походам; и мой голос по буквам читал триумфальную страницу, которая повествовала об их подвигах моим согражданам.)

Надо сказать, что сборник Нерваля появился на волне возродившейся популярности наполеоновской темы: ностальгия по временам Первой империи подогревалась в течение 1820-х гг. сравнением Бонапарта с блеклыми правителями эпохи Реставрации (Людовик XVIII, Карл X) и скромным положением Франции в кругу европейских держав. Показательно, что большинство ностальгирующих были молодые люди, не заставшие империю в сколько-нибудь сознательном возрасте; для них актуальны были не факты, свидетельствовавшие о гибельности для страны авантюрной политики Наполеона, а героический «имперский миф», согласно которому Франция была могучей и процветающей страной, несшей народам идеи свободы и возглавляемой непобедимым правителем. Миф, как известно, не нуждается в осмыслении, тем более в критической оценке, он требует безусловной веры в себя. Этому мифу покорился и Ж. де Нерваль:

Napole on, dont le courage
Sut la fixer a ses drapeaux,
Victorieux sur un rivage,
Vole a des rivages nouveaux;
Image du dieux de la guerre.
Sa force et son ardeur grandissent sous les yeux;
Il marche, et tout s'enfuit: son pied frappe la terre
Qui vomit des guerriers sous ses pas belliqueux;
C'est son ffiil qui lance la foudre,
Son bras qui fait briller l'acier,
Et son aigle arrache a la poudre
Le rameau sanglant du laurier! [8, p. 19]

(Наполеон, мужество которого сумело ее [Победу] запечатлеть на знаменах, победоносный, на берегу, летит к новым берегам, воплощение богов войны. Его сила и пыл возрастают на глазах; он идет - и всё обращается в бегство: его нога потрясает землю, которая под грозными шагами исторгает воинов; его взгляд мечет молнии, в руке сверкает сталь, и орел вырывает из праха кровавую ветвь лавра!)

Собственно, поэт повторяет «общие места» наполеоновской темы, выбрав не лучший источник для заимствований некоторых расхожих мотивов - поэзию Первой империи, причем в ее некоем усредненном виде, а вместе с образцами официального стихотворчества имперской эпохи перенимая и его характерный, обезличивающий автора пафос.

Признаком несамостоятельности Нерваля в воплощении избранной темы является и использование им успокоительного для национального самолюбия пропагандистского объяснения причин поражения Наполеона в России:

O Russes, de ja fiers des triomphes faciles Que votre espoir s'e tait promis, 1l ose a vos regards surpris Passer, toujours debout sur ses appuis mobiles! Mais, he las! contre lui si vos efforts sont vains, Bientot votre climat vengera votre injure, Rassurez-vous: celui qui vainquit les humains Est sans pouvoir sur la nature! [7, p. 28]

(O русские, уже гордые легким триумфом, на который вы надеялись, он [Наполеон] осмеливается под вашими удивленными взорами проходить, никогда не падая на колеблющейся почве! Но, увы! если против него напрасны ваши усилия, скоро климат отомстит за нанесенные вам оскорбления. Успокойтесь: тот, кто победил людей, не властен над природой!)

Оправдательные ссылки на суровый климат России, на «генерала мороза» (le generale morose) были настолько распространены в мемуарах участников «русского похода» [4, p. 128], что порой создается впечатление неучастия русских солдат в разгроме «Великой армии» (la Grande Armee): войскам Кутузова отводится роль отступающих, терпящих поражения, а победа над французами всецело достается природе.

Причин художественной слабости Нерваля в его ранних оригинальных стихах, как нам кажется, две. Во-первых, это несоответствие природы нервалевского лиризма исторической и социальной тематике. Как показало дальнейшее творчество поэта, обе эти сферы ему совершенно чужды. Когда дело обстоит таким образом, поэту зачастую не остается ничего другого, кроме как пользоваться заимствованным пафосом. Вторая причина связана с первой и заключается в том, что чуждый авторской природе материал действительности не может быть адекватно осмыслен поэтом, который легко сбивается на повторение расхожих мыслей, выраженных в шаблонной форме, то есть становится ретранслятором ментальных клише массового мифологизированного сознания.

Вероятно, этот ранний творческий опыт оказал влияние на обретение Нервалем соприродной ему манеры и проблематики; по крайней мере, в поздней новелле «Аурелия», автобиографический герой которой пытается осмыслить являющиеся ему образы, звучат знаменательные слова, обращенные к визионеру женщиной-звездой из финального видения: «Испытание, которому ты подверг себя, подошло к концу. Бесчисленные лестницы, которые при спуске или подъеме утомляли тебя, были самими узами бывших иллюзий, что охватывали твое мышление...» [5, p. 412]. (Курсив наш. - В.П.) В этих словах уже не трудно увидеть объект (устоявшиеся представления), против которого будет направлена сюрреалистическая идея «раскрепощения духа» (Нерваль называл свой метод погружения в глубины собственной психики «супернатурализмом»).

Проведенное наблюдение позволяет на еще одном примере подтвердить мысль о том, что не бывает универсальных умов и дарований, что любой автор творчески и интеллектуально ограничен теми или иными сферами действительности, за пределами которых он не проявляет себя отлично от некоего «среднего читателя». Великий французский поэт В. Гюго писал в молодости замечательные оды и - по-дилетантски слабые идиллии. А.С. Грибоедов создал гениальную комедию «Горе от ума» и - ряд посредственных лирических стихотворений. Существует устойчивое убеждение в несценичности крупнейшего драматического произведения А.С. Пушкина - трагедии «Борис Годунов» [2, p. 5]. Примеры можно продолжить. Здесь как нельзя более уместно вспомнить пушкинские строки: «Пока не требует поэта / К священной жертве Аполлон. меж детей ничтожных мира, / Быть может, всех ничтожней он». Несомненно, что конкретный поэт призван к совершенно определенной творческой «жертве» и бессилен принести в должной мере другую.

Библиографический список

1. Бретон А. Манифест сюрреализма / А. Бретон // Называть вещи своими именами: программные выступления мастеров западноевропейской литературы XX века. - М. : Прогресс, 1986. - 640 с.
2. Захаров Н.В. Драматургия Пушкина: проблема сценичности / Н.В. Захаров, Вал. А. Луков, Вл. А. Луков. - М. : Моск. гуманитар. ун-т, 2015. - 412 с.
3. Lemaitre H. Du Romantisme au Symbolisme: L'a ge des de couverts et des innovations. 1790-1914 / Н. Lemaitre. - P. : Pierre Bordas et fils, 1982.
4. Les prisonniers franзais en Russie (1813-1814). - S. l., 1859.
5. Nerval G. de. Aure l ia / G. de Nerval // d _uvres. - P. : Club franзais du livre, 1952.
6. Nerval G. de. Prologue / G. de Nerval // La France guerrie re. (Seconde e dition) / e le gies nationales. - P. : Touquet, 1827.
7. Nerval G. de. La Russie / G. de. Nerval // La France guerrie re (Seconde e dition) / e le gies nationales. - P. : Touquet, 1827.
8. Nerval G. de. La Victoire / G. de. Nerval // La France guerrie re (Seconde e dition) / e le gies nationales. - P. : Touquet, 1827.

Вестник Северо-Восточного государственного университета. - № 26. - Магадан : СВГУ, 2016.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (06.09.2017)
Просмотров: 59 | Теги: Нерваль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь